Вячеслав Шалыгин.

Миссия Сокола

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Проводил гостя и от облегчения умер, – хмыкнул Климов.

– Вася! – Ольга осуждающе взглянула на товарища.

– Причину «паузы» установили?

– Обычная дырка в «софте». Домашний комп у генерала аховый, и программу в нем еще пять лет назад следовало переустановить. Ну, или хотя бы «апдейт» ей сделать. За последние три месяца у него полсотни похожих «пауз» случилось.

– Все равно это не совпадение, – уверенно заявил Владислав. – Климов, проверь записи «Невода» и дай ориентировку сыскарям. Оля, буди охрану Баркова, пусть доставят его сюда. Стуков, дождись результатов осмотра, потом собирай и вези всю генеральскую технику экспертам. Медиков предупреди, чтобы труп вскрывали осторожно, в герметичном боксе и под М-станнером. Всем все ясно? Работать!

– Разрешите уточнить, – Климов, как школьник, поднял руку. – Ищем человека в черном бронекостюме или следы криминальной деятельности похищенных нанороботов?

– Чтобы роботы действовали, их следует доставить как можно ближе к объекту. Так что ищем в первую очередь «средство доставки». Вероятнее всего – это человек в черном. Но это лишь одна из версий, на ней не зацикливайся. Еще вопросы?

– Владислав Валерьевич, извините, если прерываю… – вклинился в разговор новый «голос из смарта».

– Да, Николай, что у тебя?

– Мои бывшие коллеги кое-что нашли в третьем Шереметьеве, – ответил заместитель Добрецова в Европе, в прошлом начальник УФСБ по Москве. – Похоже, по нашей теме.

– Что конкретно?

– Двадцать металлических кейсов с активной электронной начинкой. Сданы в багаж как дипломатическая почта на бернский рейс. Вылет через час. Ребята спрашивают, задерживать рейс или нет?

– В яблочко! – вырвалось у Климова.

– Я сказал – работать! – не оборачиваясь, бросил Владислав. Климов, а за ним и Ольга быстренько испарились. – Коля, передай товарищам, я лечу в аэропорт. Буду через десять минут. Пусть ждут.

– Лады. Я тут недалеко, тоже подъеду…


…Когда Владислав прилетел в аэропорт, выяснилось, что задержать рейс не удалось, и самолет отправится точно по расписанию, то есть через двадцать минут. Встретивший начальника СБН полковник федеральной безопасности Евстратов – человек – иллюстрация «минора», вечно всем недовольный и ворчащий по любому поводу – только развел руками.

– Это чартер, Владислав Валерьевич. Наниматель – правительство. Я связался с заместителем директора нашей конторы, но он пока ничего не решил. По-моему, кто-то там, наверху, тянет время.

– Если не решат, перекройте «рулежку» машинами. Самолет не должен взлететь. Пассажиров много?

– Всего сотня, но все важные, как пингвины, – чекист невесело усмехнулся. – Какая-то правительственная делегация, плюс сопровождающие лица и охрана. За машины на полосе нам могут шеи намылить.

– Я отвечу, – Владислав взглянул на часы. – Багаж уже погрузили?

– Да.

– Прикажите выгрузить и отвезти на запасную полосу. И минеров туда сразу направьте.

Кейсы взрывоопасны.

– О как! Это точно?

– Абсолютно.

– Другое дело! – Полковник повеселел, насколько позволял характер, и включил смарт. – Теперь нам ФСО не указ. Алло, Седьмой, принимай вводную: борт семьсот пятьдесят два заминирован, приказываю эвакуировать пассажиров и экипаж. Да, ты правильно понял. Да, если потребуется – силой. Пятый, подгоняй буксир. Как только выведут пассажиров, самолет надо отогнать на запасную полосу и выставить оцепление. Алло, дежурный? Оранжевые фургоны в Шереметьево-3, срочно! И еще…

– Влад!

Добрецов обернулся и увидел спешащего Николая.

– Ну, не буду мешать, – Владислав похлопал полковника по плечу и пошел навстречу заместителю. – Привет, Коля.

– Ты уже знаешь про Манилова?

– Да, знаю.

– Это все связано? – Николай указал на табло, где напротив информации о чартерном рейсе в Берн появилась-таки пометка «отложен».

– Без сомнений.

– Ты редко так говоришь, – Николай Николаевич озадаченно взглянул на раздающего команды угрюмого полковника ФСБ. – На этом рейсе, я слышал, министр транспорта должен был лететь со всей командой. Думаешь, это кто-то из чиновников кейсы в багаж сдал? Или из охраны?

– Вряд ли, но без секретных связей в высоких сферах тут не обошлось, – Владислав снова взглянул на часы. – Регистрация началась около часа назад. За час из этого аэропорта вылетело десятка три самолетов. Плюс столько же из соседних… получается почти сотня. Очень скверно. Очень.

– О чем это ты?

– Кейсы в дипломатическом багаже – очередная уловка, Коля. С нами играют в прятки.

– Кто? Те ребята, за которыми ты вчера весь день гонялся?

– И которые сегодня, подчищая следы, убрали Манилова.

– Уловка… – Николай задумчиво потер бритый затылок. – Но тогда они не улетели, так? Чемоданы сдали в авиабагаж, а сами дернули на поезде или машиной. Логично?

– Если сдавали на Аэровокзале или через службу доставки, логично. Если прямо здесь – нет.

– Надо проверить записи систем видеонаблюдения.

– Проверяй, – Владислав кивнул. – Если увидишь хотя бы макушку того, кто сдал эти кейсы, поставлю ящик коньяка.

– Парень разбирается в маскировке?

– Судя по предыдущим эпизодам, да. Теоретически мы могли увидеть его трижды, но каждый раз оставались ни с чем.

– А-а, черт! – вдруг воскликнул полковник ФСБ. – Идиоты упрямые! Доигрались!

– Гена, что случилось? – удивленно спросил Николай Николаевич.

– В багажном отсеке самолета задымление! А эти чванливые уроды эвакуироваться не желают!

– Это ты о министерских?! – делано «возмутился» замначальника СБН. – Как не стыдно, Гена, ты ведь тоже государев человек, почти их коллега.

– Пингвины зажравшиеся! – На реплику Николая полковник только махнул рукой: «отстаньте, а, без вас тошно» – и продолжил диалог с подчиненными. – Седьмой, пинками их под зад! И охрану тоже! Угрожают? Ничего, и покруче видали! Будут сопротивляться, прикажи спецназу – в «браслеты» их! Да, всех! И его тоже! В целях личной безопасности. Не уволят. А уволят – в СБН пойдем наниматься. Они обещали взять на двойной оклад.

Он бросил короткий взгляд на Николая: «получите сдачу».

За стандартным шумом переполненного аэропорта вой пожарных сирен был едва слышен, но Владислав его уловил и сразу включил канал связи с «Неводом». Картинка высветилась просто отличная. Дымящийся самолет, бегущие прочь пассажиры и поливающие все это безобразие пеной пожарные машины – все в натуральном цвете, объеме и даже с просчитанной компами звуковой дорожкой. Влад включил тепловой режим наблюдения. Судя по тому, как раскалился фюзеляж в районе багажного отделения, горели именно кейсы. Компьютеры «Невода» просчитали все возможные варианты и сделали вывод, что источник возгорания имеет температуру не менее полутора-двух тысяч градусов.

– Замели следы? – спросил Николай. – Как в «Ольховке»?

– Так точно, Коля. Здесь нам делать больше нечего, – Владислав развернулся и пошагал к выходу.

– Я останусь, помогу Геннадию «мосты развести».

– Хорошо, Коля, – Добрецов, не останавливаясь, махнул рукой. – Я буду в офисе. Разберешься – приезжай, пошепчемся.

В тот момент начальник СБН еще не знал, что доберется до офиса ненамного раньше Николая. Звонок Баркова застал Владислава на полпути к вертолетной площадке. Саша звонил из М-СИТИ. За плечом у него маячили Климов и Ольга.

– Владислав Валерьевич, здравствуйте, у меня для вас кое-что срочное.

– Здравствуйте, Александр. Вы уже погрузились в тему?

– По самую макушку, – заверил Барков. – Я изучил записи событий в «Ольховке» и на трассе, а также пробежался по записям из Шереметьева, после чего дал «Соколу» задание начать поиск.

– Надеюсь, результат превзошел все ожидания? – Владислав усмехнулся.

– Да, и это меня смущает. Человек, похожий на интересующего нас убийцу, засветился час назад у камер хранения Павелецкого вокзала.

– Надеюсь, вы сбросили вводную Стукову?

– Да, оперативная группа уже на месте. «Черного» они не нашли, отпечатков пальцев на ячейке тоже не обнаружено, а дальнейший поиск с помощью «Сокола» ничего не дал. Думаю, это был еще один финт. Преступник сделал вид, что желает забрать багаж и отправиться по железной дороге.

– А на самом деле…

– А на самом деле он едет в сторону Домодедова.

– Там есть частный аэродром, – подсказал Климов. – Сорок минут назад «Невод» уловил слабый фон М-поля над Каширским шоссе. Вероятно, это «фонил» краденый груз, он же теперь не в кейсах.

– Надо предупредить охрану аэропорта и послать людей на частную полосу.

– Это мы сделали, но боюсь, поздно, – сказал Саша. – «Невод» потерял «отметку» в районе Воеводино. Судя по скорости перемещения, объект воспользовался аэротакси и сейчас уже на месте. Я проверил расписание: в ближайшие полчаса с частной полосы вылетает около двух десятков рейсов. Задержать их все мы не сможем, дать ориентировку тоже – у нас нет особых примет объекта, а общие не помогут. Мужчин среднего роста и нормального телосложения среди пассажиров больше половины, и технологического груза в их багаже хоть отбавляй.

– Сдается мне, это тоже неспроста, – заметил Климов. – Ложные цели. Все по военной науке.

– Я лечу в Домодедово.

– Напрасно потратите время.

– Возможно, – Владислав дал отбой связи.

Добрецову требовалось хотя бы пять минут тишины и покоя, чтобы сосредоточиться. Саша был прав, перехватить двадцать ложных целей, в каждой из которых по десятку подозрительных субъектов, – нереально. Но попробовать все равно стоило. Владислав взглянул на часы. Поскольку в реактивном режиме над Москвой «трансформер» летать не мог, в течение получаса при всем желании Владислав успевал только добраться из Шереметьева в Домодедово. Организовать проверку всех бортов он уже не успевал, а другим сотрудникам без его личного участия провести это мероприятие было нереально. На частных аэродромах свои правила и отношение к любому вмешательству извне там крайне негативное. Добрецову, конечно, не откажут, но только ему. А он явно опаздывал.

Владислав включил смарт и запросил у «Невода» картинку частной полосы в Домодедове-2. Рейсы уходили по расписанию, а вместе с взлетающими «Гольфстримами», «Евробасами» и «Аннушками» улетучивались и шансы поймать «черного». Добрецов запросил доступ к базе регистрации. Климов был прав: почти половину из общего количества пассажиров составляли мужчины среднего роста, возраста и комплекции. И почти у всех в багаже или ручной клади нашлись какие-нибудь компьютеры, смарты, камеры и всевозможные гаджеты. Найти в ворохе этого электронного хлама десяток капсул с крадеными нанороботами было сложно еще и по причине того, что в Домодедове-2 записи досмотра багажа уходили в автономные, не связанные ни с какими сетями компы. По мнению частных перевозчиков, так оберегалось право человека на частную жизнь. В доступных через Сеть ведомостях просто отмечался вес багажа и делались пометки: «хрупкий груз», «стекло» или «без ограничений». Можно было ориентироваться на пометки и вес, но записи были информативнее. И опять же – Владиславу их покажут, никуда не денутся, но только по прибытии Добрецова в аэропорт. То есть когда будет поздно метаться. Особенно, если «черный» улетел на одном из самолетов первой десятки – все они летели на запад и сейчас уже пересекали границу России.

– Владислав Валерьевич, – на связь вышел Климов. – «Невод» поймал и опять потерял «отметку», теперь, похоже, насовсем. Над Каунасом.

– Быстро летит, стратосферным, – Добрецов невесело усмехнулся. – А что говорит Барков?

– Он весь в поиске, – Климов покосился за кадр, видимо, на Баркова. – А может, уснул, по нему не поймешь.

– Я не сплю, – послышался голос Баркова. – След во внесетевой виртуальности есть, но очень размытый. Дайте мне еще десять минут, и, возможно, я скажу, куда летит наш «черный орел».

– Хорошо, я возвращаюсь в офис, – Владислав жестом приказал пилоту взять курс на М-СИТИ. – Ждите, будем мозговать.

* * *

Через час в кабинете у Добрецова собралась почти вся его личная команда: Барков, Климов, Денис и Ольга. Не хватало опасно-обворожительной Тамары, которая возглавляла охрану базы, где проживало семейство Барковых. Ее место занял Николай Николаевич, человек и генерал, как выражался Климов, которому от европейского начальника доставалось с завидной периодичностью, несмотря на Васино «адъютантство» у Добрецова. К началу совещания Николай опоздал, но ненамного. Владислав указал заместителю на свободное кресло и обернулся к Баркову, продолжая прерванный разговор.

– След ведет на запад? А поконкретнее? К западу от нас вся Европа.

– На юго-запад, на побережье Средиземного моря, – Саша неопределенно помахал рукой. – Дальше Италии, но ближе Испании.

– Там Франция, – подсказал Климов, мечтательно вздыхая. – Лазурный берег: Ницца, Сен-Тропе, а чуть дальше Тулон, Марсель… красота!

– След владельца чемоданов? – уточнил Николай. – А какой след? Он физиономию засветил, или ты это в волшебном зеркальце увидел?

– В нем самом, – Саша усмехнулся. – Не прост наш человек в черном, Николай Николаевич. Светиться он не светился, не лампочка, и в виртуальности четкого отражения у него нет – это удел машин и смежных созданий, но у него полный рюкзак транспортировочных капсул с крадеными нанороботами – вот в чем его ошибка. Пусть эти «изделия», как их называл покойный Манилов, и не активированы, но все равно их можно засечь.

– А я думал, они все в кейсах сгорели, в Шереметьеве, – по лицу Николая было видно, что на самом деле он так вовсе не думал.

– Пусто было в кейсах, уловка номер сто четыре, – не почувствовав иронии, терпеливо пояснил Климов. – Надо бы кому-то на Лазурный берег сгонять, как считаете, господа начальники? Я могу Монако проверить, Оля – Ниццу, а Барков до Сен-Тропе пробежится.

– Тебе и здесь дел хватит, – осадил его Барков. – Владислав Валерьевич, поскольку дело касается нанороботов, лететь придется мне. Только не в Ниццу, а в Марсель. Стратосферные самолеты обычно садятся там.

– Вообще-то, Александр, я вызывал вас не за этим, – Владислав покачал головой, – но вы правы. Пусть и не активированные, а все равно эти штуковины опасны… для всех, кроме вас.

– А если «черный» их активирует? – негромко спросила Ольга.

– Без Системы или «Сокола» вряд ли, – ответил Саша.

– Ты не знаешь наверняка, – Ольга говорила как всегда мягко, но убедительно. – А вдруг это что-то новое, и оно не нуждается в командах Системы? И в твоих командах тоже. Может быть, тебе стоит сначала расшифровать документы, из-за которых погиб Манилов?

– Хоть и женщина, а говорит дело, – заметил Климов.

– Я займусь этим во время перелета. До Марселя даже на челноке лететь два часа, для «Сокола» это прорва времени. Но, думаю, преимущество у меня есть в любом случае.

– Это какое?

– Опыт, Вася. Никакой «черный диверсант» с крадеными «нанами» в рюкзаке не имеет такого опыта, как я. И таких знаний.

– И такой самоуверенности, – фыркнул Климов. – Смотри, Саня, нарвешься когда-нибудь.

– Хорошо, Александр, – прервал их перепалку Владислав Валерьевич. – Полетите спецрейсом. В Марселе вас встретит шеф западноевропейского отдела СБН мсье Жан Лесаж. Команда у него опытная, а обеспечение одно из лучших.

– Если Ольга права, потребуются М-станнеры.

– Есть у него и эти штуки. Он вообще обстоятельный мужчина, запасливый и солидный. Положительный, одним словом. Уверен, вы поладите.

– Только не цепляй его, – добавил Николай Николаевич. – Положительный не значит снисходительный. Вспыхнуть может запросто. Но в целом мужик мировой.

– Отлично, – Саша воодушевился. – Когда вылет?

– Когда доберетесь до аэропорта. И еще, Александр… пожалуйста, без героизма. Если почувствуете, что есть малейшая вероятность провалить операцию – отмените. Лучше уж мы потратим чуть больше времени и средств, но сделаем все без риска.

– Я понимаю, но не нахожу причин для пессимизма, – Саша поднялся.

– Ты же видел запись бойни в «Ольховке», – снова встрял Климов.

– А ты видел, что умею я, – парировал Барков.

– Это меня и пугает, – Вася поднял неубедительно тоскливый взгляд к потолку. – Разнесете юг Франции в щепки, «Невод» разорится на компенсациях, и я, следовательно, останусь без работы. А мне это надо?

Глава 4

Марсель, 1–2 сентября

Барков прилетел в Марсель поздно вечером, а когда внимательный, но сдержанный Лесаж привез его в местный офис «Networld», часы пробили полночь, и порядковый номер месяца поменялся с восьмерки на девятку.

– Осень, – с ноткой сожаления констатировал шеф западноевропейского отдела СБН, взглянув в окно.

Жан Лесаж был высоким, подтянутым и уверенным в себе. Это Баркову понравилось. Кроме того, он был со вкусом одет, аккуратно подстрижен и чисто выбрит, вопреки ретро-моде на трехдневную щетину. Для старого холостяка бывший инспектор Сюртэ выглядел даже слишком хорошо. Впрочем, то, что Лесаж не женат, вовсе не означало, что его дом пустует и ему не для кого чисто по-французски бриться на ночь. Жану было немного за сорок – возраст вполне дееспособной зрелости. «Сокол» пробежался по файлам кадровой службы, но о личной жизни француза там почти ничего не нашлось. На полноценный досуг и милые глупости у него не оставалось времени. Два-три необременительных вялотекущих романа, которым Жан предпочитал рыбалку в компании друзей и футбол. Единственной настоящей любовью Лесажа была его новая работа в СБН.

– Да, осень. Только не здесь, – Саша подошел к открытому окну, за которым сверкали разноцветные огни, лазерные проекции, голографические ролики и прочие украшательства ночного города. – Здесь лето продлится еще месяца два.

– Полтора от силы, – возразил Жан. – И это будет вовсе не то лето, что сейчас. Утренние туманы, днем дожди, по вечерам прохладный ветер, и те же короткие дни, что везде. Когда-то я жил в Марселе. Давно, еще до того, как здесь тоже стало неуютно и сыро.

– А я считал, что на Средиземноморском побережье не так дождливо, как в Париже.

– Климат испортился везде. Дожди смоют Марсель в Лионский залив чуть позже, чем Париж в Сену, но этот конец неизбежен. Еще двадцать лет, и от Европы вообще останется лишь Апеннино-Альпийский архипелаг посреди Средиземно-Балтийского моря.

– Довольно мрачный прогноз.

– А по-моему, романтичный, – Лесаж усмехнулся. – Представляете рыбалку в Парижском заливе? Маяк на Эйфелевой башне, причал на крыше Лувра, дайвинг на Елисейских полях… Или представьте каникулы на острове Монблан и купание в Пиренейском проливе. Так и будет, поверьте, мсье Барков. Я наблюдаю за этим чертовым потеплением, так сказать, с места событий и уже давно. Триста дождливых дней в году – такова последняя статистика Парижского бюро погоды. Уровень Мирового океана за последние десять лет поднялся в среднем на пять метров. Вы же знаете, что осталось от Нидерландов, северо-запада Германии и части Дании. Из Москвы реальных масштабов катастрофы не видно, у вас пока солнечно и сухо, но Европа скоро окончательно захлебнется. Хотите кофе, коньяк?

– Кофе, но не здесь. Давайте прокатимся по городу в сторону порта. Надеюсь, по пути найдется местечко, где мы сможем выпить по чашке кофе?

– Конечно, мсье Барков, этот город страдает бессонницей. Кафе и бистро работают круглосуточно. Поедем всей командой?

– Нет, это будет только разведка. Наш объект никуда не спешит. Похоже, он решил здесь обосноваться. Не будем спешить и мы.

– Вы знаете, где он, но не хотите его брать? – удивился Лесаж.

– Он в порту, и мы его возьмем, но не с ходу, а тщательно подготовившись.

– Это один человек, я правильно понял? – уточнил Жан. – И он не вооружен.

– В привычном смысле – нет, не вооружен. Но все равно очень опасен. Поверьте, мсье Лесаж, я знаю.

– Я тоже знаю, мсье Барков. Видел запись штурма коттеджа «Ольховка». Да, человек в черном – профессионал, но теперь нам это известно. Нужно просто принять к сведению его возможности и разработать более удачный план захвата.

– И все-таки я настаиваю.

– Вы сдаете карты, – Лесаж недовольно поджал губы. – Машина ждет внизу. Через полчаса будем на месте, ночью пробок почти не бывает.

В салоне тяжелого, просторного «Рено» Сашу окружила безмятежная тишина. Мелькающий за окном немой город выглядел нелепо, и Барков опустил стекло. Яркая картинка тысяч огней на черном фоне обрела звук, и Саша погрузился в атмосферу города бессонницы. Вернее, погрузилась его человеческая составляющая. «Сокол» продолжил начатый еще в Москве поиск «черного» беглеца. Теперь это можно было делать, ориентируясь на более четкие коротковолновые сигналы, а не на виртуальные тени во внесетевом «подсознании техносферы».

Мимо проносились многочисленные кафе и бутики, современные жилые здания с погасшими окнами, старые дома, украшенные иллюминацией и эффектной лазерной подсветкой, а перед внутренним взором Саши мелькали тысячи схем и объемных проекций. Системы связи, сигнализации, электроснабжения, оптические и радиоканалы управления офисным и домашним хозяйством, опутанные хитросплетениями Интернета компы, трехмерные телесистемы, бытовая техника, смарты… и масса прочих продуктов цивилизации. «Третий глаз» видел то, что недоступно обычным глазам человека, но составляет такую же неотъемлемую часть окружающего его мира, как украшенные стены жилищ, светящаяся реклама, фонари или машины на полночных улицах. «Сокол» высматривал добычу, глядя на город как бы изнутри, а если точнее – заглядывая ему «под кожу». Единственное, чего не было во всей этой путаной, но интересной картине, так это микроскопических машин. Вернее, они были повсюду, но ни одна не участвовала в активной деятельности крупных электронных собратьев. Система пребывала в глубокой «машинной коме», и Барков не видел признаков того, что некто пытается ее растормошить. Но что в таком случае похититель делает в Марселе? Должна же была существовать причина, по которой он выбрал именно это место.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное