Вячеслав Шалыгин.

Глаз Павлина

(страница 1 из 15)

скачать книгу бесплатно

Пролог

Ночь легла на город, придавив своим черным телом огни извуки. Она обострила обоняние и слух, заставила включиться на полнуюмощность сумеречное зрение, которое, выхватывая из темноты неясныеочертания, превращалоихвотчетливые контуры. Опытному разведчикукаждый изгиб ночных абрисов рассказывал об их хозяевах почти все. Вот прошел запоздалый прохожий, его тень немного качнулась, а легкоеколебание воздуха донесло запах спиртного. Пробежала дворняга, линиюшеи которой не искажало геометрически правильное кольцо ошейника, а значит, ее домом была пыльная улица. Между помятых мусорных баковпрошуршали легкие, цокающие шажки крысы. Несколько секунд безветреннойтишины, и снова звук. Выше порога обычного восприятия, но отчетливоразличимый внутренним ухом. Это отправилась на охоту летучая мышь. Из погасших незакрытых окон струятся посапывание и храп. Где-то ещене спят, предаваясь утехам. Оттуда доносятся сладкие стоны. Неторопливаябеседа звучит из светящегося окна одного из домов, как монотонныйрокот. Вдалеке шуршат шины, ровным баритоном напевает мотор… Городзасыпает, остывая от горячки прошедшего дня.

Разведчик шагнул к нагревшейся за день стене высотного дома, и его костюм принял оттенок черно-серой в темноте штукатурки. Воинаинтересовало подвальное помещение высотки. Туда, по агентурным данным, должны были переместить Проектор, чтобы в течение последующих двухнедель работать над пополнением библиотеки новыми данными. Проекторникогда не оставался подолгу в одном месте, и разведчики никак немогли отследить географию его перемещений. Заполучить агентуру в станеврага не удавалось почти три десятилетия, с тех самых пор, когда противникс боем захватил библиотеку и Проектор, лишив тем самым законных хозяеввозможности пользоваться своими достижениями. Время шло, враги совершенствовалискрытые в библиотеке технологии, а настоящие хозяева все больше отних отставали, тщетно пытаясь вернуть украденное богатство и затрачиваяна это почти все свои силы. Созданная за прошедшее время служба разведкисовершенствовалась, но ни библиотеку, ни Проектор вернуть ей до сихпор так и не удалось.

Наконец у разведчиков появился реальный шанс. Информатор предупредил о перемещении прибора и дополнительно пообещал раздобыть карту, на которой было указано место расположения тайного хранилища потерянной библиотеки.

– Атлант, я Ацтек два, вышел на позицию, – едва слышно шепнул разведчик, и миниатюрный динамик в его ухе ответил:

– Остальные уже на месте, действуй по первому варианту: бери только карту и растворяйся. В бой с противником не вступать!

– Понял, – так же тихо шепнул разведчик и замер в ожидании.

Ждать пришлось недолго. Через две минуты после окончания радиоперекличкик зданию подрулила машина с выключенными фарами, и из нее неторопливовышел молодой парень. Разведчик в очередной раз удивился, насколькохорошо враги ориентируются в полной темноте.

Парень подошел к немутак уверенно, словно на разведчике не было никакого маскирующего костюма, а на небе сияло солнце. Агент протянул конверт и тихо сказал:

– Удивлены? На фоне стены, да еще в такую ясную ночь, не заметить вас может только слепой… Уходите, сейчас сюда приедет группа оцепления.

По голосу информатора можно было понять, что он улыбается. Разведчикотдал ему конверт с деньгами и бесшумно скользнул в невысокие кусты. На ехидное замечание подручного он не обижался. Парень говорил чистуюправду. Ночь была не такой уж ясной, но суть заключалась в другом. Каким бы немыслимым тренировкам ни подвергали свои органы чувств разведчики, им никогда не удавалось достичь того уровня остроты восприятия, чтобыл у противника. Потому что враг использовал не обычные человеческиеобоняние, осязание, слух и зрение, а самое настоящее звериное чутье. Без преувеличения. Противник был очень силен и опасен…

Воин миновал три линии затаившихся в траве соратников и продолжилсвой путь, почти паническое бегство. Чувство, что по пятам неслышноидет стая хищников, не оставляло его ни на секунду. Он уже выбралсяиз опасной зоны, но до освещенной трассы ему оставалось еще метровсто. Разведчик сделал последний рывок и, уже у кромки тротуара, почтистолкнулся с внезапно возникшим на пути мужчиной.

– Красть нехорошо, – назидательно сказал незнакомец и оскалил крупные острые и желтоватые в свете уличного фонаря зубы в презрительной улыбке.

Разведчик опустил взгляд на подбородок незнакомца, всеми силамистараясь не смотреть ему в глаза. Противник сделал обманное движениевправо, однако разведчик не поддался на уловку и нанес ему сильныйудар ногой в живот. Враг увернулся, но разведчик не потерял равновесия, а наоборот, оставаясь в позе крупной черной цапли, чуть развернулсяи атаковал его той же ногой снова. На этот раз не ожидавший продолженияатаки противник получил причитающийся звон в ушах и на секунду замешкался. Разведчик нанес ему серию тяжелых ударов открытой ладонью по корпусуи в лицо. Враг упал на четвереньки, а разведчик, вместо того чтобыдобить его несколькими пинками, отскочил в сторону и вынул из-за поясадлинный кривой кинжал. Противник снова оскалился и внезапно прыгнулиз, казалось бы, неудобного положения, как волк, целясь зубами разведчикув горло. Воин выставил перед собой кинжал и одновременно отскочилдалеко назад, «проваливая» этим приемом врага в пространствоперед собой. Противник уже в полете понял, что не сможет дотянутьсядо разведчика, и выгнулся так, чтобы не врезаться лицом в подставленноевоином колено. Уловка не помогла, потому что, изворачиваясь, он намгновение показал открытое горло и разведчик не замедлил полоснутьпо нему острой сталью. Враг упал на асфальт и захрипел, разбрызгиваявокруг себя крупные капли темной крови. Теперь воин уже не боялсясмотреть ему в глаза. Он присел рядом с корчащимся в конвульсиях противникоми вытер кинжал о его куртку. Умирающий поднял на разведчика звериныйвзгляд и из последних сил попытался впиться зубами в его руку. Изпопытки ничего не вышло. Клацнули зубы, поймав лишь воздух, а лужатемной крови растеклась почти до проезжей части. Враг закрыл желтыеволчьи глаза и медленно прижался холодеющей щекой к залитомукровью асфальту.

– Спи вечно, зверь, и возродись без зла, – словно молитву произнес воин и коснулся головы убитого сложенными в щепотку пальцами. Потом он прижал их к своему лбу и резко встал.

– Атлант, я Ацтек два, – уже не шепотом, а тихим голосом сказал он, – где машина, пернатый змей вас всех сожри?!

– Не бушуй, – ответил ему диспетчер. – Сто метров влево…

Разведчик подбежал к подъехавшей машине и быстро уселся рядом с водителем.

– На базу! – приказал он и тут же спросил: – Что там с Проектором?

– Взяли, – мрачно ответил водитель. – Нашихпочти всех положили, но и волчьему племени досталось на орехи… Проекторуже увезли в тайник, а дублирующий комплект шеф забрал с собой. Сказал, спрячу его так, что ни одна собака не найдет… Куда, как думаешь?

– Не важно, – разведчик махнул рукой. – Сейчас главное – силенок подкопить да хранилище найти. Пока они не догадались, что у нас есть карта…

– Силенок нам действительно не хватает, – согласился водитель. – Но где их взять? Не к людям же обращаться!

– Почему бы и нет? – возразил воин. – Перед нами в любом случае скоро встанет очень простой выбор: либо мы объединимся с ними, либо волки…

– Если бы дело было только в объединении, – водитель вздохнул. – Нам ведь придется с ними… ну, ты понимаешь… ассимилировать, так сказать. Ты готов жениться на мартышке?

– Не брюзжи, – отмахнулся разведчик. – Мы продержались, сохраняя свой вид без примеси обезьяньей крови, сто тридцать веков. Но теперь ситуация изменилась. Удержаться на плаву сможет только тотвид, который даст наиболее жизнеспособную и сообразительную помесьс приматами. Так что речь идет не о возможности ассимиляции. Она нам, без сомнений, необходима. Вопрос теперь лишь в том, кто выйдет вперед – волки или мы – и с чем он выйдет. Мы обязаны обеспечить своимпотомкам преимущество над потомками волков. Это сделают Проектор ибиблиотека. Вот добавим ее в актив и можно будет отправляться напенсию…

– Это верно, только волки нам все равно покоя не дадут…

Глава 1

– Камни, мой друг, живут своей особой жизнью, а драгоценные – тем более. Они не терпят суеты и торопливости. Они совершеннейшие нарциссы, а также немного сибариты по своей природе. Лежать и наслаждаться собой, размышлять о вечном, купаясь в роскоши, – вот их жизненное кредо. Их философия незатейлива, но тверда, как и они сами: упорядоченность, стабильность и бесконечная жизнь, даже после смерти, когда от них остается лишь песок. Ведь для них это фактически не смерть, а размножение… – старик оторвал взгляд от кучки лежащих перед ним тусклых, необработанных алмазов и улыбнулся, демонстрируя ровные зубные протезы. – Двадцать тысяч за все.

– До свидания, – сухо попрощался владелец камней и принялся сгребать их в плотный брезентовый мешочек.

– Постойте, – продолжая улыбаться, сказал старик. – Разрешите мне взглянуть на них еще раз.

– Хорошо, – посетитель вытряхнул содержимое мешочка обратно на стол, – только будьте на этот раз повнимательнее. Камни не терпят поспешности. Ваши слова?

– Торопливости, молодой человек, торопливости, – ювелир вновь занес над самым крупным экземпляром лупу и сделал вид, что рассматривает алмаз.

На самом деле он уже давно определил все, что было необходимо, и теперь речь шла только о взаимовыгодной цене. Понимал суть начавшегося спектакля и продавец, однако его поджимало время, и потому он немного нервничал.

– Я знаю, что вас смущает, – не глядя на посетителя, произнес старик. – Размеры. Самый меньший из них тянет на три карата как минимум. Но спешу вас огорчить. После огранки, когда они превратятся из невзрачных алмазов в сверкающие бриллианты, их вес уже не будет столь велик…

– Я все прекрасно понимаю, – изо всех сил стараясь сохранять спокойствие, ответил визитер. – Я даже могу предположить, насколько он станет невелик, но разве мы их взвешивали?

Ювелир кивнул и рассмеялся сухим, коротким смешком, наморщив при этом массивный нос подобно слоновьему хоботу. Насмеявшись, он отложил лупу и выключил яркую настольную лампу, явно показывая, что намерен определить цену окончательно и бесповоротно.

– Сколько же вы хотите? – спросил он, складывая камни в мешочек, на этот раз собственноручно.

– Двести пятьдесят тысяч, – твердо ответил продавец и взглянул ювелиру в желтоватые глаза.

Старик вздохнул и, подбросив в руке увесистый мешочек, словно бы нехотя кивнул. Содержимое брезентового хранилища стоило в десять-двенадцать раз больше и не имело абсолютно никакого прошлого. Даже если эти камни кто-то и разыскивал – через неделю они превратятся в сияющие гранями произведения ювелирного искусства, и никакие специалисты не возьмутся определить, как выглядели эти куски кристаллического углерода, когда были тусклыми алмазами. Сделка была выгодна с любой стороны.

Ювелир вновь вздохнул и протянул посетителю высохшую руку.

Продавец осторожно пожал предложенную ладонь и вопросительно взглянул на дверь, ведущую из рабочей комнаты внутрь дома.

– Нет, – ювелир развел руками, – нам незачем туда идти. Халид принесет все сюда. А мы пока выпьем по чашечке кофе с коньяком. Не возражаете? За сделку. Присаживайтесь…

Он указал на диван и пару кресел в углу комнаты.

Посетитель равнодушно кивнул и пересел в предложенное кресло. Хозяин же, мурлыча под нос какую-то мелодию, отошел в противоположный угол к столику с кухонными принадлежностями и принялся варить кофе.

– Насчет купюр… – нарушив молчание, произнес продавец.

– Обижаете, – прерывая его, протянул старик. – Потертые двадцатки, немного десяток, пятерок… В целом – неприметная дорожная сумка средних размеров.

Выражая свое согласие, посетитель поднял вверх большой палец и, достав из кармана сигареты, закурил. Ювелир отвлекся от кофейного таинства и, шаркая ногами по старомодно блестящему паркету, принес и поставил на журнальный столик перед продавцом серебряную пепельницу.

– Странный у вас помощник, – спустя некоторое время, смакуя кофе, сказал посетитель. – Араб?

– Ливанец, – уточнил ювелир.

– Неужели наши телохранители справляются со своей работой хуже иноземных? – продавец с легким недоумением взглянул на старика.

– Халид – мой ученик, – ответил ювелир совершенно серьезно. – У него талант к нашему делу, а талант не имеет национальности. От бога этот дар или аллаха – мне безразлично, главное, что он сможет достойно продолжить дело и сохранить мое имя, с таким трудом заработанное за долгие годы.

– Да, я слышал, что ваши изделия считаются лучшими на рынке дорогих украшений, – согласился посетитель.

– Спасибо, – старик улыбнулся и долил в его чашку кофе.

Скрипнула дверь, и в комнату вошел ученик. Он был среднего роста, и если бы продавец не знал заранее, что парень иностранец, то посчитал бы его простым отечественным «лицом южной национальности». Халид поставил на столик сумку и так же молча, как вошел, удалился.

– Не смею вас больше отвлекать, – быстро допив кофе, произнес продавец и, мельком взглянув на содержимое добротного саквояжа, поднялся.

– Всего доброго, – также поднимаясь, попрощался старик. – Борису – привет.

Посетитель неопределенно улыбнулся и, подхватив сумку, вышел за мелодично звякнувшую дверь.

Ювелир выждал несколько минут, пока в глубине узкой улочки не стихли торопливые шаги, и, опустившись обратно в мягкое кресло, хлопнул в ладоши. Халид на этот раз появился мгновенно.

– Хвала аллаху, сынок, – произнес старик, улыбаясь, – у нас есть то, что нужно. Неси эскиз. Мне не терпится приступить к работе немедленно.

– Закрыть жалюзи? – спросил парень без малейшего акцента.

– Да, да, конечно, – старик нацепил на нос очки и, пока ученик опускал снаружи входной двери стальные жалюзи, вынул из мешочка только два камня.

Они имели необычную форму полумесяца, причем походили друг на друга как две капли воды. Ювелир смотрел на них долгие полчаса и, наконец полностью осмыслив все детали предстоящей работы, положил камни перед собой, на разложенный учеником эскиз.

Глава 2

– Брагин! Костя! Привет, куда направляешься?! – окрик донесся из приоткрытого окошка тяжелого немецкого автомобиля.

Брагин вздрогнул и, щурясь на ярком солнце, попытался разглядеть обратившегося к нему человека. Машина между тем поравнялась с ним и, мягко качнувшись, остановилась у обочины. Улыбчивое лицо скрылось в полумраке затемненного салона, а вместо него в окошке появился толстый глушитель, навинченный на ствол импортного автомата. Костя едва успел нырнуть под защиту въехавшего на тротуар пикапа с мороженым. Пули пропороли мягкое железо фургончика, щелкнули по штукатурке здания магазина и с визгом унеслись вдоль по улице, звонко рикошетя от люков канализации. Разгружавший пикап водитель удивленно посмотрел на расплывающееся по груди багровое пятно и, не выпуская из рук коробки с пломбиром, опустился на колени. Покачавшись несколько мгновений, он выронил ношу и коротко ткнулся в нее лицом. По его телу пробежала волна конвульсий, и он медленно завалился на бок. Брагин сначала окаменел, наблюдая за этой сценой, но когда прозвучала новая очередь глухих хлопков, юркнул между фургоном мороженщика и стеной, прополз несколько метров на животе, потом поднялся и что было сил побежал. Машина нападавших взревела. Полируя асфальт, завизжали шины. Костя обернулся. Снайперы вовсе не собирались уезжать с места преступления. Они проехали немного вперед и, выскочив из всех четырех дверей, бросились ему наперерез.

Брагин хотел свернуть в переулок, но там было слишком мало укрытий, а дома образовывали идеально прямой, то есть прекрасно простреливаемый коридор. Мгновенно оценив все минусы бегства по переулку, он развернулся и ринулся почти навстречу врагам, через многополосную проезжую часть к стоявшему у противоположной обочины автомобилю. Его владелец, беспечно оставив машину с включенным двигателем, покупал в киоске сигареты. Костя вихрем влетел на водительское сиденье и едва сдержался, чтобы не вдавить педаль акселератора в пол. Справившись с волнением, он тронулся быстро, но без пробуксовки. Снайперы, добежав до середины дороги, развернулись и бросились к своей машине.

Косте достался довольно резвый «железный конь» японского происхождения. Он с большим удовольствием исполнил пару маневров и, немного привыкнув к машине, выжал из ее оборотистого двигателя все, на что рассчитывали инженеры с далеких островов.

Брагин почти уверовал в то, что оторвался от преследователей, однако буквально через минуту увидел в зеркале уже знакомый силуэт с выступающей радиаторной решеткой и широкими колесами. Костя, не раздумывая, свернул на боковую улицу и, перепрыгнув на следующем перекрестке через трамвайные рельсы, нажал на тормоз, одновременно поворачивая руль. Машину развернуло на сто восемьдесят градусов. Преследователи Костиного трюка не видели, так как весь обзор был перекрыт въехавшим на перекресток трамваем. Их машина проехала метров пятьсот, прежде чем развернулась примерно тем же способом. Брагин к тому моменту успел юркнуть в лабиринт дворов и узких улочек. Эти места были ему хорошо знакомы, и он без труда нашел, где спрятать реквизированный автомобиль. Снайперы серьезно отстали, однако Костя предпочел продолжить бегство. Прощаясь с выручившей его машиной, он по привычке заглянул в перчаточный ящик и под оба передних сиденья. Денег он не нашел, зато под водительским местом обнаружил стандартную кобуру с пистолетом системы гражданина Макарова и запасной обоймой. Сначала Брагин даже отказывался поверить в столь редкостное везение, но, немного поразмыслив, пришел к выводу, что сегодня просто день его ангела, а потому лучше не думать и полностью положиться на инстинкты. Он сунул кобуру за пояс, заглушил мотор и быстрым шагом направился по густо заросшим акацией улочкам в сторону моря.

При наметившейся благосклонности Судьбы он имел все шансы добраться до порта и раствориться в бесконечных кварталах складов, среди нагромождений грузов, техники и столпотворения рабочего люда.

Последние двести метров его пути пролегали вдоль береговой линии. Костя снял легкие туфли и, привязав их к ремню, пошел по мокрому песку босиком. Горящие от беготни ступни приятно омывала ленивая волна. Костя наклонился и зачерпнув в пригоршню соленой водицы, плеснул ею себе в лицо. Здесь, у воды, зной переносился гораздо легче, и в совокупности с иллюзией безопасности это поднимало настроение до вполне оптимистичного уровня.

Он стер с лица влагу и оглянулся на домики, обращенные фасадами к берегу моря. Из мирной зелени окружающих строения деревьев показались какие-то люди. Рассмотреть, кто это, Брагин пока не мог, но предчувствие опасности подкралось к его сердцу и окатило внутренности прохладной волной. На этот раз врагов было вдвое больше, и в отличие от Кости в выборе цели они не сомневались. Рассыпавшись длинной цепью, люди бежали к берегу. В руках у всех восьмерых матово поблескивало оружие. Брагин беспомощно оглянулся. Бежать было некуда. По береговой линии в обе стороны на бесконечные метры лежало открытое пространство, и укрыться, чтобы занять оборону, было просто негде. Костя вынул из кобуры пистолет и, не прицеливаясь, выстрелил в сторону нападавших. Преследователи попадали на песок и открыли ответный огонь. Несколько пуль шлепнулось в опасной близости. Брагин пригнулся и попятился, с каждым шагом уходя все дальше и глубже в море.

Наконец вода дошла до подбородка. Он на ощупь сунул пистолет обратно в кобуру и, сделав несколько глубоких вдохов-выдохов, нырнул. Энергично работая руками и ногами, Костя поплыл в паре метров от поверхности, старательно удаляясь от берега. Он вынырнул, лишь когда легкие были готовы разорваться от обедневшего воздуха, а пистолет и привязанные к поясу туфли стали тяжелее пудовых гирь. Как только его голова показалась над водой, вокруг снова засвистели пули. Костя кое-как отдышался и снова нырнул. На этот раз долго проплыть под водой он не смог. Снова поднявшись на поверхность, чтобы глотнуть воздуха, он успел заметить три вещи. Во-первых, наступали сумерки, что обнадеживало, во-вторых, метрах в ста прямо по курсу на якорь становилась большая океанская яхта, и ее капитана суета на берегу, казалось, ничуть не смущала. В-третьих, со стороны порта к яхте двигался катер, и, судя по предыдущей траектории, он должен был пройти от головы Брагина метрах в десяти. Костя замер, пытаясь рассмотреть пассажиров приближающейся посудины, но сумерки, играя тенями, смешивали неопределенные очертания сидящих внутри людей. Брагин собрал остатки сил и бросился вперед. По его расчетам, катер должен был как раз сейчас сбавить скорость, чтобы подойти к борту яхты более-менее плавно. Костя не ошибся. Сам удивляясь своему хладнокровию и ясности мыслей, он ухватился за боковой поручень и поплыл у борта катера стараясь держаться незаметно.

Катер пришвартовался вполне профессионально, и Костя сразу же отпустил поручень, погрузившись в воду как можно ниже.

Снизу было хорошо видно, что на борт яхты поднялся только один человек. На его плече висела небольшая сумка. Капитан приветствовал пассажира и голоса удалились в глубь судна. Брагин не разобрал приветствия, но по обрывкам доносившихся фраз ему показалось, что собеседники говорили по-турецки. Это его заинтриговало. Впрочем, в данный момент его больше интересовало другое. Он встал (вернее – всплыл) перед выбором: прицепиться к катеру и вернуться на злополучный берег, правда, в безопасный порт, но, по большому счету, все же обратно, или взобраться на борт яхты и уйти в неизвестном направлении безбилетным пассажиром. Риск в обоих случаях был велик. И все-таки колебался Костя недолго. Он медленно, чтобы не издавать посторонних шумов, нырнул и обогнув корму яхты, поплыл к свисающему с противоположного борта фалу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное