Вячеслав Шалыгин.

Бой с тенью

(страница 5 из 35)

скачать книгу бесплатно

– Но круглосуточно бродить они не могут. Им надо куда-то возвращаться. Туда, где они сумеют отдохнуть и зафиксировать информацию, – подхватил мысль Соловьев. – В логово.

– Верно. И логово это не должно быть сильно удалено от изучаемых объектов.

– Какой-нибудь подвал в городе или пригороде.

– Ты сам говорил, что ворота, через которые они проникли, это здоровенная арка. В подвал такое сооружение не влезет.

– Почему вы думаете, что в логове должны быть ворота?

– А где? А если их вычислят враги, то есть мы? Что проще – побросать все имущество в серебристое небытие и прыгнуть туда самим или, отстреливаясь, бежать через весь город в тайное место? Как бы алогично ни мыслили эти чужаки, логово они должны были устроить где-то в промзоне, я уверен.

– Там очень много частных заводиков и складских комплексов, – Андрей задумчиво потер подбородок. – Если отбросить те, что не имеют на своей территории глубоких подземных хранилищ или двухэтажных зданий…

– Верной дорогой идешь, товарищ, – Иван Павлович усмехнулся. – Если отбросить еще и два учреждения ГУИН, таможенные склады, зоны досмотра, хозяйство аэропортов и еще три десятка мелких предприятий, останется всего лишь сто – сто двадцать объектов. Вдвоем мы их изучим моментально, года за три…

– Как же быть? – Андрей удивленно приподнял брови.

– Ответ очевиден, – Сноровский обреченно вздохнул, – надо идти к начальству и вымаливать «добро» на крупную операцию.

– Почему вымаливать?

– Потому, мой феноменальный друг, что, с точки зрения начальства, все наши выводы будут очень сильно смахивать на фантазии.

– Но ведь их подтвердил «ВТ»!

– А «Вектор Т» – это настолько секретная разработка, что даже я не имею права знать о его существовании, – Иван Павлович назидательно поднял вверх указательный палец.

– Но, по-моему, о нем знают все…

– Верно, однако официально считается, что о нем известно лишь директору, трем его заместителям и четырем программистам. Заметь, что и у директора есть свой начальник, который не похвалит его, если выяснится, что мы занимали машинное время глупостями. Нет, Андрей Васильевич, нам нужны факты, добытые традиционным путем. А мы таковых не имеем. Кроме «ВТ», подтвердить правильность твоей дешифровки некому.

– Как это – некому? – Андрей покачал головой. – А шпион?

– А он плюнет тебе в лицо и пошлет подальше вместе с телепатией и беспочвенными обвинениями. Анкета у шпиона наверняка чистая, а нормальных улик против него нет. Что ты ему предъявишь?

– Он мне то же самое сказал вчера вечером, – задумчиво пробормотал Соловьев.

– Ага, так это, значит, тезка нашего отца-основателя? – смакуя догадку, Иван Павлович даже причмокнул. – Вот почему он вокруг меня все время крутится! Контролирует, чтобы я не разузнал ничего важного… Ай да Феликс, ай да… Слушай, Андрюша, а как себя величают эти ребята?

– Келлы. С планеты Келлод и Диши…

– Так и называется Келлод-и-Диши?

– Нет, – Андрей усмехнулся. – Келлод – метрополия, а Диши – колония – его ближайшая соседка по звездной системе, спутник, ну как наша Луна.

– Двух планет им мало! – возмутился Сноровский. – Ну, келлы! Тоже мне, завоеватели с большой дороги! Ну, ничего, жадность их и погубит! Иду к начальству, однако… – Удачи…


Вернулся он часа через четыре, и Андрей даже не стал ничего спрашивать.

Результат аудиенции отражался на лице Ивана Павловича в виде багровых пятен. Он уселся в кресло и медленно провел рукой по блестящей лысине.

– Такие вот дела, Андрюша, – настроение Сноровского опустилось намного ниже нормального. – Не принять ли нам успокоительного? Грамм по пятьдесят.

– А поможет? – Соловьев с сомнением покачал головой.

– Поможет – не поможет, а расслабиться надо, – Иван Павлович достал из тумбочки початую бутылку коньяка. – Прав ты оказался насчет Феликса. Келл он или нет, но сволочь приличная. Накатал рапорт о десяти страницах – главное, когда успел? – и упреждающим ударом вышиб нас с тобой из списка благонадежных граждан. Меня начальство чуть под полиграф не пустило. Пытали до посинения. Откуда сведения, почему да как? А я извиваюсь, как змея на сковородке, и только нечленораздельно мычу…

– Отфутболили?

– В результате – да, – Сноровский выпил, поморщился и тут же налил еще. – Но это еще цветочки. Только я выбрался из приемной, меня Петенька огорошил. Накинулся прямо в коридоре, как коршун, и давай клевать. «Вектор» вышел на какую-то мутную локальную сеть, и его там так приложили, что он даже непроизвольно перезагрузился. А как пришел в себя да занялся самодиагностикой – выдернул из своего виртуального тела два десятка вирусных заноз.

– Ну, хотя бы обошлось? – Андрей покосился на бутылку.

– Одну «пулю» из «левой пятки» он до сих пор вынимает, – Иван Павлович налил еще рюмку и спрятал бутылку в тумбочку.

– Нелогичную? – Соловьев воспользовался моментом и, опередив его, выпил коньяк.

– Точно, – Сноровский с сожалением покосился на пустую рюмку и порылся в кармане пиджака. – Вот, это тебе…

Он протянул Андрею сложенный вчетверо листок. Соловьев развернул бумагу и уставился на ряд символов. Написаны они были неровно, но разборчиво. Было видно, что, срисовывая их с экрана, Петр серьезно нервничал.

– А принтера у него нет? «Тестовый сигнал перехода сто пятьдесят семь. Коро», – прочел Андрей вслух. – Не вирус это. Просто защита по принципу «свой-чужой».

– «Вектору» от этого не легче, – Иван Павлович протянул было руку к тумбочке, но передумал. – Сто пятьдесят семь? Порядковый номер?

– Может быть, модель? – неуверенно предположил Андрей.

– Модель – это скорее «Коро», – Сноровский тяжело вздохнул. – Вляпались мы, Андрюша. Чувствуешь, как плотно нас прижали? Ни вдохнуть, ни выдохнуть. Хоть реально, хоть виртуально…

– Что же делать? – Соловьев расстроенно потеребил бумажку и бросил ее в пепельницу.

– А вот что, – Иван Павлович поднес к листку огонек зажигалки. – И забыть…

– Нет, – Андрей нахмурился и, выдернув записку из пепельницы, затушил огонь. – Надо просто подождать, пока не вернется Борис.

– Не хотел я тебя расстраивать… – Сноровский тяжело вздохнул и снова достал коньяк.

– Нет! – Соловьев побледнел и оглушительно хлопнул ладонью по столу.

– Ты думаешь, мне хочется в это верить? – Иван Павлович убрал рюмки и поставил рядом с бутылкой два пластиковых стаканчика. – Такой мужик был! Таких на всю страну сотни не наберется…

– Я не верю! – горло Андрея сдавила страшная обида. На злодейку Судьбу, на людей, из-за алчности которых погиб лучший друг, на самого себя…

– Выпей, Андрюша, помяни Борис Сергеича, – Сноровский налил почти полный стакан, – земля ему пухом…

– Вы можете провести меня в больницу?

– В субботу похороны. – Иван Павлович налил себе чуть меньше и тут же выпил. – Ребята уже сбрасываются на венки.

Соловьев медленно поднял стакан и так же медленно выпил. Через несколько минут на его щеки вернулся неравномерный румянец. Он невесело усмехнулся каким-то своим мыслям и встал.

– Завтра можно не приходить?

Сноровский отвел смущенный взгляд.

– А тебя, Андрюша, больше вообще не пустят. Константинов так и сказал. Уйти, в память о Борисе Сергеиче, тебе позволено, но больше ни ногой. Только в кандалах, если на чем попадешься…

– Надо бы вашему Константинову в глаза посмотреть, – лицо Соловьева исказила довольно неприятная гримаса. – Может, он тоже келл?

– Ответственность у него непомерная, – Иван Павлович с сожалением покачал головой. – Вот и страхуется. Карьерой своей дорожит. Чтобы стать таким осторожным, необязательно прилетать с Келлода.

– Ну, а вы? – Андрей сунул руки в карманы и чуть подался вперед.

– А что – я? – Сноровский смущенно потер переносицу. – Я человек казенный. Приказал начальник забыть о посторонних фантазиях – забываю. Тем более мне до пенсии три дня осталось. И, похоже, задерживать меня в славных рядах Конторы никто не собирается… Такие вот дела, Андрюша, выхожу в отставку. Тихо, мирно, с получением всех положенных сумм и почетной грамотой… Так что ты ступай, а мне дела надо к передаче подготовить…

Иван Павлович указал глазами на дверь и подмигнул. Соловьев удивленно приподнял брови, но спрашивать ни о чем не стал.

«Уходи», – одними губами приказал Сноровский.

Андрей вынул руки из карманов и едва заметно нарисовал в воздухе указательным пальцем круг. Иван Павлович на секунду закрыл глаза, подтверждая, что знак понятен, и он, даже если не позвонит, то обязательно свяжется иным способом.

«Завтра?» – также только губами спросил Соловьев.

Сноровский снова моргнул и решительно указал на дверь.

– Прощайте, Андрей Васильевич.

– Встретимся еще, – стараясь не переигрывать, сурово ответил Соловьев. – На похоронах…

* * *

*Летнее кафе обрело жесткий каркас, дюралевую крышу и стеклянные стены. Официантки больше не мерзли, но передвигались между столиками все так же энергично, словно хотели согреться. Андрей проводил одну из девушек долгим взглядом и сочувственно качнул головой.

– Трудно честной девушке жить одной в большом городе, – кивая ей вслед, пробормотал он так, чтобы его слышал только сидящий напротив Сноровский. – Учится, работает, выкраивает гроши на булавки…

– Мало платят? – Иван Павлович с интересом взглянул на официантку.

– Копит на дубленку, зима же на носу…

– А спонсора нет?

– Есть один, только она его любит и денег не просит, чтобы случайно не поставить в неловкое положение. Он женат, да и доходы у него не ахти, едва на семью хватает…

– Нашла бы себе свободного, – Сноровский пожал плечами. – Вон какая красавица…

– Любит, я же сказал, – Андрей опустил взгляд к столешнице и потер виски. – А отбивать его, семью разрушать – она слишком порядочная…

– Шашни заводить – не порядочная, а побороться за счастье, выпадающее человеку раз в жизни, – просыпается совесть? – Иван Павлович усмехнулся. – Это лень, а не порядочность. Да и любовь, видимо, больше от скуки…

– Эк вы все вывернули! – Соловьев оставил в покое виски и положил ладони на стол. – Что будем делать дальше, Иван Павлович? Как нам теперь искать это логово?

– А так же. – Сноровский отхлебнул кофе и невинно взглянул на Андрея: – Что нам терять?

– Мне-то действительно – нечего. – Соловьев попытался заглянуть в его зрачки, но Иван Павлович вовремя отвел глаза.

– Не надо со мной этого делать, – в голосе чекиста послышались приказные нотки.

– Виноват, – пробормотал Андрей. – Просто я не понял, что значит «так же»?

– Обратимся за помощью к тем, кто имеет людей и технические возможности.

– Все равно не понимаю. – Соловьев помешал кофе пластиковой ложечкой. – К кому? К милиционерам? Частным охранникам? Бандитам?

– К военным, – проглотив кусочек пирожного, пояснил Сноровский. – Есть у них судорожная готовность к такого рода делам. Мне по долгу службы приходилось общаться с их специалистами. Правда, самый главный спец уже на пенсии, но не по здоровью, а исключительно по выслуге лет…

– Спец по тарелкам?

– Ага, – раздался над ухом Соловьева знакомый голос. – По тарелкам. И чайникам вроде вас.

Андрей поднял взгляд и обнаружил, что над его макушкой нависает внушительных размеров плечо – это новый собеседник через голову Соловьева протянул руку Ивану Павловичу. Сноровский пожал протянутую конечность и кивком указал на Андрея:

– Знакомьтесь…

– Да виделись уже. – Человек уселся за столик рядом с чекистом. – На пятом складе. Слышал про Бориса. Жаль. Толковый мужик был. Из всей Конторы – единственный, кого я переваривал.

Андрей вспомнил его сразу. Бывший полковник военной разведки Безносов был запоминающейся личностью. Да и происшествие на складе было еще очень свежо в памяти.

– А меня? – фальшиво возмутился Иван Павлович.

– А из тебя какой гэбэшник? Так, одни корочки… Чего звали, отщепенцы?

– О, я вижу, тебя уже просветили? – Сноровский рассмеялся.

– А то, – Безносов самодовольно улыбнулся и взглянул на выпорхнувшую из служебного помещения официантку: – Ничего не надо.

Девушка расстроенно закусила губку и, спрятав блокнотик, вернулась в жизненную тень. Андрей мысленно поклялся оставить ей колоссальные чаевые и тут же вспомнил, что в этом уже клялся, но клятвы своей так и не исполнил.

– Дело есть. – Иван Павлович вытер губы бумажной салфеткой.

– Я догадался. – Безносов был очень крут и осознавал это в полной мере.

Андрею, чтобы это понять, даже не требовалось изучать его поверхностные мысли и эмоции. Однако он все же заглянул в зрачки полковника, но увидел в их глубине только странное багровое марево. Безносов на секунду замер, словно припоминая нечто важное, а затем расплылся в снисходительной улыбке.

– Ты не туда полез, самородок. В мою черепную коробку тебе не пробиться.

– Откуда вы… – Андрей не закончил фразы.

Его тело обрело неестественную легкость, а окружающие предметы вдруг поплыли по часовой стрелке. Соловьев обмяк и начал сползать куда-то под стол.

– Сесть, – негромко приказал Безносов.

Команда оказала на Андрея отрезвляющее действие. Он уцепился за край и, выбравшись из-под стола, снова сел на стул. При этом он беспрестанно мотал головой.

– Очумел слегка, братишка?

Услышав знакомое обращение, Соловьев вздрогнул. В последние годы так к нему обращался только один человек, но этого человека уже не было в живых.

– Что это было?

– Что это было? – нарочито густым басом передразнил его Безносов. – Сопли тебе утер, вот что это было. Я еще позавчера понял, что Боря тебя не просто так за собой таскает. Справочки навел. Да вспомнил кое-что из специальных навыков. Меня такими вот телепатическими приемчиками не напугать. Мы же не в горах, и я тебе не твой ротный. Я этот курс еще двадцать лет назад прошел. Мысленная атака – блок – ответный удар. Легко и непринужденно.

– Так вы тоже… владеете?

– А ты думал, один такой? – Полковник рассмеялся. – Думал, мамаша с каким-нибудь пришельцем согрешила, и вот потому ты такой уникальный? Нет, сержант Соловьев, все гораздо проще. У тебя особый тип психики. Максимально лабильный. Психоматрица, как говорят наши военно-медицинские умники, неустойчивая. Для произвольной инициации телепатических способностей – вариант идеальный. А вообще талант этот в каждом человеке есть. Его только надо разбудить.

– Но если его разбудить во всех, он уже не будет секретным оружием? – Андрей тяжело вздохнул. – Действительно – просто.

– Вот именно. – Безносов покосился на официантку и снизошел: – Барышня, капуччино, большую чашку!

– Просто, – Соловьев глубоко задумался и снова принялся тереть виски. – Но в таком случае вы должны были знать о чужаках! Неужели вашим… специалистам никогда не встречались эти существа?

– Келлы-то? – Безносов усмехнулся. – Встречались. Да еще и на каждом шагу. После того как рухнул их ковчег в сибирской тайге, они успели далеко разбрестись. Почти по всему миру. Только их мало и ведут себя скромно. Хотя в последнее время что-то действительно расхрабрились. Только ваши опасения, граждане, напрасны. Мы их не трогаем, поскольку они и без этого богом обижены. Не бойцы. Так, остатки выродившейся цивилизации. Мало того что воевать толком разучились, они еще и запуганы с детства. Каждого куста боятся. Культ такой. Вселенское Проклятие – называют эти бедняги своего дьявола. Что за зверь – сами не знают, но все неприятности относят к его деятельности. Авария – Проклятие, война – оно, неурожай – тоже, вплоть до расстройства кишечника – все на суеверие свое валят. Параноики. Целая цивилизация – одни запуганные психи. Такие вот страшные пришельцы. Только пустышек с памперсами им не хватает для окончательно грозного вида.

– Может, это другие? – Андрей нервно похлопал ладонью по столу.

– Зеленые? – Полковник отрицательно покачал головой. – Нет, зеленые на людей не похожи. Это келлские особые приметы. Да и не прилетали магелланцы уже лет двадцать.

– Но…

– Погоди, – остановил Соловьева Иван Павлович. – Ты, полковник, большая сволочь. Столько лет меня знаешь, а о чужаках ни разу даже не обмолвился!

– Чтобы ты всю свою «безопасность» на них натравил и лишил отечественный военпром перспективных разработок? Ты знаешь, какое оружие у нас появилось благодаря этим инопланетным параноикам?

– Сейчас не об этом. Твое благодушие меня не успокаивает. Взятки вроде оружия и технологий лишили тебя и твоих бывших соратников бдительности. У нас есть доказательства.

– Ну-ну, – Безносов снисходительно скривился. – Выкладывай…

На краткое изложение произошедших за последние двое суток событий Сноровскому потребовалось всего две минуты. Выслушав его, полковник помрачнел и задумался еще на несколько минут.

– Вот такие они безобидные, – резюмировал свой рассказ Иван Павлович.

– Я понял, – немного раздраженно заявил Безносов. – Значит, оружие куют бродяги. Против гостеприимных хозяев? Ясно. Это мы проверим. Неясно другое – как твой орел сумел без ключа прочесть зашифрованное послание?

Он испытующе взглянул на Соловьева.

– Значит, не только в психоматрице дело, – Андрей пожал плечами.

– Значит, не только, – полковник кивнул. – Но без реального подтверждения это все лишь фантазии. Наверняка Константинов тебе, Иван Палыч, так и ответил.

– Слово в слово.

– Ну а почему вы решили, что я брошусь к вам с распростертыми объятиями?

– Потому, что ты уже знаешь о келлах. Тебе остается лишь поверить в то, что они хитрее, чем кажутся на первый взгляд.

– Так, так, – Безносов, совсем как Борис, побарабанил пальцами по столу. – А пасет вас кто? Гэбэшники?

– Не должны, – незаметно оглядываясь по сторонам, возразил Сноровский. – Ты засек слежку?

– Я же не зря тридцать лет казенный харч хлебал, – полковник ухмыльнулся. – Кое-чему научился.

Он неторопливо достал телефон и, нажав только одну кнопку, отдал безымянному абоненту какое-то непонятное приказание.

– Чекисты не должны, – продолжил рассуждать вслух Иван Павлович. – Ментам вообще ничего не известно. Странно…

– А в последнее время много чего странного творится, – неожиданно заявил Безносов. – Большой криминальный передел идет, но это еще полбеды. Тут все понятно. Кто-то кому-то мешает – его устраняют. А вот что происходит с общей ситуацией – никто не поймет.

– С какой – общей? – Сноровский заинтересованно взглянул на Андрея, но тот лишь поджал губы.

– Ну, в целом, – полковник неопределенно поводил рукой в воздухе. – В мире, в стране… Ну, и в городе. Люди то бесследно исчезают, то, наоборот, появляются там, где их быть не должно. Аварий разных на фоне полной технической исправности механизмов по десять штук за день случается, пожары высшей категории из ничего вспыхивают. Городские коммуникации на восемьдесят процентов заменили, а все равно ежедневно то трубы лопаются, то газ взрывается. В бизнесе тоже все наперекос идет. Надежные дела прогорают, как запальные шнуры, а заведомо провальные – расцветают. Народ просто чумеет: одни разоряются, другие в момент богатеют, но ни те ни другие не знают почему… Давно я над этим размышляю.

– Жизнь большого города, – неопределенно высказался Соловьев. – Ничего странного. Вот келлы – это да…

– А ты воспользуйся бульоном, который в твоем котелке варится, – Безносов выразительно постучал пальцем по виску. – Вникни в то, что твой талант позволяет увидеть. Такие, как ты, выходят из спячки всегда в переломные моменты. Келлы – это тьфу!

– Сто пятьдесят семь тайных баз! – горячо возразил Андрей. – Сколько в них уже накоплено солдат и техники?!

– Ровно столько, чтобы слегка размяться одной мотострелковой дивизии, – отрезал полковник. – Даже без поддержки с воздуха.

– Мне кажется, вы несколько преувеличиваете доблесть наших…

– Я знаю, о чем говорю! Келлы могут нам подгадить мелкими диверсионными вылазками, но для крупномасштабных боевых действий у них нет достаточного количества живой силы – плохо они в наших условиях размножаются – да и техники маловато…

– Как же тогда все эти аварии? Мне показалось, что вы связываете их с деятельностью чужаков.

– Ты чем слушаешь?! – Безносов наклонился через стол, и его лицо оказалось всего в нескольких сантиметрах от лица Андрея. – Хуже дело, сержант, гораздо хуже! Не келлы нас душат, поверь мне на слово. Это свои же земляне. Новой войны хотят всякие зарубежные деятели. Например, из арабского лагеря. Только по старинке им воевать страшно. Натовцы же их «лагерь» и так уже почти в пыль разбомбили. А вот сделать, чтобы весь мир воевал непонятно с кем – бился с тенью, как боксер на тренировке, – вот эта идея им пришлась по вкусу. Вон, за океаном, скоро места живого не останется, а кого конкретно за это наказывать? Фанатиков у бородатых в избытке, денег тоже хватает, а по части интриг с ними вообще никто не сравнится. Коварные люди, восточные. Ты же знаешь, ты с ними хорошо-о знаком… Так что не пришельцы воду мутят. Государственный терроризм расцветает на каменистой почве восточных гор.

– Значит, помогать нам вы не станете?

Полковник вновь откинулся на спинку стула и задумчиво взглянул сквозь Соловьева.

– А чего вам помогать? Вы и сами вон какие умные…

– Нам нужны две группы – оперативная и штурмовая, – словно не замечая сарказма, вмешался Сноровский. – А еще надежная база и хорошее спецоборудование…

– И по миллиону евро каждому? – Безносов усмехнулся, но уже не с сарказмом, а добродушно, с оттенком иронии.

– В месяц, – дошутил за него Иван Павлович. – Что лучше – инопланетные технологии оптом, все, что есть, за один раз, или откупные – в размере пары процентов, да еще и в рассрочку на несколько лет?

– «Как человек неглупый, он понял, что часть меньше целого», – чуть искаженно процитировал полковник.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное