Вячеслав Кумин.

Падение рая

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

   – Тебе ничего не рассказали? – удивился лейтенант Камышов.
   – О чем я и говорю, молчат, как рыбы. Между собой о чем-то шепчутся, только я ни слова не понимаю.
   – Я потом все объясню. Ты мне лучше скажи, почему ты оказался рядом с нами, и тебя лавиной задело?
   – И не только лавиной… я чуть не поджарился до золотистой корочки.
   – Вот и я про что… Так почему?
   – Вертолет прилетел, и надобность во мне как в снайпере отпала. Потом я же видел, что есть раненые, хотел помочь их оттащить. Тут-то все и началось. Плюхнулся в какую-то дрянь… потом вспыхнул огонь, и ток прошел через все тело. Казалось, во мне сейчас все взорвется. Потом закружило, начало бросать из стороны в сторону и темнота.
   – Я рад, что ты жив.
   – А уж как я-то рад. Кому расскажешь о таком – не поверят.
   – М-да… было бы кому рассказывать.
   – Ты о чем?
   Но ответить Камышов не успел. Прямо перед ними открылись двери, и кресла-каталки одно за другим въехали в просторное помещение с подозрительными зеркалами во всю стену. Сразу же вспоминались всякие дебильные реалити-шоу под общим неформальным названием «Замочная скважина».

   Встреча проходила бурно. Люди жали друг другу руки, трясли за плечи, обнимались, крепко хлопали друг друга по спине. И жутко матерились.
   – Что они делают?! – в изумлении спросил министр обороны. Каждое выражение автопереводчик переводил дословно, а приборчики лингвистической цензуры захлебывались в писке, выписывая штрафные квитанции.
   – По всей видимости, это выражение дружеского приветствия, сэр… – находясь в таком же шоке, ответила Амели.
   – Но почему они ругаются?!
   – Я не знаю… сэр.
   Вдруг гомон оборвался, и наступила абсолютная тишина. Привезли еще троих пациентов, но на них почему-то радость встречи не распространялась.
   – В чем дело? – снова спросил министр Пфайффер, чувствуя, здесь что-то не так. – Что происходит?
   – Я не понимаю…
   Тройка новичков сбилась в кучку, зашептавшись о чем-то между собой и косо поглядывая на более многочисленную вторую группу. Язык для автопереводчика оказался незнакомым, и потому он молчал.
   – Сука! – вдруг сказал один из тех, кто так недавно бурно проявлял радость, сжимая своих товарищей в могучих объятьях.
   Напряжение в наблюдательной ложе росло, все чувствовали, сейчас произойдет что-то непоправимое. И действительно, тот, кто сказал бранное слово, вдруг резко встал с кресла-каталки и бросился к новичкам.
   – Не надо, Осип, стой! Отставить! – закричал лейтенант Камышов, но было уже поздно.
   Солдат преодолел расстояние, отделявшее его от столь ненавистного ему противника, и со всей силы ударил в лицо одного из боевиков.
Кулак пришелся точно в нос. Но противник даже не успел закричать. Солдат в один момент оказался у него за спиной, схватил боевика за волосы и профессиональным движением переломал шейные позвонки, чуть приподняв и резко крутанув голову.
   Остальные двое попытались откатиться обратно к двери, но получалось у них плохо.
   – Так-то лучше, – сказал рядовой Осип Долгин и похлопал труп по спине, отчего тот наклонился и с мокрым шлепком упал на пол.
   – Ну всё, гниды, я сейчас и с вами разберусь, – добавил Долгин, направляясь к оставшимся двоим.
   – А я ему помогу, – тяжело вставая, поддержал своего товарища еще один солдат.
   – Отставить! – снова прокричал лейтенант. – Хватит!!!
   – Хорошо лейтенант, не будем, – согласился Долгин и отступил на шаг. – Живите, падлы…


   Несколько секунд члены комиссии стояли неподвижно, тупо глядя в окно, за стеклом которого только что разыгралась такая ужасающая сцена. После чего всех, почти одновременно, согнуло пополам в приступе неконтролируемой рвоты. А некоторые, в том числе и сам министр обороны, просто упали в обморок. Один генерал даже бился в эпилептическом припадке, брызгая слюной.
   После лошадиных доз успокоительного все пришли в себя и стали решать, как им поступить с пациентами.
   – Их нужно немедленно изолировать! – кричал министр Пфайффер. – Это дикие звери, варвары, которым место в клетке!
   И многие слабыми кивками показали свое согласие с таким вариантом решения проблемы. Да что уж многие – все были согласны. Слишком неконтролируемыми оказались размороженные субъекты.
   – Посмотрите на них! – продолжал кричать министр обороны. – Они едва очухались, только-только начали шевелиться и сразу же принялись убивать! Я требую, чтобы их до конца жизни изолировали от общества! Навсегда!!!
   Зал одобрительно загудел, за исключением директора Ришмана и доктора Стоун, которая после речи Пфайффера, взявшего небольшой тайм-аут, встала на защиту своих подопечных:
   – Но, господин министр, президент приказал использовать все возможности…
   – Но это же варвары! Маньяки!
   – Но, сэр, ведь именно по этой причине мы их и оживили, за их знания и навыки.
   – Да, конечно… – вынужден был признать ее доводы Глен Пфайффер.
   – Давайте хотя бы узнаем, почему они так поступили, сэр. Может быть, все окажется не таким уж и ужасным. Конечно, смертоубийство – это преступление, но стоит учесть, что они все еще живут по своим законам и не знают наших, они думают, будто находятся в своем времени.
   – Да, конечно, это можно признать смягчающим обстоятельством, – сказал министр. – Давайте узнаем мотивы их поведения…


   Поредевший взвод до сих пор находился в той комнате, куда их привезли для встречи друг с другом. Двоих боевиков милостиво отпустили, и те ушли, забрав тело убитого с собой.
   Медбратья, которые привезли их на креслах-каталках, опасались заходить внутрь, несмотря на все заверения пациентов о том, что они их не тронут. Впрочем, странные пациенты не особенно и опечалились. Побеседовать им было о чем. В основном говорил лейтенант Камышов, перерассказывая остальным то, что узнал от доктора Стоун и директора Ришмана, – историю прошедших тысячелетий. Впрочем, он основательно ее подсократил, отбросив, по его мнению, пустую информацию.
   Солдаты слушали молча, не перебивая, с хмурыми лицами. Роман не был уверен, понимают ли они его и слышат ли вообще, но рассказ продолжал. Он знал, его людям трудно принять то, что они пролежали во льдах две тысячи лет и уже нет никого из тех, кого они знали и любили. Нет ничего привычного, кроме тех двух бородачей, которых он им помешал убить.
   – Как же им удалось нас оживить? – спросил сержант Галс. – Это же фантастика чистой воды! Я такое только в третьесортных комедийных фильмах видел. Но реальность…
   – Видимо, не такая уж и фантастика. Что касается оживления, то это просто стечение обстоятельств. Мы искупались в антифризе, наглотались его, да еще вместе с какой-то гадостью. Сквозь нас прошел ток, нас опалил огонь, а в довершении всего нас завалило снегом, где и создались благоприятные условия для сохранения тел. Нас наверняка искали, но так и не нашли тогда…
   – Видно, не особенно-то и старались, – подал голос подрывник Адам Марцев. – Мы ж не знаменитости какие, чтобы километры льда бурить годами, лишь бы тела отыскать. Курить охота, убил бы за сигарету…
   – Попридержи язык, – шепотом предупредил лейтенант, глазами показав на зеркала под потолком. – Итак уже натворили дел.
   – Понял.
   – В тела ввели раствор с нано…
   – Нанороботы, – подсказал сержант Галс.
   – Да, закачали нанороботов, они нас восстановили, после чего оживили. Вот такие дела, – подвел итог Роман Камышов. – Земля теперь – единое государство с округами, земляне – единый народ без национальностей и расовых предрассудков. Колонизировано чуть больше десятка миров. Не так уж плохо… всегда мечтал побывать в космосе, посмотреть на другие формы жизни и все такое. Глядишь, может, и возьмут в звездные разведчики, а, разведка? Что молчим?
   – Может, и неплохо…
   – А теперь вопрос из вопросов, лейтенант, – заговорил старшина Фрейндлих.
   – Какой?
   – А на кой хрен нас, собственно, разморозили, да еще всех разом? Взяли бы одного, потом другого, ведь технология могла дать сбой, и весь драгоценный материал пропал бы зря.
   – Тебе, старшина, не в разведке, а в контрразведке служить, – хмуро ответил Роман. Он понял, что не задал себе и докторам главного вопроса, того, который, можно дать голову на отсечение, первым пришел в голову Виктору. – Признаться, я об этом не задумывался.
   Такая непонятная ситуация взволновала всех. Солдаты загудели, заспорили друг с другом, что-то живо обсуждая, но шум мгновенно прекратился, едва одна из панелей стала прозрачной и за ней показались люди.
   – Эй, может, пожрать принесете, а? А то мы тут уже изголодались, – завелся один из солдат. Его поддержали остальные.
   – Да и курева не мешало бы! – поддержал товарища его сосед.
   – Курение вредно для здоровья, а потому вне закона, – ответил один из тех, кто осмелился появиться в окне.
   – У вас в пятом тысячелетии никто не курит? – удивился солдат.
   – Именно! – с гордостью ответил толстенький человек.
   – Ну, а со жратвой как?
   – Скоро принесут. И вообще, тут задаю вопросы я!
   – Ну-ну, давай свои вопросы…
   – Зачем он убил того человека? Ведь тот ему ничего не сделал.
   – Ничего себе – ничего не сделал! – возмутился Осип Долгин. Он задрал на себе рубашку и показал на груди и животе два специфических шрама. – А это вы видели?!
   – Что это?
   – Пулевые ранения! Это тот бородатый гад в меня стрелял! А поскольку никакого электрического тока, антифриза, огня и лавины я не помню, то сдается мне, именно из-за этих пуль я богу душу и отдал… да только вы ее обратно в тело бренное вернули…
   – Вот как значит…
   Казалось, министра Глена Пфайффера ответ несколько озадачил. Похоже, как и обещала доктор Стоун, все вставало на свои места.
   – Именно. И те двое – сепаратисты, террористы и преступники. В ту ночь, когда все случилось, мы как раз отбивали у них заложников, которых они захватили ради получения выкупа у компании и их бедных родственников. Да только неудачно… Вы с ними поосторожней. Бандюги еще те…
   – А вы, стало быть, представляете силы правопорядка? – с надеждой спросил один из членов Комиссии.
   – Вроде того, – подтвердил лейтенант Камышов. – Армейская разведка.
   – То, что нужно…
   – Что нужно? – не понял Роман. – Эй, вы там! Может, объясните? А то некоторые детали кажутся нам чересчур подозрительными. Например, почему нас оживили всех скопом? Это же небезопасно. Доктор Стоун, чего молчите?
   – Вам бы отдохнуть не мешало, а потом мы вам все объясним.
   – Да какой тут к черту отдых, вы чего темните?!
   – Вы сейчас раздражены, можете неверно оценить информацию. Разговор долгий. Может, поедите для начала?
   – Ну, хорошо, давайте, – согласился Роман Камышов, почувствовав, как при упоминании о еде у него заурчало в животе.
   – Вах! Мои яйца! – вдруг встрепенулся рядовой Алимов, заглядывая между ног и пытаясь нащупать свои генеталии рукой.
   – Что там с твоими яйцами, Рашид?
   – Как что?! Две тыщи лет во льду! Вот и я хотел бы узнать, что с ними.
   – Ну, я где-то слышал, якобы заморозка им не вредна. Ведь есть даже специальные банки, где сперму хранят в замороженном виде, – не слишком уверенно сказал Камышов. – Впрочем, мы сейчас узнаем. Доктор Стоун…
   – Я слышала, – невнятно отозвалась Амели. Видимо, тема разговора варваров ее смущала.
   – Ну, так ответьте нам, а то, честно говоря, меня самого это начинает беспокоить.
   – Хорошо. Ваши… вашим… ваши репродуктивные органы практически не пострадали. Вы сможете иметь потомство.
   – Главное иметь, – двусмысленно сказал Рашид Алимов. – А что именно – не суть важно…
   В комнату «санитары», как обозвал появившихся людей Роман, вкатили несколько столиков с едой и тут же скрылись, с силой захлопнув дверь, будто выскочили из клетки с живыми тиграми.
   – Нервные ребята…


   Впрочем, без отдыха все же не обошлось, видимо, в пищу что-то подмешали, поскольку всех сразу после еды потянуло в сон. А, проснувшись, все оказались в своих палатах, привязанные к кроватям ремнями.
   «Значит, нам не доверяют, – зло подумал Камышов, – что ж, их можно понять».
   Роман осмотрелся. В палате ничего не изменилось, только рядом с кроватью стояло инвалидное кресло с электрическим мотором.
   Вдруг ремни отстегнулись, и из скрытых динамиков прозвучал механический голос:
   – Не беспокойтесь, пожалуйста, сядьте в кресло.
   – Зачем?
   – Мы хотим с вами поговорить.
   – Поговорить можно и так.
   – Поговорить с вами со всеми.
   – Понятно…
   Камышову кресло не понравилось: уж больно угрожающими выглядели захваты в области ног и рук.
   – Что-то говорит мне, будто я сам должен заковать самого себя, – сказал Роман, садясь в кресло. – Я прав?
   – Вы очень догадливы.
   – А вам слабо?
   – Нам бы не хотелось прибегать к крайним мерам, – уклончиво прозвучало в ответ.
   – Ну и черт с вами! – раздраженно ответил лейтенант, не собираясь расспрашивать об этих «крайних мерах».
   Камышов решительно вставил руки и ноги в петли, и те моментально автоматически затянулись. Дверь из палаты открылась, и кресло само выехало в коридор. Оно немного повиляло, отыскивая направляющую линию на полу, и, держась ее, поехало к месту назначения.
   На этот раз помещение, куда приехало кресло, было другое, размером поменьше, но такое же белое. Наблюдатели находились в соседней комнате, отделенной прозрачным, а не зеркальным стеклом, как в прошлый раз, но, безусловно, бронированным.
   В комнате, кроме прибывшего Камышова, находилось еще десять человек.
   – Привет, лейтенант…
   – Здорово, старшина.
   Остальные сидели в таких же креслах, с обездвиженными конечностями.
   – Нас тут боятся, – весело произнес Осип Долгин. Он прекрасно понимал из-за кого.
   – Немудрено, после того, что ты натворил. С чего ты вообще взял, будто бородатый именно тот, кто тебя подстрелил?
   – Не знаю, – сделал попытку пожать плечами Осип. – Показалось…
   – Понятно.
   – Эй, вы там! – закричал старшина Фрейндлих, глядя в стекло. – Вы что, в зоопарк пришли, на редких зверушек посмотреть?
   – Нет…
   – Ну, тогда хотя бы оковы снимите.
   – Хорошо…
   Узы тут же ослабли, и все с облегчением потерли руки, затекшие от ремней.
   – Так-то лучше.
   – Где остальные? – спросил Камышов.
   – Они отказались садиться в кресла, – прозвучало в ответ. – Но имеют возможность слышать все, о чем мы будем говорить.
   – И о чем вы хотите поговорить? И кто вы такие, собственно? Я, например, лейтенант Камышов, а это мой взвод, точнее то, что от него осталось… но все же взвод.
   – Министр обороны Земной Федерации Глен Пфайффер, – помявшись, представился министр, после чего продолжил: – Не так давно вас интересовало, почему оживили всех разом.
   – Точно. Так почему?
   – Как вы уже знаете, мы исключительно мирные люди. Времена войн давным-давно канули в лету. По крайней мере, последний военный конфликт случился более полутора тысяч лет назад.
   – Ну и?… – подбодрил Камышов замолчавшего министра, который не знал, куда деть руки. Вдруг Романа осенила догадка. – Так вот оно что! Спустя полторы тысячи лет началась новая война!
   – Вы правы… Война…
   – И при чем тут мы?
   – Как при чем? Вы же солдаты…
   – Ну и что? Если мы солдаты, это не значит, будто мы будем рады снова вернуться на войну.
   – Вы не понимаете! – взметнул вверх руки министр обороны. – Нам всем угрожает опасность! Великая опасность!
   – Ну, так воюйте, – пожал плечами Роман. – Берите в руки оружие и стреляйте. В чем проблема?
   – Вы не понимаете, – произнес министр и осел на стул, словно сдувшийся мячик. – Мы не умеем воевать…
   – Понятно… И какой масштаб конфликта?
   – Я не понимаю…
   – Ну, какой конфликт? Локальный, то есть банда сепаратистов решила отделиться, или планетарный, когда все все та же банда носится с придурочной идеей о независимости. Может, глобальный, и звездная система поперла на звездную систему, с космическим флотом, с лазерами наперевес, защищая идею той же независимости, будь она неладна. Так какой?
   – Глобальный, – кивнул головой министр. – Но по другой причине.
   – Слушайте, а на вас случайно не зеленые человечки напали, которые мозги высасывают? – не то всерьез, не то в шутку спросил старшина Фрейндлих. – Или там какие другие твари, скажем из созвездия Гончих псов, а то я, откровенного говоря, с детства ужас как боюсь собак… Понимаете, в детстве, когда мне было лет пять, меня целых два раза покусали огромные псины, было очень больно… Прививки от бешенства делали, с тех пор я очень боюсь собак. Мне даже диагноз поставили… забыл как называется. Синдром какой-то… Но это еще ничего. Вот если это какие-нибудь мохнатые, шестиглазые пауки или там скорпионы, которые клешней перерубают человека пополам, тогда я действительно умываю руки.
   Все засмеялись, только сидевшие за стеклом юмора не поняли, им было не до шуток.
   – О чем вы? Какие собаки? Какие пауки со скорпионами? Какие зеленые человечки? Обычные люди, такие, как мы с вами… Но они уже практически уничтожили все поселения в системе Лазурит…
   – Ладно, Виктор, не паясничай, – едва сдерживая смех, приказал лейтенант Камышов. – От нас-то вы чего хотите? Чтобы мы в одиночку перестреляли всех ваших врагов?
   – Я не знаю… может быть, попробуете обучить наших солдат? – с надеждой не то спросил, не то предложил министр Пфайффер. – Вы просто обязаны что-то сделать!
   – Не так категорично, – сказал старшина, – мы вам ничего не должны.
   Но, посмотрев на сдвинутые брови лейтенанта, Фрейндлих добавил:
   – Но помогать не отказываемся, правда, с некоторыми условиями.
   – Чего вы хотите?
   – Хватит нас держать, как обезьянок в клетках, мы благоразумные люди и никого калечить просто так не собираемся, а то, что случилось прошлый раз, просто недоразумение… Дайте нам нормальную одежду, а то эти больничные халаты нас уже достали. По городу нас покатайте. Должны же мы узнать, как изменился мир за две тысячи лет. Что еще?… Пока все, дальше видно будет.
   – Вы обещаете не применять насилие?
   – Клянемся, если, конечно, на нас не наедут. Тут уж как получится.
   – Хорошо… На вас не наедут, у нас соблюдают правила дорожного движения, – по-своему понял значение слова Глен Пфайффер.


   Из комнаты их выпустили уже действительно свободными. Кто хотел – шел самостоятельно, кто не хотел или не мог – катался на кресле. Некоторые солдаты даже устроили гонки, кто быстрее.
   Требования были частично выполнены. Им выдали такую же одежду, какую носили сами члены комиссии и доктора – длинные до пят одежды, больше похожие на китайско-японские халаты-кимоно.
   – В этих тряпках я себя чувствую бабой, – возмущался сержант Галс, в общем-то, выражая общее мнение.
   – Ничего не поделаешь, у них такие традиции – сказал Роман Камышов, – но, думаю, нам удастся вскоре получить свою форму обратно. Или подобрать что-нибудь более привычное.
   – Будем надеяться.
   – Вы готовы? – спросил министр Пфайффер, когда все переоделись.
   – К труду и обороне? – сделал попытку пошутить старшина.
   – В смысле?…
   – Не бери в голову. Мы-то готовы, а как насчет прогулки по городу?
   – Я, конечно, понимаю, что сидение в четырех стенах несколько утомляет, но все же просим, чтобы вы приступили к действию как можно быстрее.
   – С чего такая спешка? – недовольно поинтересовался лейтенант Камышов. – Один день погоды не сделает.
   – Пошел уже четвертый месяц, как мы запустили проект по вашей разморозке. Так что времени прошло уже достаточно, и враг направился к новой колонии, чтобы уничтожить ее, – размахивая руками и брызгая слюной, объяснял министр.
   – Понятно.
   – Несмотря на то, что вы являетесь запасным вариантом, – продолжал министр, – желательно, чтобы ваши навыки…
   – Убивать, – договорил за министра Роман.
   – Именно… чтобы ваши знания начали помогать нам как можно быстрее.
   – Что ж, с прогулкой по городу можно и повременить. Ведите нас в свой штаб, будем вас консультировать.
   – Если мы запасной вариант, то какой тогда является основным? – поинтересовался старшина Фрейндлих.
   – Э-э… боевые роботы с элементами искусственного интеллекта.
   – Ух ты! – восхитился Виктор. – Тогда зачем вам мы? Если у вас есть такая сила, как роботы.
   – Некоторые аналитики считают, если не умеет воевать создатель, то и его создания тоже могут этого не уметь, поскольку…
   – Проще говоря, оружием еще нужно уметь пользоваться.
   – Именно так, потому мы и привлекли вас, тех, кто умеет пользоваться оружием.
   – Ясно. Стоп… а что на счет армии? – спросил Камышов.
   – Да ладно вам, лейтенант, – махнул рукой старшина. – Посмотри на них…
   Только сейчас Роман заметил, что все члены комиссии шли на значительном расстоянии от солдат, косо на них поглядывая. И даже министр обороны старался держаться в сторонке, а когда кто-нибудь из солдат к нему подходил чуть ближе, того чуть ли не трясло от страха, особенно остро он реагировал на Долгина. И абсолютно никакой охраны, даже номинальной, – это удивляло больше всего.
   – Если у них министр обороны такой сопляк, то что можно сказать о его солдатах? И вообще обо всех жителях?
   – Согласен.
   Пешая прогулка по обильно украшенным цветами коридорам закончилась в большом зале с огромным стеклянным столом в центре.
   – Располагайтесь…
   – Что это?
   – Какое-то время послужит нашим операционным центром, – пояснил министр Пфайффер. – Отсюда вы будете делать свои предложения по усовершенствованию, усовершенствованию…
   Министр обороны мучительно искал оборот, чтобы закончить предложение. Ему помог Камышов, подмигнув доктору Стоун:
   – Мы поняли, что вы хотели сказать, господин министр.
   – Спасибо. Еще… с вами хотел поздороваться господин президент.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное