Вадим Панов.

Куколка Последней Надежды

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

«Конечно, – проворчало правое полушарие, – разве ж мы на что-нибудь другое позарились? Мы же у нас разборчивые».

Нога… нет, ножка, была свободно вытянута вдоль кровати. Тонкая голень, аккуратненькая коленка, плавная линия бедра, загорелая кожа, наводящая на мысль о жарком южном солнце, и… и вторая ножка, точная копия первой, разве что не вытянутая на простыне, а согнутая в колене. А в том месте, где они сходились, не было заметно ни веревочек, ни полосочек, ни даже простыни.

Женщина была обнажена.

Артем едва не застонал, но обстоятельства требовали продолжить изучение ситуации.

Быстро миновав аккуратную полоску волос на лобке, взгляд наемника исследовал стройное тело незнакомки, удобно расположившееся на нескольких маленьких подушках. Плоский животик, зрелая, идеальной формы грудь с коричневыми сосками, красивая рука. Грудь совсем не маленькая, никак не меньше четверки, по общепринятой шкале, кроме того, на ней напрочь отсутствовали пошлые белые пятна, что говорило либо о хорошем солярии, либо старом добром нудистском пляже. И о том, что барышне небезразлично, как она выглядит в любой ситуации.

Оставалось самое грустное. Наемник вздохнул.

– Если болит голова, слева, на тумбочке, вода и аспирин.

«Лево, это вон там», – услужливо подсказало какое-то из полушарий.

«Молчало бы».

Артем полностью открыл глаза и широко потянулся.

– Доброе утро, Олеся.

– Доброе утро, Артем. – Она рассеянно накручивала на палец длинный локон. – Подожди пару минут, мне надо дочитать до конца главы.

В руках у нее была довольно толстая книга. Не роман, что-то вроде научного трактата.

– Пожалуйста, пожалуйста.

Артем отыскал воду и жадно выпил. Организм отнесся к этому действию с большим одобрением.

«Пахнет ландышем, – идентифицировало аромат левое полушарие. – Как вы думаете… э-э, хозяин, не будет ли слишком большой наглостью попросить еще стаканчик воды? Или кружечку кофе?»

«Да подожди ты, – отмахнулось правое. – Хозяин, штаны видишь?»

«Спроси, как мы здесь оказались», – робко предложило левое полушарие.

Логично. Артем посмотрел на женщину.

– Олеся, гм… я…

– Хочешь знать, как ты оказался у меня? – помогла она, не отрываясь от книги.

– Было бы неплохо.

– Ты был весьма убедителен.

«Умеем, когда захотим», – обрадовалось правое полушарие.

«Пропали», – горестно вздохнуло левое.

– Не сомневаюсь, – пробормотал наемник.

– В общем-то, я не привожу к себе домой первых встречных красавчиков, – спокойно продолжила Олеся, – но ты был ОЧЕНЬ убедителен. К тому же бросать тебя в таком состоянии в «Ящеррице» было бы жестоко.

– А мы были в «Ящеррице»?

– Нам надоела «Реактивная Куропатка». Решили потанцевать.

«Не помню, – прошептало левое полушарие и, покраснев, отвернулось. – Ничего не помню».

– Значит, я был пьян, но убедителен.

– И всю дорогу постоянно сообщал мне, что это ты меня провожаешь. – Олеся улыбнулась.

– И мы приехали к тебе.

– А ты догадливый.

«Хозяин, может, повременим с дальнейшими расспросами?» – подало голос левое полушарие.

«Надо идти до конца, – решительно оборвало его правое полушарие. – Мне, например, очень интересно…»

– Если тебя интересует, что было дальше… – Олеся захлопнула книгу и перевела взгляд на наемника. – То ничего не было.

– Да?

В последний момент Артем спохватился и понадеялся, что короткое восклицание не сумело отразить охватившее его глубокое облегчение.

«Спасены!»

«Растяпы!»

– Ты на что-то рассчитывал?

– Не зря же я набивался провожать тебя. – Артем почувствовал прилив уверенности и даже улыбнулся. – Выходит, я все-таки был недостаточно убедителен?

– Ты был убедителен, но недостаточно состоятелен.

«Упс! Докатились!»

Артем задумался.

С одной стороны, проснувшись у Олеси, он почувствовал себя омерзительно. На самом деле, стоило Инге, его рыжей Инге, ненадолго уехать, как он оказывается в чужой постели. Это плохо. Это подло. Не то чтобы Артем имел что-либо против чужих женских постелей, но он был вполне счастлив в своей. В смысле в Ингиной. В смысле с Ингой…

Мозг намекнул, что для столь сложных размышлений одного стакана воды недостаточно и надо бы провентилировать насчет кофе, но наемник отмахнулся.

Теперь выясняется, что в этой самой чужой постели ничего не было сделано. В то время, как женщина явно была не против. А даже (скорее всего) была за. Допустим, вчера это не состоялось по техническим причинам, но что делать сейчас? Пробормотать «извини, дорогая, я совсем забыл предупредить жену и детей, что не приду ночевать»? И вежливо исчезнуть?

«Правильно, правильно, – зашептало левое полушарие. – Спасайся, хозяин! У нас есть шанс смыться, так воспользуйся им!»

Или мужественно продолжить начатое вчера?

«Трус! – Нахальное правое полушарие требовало продолжения банкета. – Ты всю ночь проспал в ее постели, это достаточный повод для моральных терзаний, так что пусть эти терзания имеют приятную почву».

«Хватит приключений!»

«Их еще не было!»

Из дурацкой ситуации Артему помогла выбраться Олеся.

– Кстати, надо одеваться. Мне пора.

Она легко поднялась с кровати, потянулась и, даже не набросив халат, направилась к дверям.

– Ты сможешь занять ванну сразу после меня.

– Конечно, – пробормотал Артем, изо всех сил пытаясь не смотреть на ее соблазнительные ягодицы. – А где мои брюки?

– В шкафу.

* * *
Муниципальный жилой дом
Москва, Котельническая набережная,
5 сентября, четверг, 07.24

– Неприятно, грязно и неприятно. – Маша медленно раздавила в пепельнице окурок. – Я понимаю, он выпил больше, чем мог, но докатиться до такого… Я не ожидала. Какая-то дикость!

Кабаридзе молча кивнул.

Вообще профессор повел себя на удивление тактично и выдержанно. Услышав в телефонной трубке нервный голос девушки, он немедленно оделся и вышел встречать ее на улицу, расплатился с таксистом, проводил Машу до квартиры и отправил в ванную. Когда закутанная в простыню девушка вышла, ее уже ждал горячий кофе и коньяк. Кабаридзе не задал ни одного вопроса, не спросил ни о чем, и о своих приключениях Маша поведала профессору по собственной инициативе. Посвежевшая, отдохнувшая, она ничего не скрывала от Кабаридзе, честно рассказав и о вечеринке, и о дальнейших событиях. Единственное, о чем не упомянула девушка, что заставило ее отправиться в гости.

– Если бы не этот мужик… – Маша скривилась, помолчала, ее пальцы чуть дрогнули. – Если бы не этот мужик, я бы, наверное, умерла.

– Откуда он только взялся?

– Просто чудо, – вздохнула девушка. – Других предположений у меня нет.

– Может, гулял с собакой?

– Вряд ли… Он что-то говорил, что возвращается с ночной смены… – Маша нахмурилась, задумалась, припоминая детали. – Знаешь, чем больше я думаю о нем, тем больше он кажется каким-то… странным, что ли.

– Кто?

– Да этот мужик, спаситель. – Девушка сделала маленький глоток кофе. – Холодный, как лед…

– Холодный?!

– Да. – Маша удивленно посмотрела на вскрикнувшего профессора. – Он сказал, что замерз, что простудился. А я, знаешь, я не почувствовала, что он болен. Он такой… крепкий.

– Холодный? Это бывает. – Кабаридзе выдавил из себя смешок. – Скажи, а волосы? Какого цвета у него были волосы?

– Белые, – сразу же ответила девушка. – Абсолютно белые. Я сначала решила, что он старый, а потом пригляделась – нет, крепкий мужик, лет сорока. Может, альбинос? Ой, а еще у него глаза красные… Я их увидела и подумала, что он действительно болен.

– Черт!

– Что случилось?

– Ничего, – профессор отвел взгляд.

Это было настолько неожиданно, что Маша не обратила внимания на смертельную бледность, покрывшую лицо профессора.

– Да что случилось, Реваз?

– Ничего.

Кабаридзе взял себя в руки. «Господи, девочка, знала бы ты, КТО тебя выручил! Но почему он это сделал? Почему вмешался? Почувствовал?»

– Ты с ним разговаривала?

– Так, пара фраз, – протянула девушка. – Я была не в том состоянии…

– Да, действительно, извини меня. – Кабаридзе осторожно обнял девушку за плечи. – Извини, я не подумал. – Он вздохнул. – Зачем ты вообще пошла на эту вечеринку?

Маша прижалась лицом к плечу профессора и всхлипнула:

– Я дура, извини меня, Реваз, я дура, дура!

Он ласково погладил светлые, еще влажные волосы девушки, прикоснулся к ним губами.

– Ты хотела уйти?

– Да. Ты не знаешь, Реваз, ты не знаешь. Давай не будем говорить…

– Не хочешь делать мне больно? – тихо спросил Кабаридзе.

– Да, да. – Плечи девушки задрожали. – Я хочу быть с тобой, Реваз, но стараюсь не быть. Я не знаю, как сказать… Я не хотела возвращаться. Никогда. Ты поймешь потом… Но эта история… Когда все закончилось, я вдруг подумала, что могу поехать только к тебе. Я не хотела, но ничего не могла с собой поделать.

– Это называется любовью, девочка. – Кабаридзе еще крепче прижал к себе Машу. – Ты не хочешь делать мне больно, потому что любишь.

– Да. – Она подняла на мужчину голубые, полные слез глаза. – Я люблю тебя, Реваз. Люблю.

– А я люблю тебя, – негромко, но отчетливо произнес профессор. – Безумно.

– Но это ненадолго. – Она попыталась улыбнуться. – Мы только мучаем друг друга, Реваз, мы мучаем. Я давно хотела тебе сказать, что я…

– Машенька, я все знаю.

– Знаешь? – Она ошеломленно посмотрела в глаза Кабаридзе. На этот раз он не отвел взгляд. – Что ты знаешь?

– Я знаю, что ты смертельно больна, девочка. Что даже по самым осторожным прогнозам, тебе осталось не больше месяца.

«Это в самом лучшем случае», – холодно добавил рассудок.

– Но откуда?

– Ты забыла, что я врач, – грустно улыбнулся профессор. – И мне не нужно проводить анализы того, что я и так вижу. Я знал о болезни с того самого момента, как тебя увидел.

– И молчал.

– И любил.

Маша провела рукой по щеке Кабаридзе.

– Ты ждал, что я расскажу сама?

– Я не хотел говорить о том, что тебе неприятно.

– Подожди… – Девушка задумалась. – Я заметила, что в последнее время я стала чувствовать себя лучше. С тех пор, как познакомилась с тобой. – Кабаридзе вздохнул, покачал головой. – Я права?

Профессор поцеловал теплую ладошку Маши.

– Ты права.

– Что за лекарство ты мне даешь, Реваз?

– Это новое средство, еще неизвестное, – мягко ответил Кабаридзе. – Оно уже прошло все испытания, но сертифицировано будет только через два-три месяца. Я не мог ждать.

– Как ты давал его мне?

– В начале нашего знакомства мне действительно было нелегко, – признал профессор. – Выкручивался, как мог. Но последнее время ты живешь у меня, и стало намного проще. – Он рассмеялся. – Утром я готовлю тебе кофе, вечером чай.

Девушка посмотрела на пустую кружку.

– И сейчас?

– Да, – подтвердил Кабаридзе. – И сейчас тоже. Два раза в день минимум.

– Хитрый и двуличный тип, – слабо улыбнулась Маша.

Профессор кивнул и нежно поцеловал девушку в губы.

– Я хитрый и двуличный. Ты даже не представляешь насколько.

– Как же я тебя люблю…

* * *
США, Нью-Йорк, 5 сентября,
четверг, 01.38 (время местное)

– Ну почему это должно было произойти именно с нами?

Объемистый минивэн мчался на окраину Нью-Йорка, туда, где начиналась федеральная трасса и где полицейские обнаружили тело неизвестного, умершего насильственной смертью. Поскольку преступление было совершено на федеральной земле, присутствие агентов считалось обязательным.

– Почему эта задница Гинзбург не мог отправить кого-нибудь другого? – Сана Галли, массивная афроамериканка, с трудом разместившаяся даже в просторном салоне минивэна, откусила добрую половину гамбургера и, тоскливо жуя, посмотрела в окно. Она уговорила своего напарника заскочить в «Макдоналдс», и теперь ее стоны сопровождались громогласным чавканьем. – Почему он выбрал нас?

У худощавого Вольфа Балдера были на этот счет соображения, но он держал их при себе. Все знали, что Гинзбург, шеф нью-йоркского отделения ФБР, мягко говоря, недолюбливал Сану. Вес специального агента зашкаливал за все разумные пределы, и как Сана ухитрялась сдавать обязательные физкультурные тесты, оставалось загадкой для всего управления. В свое время Гинзбург пытался уволить Галли со службы, но цепкая Сана подала на начальника в суд, обвинив в ущемлении прав человека и расизме, и выиграла процесс. Правда, теперь ей и ее напарнику доставались самые неприятные дела из всех возможных. Например, отправиться среди ночи по вызову местных копов.

– Ненавижу этого расиста! – Сана обыскала пакет, с грустью убедилась, что еды в нем больше нет, раздраженно скомкала и швырнула на заднее сиденье. – Долго еще ехать?

– Приехали. – Минивэн остановился неподалеку от двух патрульных машин, выстроившихся в ряд в самом начале скоростной трассы. – Пошли работать.

– Пошли.

Сана приступила к процедуре извлечения себя из автомобиля, а Вольф, не дожидаясь афроамериканки, быстро приблизился к полицейским.

– Добрый вечер.

– Лейтенант Гаррет, отдел по расследованию убийств. – Облокотившийся на капот коп был высок и голубоглаз. – Помочь вам выгрузить напарника?

Патрульные рассмеялись.

– Она справится. – Фэбээровец убрал протянутую было руку. – Где труп?

– Десять шагов вперед, агент.

– Специальный агент.

– Тогда вы найдете.

Вольф скрипнул зубами, но решил не отвечать. Вместо этого он прошел в указанном направлении и остановился, разглядывая лежащего на обочине бродягу. Гаррет и двое патрульных держались в шаге за спиной фэбээровца, массивная фигура Саны только-только покинула минивэн.

– Тело двигали, – заметил Балдер.

– Разумеется, – ехидно согласился полицейский. – Мы тоже считаем, что его убили в другом месте.

– Тело двигали после того, как привезли сюда, – уточнил фэбээровец. – Я думаю, оно лежало вон там, за канавой.

– Я тоже не верю, что злоумышленники осмелились бросить труп прямо на обочине, – вставила Галли, преодолевшая расстояние от машины с необычайной для себя ретивостью. – Скорее они действительно бросили тело за канаву. Так безопаснее.

За канавой начиналась юрисдикция местных властей, и с гибелью бродяги пришлось бы разбираться нахальному лейтенанту. Балдер не сомневался, что полицейские специально перетащили тело ближе к трассе, чтобы досадить федералам, но доказать это он был не в силах.

– Я склонен согласиться с вами, – с прежней ехидцей в голосе произнес Гаррет. – Возможно, тело действительно двигали… – Он помолчал и громко закончил: – И если ваше расследование сумеет установить, кто это сделал, мы будем просто восхищены.

Полицейские громко и обидно захохотали. Разговор был закончен. Местные власти не собирались заниматься мертвым бродягой, и Балдер, процедив сквозь зубы короткое ругательство, присел на корточки возле трупа. Галли, после короткого размышления, присоединилась к нему.

– Если Гинзбург и дальше будет лизать задницу мэру, полицейские начнут подбрасывать трупы в нашу штаб-квартиру.

– Гинзбург здесь ни при чем, – поморщился Вольф. – Копы никогда не упустят возможности нам насолить.

– Обычно они держат себя в рамках, а Гинзбург просто белая задница. – Сана шумно выдохнула. – Я его ненавижу.

Балдер вытащил из кармана диктофон и включил запись.

– Пятое сентября, четверг, один час сорок семь минут, полиция обнаружила труп мужчины, афроамериканца, судя по одежде – бродяги, смерть наступила в результате… – Вольф замолчал. – Сана, смотри, как интересно.

– Что там может быть интересного? – недовольно осведомилась Галли. Она уже поднялась на ноги и не горела желанием вновь совершать физическое упражнение, присаживаясь рядом с напарником на корточки.

– Это важно. Посмотри.

– Куда? – Сана тяжело опустилась рядом.

Балдер вытащил фонарик и посветил на шею бродяги.

– Его убили выстрелом из крупнокалиберного пистолета. Скорее всего, «магнум», смотри, какое входное отверстие.

– И что тут странного?

– Бродяга, убитый из «магнума» 44-го калибра?

– Не морочь мне голову, Вольф, этот бедолага мог просто попасться под горячую руку драгдилеру. Или увидеть чего-нибудь неположенное.

– Мог, – согласился Балдер, продолжая осматривать рану. – Ему выстрелили в шею, прямо в яремную вену… Должно быть много крови.

– Должно.

– А его одежда чистая. Крови нет. – Маленький луч фонарика продолжил свое путешествие по телу убитого. – И вокруг раны крови нет.

– Мы ведь не знаем, где его убили и как. – Галли шумно выдохнула и поднялась на ноги. – Возможно, получив рану, он упал… Как-нибудь так упал, что кровь вытекла… Куда-нибудь вытекла и не испачкала его одежду.

– А потом убийцы обработали рану, – пробубнил Вольф. – Из этических соображений.

– На что ты намекаешь?

Балдер тоже поднялся на ноги, выключил фонарик, подумал и выключил диктофон.

– Недавно я читал старые полицейские отчеты и наткнулся на несколько похожих случаев. В разных районах города находили трупы бродяг, убитых выстрелом в шею. Причем так же, как этот. – Вольф указал на тело. – Пуля в яремную вену. В одном из отчетов полицейский указал, что не было никаких следов крови. Можно предположить, что в остальных случаях было то же самое, просто копы, которые проводили осмотр, не сочли нужным упомянуть об этом.

– Вольф, – Сана распечатала и жадно надкусила шоколадный батончик. – Часто находят такие трупы?

– Нет, – поколебавшись, ответил Балдер. – Очень редко. Я думаю, тела прячут, а те, что попадаются нам, – случайность.

– Вот ты и ответил на свой вопрос. – Галли потребовалось всего два укуса, чтобы справиться с шоколадкой, но прожевать ее она не успела, а потому поучала напарника с набитым ртом. – Что может быть естественней иногда обнаруживаемых трупов бродяг? Да еще черных? Эти белые задницы Гинзбург и мэр и пальцем не пошевелят, чтобы выяснить, в чем тут дело, и почему какие-то другие белые задницы стреляют бездомным, брошенным нашим проклятым расистским обществом афроамериканцам в шею из мощных пушек. Если ты вякнешь хоть слово, на тебя повесят все эти трупы и потребуют расследовать. Ты справишься?

– Не знаю.

– А я знаю. – Сана прожевала батончик, и ее речь стала более внятной. – Я знаю, что сейчас два часа ночи, что эта задница Гинзбург спит в своей постели и радуется, что я нахожусь здесь, на этом проклятом шоссе, и я хочу поскорее запихнуть этого бродягу в мешок и отправиться домой. Это я знаю.

Вольф посмотрел на подъехавшую труповозку и молча пожал плечами.

* * *
Офис компании «Неприятные Ощущения»
Москва, улица Большая Лубянка,
5 сентября, четверг, 09.43

– Это того стоило?

– Что именно?

– Дома ты не ночевал, мобильный телефон выключил, Инга мне позвонила в час ночи, я сказал, что отправил тебя в засаду, но, кажется, она не очень-то поверила. Вот я и спрашиваю: это того стоило?

– Мобильник выключен? – Артем достал из кармана трубку и хмыкнул. – Действительно.

Офис компании «Неприятные Ощущения» служил наемникам штаб-квартирой. Несколько комнат в принадлежащем шасам дорогом бизнес-центре были прекрасно обставлены, надежно защищены от любых видов прослушивания и производили самое благоприятное впечатление на посетителей. Здесь даже можно было жить: среди внутренних помещений присутствовали и комната отдыха, и уборная с душевой кабинкой, а еду в течение нескольких минут доставляли вышколенные официанты из супермаркета Торговой Гильдии. Артем не сомневался, что найдет Кортеса на базе. Так оно и вышло.

– До какой степени ты вчера напился?

Кортес высоко ценил умение хорошо провести время, но загул Артема пришелся ему не по душе: Инга была полноправным членом команды, и опытного наемника не радовала перспектива внутренних разборок.

– До степени «извини дорогая, но я не помню, как оказался в твоей постели», – честно ответил Артем.

– Ты переспал с кем-то?

– Она уверяет, что нет.

– Но проснулся ты у нее?

– Да.

– Занятно. – Кортес издал негромкий кашляющий звук и почесал бровь. – Деньги на месте?

– И деньги, и документы, и оружие. – Артем выудил из бара холодный сок и сделал большой глоток прямо из пакета. – Она приличная женщина.

– Тогда почему она притащила тебя домой и уложила в койку?

– Говорит, я был убедителен.

– Ну, это с тобой случается.

Артем глотнул еще сока и затянул:

– Послушай, Кортес, мне бы не хотелось, чтобы Инга…

– Кстати, ты с ней познакомился или расстались инкогнито?

– Обижаешь! Я все-таки воспитанный молодой чел. – Артем порыскал по карманам и протянул напарнику визитную карточку. – Так я продолжу. Понимаешь, Инга…

– Старостина Олеся Александровна, главный врач медицинского центра имени самой себя. – Кортес зевнул. – Она, случайно, не стоматолог? Мне бы насчет кариеса провериться.

– А у тебя натуральные зубы остались? – удивился Артем.

– Один где-то есть. Кажется. – Кортес ощупал челюсть. – Не помню какой.

– Хватит сбивать меня с толку. – Молодой наемник нахмурился. – К чему ты клонишь?

– Ты познакомился с ней до того, как напился?

Артем кивнул.

– Тогда почему ты напился?

– Не понял.

– Насколько я сумел тебя изучить, напарник, подцепив в «Ящеррице»…

– В «Куропатке».

– Несущественно. Важно то, что, познакомившись с приглянувшейся тебе дамочкой, ты бы завершил вечер одним из двух способов: либо переспал с ней, либо проводил до дома и уехал. Я знаю, как ты относишься к Инге, и уверен, что второй вариант более реален.

– Спасибо, – пробормотал Артем. – Признаться, я…

– Промежуточный вывод, – рассудительно продолжил Кортес. – Ты бы никогда не напился до бесчувствия, едва познакомившись с симпатичной женщиной.

– Да, – радостно поддакнул молодой наемник.

– Итог вчерашнего вечера: ты напился до бесчувствия, едва познакомившись с симпатичной женщиной.

– Да, – уныло согласился Артем.

Кортес принялся разглядывать ногти, его молодой напарник горестно вздыхал в кресле. Примерно через полминуты Кортесу надоело молчать.

– И что ты об этом думаешь?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное