Вячеслав Шалыгин.

Враг внутри

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– У меня тоже после стартовых перегрузок до сих пор все перед глазами плывет, – поддержала версию врача и командира Тамара.

– Выспаться нам надо, – подытожил Алексей. – Выспимся – точно «штормить» перестанет.

– Да, да, давайте, давайте, – подталкивая товарищей к выходу из командного отсека, сказала Таня, – по койкам, пока не поубивались все!

Вскоре в отсеке остались только Майков и Пал Палыч.

– Жить будешь, – заверил командира доктор. – Может, подменить тебя?

– Да я все равно не засну, – Геннадий кивком указал на забинтованную руку. – Ноет...

– Ну, смотри, – врач пожал плечами. – Трудись. Только не спотыкайся больше на ровном месте...

– Постараюсь, – угрюмо ответил Майков.

– Я думаю, – Пал Палыч усмехнулся и исчез за дверью своей каюты.

Геннадий остался один, и теперь никто не мешал ему выплеснуть наружу всю скопившуюся злость, но эмоции провалились куда-то в глубину сознания и угасли. На поверхности осталась только обида на Татьяну и затаенная ненависть к бесталанному, но самоуверенному «десантнику» Субботину. Майков допускал, что так и не добьется от девушки взаимности, но видеть, как его место занимает какой-то безмозглый и никчемный тип, было, по мнению Геннадия, и вовсе несправедливо. Он устроился в кресле пилота и, проверив данные о работе бортовых систем, погрузился в размышления о вариантах дальнейшего развития событий. До орбиты Плутона оставалось тридцать суток полета и столько же обратно до Земли. Времени для укрепления командирского авторитета, примирения с Таней и окончательного смешения с грязью выскочки Субботина было предостаточно. Смущало Майкова одно: не прошло и суток полета, а Сергей уже вел в счете, и команда, похоже, об этом догадывалась...

Глава 6

– Господин Петров? – Голос показался Олегу Гавриловичу смутно знакомым.

– Да, слушаю, – профессор обернулся к телефонному аппарату, который был включен на громкую связь.

– Вас беспокоит Холмогоров, сотрудник Агентства...

– Агентства? – не сразу понял, о чем идет речь, Петров. – Ах, да, Агентства... Вы хотите встретиться?

– Так точно, – подтвердил Холмогоров. – Как можно скорее...

– Извольте, – доктор бросил взгляд на свое расписание. – Завтра у меня будет свободное время с трех до...

– Извините, – перебил его сотрудник, – я уже еду...

– В таком случае, могли бы и не звонить, – немного недовольно заявил профессор.

– Мог бы, – согласился абонент и положил трубку.

Ровно через пять минут раздался стук в дверь, и на пороге возник мужчина совершенно неприметной внешности. Невыразительность его облика распространялась также на серый костюм и однотонный галстук. Взгляду было решительно не за что зацепиться. Петров вздохнул и жестом пригласил посетителя пройти. Тот уселся в кресло и молча достал из портфеля небольшой бумажный пакет.

– У меня довольно плотный график... – начал было профессор, но мужчина остановил его, бросив пакет на стол.

– Распечатайте, – предложил он.

– Вы Холмогоров? – не позволяя посетителю вести себя слишком высокомерно, спросил Олег Гаврилович.

– Игорь Владимирович, – добавил мужчина.

– Очень приятно, – профессор кивнул и распечатал пакет.

В нем оказалось несколько хороших фотографий и листок с коротким текстом.

Пока доктор изучал документы, посетитель хранил молчание.

– Ну и что? – положив пакет обратно на стол, спросил Петров.

– Серегин Андрей Иванович, – многозначительно произнес Холмогоров. – Принят вами в программу десять дней назад.

– Верно, – согласился доктор. – Ну и что?

– Вы знаете, кем был ваш доброволец раньше?

– Как и большинство моих пациентов, неудачником, – пожимая плечами, ответил Петров.

– Вы обратили внимание на фото номер три? – снова спросил сотрудник Агентства. – На нем, кроме Серегина, зафиксирован еще один субъект.

– Женщина? – уточнил профессор.

– Да, женщина, – подтвердил Холмогоров, извлекая упомянутый снимок из пакета. – Взгляните на нее более внимательно. Фотография сделана два месяца назад.

Петров вновь надел очки и взглянул на снимок.

– Это одна из ваших подопечных? – после тщательного изучения фотографии спросил он.

– К сожалению, – подтвердил посетитель. – Что вы на это скажете?

– Ничего, – доктор снова пожал плечами. – Случайная встреча. Такое бывает достаточно часто. Не думаю, что Серегин пошел на этот контакт сознательно. Он до последнего времени не мог даже вообразить, что такие «люди», как эта девица, существуют. Мне кажется, что вы ищете подвох там, где его нет.

– Вы так считаете? – Холмогоров криво улыбнулся. – А как вы объясните необычные способности добровольца номер семьсот тринадцать, например, его исключительную устойчивость к имплантации?

– Откуда у вас такие сведения? – удивленно спросил Петров. – Вы и за мной следите?

– Это другой вопрос, – посетитель спрятал фото обратно в пакет. – Вы не допускаете мысли, что встреча Серегина с одной из наших поднадзорных и его исключительные способности неким образом взаимосвязаны?

– Нелогично, – немного подумав, заявил Петров. – Люди с такими высокими волевыми показателями должны отпугивать пришельцев, поскольку представляют для их деятельности прямую угрозу.

– Или, наоборот, могут послужить прекрасным инструментом для выполнения наиболее сложной работы, – заметил Холмогоров.

– Вы подозреваете, что Андрея к нам подослали чужаки?

– Все может быть, – задумчиво глядя куда-то мимо доктора, произнес визитер. – Меня беспокоит цепь совпадений. Кто рекрутировал этого Серегина?

– Мы приняли Андрея по пятой схеме, – пояснил Петров. – А занимался этим Греков. Но он наш постоянный сотрудник, и ваши коллеги проверяли его уже не один раз.

– В таком случае, пришельцы вели не только Серегина, но и следили за Грековым, – сделал вывод агент. – Вы связываете повышенное внимание чужаков к Андрею с конечной целью полета «Плутона-13»?

– Логическая цепь получается довольно длинной, но в целом – да, – ответил Холмогоров. – У нас в Агентстве наиболее популярны две одинаково убедительные версии. Первая: пришельцы на Плутоне и разведчики чужаков на Земле никак не связаны между собой, и потому наши поднадзорные желают выяснить потенциал новых квартирантов Солнечной системы. Вторая: плацдарм на краю системы принадлежит расе, которая внедрила в наше общество своих шпионов, и поэтому можно уверенно сказать, что время «Ч» не за горами.

– А я всегда считал, что разведка чужаков не знает о наших космических достижениях, – заметил Петров.

– К несчастью, это уже не так, – агент развел руками. – Теперь нам приходится играть с ними по иным правилам.

– Понятно, – доктор кивнул. – Так чего же вы хотите от меня? Отозвать Серегина, а теперь его следует называть Субботиным, я не могу, он сейчас где-то в глубоком космосе.

– Расскажите о сути его подготовки, – попросил Холмогоров. – Ведь он не «янус»?

– И да, и нет, – уклончиво ответил Петров. – Необычайная устойчивость Андрея к предельным психическим нагрузкам делает его похожим на обычного добровольца, но наружный личностный контур для этого ему не нужен. Все происходит само собой. В привычных обстоятельствах Серегин не производит впечатления особо сильного человека, но, как только возникает реальная угроза, его словно подменяют. Разобраться в феномене до конца я не успел, но по возвращении экспедиции я это сделаю обязательно.

– Если вас не опередят другие заинтересованные лица, – с сомнением проговорил Холмогоров.

– А исключить такую возможность – задача вашего Агентства, – напомнил доктор. – Наряду с «янусами» люди вроде Андрея могут оказаться нам весьма полезны не только в тайной борьбе с внедрившимися в человечество врагами, но и во многих других случаях. Терять такие кадры нельзя.

– Это я понимаю, – согласился агент, – но не все можно сделать так, как это задумано. И потом, почему вы уверены, что дар Серегина природный? Что, если он уже побывал объектом эксперимента? Причем не нашего, а вражеского? Вы не думали о том, что непоколебимость личности этого парня может быть искусственной?

– Вы хотите сказать... – Петров растерянно заморгал. – Но кто мог это сделать? Как?

– Ваши конкуренты, – предположил агент. – Скорее всего из числа чужаков.

– Нет, не может быть! – доктор расстроенно махнул рукой.

– Так или иначе, когда экспедиция вернется на Землю, я попрошу вас задержать гражданина Серегина до прибытия наших специалистов, в сотрудничестве с которыми вы и будете проводить все дальнейшие исследования. И не забудьте о том, что ваш пациент может оказаться весьма опасным типом. Никакой самодеятельности и излишней лояльности. Понимаете меня?

– Вполне, – удрученно кивая, ответил Петров. – Хотя искренне надеюсь, что вы перестраховываетесь.

– Это был бы лучший вариант, – согласился посетитель и поднялся с кресла. – Всего хорошего, господин профессор...

Глава 7

– Когда мы вернемся, я сделаю твою жизнь невыносимо сложной, – негромко пообещал Майков, передавая вахту Андрею.

Серегин поморщился и взглянул на командира с откровенной неприязнью.

– Но мы еще не вернулись, и впереди нас ждет вовсе не детский утренник...

– Отвяжись от нее, – словно не замечая реплики Андрея, сказал Майков. – Это единственный способ сохранить все, как было.

– Только и всего? – Андрей криво улыбнулся. – Вам, командир, следовало сказать эти волшебные слова еще на Земле, в тренировочном пункте. Я бы тогда ушел в сторону без разговоров. А теперь, пожалуй, я останусь. Будем считать, что объявлен «белый танец, вальс и только вальс». Пусть Зайчик сама выбирает кавалера.

– Вам больше нечем заняться? – неожиданно объявившись за спиной у космонавтов, поинтересовался Пал Палыч. – Устроили на борту пионерский лагерь! Девку они, видите ли, не поделили! Как дети малые, честное слово! На грунте петушиться будете!

– Ты тоже не слишком нос задирай! – сбрасывая руку доктора со своего плеча, заявил Майков. – Здесь пока еще я командир, а потому, обращайся, как положено.

– Есть, капитан! – врач отдал двумя пальцами честь. – Разрешите послать вас... в медицинский отсек на плановый осмотр?

– Сдам вахту и приду, – багровея от злости, процедил Геннадий. – Ожидайте...

Пал Палыч развернулся кругом и, пародируя строевой шаг, отправился в свою вотчину. Майков проводил его недовольным взглядом и снова обернулся к Серегину. Тот смотрел на командира с оттенком сочувствия.

– Вот видишь, Геша, не прошло и двух недель, а в качестве командира тебя воспринимает только Тамара, да и то потому, что жалеет от всего чистого женского сердца...

Вместо ответа Майков лишь скрипнул зубами и отвернулся.

– Хочешь, подскажу выход? – Андрей говорил без издевки, и потому командир не стал огрызаться, а просто промолчал. – Отдай часть полномочий мне, а сам решай только специальные вопросы. Когда мы прибудем к Плутону, сошлись на то, что командир десантной группы – я, а значит, командовать дальнейшим ходом экспедиции тоже входит в мои прямые обязанности. Так мы и продержимся. Ты будешь царствовать, я – править.

– Нет, – тихо возразил Геннадий.

– Ты не спеши, подумай, – Андрей похлопал его по плечу и строго добавил: – И забудь наконец про Татьяну. Эта девушка от тебя ускользнула. Понял?

Майков скрипнул зубами и, не глядя на Серегина, покинул командный отсек. Андрей уселся в кресло пилота и вздохнул. Предстоящая вахта обещала быть скучной, как и положено, когда до точки прибытия еще две недели полета, а все бортовые системы работают нормально. Андрей обвел взглядом экраны всех компьютеров и зафиксировал показания приборов на момент начала дежурства. Больше заняться было нечем, и он вывел на запасной монитор программу библиотеки. Читать книги, не переворачивая страниц, не касаясь пальцами бумажных листов, он не любил, но сидеть, уставившись в одну точку, было ему совсем не по душе. Серегин открыл какой-то детектив и погрузился в чтение.

– Интересно? – раздался над ухом Андрея голос Тани.

– Нет, – признался он, оборачиваясь. – Я вообще не большой любитель литературы.

– Тогда включи кино, – предложила девушка. – Лешик на вахте только и делает, что смотрит мягкое порно. Умудрился пронести на борт пару дисков и теперь наслаждается безнаказанностью...

– Откуда ты узнала? – Андрей улыбнулся.

– Застала с поличным, – ответила Татьяна. – Он в прошлый раз так увлекся, что не заметил окончания смены.

Девушка уселась Андрею на колени и обняла его за шею.

– Я при исполнении, – напомнил Серегин.

– Я мешаю? – игриво спросила Таня. – Или ты опасаешься гнева командора?

– Нет, каменный гость не вернется, – Андрей покачал головой и отвел взгляд.

– Тебя что-то тревожит? – поинтересовалась девушка.

– Признаться, да, – Серегин провел пальцами по ее волосам и тихо спросил: – Как тебя зовут на самом деле?

– Ты же знаешь, что нам нельзя говорить о таких вещах, – Татьяна укоризненно покачала головой.

– Ты мне не доверяешь?

– Этот вопрос не имеет отношения к доверию, – Таня вздохнула. – Таковы правила. Я не смогу скрыть факт их нарушения, когда мы вернемся, и тогда мой контракт будет аннулирован, а я очень рассчитываю на эти деньги. Ведь это мой шанс начать новую жизнь. Нормальную жизнь, а не серое существование, как было прежде. Пойми меня, пожалуйста...

– Я понимаю, – Андрей кивнул, – но это меня и останавливает. Вместе с наружной личностью Петров отберет и наши воспоминания. Где гарантия, что тебе настоящей будет до меня хоть какое-то дело?

– Вкусы наружной и внутренней оболочек обычно совпадают, – сказала Татьяна и прижалась к лицу Андрея щекой.

– Но твоя основная личность не будет помнить о наших отношениях, и все придется начинать заново, – возразил Серегин. – А на Земле всегда гораздо больше дел и забот, чем в замкнутом пространстве корабля. Нас закрутит водоворот служебных и бытовых событий...

– Никуда ты от меня не денешься, – перебивая собеседника, убежденно заявила Таня.

– А ты? – Недоверчиво спросил он и прижал палец к ее губам. – Лучше не отвечай...

Татьяна на минуту задумалась и кивнула. В таком не слишком приподнятом настроении они просидели не меньше получаса. Все это время Андрей размышлял над тем, стоит ли причислять Петрова к злодеям, или доктор был прав, когда говорил, что на самом деле он вовсе не изверг, а доблестный ученый и настоящий благодетель. Татьяна же в этот момент разрывалась между опасением потерять контракт и желанием удержать рядом с собой отдаляющегося друга.

– Ольга, – наконец решив дилемму, произнесла она. – Только я уже не вернусь к этой личности. Мы с Олегом Гавриловичем заключили дополнительное соглашение. Он выбросит из моей памяти все секреты, но оставит часть внешней оболочки в качестве премии... Если мы, конечно, выполним задание на «отлично».

– Выполним, – пообещал Андрей. – Положись на меня.

– А ты? – Таня замялась. – Тебя как зовут на самом деле?

– Андрей, – ответил Серегин. – И я не такой, как вы...

– Что-то подобное я подозревала, – прищурясь, заметила Татьяна. – Слишком уж не походят твои поступки на искусственно созданные модели. Если ты не «янус», тебе придется очень непросто, когда мы войдем в зону действия оборонительных систем чужаков.

– Там увидим, – неопределенно ответил Андрей. – Так обожаемый тобой Олег Гаврилович уверен в обратном...

Глава 8

В центре управления полетами царила деловая суета. С наблюдающей за полетом «Плутона-13» станции «Марс—Орбита» был получен очередной блок информации, и теперь все дееспособные компьютеры терзали данные, пытаясь расшифровать и привести их в понятный людям вид.

– Майков не очень доволен вашим протеже, – изучая доклад командира корабля, заметил Каширин. – Этот Субботин излишне независим.

Сидевший рядом Олег Гаврилович лишь загадочно улыбнулся и кивнул.

– За последние три дня серьезно возросла активность местной резидентуры, – «атакуя» Петрова с другого направления, заявил присутствующий здесь же Холмогоров.

– Чего вы добиваетесь? – обращаясь к генералу и агенту одновременно, спросил профессор. – Хотите, чтобы я признал идею включения Субботина в экипаж ошибочной? Ради бога! Только он там, на корабле, к тому же, до точки контакта осталось два дня, и теперь уже ничего не исправить. Давайте потерпим двое суток. Если я ошибся, Субботин просто выйдет из игры, парализованный вражеским полем, и проваляется в таком состоянии почти до возвращения корабля на Землю. Делайте потом с ним все, что хотите. Но, если я окажусь прав, этот парень принесет гораздо больше пользы, чем все остальные члены экипажа вместе взятые. К чему продолжать эти бесконечные рассуждения и гадать на кофейной гуще? А что касается чужаков, позвольте удивиться, с вашими ли возможностями опасаться активности пришельцев? Посадите их под замок, и весь разговор!

– Я уже не раз напоминал вам, профессор, что некоторые решения мы будем принимать без вашего участия, – спокойно ответил Каширин. – Однако заявление товарища Холмогорова имеет более глубокий смысл, чем вам показалось на первый взгляд. Помните, я упоминал о «Манхэттенском проекте»?

– У нас образовалась утечка информации? – догадался Петров.

– Именно так, – подтвердил генерал, – и появилась она как раз в тот момент, когда мы запустили в работу проект «Плутон-13»...

– А если быть до конца точными, в тот момент, когда в экипаж был зачислен Субботин, – добавил агент.

– Ну, нет, – Олег Гаврилович погрозил Холмогорову пальцем, – меня не проведешь! Доброволец семьсот тринадцать был введен в проект одновременно с Безбородовым, Майковым и Зайчик, то есть ровно за сутки до окончательного утверждения состава экипажа. Почему вы не подозреваете заодно и этих троих?

– Положим, с обвинениями в адрес добровольцев торопиться не следует, – усмехнувшись, заявил Каширин, – но факт контакта Серегина-Субботина с чужаками остается фактом, и по времени возникновение интереса пришельцев к вашей клинике точно совпадает с «госпитализацией» семьсот тринадцатого.

– Хорошо, предположим, что Субботин – шпион, – согласился Петров. – Но начали-то вы с утечки, где тут связь?

– Вы отпускали его на сутки, как всех остальных добровольцев, перед началом миссии? – поинтересовался агент.

– Нет, – доктор покачал головой. – Нам пришлось довольно плотно работать, и на отдых не было времени.

– В таком случае, семьсот тринадцатый имеет в своем распоряжении нетрадиционные способы передачи информации, – сделал вывод Каширин.

– Никаких приборов при нем не было, в этом я уверен, – возразил Петров.

– А его скрытые способности? – спросил Холмогоров.

– Он не телепат, если вы об этом, – ответил профессор.

– У него могли быть сообщники, – предположил агент. – Греков, например.

– Мы же сняли кандидатуру санитара с обсуждения, – удивился Петров. – Этот боров не способен освоить ни одного специального средства сложнее резиновой дубинки, а вы фактически утверждаете, что он выкрал информацию из наших баз данных. Чтобы воспользоваться компьютером, надо хотя бы знать, как он включается. Грекову такие премудрости не осилить...

– Субботина вы тоже считали типичным неудачником, – вежливо напомнил Холмогоров. – А на деле он оказался прямо-таки звездой вашей «коллекции».

– Как раз потому я и уверен, что семьсот тринадцатый чист, как стекло, – парировал доктор. – Слишком он заметная фигура для шпиона...

– Но чужаки... – начал было Каширин, однако профессор его прервал.

– Водили вас за нос с тех пор, как вы их обнаружили, – заявил он. – Неужели вы не в силах это признать? Пока, кроме научных подвигов, мы не совершали ничего предосудительного, пришельцы позволяли нам спокойно трудиться, а как только их тайные планы оказались под угрозой срыва, они вышли на тропу войны. По-моему, так.

– И это говорит о том, что на Плутоне создано не просто поселение, а именно плацдарм, – сделал вывод генерал. – Причем тех самых врагов, за шпионами которых мы и наблюдаем все последнее время. Вторжение неизбежно.

– Вы снова строите версии на основе косвенных доказательств, – возразил Петров. – А что, если наши «местные» чужаки знают, кто пожаловал к нам в гости, и элементарно опасаются конкуренции, в той же степени, в какой мы боимся вторжения?

– Тоже верно, – невольно согласился с профессором Холмогоров.

– Так или иначе, операции «Бастион» не избежать, – упрямо качая головой, заявил Каширин. – Те это пришельцы или другие – не важно. Отражать агрессию нам придется, невзирая на лица. В связи с этим вам предстоит изрядно потрудиться, товарищ Петров.

– Но ведь мы еще не имеем никаких данных, – профессор указал на монитор, где в качестве заставки вращалась объемная модель корабля «Плутон».

– Я уверен, что «янусы» пройдут сквозь барьер, – сказал генерал. – Считайте мои слова официальным заказом. Нам потребуется не меньше трех десятков квалифицированных пилотов.

– Придется поставить дело на поток, – Петров нахмурился. – При подобном подходе может пострадать качество. И потом, у меня нет такого запаса добровольцев.

– Воспользуйтесь пятой схемой, – предложил Каширин. – Мы поможем. На улицах полным-полно бродяг. Завтра к вечеру мои ребята пригонят к вам целую армию «добровольцев».

– В таком случае, я вообще не отвечаю за качество, – профессор махнул рукой. – Впрочем, вы заказываете музыку, вам и танцевать...

В этот момент адъютант генерала сообщил о дешифровке новых данных, и Каширин вышел из комнаты для переговоров в операционный зал. Холмогоров также не замедлил раскланяться, и профессор остался в гордом одиночестве. Немного подумав над словами соратников, он вынул из кармана телефон и набрал номер своей клиники.

– Люба, – сказал он в трубку, когда абонент ответил, – готовьте палаты третьего этажа. Ожидается безудержный наплыв добровольцев... Да, все подряд, и одноместные в том числе... Да, к утру... А что поделать, дочь моя? Людям страшно не терпится подзаработать...

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное