Вячеслав Шалыгин.

Лучшая защита

(страница 4 из 37)

скачать книгу бесплатно

Четыре часа. Да, надо выждать всего четыре часа. В двенадцать по Гринвичу программа комп-координатора «зет-группы» выдаст заключение, что стандартная процедура поиска исчерпана, и Фирсов получит полную свободу действий. Вот тогда-то и можно будет отправить одну из его пятерок на небольшую прогулку по Сен-Полю. С пользой и для операции «Превентивная мера», и для Натальи. Бойцы Фирсова в любом случае должны будут переключиться с технического поиска на сбор агентурных данных, захват «языков» и наблюдение, так пусть заодно «захватят» и чересчур активную журналистку. Да, так и следует поступить…

– Выйдет на связь Фирсов, соедините со мной. – Генерал махнул рукой, отпуская адъютанта.

– Вы, кажется, хотели что-то приказать насчет Томилиной, – напомнил офицер.

– Нет, ничего. Позже. Все равно пока нам ее не достать. Кстати, что там в Сен-Поле?

– Практически чисто. Спутниковая разведка наблюдала сосредоточение вооруженных формирований на южной окраине, но это было четырнадцать часов назад. Последние наблюдения никакой активности не выявили.

– Не выявили? А как же те формирования, разоружились?

– Возможно, это были резервисты. Увидев, как развиваются события, они могли просто разойтись по домам…

– Или уйти в леса, – закончил Свенсен. – По предварительным данным разведки, на планете под ружье было поставлено до десяти миллионов солдат. С резервных складов было выведено множество военной техники, но в плен на данный момент попало не больше двадцати тысяч, причем как раз тех немолодых ополченцев, с которых нечего спросить.

– Мы почти сразу отпускаем их к семьям, продолжать вести хозяйство, – вставил офицер.

– Вот именно. А трофейная техника и оружие нам достаются только устаревшие. Где вся молодежь и нормальное оружие?

– Техника и оружие не обновлялись здесь десять лет.

– Трофеям гораздо больше десяти лет, они были анахронизмом уже в прошлую кампанию. Я спрашивал об оружии не самом современном, но и не таком древнем. Об оружии, которым была оснащена регулярная армия Айрин. И о солдатах этой армии. Против нас воюют исключительно президентские гвардейцы. Ну, еще ополчение создает толпу и видимость массового сопротивления. Где остальные?

– Да-а, вопрос, – озадачился адъютант.

– Вот именно.

– Может быть, они готовятся дать серьезный бой при Сен-Поле, все-таки родина президента, символ…

– Вряд ли. Но что-то этакое они, несомненно, готовят. Какую-то каверзу.

– Может, все-таки удар гиперракетами?

Свенсен поморщился. Офицер развел руками и поднял брови: «просто спросил»…

– Что бы они ни замышляли и как бы ни шифровались, мы все выясним. Знаете что, дайте мне Фирсова прямо сейчас…

5

Майор выглядел свежим, будто не носился уже почти сутки по местным городам и весям, а развлекался с перерывами на обед и крепкий сон. Свенсен выслушал рапорт и приветственно кивнул:

– Что нового?

– Девяносто шесть процентов программы отработано.

Результат нулевой. Осталось прочесать сердце кряжа Сен-Поль. Восемь пятерок уже здесь, идем по спирали к центру, но пока ничего. Сплошные буреломы и непроходимые дебри. Здешние леса – это не подмосковное редколесье. Если б не новые «брэмы», ноги переломали бы при первой же высадке.

– Сколько делали высадок на сотню квадратов?

– В соответствии с программой не менее одной. Хотя, честно говоря, ничего подозрительного с воздуха мы не увидели ни разу и высаживались для очистки совести. А здесь вообще ничего не видим. Деревья в три обхвата, и кроны у них такие, что на земле местами снег лежит, хотя по здешнему календарю июнь на носу и широты не самые высокие. Ну а пешком по лесу и ста метров за час не пройти – сплошь завалы да ямы с оврагами. Да еще москиты… зар-разы. Только поднимешь забрало, тучей налетают.

– Понятно…

Генерал замялся, что для него было нехарактерно, и Фирсов насторожился. Неужели новая вводная? Или штабные теоретики решили зайти с другого конца? Например, дать «зет-группе» команду отловить местного президента и выбить из него признание, где он, гад, прячет ракеты. В принципе, идея безнадежная – президент Лефлер бесследно исчез еще за неделю до начала кампании, – но не настолько, насколько безнадежны слепые поиски. Да и вторая фаза как раз такие варианты предполагает. А до начала второй фазы оставалось… меньше трех часов. В самый раз, чтобы продумать и обсудить тактику.

– Ты как дальше действовать собираешься? – наконец разродился Свенсен.

– Пойду «в народ». А ребята займутся прочими вариантами. Крематорию и Симонову поручу отлов старших офицеров. Группы Чена, Картера и Жданова займутся технической разведкой, вскроют инфосети, наладят радиоперехват да пошарят в секретных базах данных минобороны и госбезопасности. Айринских.

– Смотри не перепутай с нашими, – усмехнулся генерал.


– В наших все давно как родное. – Фирсов тоже улыбнулся. – Две группы продолжат поиск с воздуха, по второму кругу и без этих никчемушных высадок, а группу Белкина запущу в космос, пусть проверят станцию «Аллюр» и лунные ретрансляторы. Если ракеты есть, то либо на орбите, либо на спутнике найдется дублирующий пульт управления пусками.

– Думаешь? – с сомнением взглянул на Фирсова генерал.

– Уверен. «Асы» и «Кедры» ведь наши системы, русские. А отечественную технику я знаю достаточно хорошо. Выносной пульт – их стандартная подстраховка. Такой вот расклад.

– А сам пойдешь в Сен-Поль? – уточнил генерал. – Слушать и мотать на ус?

– Как обычно. У меня лейтенант Кювье по происхождению айринец. Прикинемся туристами-сочувствующими, их накануне войны сюда много прилетело, потолкаемся, послушаем…

– Кювье? Я бы на твоем месте был поосторожнее… Слышал, что в роте Сведеборга случилось?

– За Жоржа я отвечаю головой. Да и айринец он номинальный, такой же, как Генри марсианин. До сегодняшнего дня на родине предков всего разок и побывал. В прошлую кампанию.

– А у лейтенанта Генри есть родня на Марсе? – удивился Свенсен. – И контрразведка молчит?

– По материнской линии. Если раскинуть, на четвертую часть он краснопузый. – Майор коротко рассмеялся. – А глава вашей контрразведки тоже с душком, у него бабка была из Сидонии-2, потому он и молчит.

– Да уж… Но вернемся к Сен-Полю. У меня будет личная просьба, Влад. Когда вдоволь натолкаешься по рынкам и площадям, найди там одну девицу и отправь с кем-нибудь в штаб.

– Нет проблем, давайте код, заряжу ее в поисковик.

Генерал набрал на панели код и отправил его Фирсову. В компьютере майора тотчас всплыл подробный файл с фотографиями в различных (пристойных) ракурсах и характеристикой от службы психологического контроля.

– Журналистка? Красивая… но, видимо, довольно взбалмошная.

– Там все написано.

Свенсен вздохнул. Взбалмошная – это точно. Даже характеристику читать необязательно. Будь она покладистой, сидела бы в штабе и строчила репортажи под диктовку Баума.

– Написано, – Фирсов пробежал взглядом текст, – вижу… Вижу, что с такой характеристикой ей ни за что не дали бы военную аккредитацию. Ваша протеже?

– Это Димы Томилина дочка.

– Дмитрия Анатольевича? Как же я сразу-то… написано же: Наталья Дмитриевна, да и похожа.

Генерал Томилин был куратором «зет-группы» до Свенсена, и Фирсов знал его преотлично, еще со времен первой войны.

– Верни ее, Влад, даже силой. Иначе Дима нас с тобой живьем закопает.

– Начнет с вас, – усмехнулся Фирсов.

– Теперь и ты в курсе, – парировал генерал. – И вообще, что за вольный тон?! А ну, смирно!

Голос был строгим, но глаза не очень. Фирсов вытянулся в струнку и уставился немигающим взглядом в пространство перед собой. Или внутрь себя. В общем, изобразил нечто исключительно уставное.

– Сгинь, – приказал Свенсен. – И учти, девчонка – «вырви глаз», в штаб отправляй с кем-нибудь непробиваемым и особо бдительным. Красавчиков, типа твоего Жоржа, или кобелей, вроде Бойко, оставь при себе.

– Ясно. Агеева пошлю или Клюева. Этим пожилым Иванам Царевичам Василиса Прекрасная уже по барабану – говорящая лягушка интереснее. Честь имею!

– До связи…

…Фирсов переключил канал и быстро уточнил диспозиции пятерок. Все шло по плану. Программа поиска была выполнена на девяносто восемь процентов. Никаких ракетных шахт не обнаружилось и в предгорных лесах Сен-Поля. Но майор не спешил. Он прекрасно знал, что война войной, а «разбор полетов» пройдет в мирной обстановке, и председательствовать там будут не боевые генералы, а военные бюрократы. Знаем, плавали. Если выполнять все пункты боевой программы с предельной точностью, докопаться жирным боровам будет не до чего. Так что спешить не стоит. Сначала обязательные выступления, а уж после – вольная программа. В меру вольная, конечно. Ведь отчитываться придется и за нее тоже. А что поделать? Таковы требования времени. «Прозрачность информации», «цивилизованная война», точечные бомбардировки и «гуманное оружие». Полный бред и лицемерие, но бороться с системой бессмысленно. Да и не майорское это дело.

Фирсов выбросил из головы все лишние мысли. Пока его делом оставалось выполнение приказа. Найти эти долбаные ракеты. Майор вызвал свою пятерку и «главного агентурщика» Жданова. «Хождение в народ» было его основной специальностью, и согласно инструкциям лейтенант должен был участвовать в таких мероприятиях, хотя бы как координатор. Когда все собрались, Фирсов вкратце обрисовал задачу.

– Мы с Жоржем отправляемся погулять. В штатском…

– Мне бы надо пойти, – с осуждением сказал Жданов. – Я же по чужой психологии специалист.

– Кювье у нас местный, так что я беру его, – ответил Фирсов. – А ты будешь нас консультировать в эфире. Прикрывать будет дядя Бум. Боек, остаешься с транспортом. Лопухов, жди в полной боевой, если что-то пойдет не так, отвлечешь местную контрразведку.

– Всю?

– Да.

Рядовой вздохнул.

– Пленных брать?

– Герой, – усмехнулся Агеев.

– И на десерт… – Майор сбросил на персональные компы бойцов файл Натальи Томилиной. – Эту барышню требуется найти, нежно взять под белы рученьки и отправить в штаб.

– Вот это фифа! – присвистнул Бойко. – Разрешите, я лично ею займусь!

– Отставить. Опекать ее будет Агеев.

– Нет тебе доверия, Боек, – приосанился дядя Бум. – Не тот у тебя к девицам подход.

– А чего к ним подходить? Упал-отжался – и все дела.

– Балбес. – Агеев вздохнул. – Балбес и самец-террорист. Ничего святого для тебя нет…

– Задача понятна, командир, – прервал их пикировку Жданов. – Когда выдвигаемся?

– Когда комп-координатор закроет поисковую программу. Через два часа. Готовьтесь пока.

– Насочиняли штабисты дурацких программ да алгоритмов, а мы выполняй, – проворчал Лопухов. – Сами бы хоть раз попробовали с их помощью боевую задачу выполнить, вот бы удивились…

– Ну и любишь же ты поворчать. – Агеев покачал головой. – Идем, сухпаем разговеемся, а то в животе бурчит. Еще спугнем местную армию непотребными звуками, с кем воевать будем?

6

Центральный рынок Сен-Поля был приличным настолько, насколько это возможно в небогатом городке на провинциальной и ущемленной в правах планете. Основные павильоны определенно требовали ремонта, но содержались в чистоте, а вспомогательные пластиковые палатки были позаимствованы из комплектов полевых госпиталей, поступавших на протяжении всей блокады в рамках «гуманитарной помощи», и потому были просто в идеальном состоянии. Рынок занимал приличную площадь, но все равно кишмя кишел покупателями, продавцами и прочим околоторговым людом. Затеряться здесь было как дважды два. На какого-то конкретного человека другой конкретный человек обращал внимание, только если первый спрашивал «почем?» и начинал торговаться. Все остальное время никто ни на кого особо не смотрел.

– Будто супермаркетов им мало, – удивленно пробормотал Кювье. – Не понимаю этих провинциалов. Здесь все то же самое, только без упаковок и голограмм гарантии качества.

– Рыночная гарантия – торговое место, – пояснил Фирсов. – Попытаешься торговать тухлятиной, недели не продержишься, вылетишь из бизнеса с волчьим билетом, безвозвратно. А упаковки… кому что нравится. Я, например, люблю, когда товар можно выбрать самому, без менеджера за плечом, поторговаться, о погоде посудачить… Совсем другая жизнь, другое настроение, и еда потом кажется вкуснее.

– Вот именно, что кажется. А сколько времени потеряешь на все эти разговоры… Нет, не для нашего столетия эта традиция. Наш век скоростной, динамичный. Некогда современным людям «изящное питание» культивировать.

– Ничего ты не понимаешь, – вздохнул майор. – Хотя это как музыка. Например, джангл-тек и классический рок. Каждый слушает то, что нравится, спорить бессмысленно. Но, заметь, рокеры не считаются заскорузлыми ретроградами, тормозящими технический прогресс и динамичное развитие общества.

– Сдаюсь, – усмехнулся Жорж. – Но все равно рынок – это архаика.

– Зато какая сладкая! – Фирсов взял с ближайшего лотка сочную, спелую вишенку и, блаженно щурясь, отправил ее в рот.

– Помыл бы… – скептически заметил Кювье.

– Не делай такое лицо, никакую дизентерию не подхвачу, – успокоил его майор, сплевывая косточку, – на рынке все стерильно.

– Ну конечно!

– Но главное – ты выдаешь себя с потрохами, – негромко добавил Фирсов.

– Командир, малый комп-координатор обнаружил объект, – вышел на радиосвязь Жданов. – Пол Симсон, согласно нашим разведфайлам, один из «подлежащих задержанию». Будем брать?

– Нет. Симсон был бухгалтером при Управлении делами президента Лефлера. Ничего ценного он не скажет. Разве что номера счетов в марсианских банках. Так это мы знаем и без него. У нас другие задачи. Девушку не видишь?

– Не вижу. А у вас как?

– Пока никак. Народ болтает о чем угодно, только не «об оружии возмездия». Их вообще, похоже, не сильно беспокоит присутствие на планете оккупационной армии.

– Мне кажется, даже наоборот, не беспокоит, а радует, – добавил Кювье. – Торговля пойдет в гору, и, может быть, международные наблюдатели порекомендуют отменить блокаду. Примерно так тут все думают.

– Блажен, кто верует, – усмехнулся Жданов. – Не поднесут Лефлера на блюдечке – никто их не помилует, а они, похоже, сдавать своего президента не собираются…

Лейтенант внезапно сбился и что-то неопределенно промычал. Затем откашлялся и продолжил уже сухим, деловым тоном:

– Вас засекли. До двух десятков штатских пишут вокруг спираль. Захлопнуть мышеловку им пока мешают палатки и грузовик слева от вас. Но шагов через полста вы окажетесь в зоне досягаемости.

– Понял. – Фирсов собрался. – Ничего не предпринимай и даже не высовывайся. Раз подкрадываются, значит, боятся. Справимся.

– Разрешите, Лопуха с Агеевым подтяну поближе.

– Подтяни, но никаких телодвижений. Еще неизвестно, что тут назревает. Может, и ничего.

– Есть. – Жданов закрыл канал, но спустя секунду открыл его вновь. – Агеев и Лопух в кольце! Боек не отвечает! Тревога, командир! Обложили нас, гниды.

– Эфир записывается, – спокойно напомнил майор.

В минуты обострения обстановки он всегда становился особенно сосредоточенным, спокойным и строгим. Возможно, поэтому его и выбрали из прочих равных претендентов на должность командира спецгруппы.

Фирсов уже и сам обнаружил агентов местной контрразведки. Они старательно делали вид, что прицениваются к товарам, но Влада их игра не обманула. Да и играли они, если честно, на «троечку». Но было их гораздо больше двух десятков, тут лейтенант Жданов ошибся, и низкое качество маскировки вполне компенсировалось таким серьезным количеством.

– Жданов, накрывай наш участок рынка низкочастотной сетью, – шепнул майор. – Пусть понервничают.

Низкочастотные – они же психотронные – генераторы должны были дезориентировать противника, вызвать у него приступ безотчетного страха. Под такой «шумок» уйти из капкана, смешавшись с паникующей толпой, было вполне реально. Но лейтенант Жданов не ответил. Это было уже совсем негоже.

Агенты сомкнули кольцо и пошли на сближение. Торговцы и покупатели быстро, но без суеты разошлись, и внутри кольца не осталось никого, кроме чужаков. Этот приемчик Фирсов оценил выше. На «четыре с плюсом» или даже на «пять с минусом». Прикрыться было некем и нечем. Для окружения айринцы выбрали идеальное место – ни одного лотка или машины поблизости. Кювье встал спиной к спине Влада и негромко спросил:

– Ближний бой?

В общем-то, справиться с тремя десятками человек, даже без оружия, было возможно. Теоретически. Но при условии, что контрразведчики собираются брать лазутчиков живьем. Если же они откроют шквальный огонь без выяснения, кто пожаловал к ним в гости, не приближаясь на расстояние удара, то шансы становились минимальными. «Танцевать», упреждая выстрелы противника, бойцы спецгруппы умели, но не в прицеле тридцати стволов. Против такой огневой мощи долго не продержаться, а бежать, похоже, некуда.

«Здание рынка, четвертая дверь слева ведет в сквозной коридор, – вдруг ожил комп-координатор «Пеликана-1». Он умудрился отыскать командира и выйти на связь, несмотря на приличную технику постановки помех над Сен-Полем. – Вам следует переместиться на двадцать метров левее…»

– Поздно перемещаться, – процедил Фирсов, – но все равно, спасибо.

В этот момент айринцы, как по команде, достали оружие и остановились в десятке шагов от разведчиков. Их кольцо было двойным, агенты стояли в шахматном порядке, прикрывая друг друга. Третью линию оцепления составили пять подруливших машин с открытым верхом. Вместо второго ряда сидений на машинах были установлены турели мощных лазерников.

Если минутой раньше у майора и мелькали мысли о сопротивлении, теперь они окончательно исчезли. Одно провоцирующее движение – и не спасут никакие боевые навыки. Только мгновенное перемещение в пространстве, вроде телепортации. Но до такой техники армейские инженеры пока не додумались.

– Замри, – приказал Влад лейтенанту и буквально затылком почувствовал, как тот расслабился.

– Добро пожаловать на Айрин, майор, – послышалось сзади.

Влад медленно обернулся. В дверях того самого четвертого выхода из здания рынка стоял улыбающийся человек в гражданской одежде. Улыбка его не была торжествующей или снисходительной. Складывалось впечатление, что он действительно рад пришельцам. Этакий заждавшийся хозяин на пороге гостеприимного дома встречает друзей. Фирсов окинул человека внимательным взглядом, но в памяти не возникло ровным счетом никаких ассоциаций. И это при том, что физиономии руководителей айринской армии и контрразведки в группе «зет» все знали, как свои. Не принадлежал этот айринец и к верхушке политического руководства планеты.

– «Пеликан», узнать, – едва слышно шепнул Фирсов, почти не раскрывая рта.

«Субъект не опознан, – пришел ответ. – Завожу файл».

Все это было немного странно. Неужели это простой офицер? Тогда его узнал бы комп. На всех, даже самых незначительных сотрудников вражеских силовых структур, в инфобазе земной разведки имелись хотя бы минимальные данные. Что такое несколько миллионов файлов для современных компьютерных баз? Капля в море. Но комп «Пеликана» – местный «провайдер» земной военной сети – его не узнал. Кто же это? Доброволец? Но агенты явно ждут его приказа. Секретный религиозный лидер? На Айрин религия не играет особой роли в жизни людей. Тайный богатей, местный мафиозо? Вариант, но при чем тут контрразведка? Единение нации перед лицом внешней угрозы?

Все эти мысли промелькнули в голове за полсекунды. Дольше держать паузу было невыгодно.

– Мы не знакомы. – Фирсов окончательно развернулся к собеседнику и почувствовал неприятный холодок в спине. Столько стволов были готовы ее продырявить – вовсе обморозить можно.

– Верно, – согласился человек. – Но это не имеет значения. У меня есть то, что вы ищете.

– Вот как? Девушка, брюнетка, глаза синие, на вид около двадцати пяти?

– Дочь генерала Томилина? – Незнакомец покачал головой. – Нет, ее в Сен-Поле видели последний раз около пяти часов назад. Сейчас она на пути в Джой. Но более конкретных сведений у меня нет, в англо-язычных провинциях планеты мы не всевластны.

– Мы – это кто?

– Патриоты южных территорий Айрин.

– Не слышал о такой партии.

– Это не партия, а буквальное понятие. Но ведь вы лукавите, майор, вы искали не сбежавшую журналистку. Вам нужны секреты. Могу обменять их на что-нибудь стоящее.

– На прекращение оккупации? – Влад покачал головой. – Если так, сделки не будет.

– Зачем же? Оккупация нам выгодна. Ваши солдаты живые люди. Им требуется еда, питье, развлечения. После десяти лет изоляции мы рады встряхнуться и заодно поправить торговые дела. К тому же есть шанс, что собрание представителей снимет с планеты блокаду… Нет, решительно, нам не в чем вас обвинять.

– Вот как? – Фирсов усмехнулся. – Почему же вы не пошли нам навстречу раньше?

– Это вопрос не к нам, а к вашим политикам. Возможно, им был нужен образ врага, чтобы оправдывать военные расходы, ведь, кроме Айрин, других «полюсов зла» в колонизированной землянами части Галактики почти не осталось. Так, по мелочи… Или причина в чем-то другом, я не знаю. Политика – грязное дело, мне оно не по душе. Но один закон из ее кодекса я усвоил прочно: если нет противника – создай…

– Вы говорили о секретах, – перебил его Влад. – Что вы хотите взамен?

– Права на горные разработки. Наши горы весьма богаты цветными металлами.

– Конкретно в массиве Сен-Поль?

– Да. Другие горные кряжи не столь интересны.

– Я свяжусь с командованием, но прежде мне нужно узнать ваше имя и получить точные данные о предмете сделки. Хочу удостовериться, что мы говорим об одних и тех же секретах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное