Вячеслав Шалыгин.

Бой с тенью

(страница 6 из 35)

скачать книгу бесплатно

Андрей отметил про себя, что, несмотря на показушную крутизну, Безносов не так уж прост. «В гимназиях не обучались… – пришла ему на ум фраза из того же произведения, – Митрич говорил сущую правду… Он окончил пажеский корпус».

– Ну? – Сноровский чуть склонил бритую голову набок.

– Так у меня-то откуда столько народа? – полковник расплылся в хитрой улыбке. – Частная охранная контора – это же не президентский полк…

– Сеня… не дразни меня!

– А то что? – Безносов окончательно рассмеялся. – Короче так, отщепенцы…

Его прервал телефонный звонок. Полковник выслушал короткое сообщение и, буркнув «добро», спрятал трубку в карман. Улыбка так и не сошла с его холеного лица.

– Короче, так, даю вам две группы тунгусов на неделю и загородный домик со всеми техническими потрохами в аренду… на месяц. Будет результат – будем говорить дальше.

– Тунгусы – это хорошо, – Иван Павлович расплылся в довольной улыбке. – Душевный ты человек, Сеня, когда куш наклевывается.

– Рынок, человек-чекист, буржуазный рынок! – Безносов встал и, пожав собеседникам руки, направился к выходу.

Проходя мимо забеспокоившейся было официантки, он небрежно бросил поверх ее блокнотика крупную купюру и жестом предупредил намерение девушки отсчитать сдачу.

– Тебе по дому моделей дефилировать надо, а не кофе подносить…

Девушка густо покраснела и, пробормотав «спасибо», суетливо спрятала деньги в кармашек жакета.

В глаза Андрею бросилось, как дрожали ее тонкие пальцы, и он еще раз пожалел, что не может увести эту несчастную жертву устаревшего воспитания за собой в светлую даль. Покидая спустя некоторое время после ухода Безносова уютное кафе, Соловьев на мгновение задержался рядом с официанткой и зачем-то заглянул в ее глаза.

«Все будет хорошо. Очень скоро все станет просто замечательно», – мысленно произнес он, глядя на девушку.

«Правда?» – невольно оформился в ее сознании ответ.

Глаза девушки вдруг наполнились слезами, и Андрей резко отвернулся.

«Идиот! – со злостью обозвал он себя. – Робин Гуд хренов! Спаситель безвинных душ! Что тебе понадобилось от этой Золушки?! Самолюбие потешить решил?! В бога поиграть захотелось?! Придурок!»

Подняв воротник, он, словно отгоняя наваждение, помотал головой и двинулся следом за Сноровским. Чаевых он не дал и в этот раз…

* * *

*»Тунгусы» оказались мужчинами угрожающе мускулистыми, но при этом сдержанными и немногословными. С представителями коренной северной народности их не связывало ничто, кроме названия группы. Командир, невысокий, широкоплечий бородач, носил архаичный двубортный плащ и цивильный костюм, отчего выглядел еще шире. По его лицу, приподнимая кончики русых усов, постоянно гуляла полуулыбка. Однако подчиненные, в основной массе переросшие командира на голову, а то и полторы, слушались его беспрекословно. Они в отличие от бородача были одеты в спортивные костюмы и куртки, а за их плечами висели огромные, туго набитые сумки.

Со стороны вся эта компания выглядела как большая хоккейная команда, выезжающая на тренировочный сбор.

– Первый этаж, – коротко объявил «тренер», когда «хоккеисты» выгрузились из длинного автобуса с затемненными стеклами и построились перед входом в загородный домик. – На размещение тридцать минут. Построение у служебного входа. Напра-во. В колонну по одному… марш…

Соловьев дождался, когда группа войдет в здание, и подошел к бородачу.

– Вы оперативники? – Он протянул руку.

– Нет. – Крепыш ответил на рукопожатие. – Мы «доктора». А оперативники уже работают. Вы их, возможно, и не увидите. Они у нас как тени…

– Андрей, – представился Соловьев.

– Бондарь, Тимофей.

– А почему «тунгусы»?

– Это вы у Безносова спросите, – Тимофей рассмеялся. – Юмор у него такой.

– Или опыт, – предположил Иван Павлович, появляясь на крыльце семиэтажного «загородного домика». – Здорово, пускач.

– И вам того же, пан Сноровский, – Бондарь широко улыбнулся. – Говорят, вас из ЧК того… ушли?

– Зато смотри, какое хозяйство мне Семен доверил, – Иван Павлович указал большим пальцем за плечо. – Охотничью заимку со всеми удобствами, да еще тебя с «тунгусами» твоими в придачу.

– Так это же временно.

– А что в этом мире постоянно? Счастье? Небоскребы? Государственные гимны? Все относительно, Тима, все относительно… Я смотрю, твои орлы налегке прилетели?

– Обоз, – Бондарь указал на подъезжающий инкассаторский грузовик.

Для перевозки наличности машина выглядела несколько великоватой. Командир «тунгусов» махнул рукой, приказывая водителю заехать с обратной стороны здания.

– Чувствуешь, Андрюша, какой размах? – Сноровский удовлетворенно потер ладони.

– Какой размах? – Соловьев пожал плечами. – Полроты бойцов и грузовик с оружием? Или вы сейчас начнете рассказывать легенду о том, что «тунгусы» – это самое секретное спецподразделение ГРУ? Так это для пацанов. Сказки на ночь…

– Не обижайся, он не со зла, – Иван Павлович адресовал реплику Тимофею.

– А узнай он откуда-нибудь правду, чего бы тогда стоила наша программа информационной безопасности? – Бондарь запросто похлопал Соловьева по плечу. – Будьте уверены, Андрей Васильевич, не подведем. Вы меня извините, дела…

Он неспешно обогнул угол «домика» и скрылся в воротах служебной территории.

– Откуда он знает мое отчество? – Андрей покачал головой. – Почему все считают своим долгом поставить меня на место?!

– Ну, не только же тебе хочется повыпендриваться. У тебя одни заслуги, у них другие. Но чего они стоят без признания публикой?

– А почему – пускач?

– С такой комплекцией ему только танки кривой рукояткой заводить, вот и пускач, – Сноровский рассмеялся. – В этой среде так принято. Подшучивать, но беззлобно, для настроения. Ты разве забыл уже?

– Нам шутить было некогда.

– Это ты зря… Забыл, наверное… Вот Борис часто истории рассказывал. Меня однажды чуть удар не хватил от смеха. Вспомни, когда прапору вашему, из хозвзвода, ишака в койку уложили… Разве не смешно было? Помнишь эпизод?

– Помню. Тогда было смешно. Сейчас не очень.

– Эх, Андрюша, – Иван Павлович посмотрел на Соловьева с сочувствием. – Жить надо, пока живется, а не к смерти готовиться. Разве не интересно тебе вот это все?

Он помахал рукой, указывая на окружающий лес, асфальтированные дорожки, здание и хозяйственные постройки.

– Я за последнее время столько этой «жизни» хлебнул, на тысячу человек хватит…

– Так ты радуйся, чудак-человек! Кому-то такое только в мечтах, а тебе прямо в руки идет! Лови момент! Живи в полный рост!

– Тяжко это, чужие проблемы на себя примерять. Это же не пиджаки.

Андрей уставился в землю и разворошил носком опавшие листья.

– Да-а… – Иван Павлович печально вздохнул. – Такого рода депрессия только одним лечится…

– Не буду я пить…

– А я не про выпивку. Пока ребята по промзоне шныряют, а «ВТ» подозрительные данные копит, мы тебя потренируем маленько.

– «Вектор»? – Соловьев поднял на чекиста удивленный взгляд. – Он же в Конторе остался.

– Ты в каком веке живешь? – Сноровский рассмеялся. – Сеть, она же придумана не только чтобы порнуху качать. Все идет по плану, не сомневайся.

– А кто это «мы»?

– Мы с Семеном. Ты думаешь, он так вот взял и доверил мне свое хозяйство? Учет и контроль! Каждый день будет приезжать с инспекторскими проверками, я его знаю. Вот мы и воспользуемся моментом. Через неделю станешь самоуверенным, как тунгус. В смысле этот, местный, не коренной…

– Борис тоже хотел заняться моим воспитанием, – с грустью пробормотал Андрей. – Завтра похороны. Вы поедете?

– Это однозначно…

– Иван Палыч! – донесся из-за угла здания сильный голос. – Вы бы снаряжение получили… Или предпочитаете руководить операцией из бункера?

– Какой операцией? – Сноровский обернулся и настороженно взглянул на приближающегося Бондаря.

– Как это – «какой»? – главный «тунгус» прищурился. – Вы нас для чего у Безносова выпросили?

– Что, уже?!

– Ну, мы же на самом деле не просто «полроты бойцов с грузовиком оружия», – Тимофей весело подмигнул Соловьеву. – Получите, граждане, по бронежилету, шлему да стволу огнестрельному… Выбор, как в лучших домах, кому что привычнее…

– Ты, может, здесь останешься, для координации? – осторожно поинтересовался у Андрея Сноровский.

– Издеваетесь? – Соловьев скривился. – «Абакан» есть?

– А вы хотя бы в глаза такую машинку видели? – с сомнением спросил Бондарь. – Вам, наверное, «АК» привычнее будет.

– Жалко, что ли, стало?

– Да нет, – Тимофей пожал плечами и усмехнулся: – Найдем для вас и «АН»…


Когда группа прибыла на место, уже совсем стемнело. Андрею и Сноровскому командир «тунгусов» приказал оставаться в небольшом фургончике, под завязку набитом умной аппаратурой, а сам бесшумно растворился в сырой темноте осенней ночи. Вернулся он примерно через минуту в компании еще одного человека. Наружность бондаревского спутника была вполне героической, но все равно не слишком приметной. Обычный мужчина за тридцать, разве что более крепкий и подтянутый, чем большинство людей его возраста. А еще с уверенным взглядом. Захлопнув дверцу фургончика, он молча пожал руку Ивану Павловичу и внимательно посмотрел на Андрея.

– Логинов Евгений, – представился человек.

– Соловьев.

– Минут через десять «тунгусы» рассредоточатся, и мы начнем.

– Трудный объект? – поинтересовался Иван Павлович.

– Нормальный.

– А охрана?

– Охрана есть, но условная. Мы наблюдаем уже восемь часов. Основной объект расположен, видимо, в длинном двухэтажном здании слева от главных ворот. Проникнуть в него будет несложно, но именно там сосредоточены основные силы противника. Будет встречный бой на минимальной дистанции.

– Это наш коронный номер, – серьезно и без единой нотки бахвальства заметил Бондарь.

– Поэтому я и разработал для вас оптимальный маршрут именно через главные ворота, – Евгений раскрыл карманный компьютер и повернул его так, чтобы схему на дисплее мог видеть только Тимофей. – Команда «А» идет на штурм, команда «Б» – с крыши, через окна, высота девять метров.

– На тросах, – Бондарь кивнул. – Где подстанция?

– Все автономное, – Логинов переключил режим машинки, и по экрану поплыла видеокартинка. – Вот здесь, видишь, котельная. Одно название, конечно, в ней установлен тритиевый энергоблок. Похож на наш, тренировочный, но более совершенная модификация.

– Рубильники-то те же?

– Практически.

– Тогда справимся. Как погаснет свет, включайте визоры. Всех, кто даст синий контур, – кладите.

– Принято.

Евгений снова взглянул на Андрея.

– Хотите увидеть все с позиции или останетесь здесь?

– Я с вами.

– Тогда – вперед.

Логинов бесшумно выскользнул из машины и почти сразу растворился в темноте. Соловьев двинулся было следом, но следа как такового не было, и он, сделав пару шагов, остановился в растерянности.

– Сюда, – донесся негромкий окрик откуда-то слева.

Андрей вытянул перед собой руку и пошел на звук.

– Вот, наденьте.

Соловьев почувствовал, как ему в ладонь легли легкие пластиковые очки. Он быстро нацепил их на переносицу и вдруг словно попал из ночи в пасмурный день. Окружающая его местность была серой, но неплохо просматривалась на любом расстоянии. Евгений стоял напротив, в таких же очках, и улыбался.

– Техника, – уважительно пробормотал Андрей.

– За мной, – оперативник махнул рукой и быстро пошел сквозь облетевший кустарник.

Очень скоро они приблизились к останкам некой бетонной конструкции, и Евгений указал под ноги. Земля была покрыта толстым слоем строительного мусора, и запнуться или даже сломать ногу в этом местечке было несложно. На поверку конструкция оказалась останками трехэтажного здания – то ли за ненадобностью разрушенного, то ли за той же ненадобностью недостроенного. С крыши этого динозаврова скелета открывался отличный вид. Слева проходила тупиковая ветка вспомогательной железной дороги, а справа располагалась достаточно ухоженная территория небольшого заводика.

– Третий инструментальный завод, – негромко пояснил Логинов. – Главный цех прямо, видите?

– Но окна заварены! – обратил внимание Андрей. – Как через них пробьются «тунгусы»?

– Так же, как через ворота. Они, заметьте, тоже не картонные. Типичный ангар для летающей тарелки.

– Тарелки? – Соловьев удивленно взглянул на Евгения.

– Ну, блюдца, – воин пожал плечами.

– Но у келлов нет тарелок!

– Что значит нет? – Евгений удивленно взглянул на Андрея. – Вы тоже думаете, что все они потомки тех, кто прилетел в тунгусском ковчеге? Мы с Безносовым постоянно на эту тему спорим. Это его любимый вид отдыха. Я отстаиваю точку зрения, что они все-таки понемногу прибывают, а он убежден, что высадка была только одна, в девятьсот восьмом… Ну, теперь-то недолго осталось ждать момента истины. – Он взглянул на часы: – Четыре минуты…

– Да нет! – с досадой возразил Соловьев. – Вы оба ошибаетесь! Как же я сразу не понял?! Вот почему полковник был так уверен в том, что келлы не опасны!

– Чего вы не поняли? – оперативник насторожился. – Проясните, будьте любезны, пока не поздно.

– Безносов считает, что мы ищем… то есть уже нашли… базу, где келлы накапливают оружие и тренируют диверсантов, – Андрей загнул один палец. – Вы думаете, что здесь они прячут тарелку…

– А также оружие и солдат… – Логинов кивнул. – Расхождение во взглядах незначительное.

– Но у них нет тарелок! И никогда не было! Я не знаю, что там падало – в районе Тунгуски, – но не келлский ковчег, это точно. Чужаки пользуются воротами! Вы правы, они прибывают, все их воины действительно тренируются не на Земле, а у себя на Келлоде или Диши, но сюда они приходят, уже подготовленными и вооруженными, через ворота!

– Ворота? Это которые гипер-нуль – Т-внепространственные? Как в кино?

– Точно не знаю. Серебристое свечение под высокой аркой, а из него выходят солдаты…

– Картина маслом, – задумчиво произнес оперативник. – Это несколько меняет дело, но на тактике текущей операции не отразится. Единственный источник энергии – энергоблок, а его мы отключим. Ворота работать не будут, а значит, ни удрать, ни получить подкрепление келлы не смогут…

Ни удрать, ни получить подкрепление келлы действительно не смогли. Когда территория заводика погрузилась в полнейшую темноту, ворота в двухэтажный цех осветили две неярких синих вспышки. Следом за ними еще несколько сполохов сверкнуло где-то вверху, на уровне окон. Звуки от этих странных взрывов были глухими, словно пробивались сквозь слой ваты. Скороговорка автоматического оружия также больше напоминала негромкие хлопки пневматических винтовок. Андрей хорошо видел, как стремительно исчезают в проломе ворот и выбитых окнах «тунгусы», но что творилось внутри цеха, он мог лишь предполагать.

– Минус три, – взглянув на часы, спокойно произнес Евгений. – Пошел резерв.

Словно услышав – а возможно и услышав, Андрей уже ничему не удивлялся – его реплику, к воротам потянулись новые воины.

– Минус одна, – спустя пару минут сказал оперативник. – Фаза?

– Ноль, – неожиданно ответили часы каким-то далеким, игрушечным голосом, – ставь коридор на семьдесят четыре.

– Минус сорок две, – зафиксировал результат Логинов. – Для третьей категории сложности – рекорд. Поздравляю.

– Спасибо.

Теперь Соловьев уловил знакомые интонации и понял, что на связь выходил Бондарь.

– Нам пора, – Евгений указал на лестницу.

– В коридор?

– Нет, – оперативник рассмеялся. – По силовому коридору пойдут пленные. От цеха до грузовика.

– Много?

– Семьдесят четыре… экземпляра.

– Много.

– «Тунгусы» работали, – не без гордости заявил Евгений.

– Все равно не понимаю, почему так получилось? Семьдесят четыре хорошо вооруженных воина, на подготовленных, укрепленных позициях – и вдруг сдались за три минуты.

Как выяснилось, этот вопрос возник не только у Соловьева. Когда все пленники были утрамбованы в бронированный грузовик, к штабному фургончику подошел разгоряченный Бондарь.

– Пара синяков под «брониками», две царапины – у Егора и Кравченко, да Краба касательным по куполу стукнуло, – поделился он с Логиновым. – Шлем погнулся, но череп выдержал.

– Контузило?

– Ну, поплыл, конечно, парень, но ничего – отлежится пару дней и будет как новенький.

– А противник?

– А противник… – Тимофей озадаченно поскреб бородку. – Странный он какой-то попался, противник этот. Условнее условного. Мы только по второму магазину сменили, а он уже лапки кверху поднял. Причем, понимаешь, Женя, в первые минуты они дрались, как черти. Я даже, грешным делом, подумал, у нас потери будут – полковник на компенсациях разорится… Но тут случилось что-то странное… Я лица этих врагов до смерти, наверное, не забуду… Как в замедленном кино все происходило… Бросают свои автоматы и медленно так, словно загипнотизированные, встают… Я едва успел «отбой» скомандовать, чтобы ребята их всех не положили… Понимаешь, а на лицах у них такой… ужас… не страх даже, а ужас, дикий, животный… И смотрят не на нас, а поверх голов куда-то. Я даже на секунду обернулся. Позади темнота, резерв у ворот залег, а больше ничего. Выше посмотрел, тоже только небо. Мы их окружили, командуем «руки на голову», а они нас словно не слышат. «Тунгусы» мои даже слегка растерялись. Ни разу такого количества невменяемых в одной куче не встречали. Потом, когда мы с тобой переговорили, смотрю, один руки на макушку сложил, за ним другой… И все равно в «девятку» уставились, словно над входными воротами щит Зевса висит. Какая-то хреновина. Черт-те что, короче, получилось, а не захват.

– А трофейное имущество в порядке?

– Какое? Оружие со снаряжением? Там оно, на стеллажах ровными рядами лежит.

– Нет, – вмешался Андрей, – арка. Металлическая арка. Метров семь в высоту.

– Пять, не больше, – Бондарь кивнул. – А что это? Я думал – рельс художественно изогнутый.

– Главный келлский секрет, – коротко пояснил Евгений. – Метро до их родины.

– Ого! – Тимофей восхищенно покачал головой. – Вот Безносову подфартило! Бабок на этом поднимет, всю контрразведку можно будет с президентом в зарплате уравнять. Всех, вплоть до поваров.

– Контрразведку? – удивленно переспросил Соловьев. – Военную контрразведку?

– А ты думал, полковник для себя старается? Такие «частные» фирмы на обычных капиталах не произрастают.

– Тима…

– А что? Ему можно. Шеф меня насчет Андрея Васильевича особо просветил. Теперь это наш человек. Со всеми потрохами…

– Что-то меня он не спросил, – недовольно заметил Соловьев.

– А ты откажешься?

Бондарь искренне рассмеялся. Присоединившийся к собеседникам Иван Павлович несколько секунд вникал в суть веселья, а затем косвенно подтвердил слова Тимофея.

– Ну, Андрюша, считай, Управление у нас в кармане.

– Какое управление?

– А я всю жизнь мечтал создать контору, которая бы так называлась. Коротко и многозначительно. Управление! Звучит?

Соловьев молча пожал плечами. Он прекрасно понимал, что отступать некуда, из цепких лап Безносова и Сноровского ему уже не вырваться. Но также он понимал, что основной объем работы придется выполнять не им. А еще его беспокоила эта странная череда совпадений. Внезапно проснувшийся талант, келлы, диск, легко разгаданный код и, наконец, ворота… Все это вполне укладывалось в какой-то сценарий, но Андрей пока никак не мог уловить его суть…

* * *

* – Феликс, у меня инфаркт миокарда! Говоря языком сапиенсов – разрыв сердца!

– Сердца? Оно у вас разве не из камня? По какой стенке прошла линия разлома – передней, задней?

– Круговой, все стенки насквозь!

– Что случилось?

– Нас разгромили! Сегодня ночью. Взяли всех, кто был у сто пятьдесят седьмых ворот! Но главное – они получили доступ к самому тоннелю!

– Коро не пропустит их на Диши…

– Это я понимаю, но они не пропустят к переходу нас!

– Так, стоп, Кирилл Мефодьевич, линия надежная, но лучше подстраховаться. Встретимся где обычно…


Феликс прибыл на условленное место даже раньше Кирилла Мефодьевича. В хмуром осеннем парке было почти безлюдно. Пара пенсионеров и ребенок с развеселым спаниелем на длинном поводке. Холодный ветер, в основном, подсушил асфальт, но без поддержки солнца с одной глубокой лужей справиться ему не удалось. Сошников обогнул водную преграду по самому краю дорожки и медленно побрел к впавшему в зимнюю спячку фонтану.

– Феликс!

Для жертвы обширного инфаркта директор выглядел на редкость живым и энергичным. Казалось, что чрезвычайное происшествие его не огорчило, а мобилизовало.

– Я знал, что это случится! Это Сущность! Она добралась и до нас!

– Кирилл Мефодьевич! Давайте без мистики! Просто скажите самое главное – кто напал на базу?

– Я не знаю, – понизив голос, ответил Кирилл Мефодьевич. – Сначала я подумал – Контора, но в этом случае ты не мог не знать о готовящейся операции?!

– Не мог. Хотя…

– Так это были твои коллеги?!

– Нет, – Феликс отрицательно покачал головой. – Пожалуй, я знаю, кто это.

– РУБОП?

– Куда им, – Сошников махнул рукой. – Нет, это военные. Больше некому.

– Но с военными у нас договор! – директор был крайне возмущен.

– Договор есть, но пункта о тоннелях в нем нет.

– Значит…

– Значит, потерянный Парыгиным диск нашли военные контрразведчики. Или, постойте… – Феликс остановился и схватил собеседника за рукав. – Неужели это все-таки Соловьев?! Контактер? Не может быть!

Теперь собеседника уговаривал уже директор:

– Спокойнее, Феликс, давай-ка по порядку. На пристани после банкета остались только твои соратники, так? Сущность навела на Парыгина затмение именно там и точно в то же время…

– Но мы все уехали… одновременно… – Сошников задумался. – Вот! Вспомнил! Это точно Соловьев! Он ушел пешком, причем в ту сторону, где Парыгин якобы встретил Сущность. А вчера утром мои ребята потеряли и Соловьева, и Сноровского где-то в районе «Пионера» после того, как те встретились с Безносовым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное