Вячеслав Шалыгин.

Инстинкт гнева

(страница 7 из 30)

скачать книгу бесплатно

Тратить еще одну «пол-литру» на выяснение, где обитает этот загадочный фрукт, Туманов не стал. По описаниям Странный вроде бы подходил на нужного клиенту субъекта, но когда Виктор попросил собеседников описать Ерему, то получил практически такой же словесный портрет. То есть достоверность информации была на грани, и Туманов продолжил поиск Еремея, отбросив на время побочные версии.

Еще через час прогулки по тайным тропам лесопарка Виктору пришлось-таки достать третью бутылку, чтобы завести душевный разговор с новым знакомцем, пожилым, но проворным и запредельно грязным. Представляться старик-лесовик не спешил, и Туманов присвоил ему условный номер. По номеру истраченной на него бутылки: «Третий». Добавив к авансу пачку сигарет, Виктор узнал, что Еремея Третий не видел уже «пару ден», зато перед тем, как прилечь, заприметил картинку маслом: несколько парней уводили в сторону жилмассива Странного. По мнению Третьего, кто-то из местных решил поговорить со Странным насчет позавчерашней поножовщины в лесу. Почему с ним, а не с Еремеем, Третий был не в курсе. Вроде как Странный тоже был свидетелем, но точно ничего сказать нельзя. «Он же мутный». Почему насчет поножовщины? Говорят, в ней участвовал кто-то из местных жителей, возможно, даже один из компании этих самых парней, только неясно, в роли пострадавшего или виновного.

Подытожив полученные сведения, Туманов решил скорректировать планы и двинулся в указанном Третьим направлении. Возможно, у местной шпаны имелись свои счеты со Странным. Возможно, к «ночному делу» этот тип не имел никакого отношения, но даже с таким допуском «мутный» след выглядел вернее, чем затерявшийся в лесу след Еремея.

Закончились поиски неожиданно и вовсе не тем результатом, на который рассчитывал Виктор. В зеленой зоне недалеко от трамвайного кольца он наткнулся на топчущуюся за милицейским оцеплением толпу зевак. Причина сборища выяснилась быстро, зеваки обсуждали одну и ту же тему: гибель местного жителя под колесами трамвая. Некоторое время Туманов еще надеялся, что происшествие не связано с его расследованием, но, услышав несколько раз кличку Странный в прошедшем времени, сделал правильные выводы и отошел в сторонку, чтобы сообщить новость клиенту.

– Похоже, я нашел вашего спасителя, – Туманов невесело усмехнулся. – Только немного опоздал.

– Как это? – Островский говорил торопливо, будто спешил закончить разговор и вернуться к прерванному делу. – Объект улетел на Гавайи?

– Вроде того. Думаю, там, куда улетела его грешная душа, тоже неплохой климат. Его раскроил трамвай.

– Как это «раскроил»? – Клиент, похоже, все-таки переключился на новую волну.

– На две неравные части: тело и голову.

– Давно?

– Вот только что. Даже простынями еще не накрыли. Думаю, меня кто-то опередил. Буквально полчаса назад объекта видели в компании крепких парней спортивного вида, а теперь он мертв. Не ваши люди?

– Что вы такое говорите, зачем мне это? – Островский явно задумался. – Я же хотел его отблагодарить.

Вот что, господин Туманов, я попрошу вас выяснить обстоятельства и, желательно, данные погибшего. Мы позаботимся о похоронах и о его семье. Передайте информацию моему адвокату и можете быть свободны, ваша работа закончена. Деньги мы перечислим сегодня же.

– Так просто? – удивился Туманов. – А если это убийство? Вам не хочется выяснить мотив?

– Подробности мне сообщат из других источников, господин Туманов.

– Вы думаете, «другие источники» станут заниматься расследованием гибели бомжа? Зачем им лишняя головная боль?

– В любом случае, ваша работа закончена, господин Туманов, всего хорошего.

Виктор сунул телефон в карман и покачал головой. Все это было более чем странно. И работа эта, и реакция клиента на происшествие, и само происшествие. Туманов обошел скопление любопытных и приблизился к одной из милицейских машин. Рядом с новенькой «Шкодой» стоял черный внедорожник «Порше», а чуть дальше два белых фургона: «Скорая» и гражданский «Мерседес-Виано» с затемненными стеклами. Виктор невольно придержал шаг. Рядом со «Шкодой» в компании милицейского полковника прогуливался не кто иной, как адвокат Мартов! Как он здесь очутился и почему именно сейчас, оставалось гадать. Туманов свернул с намеченного маршрута и остановился под прикрытием милицейского «уазика», перегородившего трамвайные пути. Услышать, о чем беседуют Мартов и полковник, ему не удалось, но сам факт столь «своевременного» появления адвоката на авансцене наводил на размышления. Ничего конкретного в голове пока не складывалось, но мысли пришли в движение, а оперативное чутье в полную боевую готовность. «Мутные» клиенты определенно играли какой-то секретный спектакль, в котором сыщику отводилась роль статиста. Сыграл свою мелкую роль в эпизоде – и свободен. А что это была за роль и почему без слов, даже без фразы «Кушать подано», статисту знать не положено.

– Опять эти «модные» тут крутятся, – проронил кто-то за спиной.

Виктор оглянулся. Метрах в пяти позади него остановились двое подростков. Смотрели оба на немецкий микроавтобус.

– Я же говорю, фээсбэшники. Как маньяк завелся, они и начали тут появляться. У них здоровый такой.

– Нет, главный у них другой, а здоровый командует группой захвата. Я сам видел, как он в парке искал чего-то, наверное, операцию готовил.

– Чего ты видел! Ничего ты не видел, трепло! Операцию! Они вообще из фургона не выходят, только катаются.

– Я тебе отвечаю, видел! Такую «раму» ни с кем не спутаешь. Ходил вон там, по тропинке, приседал все время, как будто принюхивался, потом сел в этот вот «мерс» и уехал.

– Эй, пацаны, шагайте! – из «бобика» высунулся сержант. – А вы, гражданин, что тут встали? Здесь не положено.

Туманов обернулся к сержанту и торопливо достал карточку.

– Я частный детектив, – Виктор всучил визитку сержанту.

– Ну и что? – Милиционер изучил карточку и сунул в карман. – Не положено здесь.

– Я кое-что знаю, могу выступить свидетелем.

– Выступить он может, – сержант фыркнул. – Тоже мне Петросян. О чем тут свидетельствовать? Несчастный случай, дело ясное.

– Я так не думаю. У меня есть достоверная информация.

– Да-а? – сержант смерил сыщика подозрительным взглядом. – Ну, приходите в отделение. Завтра. А лучше через недельку.

– А сейчас я могу с вашим начальством поговорить?

– Занято начальство, не видите? Я передам, что вы готовы сотрудничать. А вы в отделение приходите, завтра. А сейчас не мешайте, гражданин, мы ограждение натягивать будем.

Виктор сделал несколько шагов назад, а затем в сторону, чтобы оказаться на виду у Мартова, но адвокат уже закончил беседовать с полковником и скрылся из поля зрения. В какую из машин он уселся, сыщик не заметил. Белый «Виано» и черный «Порше-Кайенна» одновременно развернулись и покатили друг за другом по направлению к Варшавскому шоссе. Туманов рефлекторно схватился за телефон, но вспомнил, что сказал Островский, и оставил мобильник в кармане.

«Гейм овер, аборт миссии, конец фильма. Конспираторы! Что же вы тут ищете на самом деле? Ну не маньяка же! Мелковато это как-то. Только если он для чего-нибудь нужен. И для чего? Для экспериментов? Каких? Нет, это слишком сложно, а потому нереально, все должно быть проще».

Виктор проводил машину адвоката взглядом и побрел в противоположную сторону. Если честно, он был не прочь поставить на странной истории жирный крест, но ему не нравился финал. Какой-то скомканный и неопределенный. Виктору не давала покоя мысль, что его подставили, только он об этом не знает и не узнает, пока не придет время. Но когда оно придет, будет поздно что-либо исправлять, вот в чем штука. Согласиться на такой расклад Туманов никак не мог, ему требовалась полная определенность. Рисковать своей шеей – так уж знать, ради чего рискуешь.

Определенный план действий пока не созрел, поэтому Туманов просто снова остановился неподалеку от группы зевак, негромко обсуждающих главную тему дня, и прислушался. Версий выдвигалось много, но под все был загодя подведен один знаменатель: никто из любопытствующих не верил, что делу дадут ход. Да и в том, что дело будет заведено, подавляющее большинство сильно сомневалось. Несчастный случай – это максимум, и то лишь потому, что сделать вид, будто вообще ничего не произошло, уже не получится.

– Ночью бы точно дело замяли, – выдвинул предположение кто-то из толпы. – А так… гляди, начальства понаехало, как молдаван на стройку.

Туманов взглянул в ту сторону, где недавно беседовали милицейский полковник и адвокат. К «Шкоде» подрулили «гаишная» «Волга», темно-серый джип и еще один «уазик». Да, начальства собралось явно больше, чем того требовала ситуация. Хотя, бывает и больше. Виктор присмотрелся и безошибочно определил, что на джипе приехали сотрудники прокуратуры, одного он знал лично. Но больше всего сыщика заинтриговал другой факт: сержант из первого «бобика» что-то докладывал полковнику, исподтишка посматривая в сторону Туманова. Нет, возможно, он косился на кого-то другого, толпа вокруг собралась приличная, но Виктору казалось, что милиционеры обсуждают именно его персону. Вот и полковник обернулся, прищурился и окинул внимательным взглядом физиономии местных бездельников.

Туманов на всякий случай отвернулся и медленно побрел в прежнем направлении. Скрывать ему было нечего, но чутье почему-то подсказало, что убраться подальше сейчас будет наилучшим вариантом. Что за паранойя, черт ее знает!

– Слышь, алло, командир, – Виктора дернули за рукав. Сыщик остановился. К нему тотчас протиснулся знакомый тип в засаленной кепке. – У тебя это… ну, вино еще осталось?

– Может быть, – Виктор узнал в нем первого за сегодняшний день свидетеля. – Отойдем?

Он кивком указал на ближайшие кусты.

– Ну, можно, – тип покашлял и, озираясь, двинулся впереди Туманова.

– Что скажешь? – когда они выбрались из толпы, спросил Туманов.

– Так это, ну, налей, что ли?

Виктор снял с плеча сумку, достал ополовиненную бутылку и выполнил его просьбу, от щедрот плеснув в пластиковый стакан больше половины. Информатор залпом опрокинул «вино» в глотку, поморщился, утерся рукавом и торопливо закурил.

– Вон Еремей-Сраный сидит, видишь? – просипел он, сделав пару затяжек. – Лысый, в куртке такой синей.

– Рядом с мусорным баком?

– Ну да, он. У тебя, брат, курить есть?

– Ты же куришь, – Туманов усмехнулся.

– Так последняя. Или червонец займи.

– Держи, – Виктор бросил ему пачку «Явы» и двинулся к Еремею.

Почему этому дядьке дали обидное прозвище, Туманов понял еще за пять метров: несло от Еремея, будто от навозной кучи. Зато он не стал отнекиваться и, казалось, даже обрадовался, что к нему проявил интерес целый сыщик. Туманов, представляясь, не уточнил, из какой он конторы, но Еремею это было не важно. Сыщик, и ладно. Аванс в виде пачки сигарет и стаканчика «белого вина» он тоже воспринял не как подкуп, а вроде как «свидетельский гонорар». Судя по остаткам знаний, Еремей когда-то был неглупым мужиком. Туманов воодушевился и присел рядом со свидетелем. Его даже перестал смущать запашок.

– Ходишь тут, ходишь, – Еремей закурил и блаженно прищурился. – Я давно тебя приметил, на. Менты в жопу послали, да?

– Говорят, несчастный случай.

– Ага, случай, на, – Еремей хрипло рассмеялся. – Дремучий. Им-то чего, лишняя морока, и только, на. А так все гладко, на, «случай», и все дела. Всем выгодно.

– Кому это «всем»? – удивился Туманов.

– Ну-у, всем, – Еремей обвел широким жестом окрестности. – Всем.

– Чем этот Странный всем не угодил?

– Чем, чем, – Ерема помотал головой. – Хрен его знает, чем. До позавчерашней ночи никому не мешал, на. А потом слухи поползли, что нечисто что-то со Странным, на. Про маньяка слыхал небось?

– Странный и есть маньяк? – удивился Туманов. – В смысле – был.

– «В смысле» ему, – проворчал Еремей. – Чего перебиваешь, на? Слушать хотел, ну так слушай, на, не перебивай. Будешь слушать-то?

Туманов молча подлил ворчуну водки. Еремей мгновенно подобрел и продолжил уже спокойнее:

– Маньяк не Странный, это точно. Этот зверь вообще не из наших. Люди видели, как он на белом фургоне приезжал и уезжал. Да не раз видели, на, я от всяких слышал, и от гулящих, и от домашних. Ох, и боятся тут этого зверя! Страшно боятся, на. Все, даже лбы эти в кожанках. Он, говорят, каждую безлунную ночь окрест бродит, на, и если кого повстречает, то обязательно убьет. И одолеть его невозможно, на, даже пуля не берет.

– Ну а Странный тут при чем?

– Поговаривают, что Санек, ну Странный то есть, был его слугой, подбирал жертв, – Еремей выплюнул окурок и потянулся за новой сигаретой. – Наводчиком был. Потому и кинули его под трамвай, на.

– Эти парни кинули, спортсмены?

– А вот это неизвестно, на. Да и если б было известно, тебе толку никакого. Своих нигде не выдают, на. И ментам выгодно, чтоб маньяк без подручных остался. Достал он всех – хуже нет. Такой район был! Теплый, тихий. А теперь… страх, и только.

– Угу. – Виктор прочертил на земле прутиком пару линий. – Значит, наводчик из местных, а маньяк на белом фургоне? Полный коннект.

– Чего?

– Все сходится, говорю, – Туманов поднялся, протянул было руку, чтобы поблагодарить Еремея за информацию, но передумал и просто отсалютовал. – Будь здоров!

– Э-э, сыщик, а самое интересное узнать не желаешь, что ль?

– Водка кончилась, – предупредил Виктор.

– Ну, папироски-то остались, на? – Ерема хитро подмигнул.

Туманов бросил ему пачку сигарет, поймал укоризненный взгляд и бросил еще одну.

– Чего, как собаке, кидаешь? – обиделся Еремей. – Я тебе, как на духу, а ты…

Туманов бросил еще пачку.

– Ладно, – бомж вздохнул, – слушай, на. В ту ночь, когда Странного в компании с маньяком срисовали, еще кое-что стряслось. Сам не видал, Клавка говорила, из пятого дома. Говорит, стрельба была, на. Трупов… гора! Только не жулики это воевали. По всему – ловили кого-то, а он отстреливался, на.

– Постой, маньяка ловили?

– Откуда мне знать?

– Ловили, но не поймали, а выгнали на просеку, где его подобрал белый фургон, так?

– Чего ты пристал?! Ты сыщик, ты и думай, на.

– Ясно, спасибо, – Туманов был бы не прочь расспросить Ерему подробнее, но терпеть вонь больше не было сил.

Сыщик на прощанье помахал информатору и направился к лесопарку. Свято верить в россказни Еремея было неразумно, но и пренебрегать информацией не следовало. Надо все тщательно проверить. Тем более что это полностью стыковалось с наметившимся в голове у Туманова планом дальнейших действий. Проверить, а уж потом…

Честно говоря, Виктор пока слабо представлял себе, что будет потом. За одно утро на него свалилось непривычно много противоречивой информации, и сложить факты в систему пока никак не получалось. Виктору отчаянно не хватало листа бумаги и карандаша, чтобы расписать все по квадратикам и кружочкам, соединить стрелочками и уже в таком вот наглядном виде осмыслить за чашкой кофе.

«А пока будем накапливать информацию. Ее и так уже выше бровей, но никуда не деться. Назвался сыщиком, полезай в дебри, ищи улики. Если Ерема не врет и маньяка по лесу гоняли какие-то охотники, должны найтись следы, гильзы, пули. С учетом погоды, следы, допустим, найти нереально, но гильзы-то не сахарные, под дождиком растаять не могли. Вот только вопрос: зачем мне гильзы? Чертова каша в башке! И что я полез в эти сыщики?!»

Возможно, настоящим сыщиком Туманов пока не был, но ему определенно везло на улики и свидетелей. Причем отыскивал их Виктор еще до того, как успевал сообразить, что же хочет найти. Едва он вышел на то место, где загнанный охотниками маньяк теоретически сел в белый фургон и укатил в логово, как взгляд сам наткнулся на странную вещицу. Она висела на нижней ветке деревца и призывно трепыхалась на прохладном ветерке. При ближайшем рассмотрении вещица оказалась платком, судя по рисунку – женским. В общем-то, ничем не примечательная находка, если бы не одно «но». Платок был испачкан засохшей кровью. Виктор сразу определил, что это кровь, а не краска или помада, какой-никакой опыт все-таки имелся. Туманов взял «улику» двумя пальцами и повертел перед глазами. Было непохоже, что платком вытирали расквашенный нос или использовали его в каких-нибудь дамских целях. Окровавленный лоскут был прорезан в двух местах чем-то очень острым, вроде бритвы или хорошо заточенного ножа.

«Вот именно, – подумалось Туманову. – Вытирали. Только не нос, а лезвие! Ай, как я вовремя пришел!»

Виктор оглянулся. В одном месте кусты были примяты, но ничего особенного на их ветках он не обнаружил. Тем не менее платок и сломанные кусты вносили в предполагаемую картину ночного происшествия существенные коррективы.

«Охотники загнали зверя сюда, но прежде, чем сесть в фургон, он проткнул ножом кого-то, кто при жизни владел этим платком; вырвавшегося вперед охотника или прохожего, не суть важно, – Туманов немного поразмыслил и вывернул версию наизнанку. – А возможно, тот, кто владел платком, до сих пор жив, поскольку успел дать зверю отпор, например, сам пырнул его ножом! Из чего следует…»

Вывод напрашивался довольно смелый. Туманов повертел его так и этак и еще раз мысленно похвалил себя за сыщицкое чутье и за то, что либо в первом, либо во втором случае находится на верном пути. Диаметральная противоположность версий его ничуть не смущала.

Виктор сложил ценную улику в пластиковый пакетик и, весьма довольный собой, а также вырисовывающимися перспективами громкого дела (и, как следствие, обретения громкого имени), направился примерно в ту сторону, откуда мог прибежать загнанный охотниками маньяк. Туманов посмаковал словечко и ухмыльнулся. Если все так, как он себе представил, дело будет не просто громкое, а оглушительное! Тот, кто хотел подставить статиста, запросто может сам оказаться вычеркнутым из сценария!

Туманов вышел на полянку с мокрым кострищем и оглянулся в поисках новых улик. Гильз или следов он не увидел, зато приметил еще одного потенциального свидетеля. Невысокая, худенькая девчушка лет семнадцати брела по опушке, глядя себе под ноги и явно не замечая вокруг ничего и никого. Выглядела она для этого района вполне прилично, но что-то все же выдавало в ней местную жительницу.

«Наконец-то хоть один нормальный свидетель, – воодушевился Туманов. – Не факт, что она знает что-то существенное, но этого и не требуется. Даже если она просто подтвердит, что слышала стрельбу, уже будет хлеб».

– Девушка, извините! Можно вас на минутку?

Девица остановилась, испуганно взглянула на Туманова и почему-то попятилась. Виктора ее поведение насторожило. Не такой уж он был страшный, чтобы пугать детей среди бела дня. Девушка, видимо, поняла, что Туманов не желает ей зла, и замерла на месте. Виктор изобразил вежливую улыбку и двинулся к ней через полянку.

Он не прошел и трех шагов. В кустах на дальнем краю поляны раздался хлопок, над ухом у Туманова что-то просвистело, и ноги сами понесли сыщика прочь. Только выбежав на дорогу, он понял, что произошло.

В него стреляли! Кто это сделал (Туманову показалось, что он успел увидеть присевшего в высокой траве человека) и почему – это были вопросы номер два и три. Главное – факт выстрела! И он абсолютно не выбивался из общей картины, даже наоборот, только укреплял Виктора во мнении, что одна из его версий очень даже соответствует реальной картине событий, произошедших позапрошлой ночью где-то здесь, на полянке, просеке или узкой тропинке.

И, скорее всего, это версия номер два.

«Вот вам и господин Островский, приличный бизнесмен! Как же я раньше не додумался, ведь он с самого начала юлил! И спасателя ему требовалось отыскать потому, что тот видел спасенного в лицо, а значит, мог его заложить! Все сходится! Точно! Сходится, как тут и было! Ну, раз так, держитесь, господин маньяк, я вам устрою ночные вылазки для разрядки!»

* * *

Больше всего Женя опасалась, что не сумеет подняться с кровати. Минут десять она лежала, анализируя ощущения, потом осторожно согнула ноги в коленях и попыталась сесть. Попытка увенчалась успехом, более того, ничего особенного Женя не почувствовала. Ни боли, ни жжения. Она откинула одеяло и удивленно взглянула на свои ноги. От синяков не осталось и следа. Девушка медленно опустила ноги на пол и встала, опираясь о спинку кровати. Боли не было. Женя прошлась по комнате. Ничего! Это было удивительно и даже немного беспокоило. Так быстро у Жени не заживали даже порезы на пальцах, а тут такие серьезные травмы. Женя закрыла дверь на защелку и осмотрела себя повнимательнее. Следы вчерашнего кошмара на теле остались, но выглядели так, будто прошло недели две. Как такое могло произойти без всяких лекарств или хотя бы бабкиных заговоров? Женя озадаченно взглянула на свое отражение в зеркале. Отражение не знало ответа на вопрос. Девушка опустила взгляд на будильник, мирно тикавший на тумбочке под зеркалом, и спохватилась: время! Повторно испытывать гнев Кощея ей не улыбалось. Она быстро оделась, заглянула к брату – он еще спал, на цыпочках прошла мимо комнаты матери и выскользнула за дверь.

Где искать Кощея и его банду, Женя определила быстро. Все местные бездельники семенили примерно в одном направлении, к трамвайному кольцу. Судя по их заинтересованным физиономиям, там произошло нечто особенное. Сто к одному, что это «особенное» было делом рук Кощеевых бойцов.

Вереница трамваев вытянулась чуть ли не до Красного Маяка, видимо, препятствие у них на пути возникло уже давно. Женя подошла поближе, но за спинами зевак сумела рассмотреть только полосатые ленточки, натянутые вокруг участка примерно десять на десять метров. После нескольких секунд энергичной работы локтями ей все же удалось оказаться вплотную к ограждению, и она тут же пожалела, что не осталась в тылу. Поперек трамвайной линии стояли два милицейских «уазика», а между ними было примерно полтора десятка метров пространства, залитого темной кровью. Посередине между рельсами лежало что-то компактное, округлое, прикрытое бурым куском брезента, а чуть дальше тоже под брезентом, но большего размера, лежало нечто продолговатое. Женя невольно задержала дыхание и еще раз окинула взглядом место происшествия. Можно было сколько угодно убеждать себя, что не понимаешь смысла увиденной картины, но на самом деле понимание пришло мгновенно. Под кусками брезента лежали соответственно: голова и тело. Женя почувствовала легкое головокружение, и на какое-то время ей стало дурно. Она с трудом удержала рвотный позыв и отвернулась. Левее места происшествия припарковались еще две милицейские машины и «Скорая». Около одной из машин, «Волги» с аббревиатурой «ДПС», стояли двое крупных чинов в фуражках-аэродромах и… Кощей! Со стороны казалось, что троица мирно беседует на отвлеченные темы, покуривая и оценивающе посматривая на проходящих мимо девиц. Будто бы не было поблизости моря крови и расчлененного трупа. Здраво рассудив, что сейчас Кощею не до выполнения каких бы то ни было обещаний, Женя попыталась вырваться из кольца зевак, чтобы спокойно вернуться восвояси или даже поехать на работу – в принципе, она еще успевала, – но какое-то внутреннее чутье остановило и заставило подобраться к троице поближе. Бороться со странным любопытством Жене не хватило сил. Такого раньше с ней не случалось, но рассуждать о причинах неодолимой тяги к опасным знаниям было некогда. Женя обратилась в слух, боясь пропустить хотя бы слово из неторопливой беседы местного милицейского начальства и того, с кем они, по идее, должны бороться всегда и везде, а не где-то «кое-где» и лишь «порой».

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное