Вячеслав Шалыгин.

Миссия Сокола

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

Саша наконец поддался нестерпимому желанию и мысленно заставил включиться вытяжку. Сизый дым нехотя потянулся к никелированному воздухозаборнику. Сотрудник СБН покосился на почти бесшумно заработавший прибор, но комментировать самодеятельность гостя не стал.

– Спасибо, Александр, на сегодня достаточно.

– Я могу попросить на завтра выходной? Хочу побыть с семьей.

– Да, конечно, – Лавров любезно улыбнулся, – но в пределах базы.

– Приз для победителя – домашний арест? – Барков усмехнулся.

– Вы сами сказали – игра не окончена, – начальник охраны развел руками. – Что там получится у инженеров из Силиконовой долины, пока непонятно, а секрет местонахождения последнего Прототипа раскрыть непросто, значит, Главный все-таки может попробовать вас на прежнюю роль. Так?

– Нет.

– Хотя бы теоретически! А раз так, мы обязаны это предотвратить. Вы, господин Барков, на данный момент единственный человек, способный уберечь мир от новой системной катастрофы. Единственная надежда.

– «Надежды – сны не спящих», – Барков вздохнул. – Не самое лучшее оружие против монстров вроде Системы. Но будь по-вашему. Устроим семейный пикник внутри охранного периметра.

– За пятым дотом третьей линии укреплений есть отличная лужайка.

– Спасибо, учту.

Александр вышел из душной комнаты и, облегченно вздохнув, направился к лестнице. Лифты он игнорировал не потому, что страдал боязнью замкнутых пространств, а потому, что главной проблемой на секретной базе СБН была гиподинамия. Ходить тут было особо некуда, а бегать по периметру не принято – срабатывала сигнализация. Сигнализация!

Барков вдруг встал как вкопанный. Перед внутренним взором возникла знакомая картинка: медленно раскачивающийся набат. Звука пока не было, но Саша уже почти ощущал идущую от колокола упругую волну. «Сокол» собирался бить тревогу. Барков сосредоточился. Нанороботы четвертой генерации, своеобразная личная охрана, пришли в движение, создавая вокруг носителя «Сокола» невидимую, но прочную оболочку. Саша приготовился услышать синтезированный голос, возвещающий об «опасности третьей степени», но биокомп не спешил с выводами. Складывалось впечатление, что «Сокол» не совсем уверен. Ерунда, конечно, – какие могут быть сомнения у машин? – но отдаленное сходство с человеческим поведением все-таки просматривалось. Барков даже на секунду решил, что электронный «симбионт» перенял эту черту у носителя.

«Неужели не только я становлюсь наполовину машиной, но и она перенимает у меня человеческий опыт? Нет, глупости. Такого не может быть по определению. Имитировать эмоции, использовать стереотипы поведения – да, перенять – вряд ли. Искусственный разум – это пока очень отдаленная перспектива. Не нашей половины века».

Готовый ударить набат исчез с «внутреннего экрана» так же неожиданно, как и появился. Барков вернулся к реальности.

«Ложное срабатывание? Странно и потому весьма подозрительно».

Саша вышел на лестницу, но подниматься по ней не стал, его буквально стреножило любопытство.

Чем же на самом деле была вызвана эта «учебная тревога»? Барков взялся за поручень, крепко зажмурился и приказал «Соколу» отрыть доступ в Сеть. Биокомп мгновенно выполнил приказ, и реальность вокруг Саши снова исчезла, уступив место нерукотворным чудесам инфомира.

Мысленный интерфейс был настроен абсолютно не так, как в обычном компьютере. Барков и его биокомп давно решили, что создадут свой, гораздо более удобный, чем у «Майкрософт» и других компаний. Получилось это или нет, сказать трудно, однако пользоваться эксклюзивной программной оболочкой было удобно. Естественно, на взгляд Баркова. Впрочем, других взглядов и не существовало. Кроме Саши, на всей планете не осталось ни одного человека с биокомпьютером в качестве «сопроцессора» к данному природой мозгу.

Барков бегло осмотрелся. В Интернете, как обычно, бурлила псевдообъемная информационная «жизнь». Здесь кипели холодные обезличенные «страсти», разворачивались призрачные бескровные «войны» и бушевали «эпидемии», в которых одни столбцы эфемерных символов заражали другие не существующими реально болезнями. Инфомир внутри техномира выглядел привычно парадоксальным: серьезно насыщенным информацией и в то же время задорно бессмысленным. Никакими новыми опасностями из его электрических недр не веяло.

Примерно такая же относительно спокойная картинка наблюдалась и в других, тесно сплетенных с Интернетом сетях. Радиодиапазон был стабилен, работал почти без помех, а запредельно быстрый и потому перегруженный информацией «Невод», как всегда, подавлял своей солидностью. Да, уж чего-чего, а солидности ему хватало. Имея в виду космическую скорость передачи информации и реальное круглосуточное наблюдение за каждым квадратным метром земной поверхности с тысячекратным увеличением, иначе воспринимать спутниковую сеть просто не получалось. М-процессоры, стабилизирующие их М-станнеры и мембранная оптика тысяч связанных в сеть спутников делали то, о чем каких-то двадцать лет назад приходилось лишь мечтать, – планомерно превращали планету в единый дом. Ну, или хотя бы создавали для этого превращения все условия. То, что люди не спешили на них соглашаться, – вопрос другой.

Барков приказал разорвать соединение и сделал несколько глубоких вдохов-выдохов, будто собираясь надолго нырнуть в воду. На самом деле так он морально готовил себя к «погружению» в еще одну условную реальность. В ту, о которой и не подозревали даже самые продвинутые компьютерщики. Во внесетевую виртуальность – место более чем странное не только потому, что доступно лишь биокомпам, но и потому, что оно связано с любыми уголками Сети напрямую, без посредников и протоколов, как фантастическое «нуль-пространство» связано с самыми дальними рубежами Галактики. В виртуальности все всегда было рядом, все доступно и просто. Стоило лишь подумать, и ты видел то, что захотел увидеть, стоило представить, и ты попадал туда, куда хотел попасть. Просто воплощение мечты программиста об идеальном гиперпротоколе. Даже «Неводу» с его возможностями и продвинутыми программами было далеко до возможностей этого виртуального мира. Саша частенько задумывался над происхождением этого чудесного «зазеркалья», но так ничего и не придумал, что неудивительно, ведь ничего внятного по этой теме не мог сказать даже «Сокол». А уж если о своем доме не умеют рассказать хозяева, куда там гостю, пусть и почетному! Предварительно Барков решил, что это своего рода «подсознание техносферы». Конечно, признавая наличие «подсознания» у техносферы Земли, логично было признать и наличие «сознания», то есть единого машинного разума, но из такого заявления следовали чересчур далеко идущие выводы, и Саша оставил тему до лучших времен. «Подсознание», и точка. Все равно иных, более разумных объяснений у Баркова не было. Да и не требовались они для путешествий по виртуальности. Для них вообще ничего, кроме желания, не требовалось. «Сокол» обеспечивал абсолютный мысленный контакт, и виртуальность будто бы становилась продолжением разума вторгшегося в нее человека, а дальше все зависело от фантазии или настроения. В виртуальности можно было парить, словно птица, созерцая изнанку инфомира с высоты, а можно было бродить в поисках ответа по лабиринтам, будто в старых играх «от первого лица» – как настроишься.

Поначалу Саше нравилось экспериментировать с виртуальными оболочками, но очень скоро он полностью разочаровался во всей этой мишуре. Романтику исследования виртуального мира серьезно девальвировало обладание «Соколом». Когда для тебя нет закрытых зон и непонятных тем, кроме вышеупомянутой загадки происхождения внесетевой виртуальности и еще пары-тройки вопросов меньшего калибра, любознательность становится бессмысленным пережитком прошлого. Ведь ты все знаешь и так, «по умолчанию». Стоит тебе задуматься над чем-то новым, незнакомым, как «Сокол» уже дает развернутую справку с точным ответом в конце. И даже если тебе лень читать, упрямый биокомп все равно «доведет» ее содержание до твоего разума. Засунет, как книжку на полку, не спрашивая, хочешь ты или нет. В такой ситуации есть плюсы, но видны они только поначалу, пока голова не забита черт знает чем по любой теме. А вот когда тебя уже просто тошнит от избытка ненужной информации, любой плюс теряет вертикаль, превращаясь в минус. И что особенно противно: с одной стороны, человек не может не думать, на то он и человек разумный, но с другой – как тут думать, если на любую мысль тебе выдается тысяча сносок и развернутых подсказок?! В реальности эту проблему Саша еще худо-бедно решал, а вот в виртуальности «Сокол» расправлял крылья в полный размах и становился абсолютно невыносимым, убийственно дотошным и чрезвычайно мелочным кибернетическим занудой.

Именно по этой причине теперь, погружаясь в виртуальность, Саша просто «проверял посты»: заглядывал в несколько ключевых точек, отмечал произошедшие изменения, делал выводы и «всплывал». На все про все не больше секунды.

Так он поступил и в этот раз. Заглянул в «долину радуги», побродил по «холмам тысячи нитей», окунулся в «море серебра» (все эти названия не имели никакого отношения к сути отмеченных ими участков виртуальности – чистая условность), но дальше двинулся не к «башне дракона», а вернулся в разноцветную долину. Она явно изменилась. На первый взгляд изменения были незначительными, но охватывали весь участок, и это настораживало. «Долина радуги» отображала состояние программы, отвечающей за консервацию Системы. Любые изменения в спектре составляющих виртуальную долину цветных полос говорили о том, что в Системе что-то происходит. Барков присмотрелся повнимательнее. Похоже, что кто-то пытался наладить с ней контакт через Интернет. Опасности такие попытки не представляли – расконсервировать Систему можно было только двумя способами: напрямую, дав команду из виртуальности, или из центрального офиса «Невода», но в этом случае требовался код активации. В обоих случаях дело упиралось в Баркова. Виртуальность была доступна лишь ему, и код активации тоже знал лишь он.

И все-таки это незначительное вроде бы происшествие Сашу встревожило. При всей кажущейся наивности попытки неизвестный действовал вполне профессионально. Он не пробовал взломать защиту, он просто изучал; условно говоря, «на ощупь», осторожно и почти незаметно.

Барков продолжил свой «обход» и сразу же наткнулся на новый тревожный знак. В «шахматном ущелье», там, куда обычно проецировалось виртуальное отражение последнего биокомпьютерного прототипа, обнаружилось странное явление. Над всем ущельем плавали тонкие черные нити, похожие на осеннюю паутину, только в негативе. Сашу эта «паутина» не раздражала бы ничуть, не мешай она рассмотреть затаившегося на дальнем склоне «шахматной горы» Зеркального Ферзя – то самое отражение последнего Прототипа в «зеркале» виртуальности. Можно было наплевать на липкие черные нити и подойти поближе, но «Сокол» почему-то заволновался и посоветовал ограничиться наблюдением издали. Барков так и сделал. Во-первых, «паутина» и ему показалась опасной, словно бы в реальности с нею была связана какая-то серьезная угроза здоровью, а во-вторых, приближаться к Зеркальному Ферзю все равно было бессмысленно. На контакт он не шел, а прижать его к стенке и допросить было невозможно, он ускользал, словно ртуть, из любых ловушек. По мнению «Сокола», это говорило о том, что Прототип неактивирован и хранится в надежном месте. Получалось, тот, кто прощупывал программу консервации Системы, не знал обо всех нюансах и опасности не представлял. Это Баркова немного успокоило. Он вернулся в реальность. На лестнице было тихо. Саша отпустил поручень и двинулся наверх. И все-таки стоило связаться с Владиславом. Попытка взлома охранной программы была слабой, но совсем без внимания этот факт оставлять нельзя.

Владислав ответил не сразу, а когда связь установилась, Барков понял, что начальник Службы Безопасности «Невода» тоже чем-то обеспокоен. Увидев в экранчике смарта Сашу, Владислав Валерьевич немного нахмурился и жестом предупредил реплику Баркова.

– У меня сложная ситуация, Александр.

– У меня тоже. Кто-то попытался прощупать программу консервации Системы.

– Вот как? – Владислав включил закрытый режим. – Продолжайте.

– Ничего страшного, взлом не состоялся, но я все равно решил сообщить вам.

– Правильно, – начальник СБН задумчиво потеребил короткую седую бородку. – Знаете что, Александр, собирайте вещи. Я прикажу охране отвезти вас в другое место. Более надежное. Думаю, такая предосторожность не будет лишней.

– Вам виднее, – Барков вздохнул.

Выходной с пикником срывался, и это предвещало новые осложнения в личной жизни. Лена, Сашина жена, только начала приходить в себя после бурных июльских событий. Она даже отчасти смирилась с вынужденным заточением на секретной базе. Но этот новый переезд в еще «более надежное» место вполне мог вернуть внутрисемейные отношения Барковых к периоду «холодной войны».

– Я понимаю, что это создаст для вас новые проблемы, – Владислав сочувственно покивал, – но ситуация действительно осложнилась. Боюсь, попытка взлома – это не хулиганство, а разведка реального противника. Кто он, мы пока не знаем, но не исключено, что он связан с нашим старым знакомым.

– С Главным?

– Да.

– Не думал, что он так быстро оправится после нашей последней встречи.

– Я тоже, но факты пока говорят за эту версию. Вчера ночью и сегодня утром кое-что произошло. При встрече я расскажу вам все подробно, а пока мне нужно работать, извините.

– Да, конечно. Если потребуется моя помощь…

– Я позвоню. До встречи, Александр. И будьте внимательны, помните о том, что я сказал: тропа войны снова непуста. Мы пока не знаем точно, кто по ней идет, но этот человек или люди определенно опасны.

Глава 3

Москва, 31 августа

За всю прошедшую ночь Владиславу удалось поспать что-то около часа, да и то урывками: в кресле вертолета, в машине, за столом в офисе. Если б не Ольга и Вася, он, наверное, забыл бы и про еду. Верные помощники при каждом удобном случае приносили шефу бутерброды и кофе, а под утро Ольга умудрилась организовать душ и смену сорочки. Но несмотря на все трудности возникшего аврала, Добрецов был бодр и сосредоточен. Вокруг снова затевалась крупная игра, и упустить любую мелочь означало заранее проиграть. А проигрывать Владислав Валерьевич не любил.

С первыми лучами восходящего солнца пришла и новая информация. Эксперты следственной группы обнаружили в уцелевших после пожара руинах «Ольховки-3» кое-какую документацию. В найденном среди обломков обгоревшем компе сохранился жесткий диск, но разобраться с защищенными файлами специалисты не сумели. На них висел сверхсекретный «замок» с грифом Специального исследовательского ведомства Министерства обороны. Перед Добрецовым встала дилемма: привлечь к делу Баркова или снова вызвать Манилова. Спецведомством до последнего времени заведовал именно он, логично было предположить, что снять «замок» отставному генералу по силам. Баркова Владислав пожалел. В пять утра страдающий от бессонницы Саша, возможно, только-только погрузился в короткий, тревожный сон, а вот генерала начальнику СБН было не жалко. Манилов и так задолжал обществу, выскользнув из истории с заговором легко и почти безболезненно. Генерал понимал это не хуже Владислава и возмущаться по поводу раннего звонка не стал, только сдержанно зевнул и обратился в слух.

– «Замочек»? С трех нулей начинается? Это было, вешали, – согласился Манилов. – А что, ключика у вас нет?

– А у вас?

– Откуда? Я ведь начальником был, а согласно уставу нашей армии начальству в дела вникать не положено. Только общее руководство и все такое.

– Гражданин генерал, если вы не заметили, я звоню вам в пять утра, у меня мятая сорочка, а под глазами синие круги. Думаете, мне хочется играть с вами в кошки-мышки?

– Сорочка у вас свежая и глаженая, но глаза красноваты, это да. Не спали, наверное? – Манилов вздохнул. – Сбрасывайте файлы, я поколдую. Но могу сразу сказать, это не стратегическая документация. Тремя нулями обычно файлы с ТТХ «изделий» маркировались.

– То, что надо, – Владислав жестом приказал Климову отправить данные через «Невод». – Сколько вам потребуется времени?

– Через часок позвоните, – Манилов состроил важную физиономию. – Дело серьезное. Такие «замки» либо сразу декодируются, либо никогда. Одна ошибка, и привет – данные стерты. До связи.

Экран смарта погас, и Владислав бросил приборчик на стол. Генерал мог снять защиту в две минуты, Добрецов был в этом уверен, но бороться с уязвленным самолюбием бывшего заговорщика просто не осталось сил. В конце концов, час ничего не решал. Поиски сбежавшего «самурая» шли своим чередом, и расшифровка секретных файлов вряд ли могла дать новый след. Хотя, кто знает?

– Солидности набирает генерал, – подтвердил Климов невысказанные сомнения начальства. – Вот увидите, он еще и на полчасика сверх нормы притормозит.

– А сам все это время будет пить чай, – добавила Ольга. – Влад, давай я тебе еще кофе сварю. А лучше вздремни.

– Я лучше сводки проверю, – Добрецов помассировал веки.

– Нет там ничего нового, я уже просмотрела. Вздремни, не упрямься, а то уже как зомби.

– Запашок?

– Глаза стеклянные, – Ольга улыбнулась. – Климов, освободи диван. Тебе достается кушетка в дежурке.

– Да я здесь, – вяло запротестовал Владислав. – Кресло откину.

– Не спорь, – строго проронила Ольга.

Добрецов был начальником всей Службы Безопасности «Невода», а она лишь сотрудницей из его личной команды, но когда рядом были только свои, Ольга и Влад не скрывали, что их отношения имеют и другую сторону, сугубо личную.

Вася встал, бросил влюбленный взгляд на пышные диванные подушки и поплелся в комнату отдыха дежурных. Ольга заперла за ним дверь и присела на диван рядом с блаженно растянувшимся Владом. Он взял ее за руку и устало улыбнулся. Если в этом мире существовал покой, то лично для Владислава он был накрепко увязан с присутствием этой женщины. Путь их отношений был долгим и извилистым, но в конце концов он привел к полной гармонии. Возможно, пройти этот путь им следовало гораздо раньше, но теперь рассуждать было поздно. Как сложилось, так сложилось. Обрести свою вторую половину, в конце концов, никогда не поздно. Ну и пусть он седой, вечно занятый и обремененный обязательствами перед бывшими семьями. Она в курсе всех нюансов вновь обретенного счастья. Решение было принято не внезапно, оно зрело долгие годы. Правда, с приличным перерывом. Но оно все-таки созрело, когда пришло время. Все в этом мире делается, когда приходит время. Не раньше, но и не позже. Судьба бескомпромиссна, на то она и Судьба, а не «рыба» стандартного контракта с обязательным пунктом «форсмажорные обстоятельства».

– Если будут звонки, а я не услышу…

– Разбужу, – пообещала Ольга. – Спи.

– Сон грядущий… – Владислав закрыл глаза. Перед внутренним взором остался «моментальный снимок»: белокурая, красивая и родная. Ольга. Смысл жизни, не считая работы. – Как тяжело, наверное, Баркову. Он не спит уже полтора месяца.

– Откуда ты знаешь?

– Он сам сказал. «Сокол» постоянно грузит его информацией, как тут уснешь? Я вообще удивляюсь, что Саша до сих пор в здравом уме. Быть наполовину машиной… только представь! От одной мысли об этом можно свихнуться, а он живет и здравствует.

– Ну и хорошо, что он справляется.

– Хорошо, кто спорит? Но надолго ли его хватит?

– Будем надеяться, – Ольга поцеловала Добрецова в щеку. – Спи.

Снов Владислав не запомнил. Они были, но сумбурные и бессмысленные. Зато самочувствие почти пришло в норму. Мысли прояснились, а телу вернулись силы. Владислав сел, взглянул на часы и сразу понял, в чем причина нахлынувшей бодрости. Он проспал целых три часа! Для закоренелого трудоголика – непозволительная роскошь. Он потянулся и ухватил со стола смарт. Никаких пропущенных вызовов или сообщений. Владислав торопливо пересел в кресло и открыл комп. Там скопилась текущая информация от оперативников, чекистов, милиции и таможни, краткий анализ происшествий за ночь, рапорты из зарубежных филиалов и от внедренной в мировые спецслужбы агентуры… От Манилова ничего.

Владислав снова взялся за смарт, собираясь вызвать Ольгу и Климова, но они уже вошли в кабинет.

– Что случилось? – Владислав взглянул на Ольгу.

– Ребята на месте. Стуков сам поехал, – помощница взглядом указала на смарт. – Разберутся – сразу позвонят.

– Владислав Валерьевич, – будто услышав Ольгу, вышел на связь Стуков. – С Маниловым ситуация «двести». Уже остыл. Наверное, часа два назад умер.

– Черт! – начальник СБН хлопнул ладонью по столу. – Причина смерти?!

– Предварительно – инфаркт или инсульт. Признаков насильственной смерти вроде бы нет. Двери целы, все на месте, чужих следов и отпечатков не видно.

– Проверь его компьютер, новые файлы, он должен был снять «замки»…

– Пусто там, Владислав Валерьевич. «Винт» отформатирован, даже «БИОС» чистый.

– Поворот, – буркнул Климов. – Значит, все-таки грохнули генерала. Отомстили бывшие подельнички. Вопрос – случайно ли именно сегодня?

– Вряд ли, – Владислав побарабанил пальцами по столу. – Стуков, записи домашнего компа сохранились или мажордом тоже отформатирован?

– Записи я прокрутил – пусто. В смысле – ничего подозрительного. Встал генерал в пять, поговорил по телефону, сел за комп, потом «пауза» включилась, а в шесть снова запись пошла, но Манилов уже лежал в прихожей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное