Вадим Панов.

Куколка Последней Надежды

(страница 3 из 28)

скачать книгу бесплатно

– А ставку мы у тебя сами примем, – зашептал Копыто. – Секретно! Ты же понимаешь, что все должно быть в тайне, чтобы ажиотаж не возник. Сколько ты поставишь?

В маленьких глазках уйбуя вспыхнули алчные огоньки, и Артем окончательно понял суть нехитрой аферы Красных Шапок.

– Посмотреть на вашего монстра можно?

– Типа, зачем? Говорим же – все схвачено!

– Никогда не покупал кота в мешке.

– Это, типа, не кот. Это, типа, боевой голем.

– Вот и покажите.

Копыто подал знак, и еще один боец его десятки, Иголка, резво выскочил из ведущего к уборным коридора, таща на цепи упирающееся создание.

– Красавец, да? – бодро заулыбался уйбуй. – А ведь никто и не подумает…

– Как звать зверя?

– Громовержец! – с гордостью сообщил Иголка.

– Модель «Несокрушимый Вулкан Ярости», мля.

– Класса «люкс», типа.

– Внушительно, – задумчиво кивнул Артем.

– В нем все прекрасно, – добавил образованный Иголка.

Предполагаемый обладатель Кубка Големов вряд ли мог послужить эталоном для современных создателей големов. Это было приземистое, мускулистое существо душевного оливкового окраса, наряженное по случаю турнира в набедренную повязку и кожаный ошейник. Его низкий лоб булыжником нависал над малюсенькими, запрятанными глубоко в череп глазками, и уравновешивался громадной нижней челюстью, плавно переходящей в торчащие изо рта клыки. В центре композиции свешивался большой унылый нос. Оружия на монстре не наблюдалось (видимо, Красные Шапки не слишком доверяли своему несокрушимому «люксу»), а длинные когти говорили скорее о неопрятности, чем о серьезных боевых свойствах.

– А почему он сутулится? – осведомился Артем.

– Нам не нужна дешевая показуха, – заученно ответил Копыто. – Зато, мля, в бою он неудержим!

– Типа, вулкан. Этой, как его, ярости.

– Да ты посмотри, какие зубы! – Уйбуй задрал голему верхнюю губу, обнажив кривые желтые клыки. – Мощные зубы! Кого хочешь перекусит!

– И, типа, острые! – Контейнер вытащил из кармана напильник и любовно подточил «Вулкану» правый клык. – Бритва, а не зубы!

– В натуре! Зверь, мля!

Наемник согласно кивнул и быстро, пока дикари не опомнились, поднял голему верхнюю левую конечность. В этом месте, под мышкой, обычно ставилось клеймо мастера, и Громовержец не был исключением. Печать там была, но совсем недавно ее аккуратно сточили, судя по грубым царапинам – тем же напильником. Впрочем, скрыть следы полностью Красным Шапкам не удалось, и Артем сумел разглядеть цифры: 1439. Дата изготовления. На какой помойке предприимчивый Копыто раскопал такое старье, оставалось только догадываться.

– Так сколько ты на него поставишь? – поинтересовался уйбуй.

– Только никому не говори, типа, это у нас секретно.

– Тысячу поставишь?

– Не советую, Артем, не советую. – Из-за спины наемника выглянул полненький букмекер Тосций. – Это чучело не дойдет даже до ринга.

– А ты, типа, не мешай, коротышка!

– У нас тут деловые переговоры, мля, а ты лезешь!

Долго крепившийся наемник захохотал, конец нахмурился.

– А у вас, шпана, есть лицензия на букмекерскую деятельность? Сколько вы заплатили устроителям Турнира?

– А мы, типа, не принимаем официальные ставки, – возмутился Контейнер. – Мы, типа, между собой решаем…

– Это, типа, не запрещено!

Иголка быстренько потащил Громовержца к уборным.

– Что за шум? – Кортес, расставшийся наконец с Биджаром, присоединился к напарнику. – На кого ставим?

Продолжающий хохотать Артем махнул рукой:

– Потом расскажу!

– А ставку? – жалобно спросил Копыто.

* * *
Цитадель, штаб-квартира Великого Дома Навь
Москва, Ленинградский проспект,
4 сентября, среда, 16.33

Если бы в других Великих Домах Тайного Города узнали, как комиссар Темного Двора обучает последнюю оставшуюся на земле гиперборейскую ведьму, это стало бы поводом для грандиозного скандала.

Недавний кризис, спровоцированный последователями Азаг-Тота, вылился в кровопролитную войну, нанесшую серьезный урон Ордену и Зеленому Дому, и то, что Яна отвергла учение Великого Господина, не могло поколебать ненависть и страх, который испытывали чуды и люды к гиперборейцам. Скрипя зубами, они согласились с требованием навов не трогать Яну, но подразумевалось, что в дальнейшем девушка должна находиться под жестким контролем и не заниматься совершенствованием магического мастерства. Великий Дом Навь, в лице своего лидера, князя, это обещал. После чего Яна была передана в ведение Сантьяги, комиссара Темного Двора, у которого, как это всегда бывало, существовало свое собственное видение ситуации. А потому для Яны были открыты все, даже самые засекреченные, материалы по гиперборейской магии, которыми располагала Навь. Древние книги и комментарии к ним, колдовские технологии и правила магической школы Азаг-Тота, эта информация, подаваемая более чем опытным педагогом, вкупе с поразительными способностями Яны, выводила ее на колоссально высокий уровень, обещая со временем поставить девушку в один ряд с сильнейшими магами Тайного Города.

– Ортега доложил, что вчера он проиграл вам спарринг, – негромко произнес Сантьяга, разглядывая идеально ухоженные ногти на руке. – Впервые.

– Я старалась, – коротко кивнула Яна.

Ортега, помощник комиссара Темного Двора, был гаркой – элитным воином Нави и не часто проигрывал поединки один на один.

– Это я вижу, – улыбнулся Сантьяга. – И, признаться, весьма доволен вашим прогрессом.

Высокий, худощавый, с безупречно уложенными черными волосами и глубоко запавшими глазами, комиссар был одет в щегольски пошитый бежевый костюм, белоснежную сорочку и светлые туфли. Коллекционный, ручной работы галстук был заколот булавкой с черным бриллиантом, и такие же камни, но покрупнее, солидно переливались на запонках. Вообще-то прижимистые навы не были склонны к шику, зато Сантьяга считался в Тайном Городе эталоном элегантности, сполна отрабатывая, по меткому замечанию остряков, за всех своих мрачноватых соплеменников.

Он поднялся из кресла, мягко прошелся по украшавшему кабинет толстому ковру и, сделав маленький глоток кофе, негромко спросил:

– Вы позволите один личный вопрос?

– Конечно. – Яна спокойно посмотрела на комиссара.

– Меня беспокоит цвет ваших глаз.

– Что-то не так?

– Они синие.

– Это их естественный цвет, – улыбнулась девушка. – Я думала, вам это известно.

– Мне это известно, – невозмутимо продолжил Сантьяга. – Но если глаза вернули естественный оттенок, это значит, что вы давно не принимали Золотой Корень.

Золотой Корень являлся основой древней школы Азаг-Тота. В отличие от обитателей Тайного Города, для большинства из которых это растение было ядом, гиперборейцы научились использовать его способность многократно усиливать магические возможности организма, создав своеобразную и необычайно мощную колдовскую культуру.

– Уровень Золотого Корня в вашей крови минимален.

– Да, – чуть поколебавшись, признала Яна.

– Почему?

– Я бы не хотела говорить на эту тему.

Она поджала губы и отвернулась, всем своим видом показывая, что разговор ей неприятен. Перерождение в гиперборейскую ведьму не очень изменило признанную красавицу Тайного Города. Самой главной потерей оказались роскошные черные волосы, вместо которых голову девушки теперь украшала замысловатая татуировка – личная подпись Азаг-Тота.

Комиссар вздохнул.

– Яна, у вас большие личные запасы Золотого Корня, самые большие в городе. Их хватит до конца жизни. Но даже если не хватит – мы вам поможем. Вам не следует экономить.

– Я не экономлю, – скупо произнесла ведьма.

Несколько мгновений Сантьяга молчал, и девушка поняла, что комиссар не откажется от выбранной темы. Он был слишком вежлив, чтобы повторять вопрос, но учтиво давал понять, что не проронит ни слова, пока не получит ответа. Яна глубоко вздохнула.

– Мне кажется, Кортесу больше нравится, когда мои глаза синие. Настоящие.

– Вам кажется или вы разговаривали с Кортесом об этом?

– Я так думаю.

– Он намекал?

– Он бы никогда не стал этого делать. Просто мне кажется…

– Ваш организм изменился, Яна, и ему требуется Золотой Корень, – мягко перебил девушку Сантьяга. – Насколько я знаю, когда его уровень уменьшается, вы испытываете боль.

– Это не боль.

– А что?

– Вялость, легкая депрессия, и только иногда – головные боли, – медленно ответила Яна. – Боль приходит позже, когда Золотого Корня практически не остается, но я никогда не доводила себя до этого состояния.

– Вы искусственно задерживаете прием Золотого Корня, чтобы демонстрировать Кортесу нормальный цвет глаз, но потом все равно вынуждены принимать концентрат. Яна, вы должны понять, что теперь нормальный цвет ваших глаз – золотой. Перестаньте мучить себя.

– Это мое дело.

Комиссар сделал маленький глоток кофе.

– Как вы думаете, Яна, Кортес полюбил вас только за прекрасную внешность?

Девушка осеклась:

– А это уже не ваше…

– Как я понимаю, вы еще не обсудили с Кортесом все стороны вашего перерождения, но рано или поздно сделать это придется. – Снова глоток кофе. – Потренируйтесь пока на мне.

Яна опустила глаза, помолчала.

– Извините.

– Ничего страшного. – Сантьяга отставил пустую кружку и присел на столешницу напротив девушки. – Итак. Как вы думаете, Яна, если бы вы выглядели не столь эффектно, полюбил бы вас Кортес?

– Мне хочется так думать.

– Замечательно, – удовлетворенно кивнул комиссар. – Следующий вопрос: через тридцать-сорок, максимум через пятьдесят лет от вашей красоты не останется и следа. Кортес вас разлюбит?

– Жестокий вопрос.

– Но важный.

– К тому времени ему это будет безразлично.

– А если нет?

Яна покосилась на элегантного комиссара. Нелюди, обитатели Тайного Города, жили долго, гораздо дольше челов. Но сколько времени отмерено навам, не знал никто. Сантьяга, например, принимал участие еще в войнах с гиперборейцами, последняя из которых закончилась много тысяч лет назад. Ему легко рассуждать о мелочи вроде пятидесяти-шестидесяти лет. Или сложно? Каково это, жить почти вечно?

– Если Кортес полюбил вас только за красоту, ему будет очень важно, как вы будете выглядеть и через десять, и через пятьдесят лет.

– Я не думала об этом, – твердо сказала девушка.

– А следовало бы, – безмятежно произнес нав. – Хотя бы для того, чтобы понять, какую глупость вы сейчас творите. – Он склонился над девушкой и внимательно посмотрел в ее синие глаза. – Вы занимаетесь никому не нужным самопожертвованием. Вы мучаете свой организм, а затем, подобно последнему наркоману, бросаетесь к ампуле с Золотым Корнем. Всю неделю, пока вы демонстрируете Кортесу свои ослепительно синие глаза, вы думаете только о том, как будет хорошо, когда…

– Замолчите!

– Как будет хорошо, когда шприц вонзится в вашу вену.

– Замолчите!!

– Я прав?

Яна попыталась вскочить, но рука комиссара грубо вернула ее в кресло. В случае необходимости воспитанный и обаятельный Сантьяга умел быть и жестким и жестоким.

– Я прав?!

Можно было бы устроить драку. Способности Яны позволяли если не победить, то, по крайней мере, попытаться победить комиссара. Но зачем?

– Я прав?

– Да, – еле слышно ответила девушка.

– Не слышу!

– Вы правы!

Яна огляделась, попыталась дотянуться до сумочки, но Сантьяга протянул ей свой шелковый платок, поднялся и вновь прошелся по кабинету.

– Возникает вопрос: сколько вы будете мучиться? Год? Два года? Месяц? Постепенно в вас будет накапливаться обида и злость по отношению к Кортесу.

– Это неправда!

– Вы страдаете, вы идете на жертвы, а он? – Сантьяга остановился. – Вы убьете свои чувства, Яна.

Девушка хотела что-то сказать, но только вздохнула.

– И что же мне делать?

– В первую очередь я отвечу, чего вам не надо делать, – комиссар вновь вернулся к предельно мягкому тону: – Не надо делать глупостей. Вы стали другой, и это необходимо учитывать и вам и Кортесу. Он это понимает.

– Вы с ним разговаривали? – удивленно спросила Яна.

– Я достаточно хорошо его знаю, – улыбнулся нав. – Куда больше вас должно беспокоить не то, что у вас золотые глаза и бритая голова, а те изменения, которые произошли внутри вас. Вы перешагнули через очень высокий порог, вышли в принципиально другой уровень, а Кортес остался прежним. Этот момент гораздо важнее в ваших взаимоотношениях, чем внешний вид.

– Но ничего не изменилось, – после паузы произнесла девушка. – Я по-прежнему в его команде.

– Теперь вы маг.

– Инга тоже маг.

– Не будем зарывать головы в песок, Яна. Даже отвергнув учение Азаг-Тота, вы сохранили колоссальные возможности, и мне кажется, что ваша попытка скрыть золотые глаза – это лишь внешнее проявление беспокойства. Вы боитесь не золотых глаз, Яна, вы боитесь признаться себе, что бесповоротно изменились, и боитесь, что Кортес не воспримет ваше изменение.

– Он все понимает.

– Он вожак вашей команды.

– И, несмотря на то, что со мной произошло, я не достигла его уровня, – громко и отчетливо проговорила девушка. – И никогда не достигну. Быть вожаком – не значит быть самым сильным и быстрым.

– Это так, – улыбнулся комиссар.

– Тогда к чему наш разговор?

– Вы могли бы построить свое будущее по-другому, исходя из изменившейся ситуации.

– Я уже сделала выбор.

– Вы уверены?

– Абсолютно.

Нав чуть склонил голову:

– Прекрасно. – Он рассеянно прошелся вдоль стола. – Прекрасно.

* * *
Спортивный комплекс «Олимпийский»
Москва, Олимпийский проспект,
4 сентября, среда, 18.21

Организаторы позаботились о том, чтобы пришедшим на Турнир зрителям не пришлось разрываться, выбирая, на что смотреть. Оба ринга, и северный, и южный, работали попеременно, пока на одном шел бой, служители готовили другой, и схватка на нем начиналась ровно через десять минут после завершения предыдущего поединка. Этого времени вполне хватало на то, чтобы перейти на другой конец арены, купить хот-дог или газировку у многочисленных продавцов, сделать ставку, другими словами: потратить лишние монеты на радость организаторам. Ходили слухи, что когда-то, давным-давно, на Турнире одновременно проходило до четырех боев, а тотализатор вообще был запрещен, но с тех пор, как руководством проекта занялись концы, эти варварские пережитки были решительно ликвидированы. Главные специалисты Тайного Города по шоу-бизнесу разнесли поединки во времени, разбавили напыщенных, но мрачноватых маршалов-распорядителей длинноногими красотками, ввели практику прямых трансляций наиболее интересных боев и запустили на удобренное таким образом поле пираний-букмекеров. А зрителю понравилось. Увядающий было Турнир ожил и постепенно вошел в тройку самых рейтинговых шоу Тайного Города, уступая лишь знаменитым гонкам «Сто километров Мурция» и открытому чемпионату города по элементарному покеру. Торговая марка Турнира по-прежнему принадлежала Ордену, но прибыль мероприятие стало приносить значительно большую.


– Муба, давай!

– Вперед!

– Покажи ему!!

Оживление вокруг северного ринга достигло апогея. Многочисленные зрители поддерживали яростно атакующего хвана свистом и возгласами, не позволяя усомниться в том, кто считается фаворитом поединка и на кого сделано большинство ставок. И Муба оправдывал надежды.

Высокий хван, облаченный в легкие черные доспехи, неутомимо и виртуозно работал четырьмя мечами, напоминая сорвавшийся с авиационного двигателя пропеллер.

– Не оставляй ему шанса!

– Дави его!!

Мубе пытался противостоять здоровенный голем с безобразной, стилизованной под человский череп головой, украшенной для пущего сходства витыми рогами. Чудовище размахивало блестящей алебардой самого устрашающего вида, но выдержать напор разъяренного хвана было не в состоянии.

– «Ангел Сатаны» (м), модернизированный, – вслух прочитал программку Артем. – Выдающееся создание мастера големов Карла де Понта, рыцаря мастерской Превращений Ордена. Всесокрушающее сочетание неистовой силы и потрясающих магических способностей сделали «Ангела Сатаны» (м) одним из главных открытий Кубка Големов и…

Молодой наемник перевел взгляд на ринг. Одно из главных открытий сделало неудачную попытку перейти в контратаку, на мгновение открылось, и Муба, поймав соперника на левый верхний меч, молниеносно провел излюбленный прием хванов: «боковые ножницы». Правые клинки четырехрукого ринулись навстречу друг другу, один сверху, второй снизу, и, с легкостью преодолев одно мелкое препятствие, едва не ударились друг в друга, разминувшись в самый последний момент. Зрители разразились овацией. Полный рыжий мужчина, стоявший в синем углу ринга, покачал головой и направился к техническому коридору – Карл де Понт понял, что схватка для Ангела закончилась.

Муба отскочил назад и, согласно правилам Турнира, остановился, давая возможность секундантам решить, что делать дальше. Мелким препятствием, которое встретилось на пути мечей четырехрукого во время выполнения «боковых ножниц», была левая рука голема, скребущая теперь песок под его ногами. Тонкие черные клинки разрезали мощную плоть Ангела как бумагу, и на огромном экране позади ринга уже шел рекламный ролик навского холодного оружия.

– Мастер де Понт признает свое поражение и отзывает голема с ринга! – провозгласил маршал-распорядитель Гуго де Лаэрт. В то, что искалеченная кукла сможет достойно противостоять хвану, никто не верил. – Победа присуждается Мубе, семья Хван!

Карл де Понт скрылся в техническом коридоре, не чувствующий боли голем, пошатываясь, двинулся следом за ним. Кортес же, поставивший на победу Мубы две сотни, удовлетворенно хмыкнул и поднялся с кресла:

– Пойдем, поздравим четырехрукого.


– Увы, на стенде Ангел производил куда лучшее впечатление, чем на ринге. – Зина разорвала квитанцию. – Прощай, сотня.

– Не все золото, что блестит, – несколько рассеянно произнесла Олеся. – Он был слишком красив, чтобы оказаться хорошим бойцом.

– Ты говоришь об Ангеле?

– И о нем тоже.

Зина внимательно посмотрела на подругу.

– Что-то не так? Мне кажется, что ты расстроена.

Блондинка вздохнула и едва слышно прошептала:

– Приходил Анку.

– Анку! – Зина вздрогнула, но тут же справилась с волнением и взяла подругу за руку. – К тебе?

– Ко мне… но не насчет меня.

– Борис?

Олеся покачала головой. Несколько секунд Зина невидяще смотрела на информационное табло, а затем нервно усмехнулась:

– Мы не сможем его остановить.

– Я знаю.

– Но нам все равно нужен…

– Теперь ты понимаешь, почему я расстроена.


– Как вам бой? – улыбнулся Муба, аккуратно стирая с клинка кровь голема.

Вопреки ожиданиям завершивший поединок четырехрукий не скрылся в технической зоне, а скромно разместился неподалеку от северного ринга и бережно приводил в порядок свое оружие.

– Отлично! – Артем уважительно поднял вверх большой палец. – Я думал, тебе потребуется намного больше времени, чтобы разобраться со здоровяком.

– Ангел Сатаны, – пренебрежительно махнул левой нижней рукой хван. – Мне приходилось драться с големами этой модели.

– На ринге? – поинтересовался Кортес.

– На войне, – просто ответил Муба. – Лет восемь назад, если не ошибаюсь. Я еще удивился, что такую старую модель выставляют на турнир.

– Де Понт модернизировал куклу, – с умным видом сообщил Артем. – Я читал, что она стала более современной.

– Не заметил, – усмехнулся хван.

Он убрал мечи в ножны, сложил их вместе и аккуратно перетянул кожаными ремешками.

– Твоя команда в четвертьфинале, квалификацию в дуэлях ты прошел, теперь вот Ангела завалил. – Кортес задумчиво потер кончик носа. – Твои шансы повышаются с каждым днем, дружище.

– Я хочу взять Абсолют, – помолчав, ответил Муба. – Очень хочу.

– Серьезная цель.

– А какой смысл заниматься мелочами?

– Логично.

За всю историю Турниров великого магистра титул абсолютного чемпиона и прилагавшийся к нему Молот Трех Драконов завоевывался всего тридцать семь раз и был самым желанным трофеем для любого воина Тайного Города. Каждый год десятки претендентов громогласно объявляли о намерении вписать свое имя в историю и чаще всего оставались ни с чем, ибо правила Абсолюта были просты и суровы: первое место во всех номинациях. Команда претендента должна стать сильнейшей в групповых схватках, а сам он завоевать Кубок Дуэлей и благополучно миновать квалификационные бои с големами. Финальный поединок между претендентом и обладателем Кубка Големов становился украшением Турнира и порождал колоссальный ажиотаж у жителей Тайного Города. Но за тысячи лет прошло всего пятьдесят два финала, и цель, поставленная четырехруким, вызывала уважение.

– В этом году претендентов на Абсолют не очень много, – улыбнулся Кортес, намекая на недавно прошедшую войну между Великими Домами. Кампания оказалась скоротечной, но опустошительной: и Орден и Зеленый Дом потеряли большое количество классных боевых магов.

– Зато остались лучшие, – пожал плечами Муба. – Естественный отбор.

– Согласен, – серьезно кивнул Кортес. – В той мясорубке уцелеть было непросто.

– Кстати, – вклинился в разговор Артем, – Муба, если ты закончил на сегодня, то предлагаю поехать куда-нибудь и отпраздновать удачное преодоление квалификации. Как насчет «Для желудка»?

– Можно, – буркнул хван, – но не сразу. Мне надо дождаться результатов еще одной схватки.

По его тону наемники поняли, что хван не в восторге от предстоящего поединка.

– Хочешь посмотреть на конкурента? – поинтересовался Кортес. – Не обидишься, если мы сделаем ставку?

– Это не конкурент, – проворчал Муба.

– А кто?

– Партнер.

– Член твоей команды?

Хван кивнул.

– Борис фон Доррет тоже претендует на титул абсолютного чемпиона.

– Это не может радовать, – протянул Артем.

Здравый смысл и неписаный обычай гласили, что только один член команды мог претендовать на Абсолют. Слишком много неожиданностей таили в себе поединки и схватки с големами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное