Вадим Филоненко.

Время лжи

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

Девушка в ответ брезгливо поморщилась:

– Даже и не думай, понял?

– Это еще почему? Ты такая же невольница, как и они. Разве что во сто крат красивее, – игриво ответил Келвин. – Но если ты стесняешься при всех, мы с тобой найдем укромный уголок, где будем только вдвоем…

– Ты помнишь, что я сказала? Кто дотронется до меня без моего разрешения, умрет.

– Да неужели?

Келвин засмеялся, привлек девушку к себе и поцеловал, но тут же с криком выпустил, изумленно глядя на свое окровавленное плечо. Незнакомка держала в руке кухонный нож, с помощью которого только что ела мясо, и выглядела очень решительной. Было ясно, она сумеет наделать дел и таким, не очень-то серьезным оружием. Но воинственная красавица совершила ошибку, не приняв в расчет Темьяна. Неуклюжий увалень в быту, в экстремальных условиях он имел реакцию атакующей кошки. Миг – и нож перекочевал к нему, а пленница только растерянно хлопала ресницами, не в силах понять, как это произошло.

Все трое во время короткой стычки вскочили из-за стола, с грохотом опрокинув скамью. За столом воцарилось молчание. Разбойники пьяно таращились на них, не понимая, что произошло.

– Ах ты тварь! – прошипел Келвин и замахнулся на девушку кулаком.

Темьян перехватил его руку.

– Можно я уведу ее отсюда? – взмолился он. – Запру где-нибудь в чулане до утра.

Несколько мгновений главарь разбойников буравил всегда такого послушного урмака бешеным взглядом. Затем успокоился.

– Ладно, – разрешил Келвин. – Убери ее с моих глаз долой. Кстати, можешь сам позабавиться с ней, если захочешь. Только учти, она, скорее всего… – Он притянул Темьяна к себе и что-то тихо прошептал ему на ухо.

4

Урмак и пленница вышли во двор.

Наступила теплая звездная летняя ночь. Во дворе хутора там и сям светили факелы и костры, возле которых пировали пьяные разбойники. А вдалеке чернел лес, сливаясь кронами с темнеющим небом.

– Тебе не стоило злить его, – сказал Темьян, разглядывая далекую звездную черноту.

– А ему – меня! – отрезала девушка.

Парень укоризненно покачал головой.

– Келвин на самом деле неплохой. Он резкий, но не злой. Да и женщины его любят. Видала бы ты, как его встречают в трактире «Три свечи», в Терпе!

– Местные шлюхи, небось? Так они кого хочешь полюбят, лишь бы заплатили, – презрительно фыркнула незнакомка.

– Зря ты так… – Темьян помялся, но все-таки продолжал: – Келвин на тебя явно глаз положил. И если бы ты… ну… повела себя иначе, он, скорее всего, помог бы тебе спрятаться от стражников.

– Вряд ли, – покачала головой незнакомка. – Этот твой обожаемый Келвин слишком жаден и самовлюблен. Он охотно провел бы со мной ночь, а утром продал бы тем же стражникам. Или любому другому, кто больше заплатит. Зато ты другое дело… – Она перевела взгляд на Темьяна. В неверных отблесках костров ее синие глазищи вдруг показались ему двумя омутами, глубокими и притягивающими. – Если с тобой я «поведу себя иначе», ты отпустишь меня на свободу?

Темьян растерянно глядел на нее, чувствуя, что тонет в загадочном мерцании сапфировых глаз.

Она негромко засмеялась, явно забавляясь его замешательством, и насмешливо спросила:

– Ну, что ты застыл? Где же твой чулан? Пойдем скорее… Или… А, может, ты сразу отпустишь меня?

– Нет, – замотал головой Темьян.

Они прошли по двору и вошли в небольшой сарайчик, где хозяин хранил лопаты и другие инструменты. Темьян запалил плошку и приладил ее в уголке.

Девушка по-хозяйски огляделась:

– Здесь тесновато будет.

– Для чего?

– Ну… чтобы я повела себя иначе, – вкрадчиво ответила она, как бы невзначай распахивая разорванную рубаху.

Темьян машинально посмотрел на нее и уже не смог отвести взгляда. Его сердце дало странный сбой, а потом обрушилось гулкими, тяжелыми ударами и погнало кровь густой волной прямо в пах.

– Принеси сена и убери отсюда весь этот хлам, – деловито распорядилась пленница.

Ее голос вывел парня из оцепенения. Он смог кое-как восстановить дыхание и замялся у входа.

– Я не сбегу, не бойся, – разгадала его мысли девушка. – Вернее, сейчас не сбегу. Слово даю.

Это было произнесено таким тоном, что урмак поверил: да, она умеет держать слово. К тому же во дворе было полно разбойников, и ей так и так не удалось бы уйти незамеченной.

Темьян вздохнул и послушно пошел за сеном.

Когда он вернулся, она не утратила решимости, но слегка растеряла уверенность, сильно волновалась и прятала взгляд. Тем не менее, девушка скинула рубашку и потянулась развязывать тесемку своих невообразимых маскарадных штанов.

– Я все равно не смогу отпустить тебя без разрешения Келвина, – честно предупредил Темьян и понял, что пленница не поверила. Она знала, что очень красива, и считала, что может заставить мужчину сделать все, что ей угодно.

– Ты долго еще будешь стоять столбом, бугай? Или решишься наконец подойти ко мне?

Обострившейся звериной интуицией Темьян понял, что за нарочитой грубостью слов девушка пытается скрыть неуверенность, и ему вдруг показалось, что наедине с мужчиной она впервые. Она напугана, но не видит другого выхода и пытается хоть как-то взять ситуацию под контроль.

Он остался стоять у входа. Мысли его путались. Горячее желание толкало к ней, но ощущение неправильности происходящего удерживало на месте.

– Послушай, я действительно не смогу отпустить тебя! – в его голосе прозвучала мольба.

– Ты так боишься своего главаря? Ты сильнее, я же видела! Ты можешь убить его и стать главным в банде. А я подскажу, как лучше это сделать.

Урмак помотал головой, отчаявшись объяснить, что ее слова – глупость, а все происходящее – нелепость. Она истолковала его жест по-своему:

– Понятно. Ты из тех идиотов, которым не нужна власть.

Девушка справилась наконец со штанами, оставшись полностью обнаженной. Видя его смятение, она обрела почву под ногами. Уверенно подошла вплотную, касаясь твердыми сосками его обнаженного торса. Задрала голову, пытаясь поймать взгляд парня своими загадочными глазищами.

– Если ты сейчас откажешься, бугай, то будешь жалеть об этом всю жизнь. У тебя никогда не было и не будет такой женщины, как я.

Карие глаза Темьяна изменили цвет: потемнели, став почти черными. Ах, так! Не было, говоришь. Пожалуй, стоит наказать ее за гонор и самомнение. Он честно предупредил, что не отпустит, а если она не поверила – что ж, это ее проблема.

Урмак повалил незнакомку на сено, разделся и стал целовать ее, чувствуя под руками и губами упругую грудь и нежное, восхитительное тело. Она почти не отвечала на ласки, но и не отстранялась, и Темьян никак не мог понять, нравится ли ей то, что он делает и готова ли она впустить его в себя или надо еще подождать.

– Пообещай, что потом отпустишь меня, – чуть задыхаясь, пробормотала пленница в перерыве между поцелуями.

– Нет.

– Что?!

– Я не отпущу тебя без разрешения Келвина.

– Ах, так!

До нее наконец-то дошли его слова. Она обозлилась и попыталась скинуть руку урмака со своей груди и отстраниться. Куда там! Легче отодвинуть скалу.

– Не трогай меня! Я не хочу! Убери свои грязные лапы, обманщик! Сейчас же отпусти меня! Ты мне противен, урод!

Девушка лупила его кулачками и извивалась всем телом, пытаясь освободиться. Не отвечая, Темьян заломил ей руки. Он уже не мог остановиться и плохо воспринимал слова. Ему казалось, что весь мир качается в жарком, сладостном тумане. Плевать, готова она или нет! Коленом он раздвинул ей ноги, собираясь войти в нее. И тут она перестала дергаться и заплакала – тихо и отчаянно.

Темьян окаменел, чувствуя на губах соленую влагу. Ему вдруг показалось, что внезапно его хлестнули по лицу мокрой тряпкой. Грязной и холодной. Наотмашь.

Несколько мгновений он смотрел ей в лицо, на трясущиеся, мокрые губы и крепко зажмуренные глаза с капельками слез, потом отодвинулся. Надел штаны. Вздохнул, слушая ее сдавленные рыдания. Буркнул:

– Хватит плакать, не бойся, не трону.

В ответ она взревела громче и внезапно уткнулась мокрым лицом ему в плечо. Темьян на миг опешил, а потом неуклюже погладил ее по волосам, приговаривая:

– Ну-ну, не плачь. Не плачь… Испугалась? Ты девственница, да?

Девушка еле заметно кивнула, не отрываясь от его плеча, и шмыгнула носом. Только сейчас Темьяну пришло в голову, что пленница совсем еще девчонка. Ей лет пятнадцать, не больше, и по меркам урмаков она считалась бы несовершеннолетней, хотя у людей в этом возрасте девушек уже выдавали замуж.

Судя по всему, то, что сказал Келвин ему на ухо, все-таки правда – она настоящая принцесса. Значит, и житейского опыта у нее совсем нет. А есть только гонор и спесь избалованной королевской дочки, которая впервые столкнулась с реальной жизнью и неумело пытается управлять людьми и событиями.

И еще Темьян подумал, что он полный дурак – сидит в обнимку с обнаженной красивой девушкой и целомудренно гладит ее по волосам, вместо того чтобы завалить на сено и продолжить начатое. Тем более что она сама напросилась, он не заставлял ее раздеваться. Подумаешь, заплакала! Кто же в Саарии обращает внимание на женские слезы! И потом, уже завтра эта девчонка окажется собственностью какого-нибудь богатея, который не станет с ней церемониться. У тех, кто покупает себе женщин, правило простое: раздвигай ноги, детка, и улыбайся, а не хочешь повиноваться, получай розги. Так пусть уж лучше она лишится девственности с ним, с Темьяном, а он будет очень осторожен и нежен и постарается доставить ей удовольствие…

Словно прочитав его мысли, пленница заметно напряглась и тихо спросила:

– Можно я оденусь?

– Конечно. – Темьян почувствовал сильнейшее раздражение. В глубине души он надеялся на другое развитие событий: что она оценит его благородство и все же отдастся ему – просто так, безо всяких условий, потому лишь, что он понравился ей.

Как бы не так!

Испытывая болезненное разочарование, парень сел к незнакомке спиной, поджав ноги и почти упираясь носом в стену сарайчика.

Она пошуршала одеждой и забилась в противоположный угол. Но вскоре опять осмелела и устроилась поудобнее, вольготно раскинувшись на мягком сене.

– Почему ты не носишь оружия? – спросила девушка.

«Стерва!» – подумал урмак и стиснул зубы. Неудовлетворенное желание отзывалось в паху мучительной болью, а чарующий голос незнакомки обернулся ножом, полоснувшим по обнаженным нервам.

– Ты что молчишь? – Она придвинулась к нему и провела пальчиком по широкому рваному шраму – следу от удара иззубренной секирой, который в числе прочих украшал его спину.

Темьян тихо выругался сквозь зубы. Он был зол на нее, на себя и на весь мир.

– Поговори со мной! – Кажется, девушка опять собиралась плакать.

Парень чувствовал на своей спине ее дыхание. Ему хотелось одновременно и ударить ее, и поцеловать.

– Темьян, – прошептала пленница и всхлипнула. Оказывается, она запомнила его имя!

– Ну что?

– Почему у тебя нет ни меча, ни кинжала?

– Мне не нужно никакое оружие, – нехотя ответил он, не оборачиваясь. – Я сам оружие.

– Как это?

Парень вздохнул. Отвечать не хотелось, но ведь все равно не отстанет.

– Я урмак.

– Вот как, – протянула она. – Конечно же! Как же я сразу не догадалась! Ты такой большой и сильный. И любишь ходить без рубашки и башмаков. А шрамы у тебя на спине, а не на груди.

Она совсем обнаглела – втиснулась между ним и стеной сарайчика, встала на колени, оказавшись лицом на уровне его лица, и принялась бесцеремонно разглядывать. Ее сочные губы были совсем близко от его губ, а синие глаза таинственно мерцали в полумраке. Темьян хотел отвернуться, но девушка положила руки ему на плечи, удерживая, и молодой человек не посмел ее оттолкнуть.

– Так-так. Подбородок… пожалуй, квадратный… Лоб низковат, скулы грубоваты… Вы, урмаки, словно вырублены из камня.

Темьян все-таки вырвался и поспешно отвернулся. Она продолжала говорить:

– Да, ты урмак… Только у тебя все как-то сглажено, что ли. Не такие грубые черты. И потом, светлые волосы и темные брови – признак хорошей породы. Наверное, в твоих жилах есть капля человеческой крови: какая-нибудь знатная дама не устояла перед твоим мужественным предком. Да, для «звериного человека» ты слишком смазливый. Хотя… – девушка презрительно хмыкнула, – кое-что у тебя точно нечеловеческое, раз ты сумел устоять передо мной, первой красавицей Ксантины. Ко мне, между прочим, принцы сватались. И какие! Красавцы, богачи. Манеры, воспитание. Не чета тебе, голодранцу. Самоцветы мне под ноги пригоршнями бросали за один только мой взгляд. А ты!.. Какой-то урмак!.. Разбойник!.. Посмел отказать… когда я сама предложила тебе – ничтожеству, зверю, тупому уроду…

– Ну, хватит!!! – взорвался Темьян, в первый момент даже растерявшись от такой наглости. Его терпению пришел конец! Да она просто издевается над ним!

Парень повернулся к принцессе, почти не владея собой. Сейчас он покажет этой нахалке, на что способен «зверь и тупой урод»!

– Прости, Темьян! – Девчонка испуганно отшатнулась. Золотистая прядь упала ей на лицо, скрывая глаза. – Не сердись! Пожалуйста, не сердись! Я веду себя так, потому что мне очень страшно. Ведь я отлично понимаю, что от жертвоприношения не убежать. Можно лишь отстрочить его, выиграть время. Но рано или поздно ОНИ все равно найдут меня и предадут мучительной смерти… Если бы ты только знал, как мне страшно! Я не хочу умирать!

Урмак растерянно посмотрел на принцессу, остывая. Признался:

– Я знаю, что такое жертвоприношение. Видел своими глазами.

– Тогда ты должен меня отпустить! Мое единственное спасение – постоянное движение. Я не могу сидеть в доме какого-нибудь богатея, которому вы меня продадите, и ждать, когда ОНИ придут за мной!

Темьян опустил голову и промолчал. Конечно, она права. Но без разрешения Келвина он не может отпустить ее. Ничего, утром урмак поговорит с главарем, и все как-нибудь уладится.

Принцесса восприняла его молчание, как отказ.

– Ладно, забыли об этом, – вздохнула она.

Теперь они сидели на сене рядом, почти касаясь плечами друг друга. Темьян немного расслабился. Им овладело странное чувство. Ему вдруг захотелось, чтобы ночь никогда не кончалась. Чтобы они так и сидели рядом и говорили о пустяках. Или просто молчали. Может быть, целовались. А если свершится чудо, и она вдруг захочет…

Но долго молчать принцесса не умела:

– Так ты урмак. Настоящий или из этих, недоделанных?

Темьян неопределенно повел плечами. Он не любил говорить об этом. Пусть думает, как хочет.

Но пленницу такой ответ не устроил.

– У тебя есть способность к вариации? – настаивала она. – Ты оборотень или просто тупой кровожадный верзила?

– Оборотень. – Темьян, как и каждый урмак, привык слышать в адрес своей расы всякую брань, обвинения в тупости и жестокости. Обычно он не обращал внимания на подобные слова. Но сейчас ему стало неприятно.

– И сколько обличий ты способен принимать? – не отставала пленница. – Сколько у тебя вариаций?

– Четыре.

– Сколько?! – не поверила она.

Темьян отлично понимал, что его слова прозвучали как ложь и хвастовство. Раса урмаков с каждым годом все больше вырождалась. Если несколько веков назад каждый урмак был оборотнем, умеющим принимать три-четыре обличия, то сейчас большинство соплеменников Темьяна могли оборачиваться только Пауками. Или вообще утратили способность к вариации, превратившись в «недоделанных тупых кровожадных верзил», как метко выразилась принцесса.

Урмаки даже с тремя вариациями стали в мире Кстантины редкостью, поэтому слова Темьяна о четырех обличиях вызвали у принцессы законное недоверие.

Но он не только не преувеличил свои способности, а, наоборот, преуменьшил их. На самом деле у него была еще и пятая личина – самая необычная и таинственная. Темьян прибегал к ней всего дважды, и его охватывала дрожь при воспоминании об этом. Никто, даже Келвин, не знал про эту пятую ипостась.

– Четыре! Так много! Не может быть! – не унималась принцесса. – Я слышала только о Пауках, Кабанах и Волках. А четвертая какая?

– Дракон. А вместо Волка у меня Барс. Снежная кошка. Мой отец был горцем.

– Вот это да!!! Если не врешь, тогда что ты делаешь в банде? Да в армии любого короля подобные тебе на вес золота! Ты легко станешь знатным и богатым. Вас таких по пальцам сосчитать можно. Прирожденный боец, идеальное оружие!

Темьян замялся. Он не мог сказать ей правду, но и врать тоже не хотелось. Оставалось отделаться ничего не значащими фразами:

– Мне приятно, конечно, все это слышать, но ты сильно преувеличиваешь мои способности и возможности. И потом, нас таких не так уж и мало.

– Не скажи! – Девчонка в возбуждении вскочила на ноги. – Вот я, к примеру, ни разу не видела настоящего боевого урмака-оборотня, хотя в армии моего отца… – она осеклась, поняла, что проговорилась и запоздало зажала себе рот ладонью.

– Ты дочь короля? – спокойно спросил Темьян. – Которого? Не саарского – это точно. У него сыновья.

Пленница промолчала, демонстративно отвернувшись.

– Можешь не отвечать. – Темьян пожал плечами. – Только Келвин уже давно догадался, что ты принцесса.

– Это он тебе сказал?

– Да.

Она помолчала, что-то обдумывая.

– Ладно… А может, ты покажешь мне свой боевой облик? Я никогда не видела настоящего урмака-оборотня. Ну пожалуйста, Темьян!

Ее синие глаза блестели нестерпимо ярко, в них вроде даже было немножко восхищения, и парень, конечно же, не смог устоять. Он огляделся.

– Здесь слишком мало места.

– Выйдем во двор? – предложила она.

Темьян помялся. Во дворе полно разбойников, и его «показательное выступление» не сможет пройти незамеченным, а ему не хотелось сейчас становиться предметом их насмешек. Не при ней.

– Мы можем выйти за ворота, – вновь разгадав его томление, предложила девушка.

Темьян долго колебался, но все же сдался и кивнул.

Прихватив по дороге факел, они вышли с хутора, прошли еще немного, приблизившись почти к самому лесу. Остановились. Темьян выбрал местечко поровнее и воткнул факел острым концом в землю.

– С чего начать? – спросил урмак.

– С Кабана, – не задумываясь, ответила принцесса.

– Закрой глаза, – попросил Темьян.

– Зачем? – Девчонка удивленно вскинула брови.

– Чтобы изменить облик, мне… придется снять штаны, – испытывая невероятное смущение, объяснил он. – Как только закончу превращение, скажу, и ты сможешь открыть глаза.

– Хорошо. – Девушка послушно смежила веки.

Темьян разделся, несколько раз глубоко вдохнул и привычно начал превращение…

– Можешь открыть глаза.

Принцесса поспешно распахнула синие любопытные глазищи. Перед ней стоял чудовищный монстр ростом с доброго быка, отдаленно напоминающий гигантскую свинью. Массивные ноги-тумбы. Толстая, складчатая шкура, способная выдержать прямой удар меча. Огромная, усеянная большими треугольными зубами пасть, которая могла запросто перекусить хребет лошади. Длинный, гибкий хвост с роговым шаром, усеянным прочными колючими шипами, играющий роль смертельно-опасной булавы. Покрытые костяными кинжалами бока. И в довершение – острый, плоский, изогнутый, как сабля, рог, торчащий прямо из массивной головы между маленькими глазками, прикрытыми складчатыми веками.

– Вот это да! – протянула девушка. – А это и вправду ты?

– Конечно. – Он произносил слова не очень отчетливо, словно ему было трудно говорить. – Ну, насмотрелась? Теперь опять закрой глаза, я буду превращаться обратно.

– Подожди! – принцесса отступила немного ближе к лесу. – Вначале я хочу кое-что сказать тебе, Темьян. Ты мне сразу очень понравился. И я совсем не считаю тебя тупым уродом, которого надо держать в клетке, как большинство людей думают про урмаков. Ты очень симпатичный. И совсем не грубый, даже наоборот, – девушка хихикнула, явно намекая на их неудавшуюся близость. – Но пойми, мне нужно оставаться свободной, чтобы выжить. Я не хочу умирать!

Она отступила еще немного, углубляясь в лес, который почти сразу переходил в густую, непролазную чащобу.

– Эй, подожди! Что ты делаешь?! – Темьян все еще не понимал, что происходит.

– Я ухожу. Прости! – Девчонка повернулась и быстро скрылась в пуще.

Урмак зарычал и спешно начал обратное превращение. Он отчетливо понимал, что в своем теперешнем обличье ни за что не продерется сквозь густые дебри, а пока обернется человеком, пока наденет штаны – не бежать же по лесу голым – она уже успеет затеряться в хитросплетении ветвей. Впрочем, приняв облик Барса, можно попытаться выследить ее, но…

Только теперь до него дошло, что принцесса сознательно и расчетливо готовила обман. Что, будучи королевской дочкой, не могла не видеть боевых урмаков-оборотней – в каждой армии всегда есть парочка-другая. И, вероятно, знала, что ему придется раздеться. И личину Кабана выбрала как самую массивную и неповоротливую. И к лесу выманила, понимая, что он не успеет сразу пуститься в погоню – ведь на превращения требуется некоторое время. А если знать нужный заговор и иметь соответствующий амулет, то легко можно сбить со следа любого зверя, и оборотня в том числе. У нее на шее что-то такое висело на шнурке – то ли драконий спас, то ли ведьмины волосы.

В общем, принцесса все рассчитала, уповая на природную тугодумность урмаков.

Она играла с ним и использовала его! А он, романтичный дурак!..

Темьян растерянно поглядел ей вслед и медленно побрел к Келвину – каяться.

Келвин встретил новость достаточно спокойно. Убежала, и ладно. Проблем меньше. Еще неизвестно, удалось бы ее продать или нет – от предназначенных для жертвоприношения бежали как от чумы. К тому же главарь разбойников уже всласть натешился с другими, не такими красивыми, но более покладистыми пленницами и пребывал в благодушном настроении. Он хлопнул мрачного урмака по плечу и пьяно спросил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное