Вячеслав Шалыгин.

Импорт правосудия

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

В приемном отделении он довольно спокойно прошел мимо расслабленной охраны и сумел проникнуть почти в смотровой кабинет, когда путь ему преградила широкобедрая сестра в коротком халате, туго натянутом на полнеющие телеса.

– Вам чего? – строго спросила она, закрывая собой дверной проем.

– Я по поводу парня. Того, что к вам вот только привезли… Как он?

– Еще неизвестно, но на первый взгляд – жить будет, – ответила сестра и поинтересовалась: – А вы кто? Знакомый?

– Да нет, я просто проходил мимо… Увидел его… «Скорую» вызвал…

– Какой тимуровец! – сестра усмехнулась и, закрывая дверь в кабинет, повторила: – Выживет, не волнуйтесь. Если не доверяете, можете утром приехать проконтролировать…

– Спасибо, – ответил длинноволосый и добавил: – Храни вас господь.

Он вышел на крыльцо, но не стал торопиться уезжать, а, немного постояв на свежем воздухе, вернулся в коридор приемного отделения. Там он уселся в жесткое кресло для посетителей и, вынув из кармана миниатюрную книжицу, углубился в чтение. Спустя несколько минут скучающий охранник прошелся мимо посетителя и заметил:

– Глаза испортите, такие мелкие буквы в темноте читаете.

– На все воля божья, брат мой, да и освещение здесь не такое уж скудное, – смиренно улыбаясь, ответил длинноволосый.

– Служитель культа? – заинтересованно спросил охранник и остановился рядом с посетителем.

– Кандидат, – ответил мужчина.

– И скоро посвящение? – проявляя некие познания о предмете беседы, спросил страж.

– Ближе к Рождеству, – покорно поддержал беседу кандидат в священники.

– В январе? – уточнил охранник больше от скуки, чем из любопытства.

– В декабре, – возразил священник.

– А, так вы не нашего роду-племени, – страж немного оживился и, наморщив невысокий лоб, почти по слогам произнес: – Баптисты-адвентисты?

– Нет, – священник рассмеялся, – не настолько…

Охранник непонимающе пожал плечами и двинулся дальше по коридору. Пройдя несколько шагов он остановился и, полуобернувшись, спросил:

– А вы кого дожидаетесь, святой отец?

Ответить священник не успел, поскольку их диалог прервал дикий вопль, пронесшийся по коридору приемного отделения, от дежурной операционной до самого крыльца.

Охранник мгновенно выхватил из-за пояса короткую дубинку и бросился на крик. Священник побежал следом и нагнал более быстрого стража только в дверях операционной. Внутри помещения столпились люди. На операционном столе лежал уже знакомый парень. Его бедро было выбрито, обработано йодом и обложено стерильными салфетками. На передвижном столике, в железном лотке лежало несколько похожих на дробь темно-серых кусочков свинца. На полу, рядом со столом, валялись пропитанная кровью марлевая салфетка, скальпель и какой-то зажим. Но главное было в другом. Вытянувшись, словно струна, у самых ног охранника лежал человек в зеленом халате, шапочке и стерильной маске. Его остекленевшие глаза глубоко запали, а торчащие из-под повязки острые скулы были белее мела.

Прижавшаяся спиной к дверному косяку, операционная сестра громко всхлипывала, стерильной перчаткой размазывая по маске слегка подкрашенные дешевой тушью слезы. Священник без всякого разрешения прошел к столу и, присев, осенил покойного святым знаком. После этого он стянул с его лица маску и внимательно осмотрел осунувшееся, бледное лицо. Словно запомнив все, что хотел, он, закрывая невидящие глаза, провел по векам умершего рукой и прошептал короткую молитву. После этого он поднялся и погладил плачущего больного по волосам.

– Я же говорил, – Алексей заметил священника и обращался, без сомнения, к нему. – Здесь кровь! Я же предупреждал!

– Успокойся, брат мой, ты здесь ни при чем. Не казни себя. Это случайность. Все будет хорошо, вот увидишь. Все будет хорошо…

– Я закончу обработку раны, – сказал второй подоспевший врач охраннику и сестре. – А вы уберите тело и вызывайте всех, кого следует.

Он решительно скинул белый халат и отправился в предоперационную мыть руки.

– Этого нельзя допустить! – лихорадочно сверкая глазами, прошептал Алексей и схватил священника за рукав. – Стоит ему сделать малейший надрез, и все – он погибнет так же, как и первый! Это мое проклятие!

Алексей повернул голову вбок и снова заплакал, в этот раз навзрыд.

Священник растерянно попытался его успокоить, но уговоры больше не помогали.

– Я что-нибудь придумаю, – пообещал он Алексею и спешно покинул операционную.

Поначалу священника охватило непреодолимое желание убраться из опасного места куда подальше. Остановило его лишь одно: уже на крыльце он вдруг услышал долетевший откуда-то обрывок фразы. Кто-то басом требовал соединить с отделом по расследованию убийств, упоминая при этом, что подозреваемый в наличии… Подозреваемый, совершенно никакого отношения к происшествию не имеющий! В душе священника всколыхнулась волна возмущения. Он резко развернулся и быстрым шагом пошел обратно в операционную.

Врач еще не успел закончить подготовку к процедуре, его отвлек телефонный звонок, и священник совершенно беспрепятственно проник в комнату, где Алексей уже и сам пытался избавиться от салфеток и манжеты тонометра.

Священник приложил к его ранам повязку и закрепил ее лейкопластырем.

– Надеюсь, этого хватит, – пробормотал он, любуясь на свою работу. – Вставайте.

– Я не чувствую ногу, – возразил Алексей.

– Это вам кажется. Анестезия местная, так что ногой вы наверняка владеете, хотя прихрамывать не возбраняется. Ну, пробуйте, чего же вы ждете? Сейчас некогда сомневаться. Я пока ничего не понимаю, но согласиться с тем, чтобы вас ни за что называли «подозреваемым», никак не могу…

Приговаривая, длинноволосый помог Алексею встать и выйти в коридор. Они, насколько могли быстро, свернули в боковой проход и через несколько шагов очутились перед дверью запасного выхода. Та, к счастью беглецов, была закрыта изнутри только на тяжелый засов. Стараясь не шуметь, они покинули здание и скрылись в прохладных сумерках больничного парка.


– Это ваша церковь? – осматривая невысокое двухэтажное строение, спросил Алексей, когда священник остановил машину.

– Это общежитие, – ответил спутник, – но здесь мы не задержимся. Я только соберу вещи. Например, штаны вам принесу…

– Да, – Алексей улыбнулся, – было бы кстати. С голыми ногами я выгляжу, мягко говоря, странно.

– Мы отправимся за город, – добавил священник, – там тихо и спокойно. Ничто не отвлекает от раздумий… А нам с вами подумать есть о чем. Не так ли?

– Есть, – согласился Алексей. – Давайте идите за вещами, пока по всему городу не объявили операцию «Перехват» и у нас остается шанс из него выбраться…

– Пять минут, – пообещал священник и скрылся в доме.

Вернулся он действительно очень скоро, но не один, а еще с двумя похожими на него мужчинами. В их руках были небольшие сумки и длинные свертки. В очертаниях одного из свертков Алексей угадал охотничье ружье.

– Какое интересное у вас братство, – скептически заметил он, покосившись на священника.

– Мы поговорим и на эту тему, – пообещал спутник, – но не здесь. Пока просто доверьтесь нам и отдыхайте… Ваш случай редок, но не уникален. Возможно, это рука господа подтолкнула именно меня встретить вас в тяжелую минуту! Насколько известно мне и моим братьям, никто на свете, кроме нас, не может вам помочь… Поэтому отдыхайте и верьте в справедливость замыслов всевышнего…

Глава 4
Сыщики

– Это уже не смешно! – заявил Красавчик. – Улик и фактов выше крыши, показаний свидетелей – десятый том дописываем. Трупы можно горой сваливать! А понять ничего невозможно. Охотник этот всюду красной нитью мелькает. Но где он?

– Я его в розыск объявил, – сказал Сидоров, рассматривая прозрачный пакетик с деформированной дробью. – Девять штук. Ерунда для здорового мужика…

– Тебе, конечно, виднее, – согласился Красавчик, вспомнив рассказ Эрика о том, как из милиционера в свое время извлекли три пули разом, – но ты хотел сказать что-то другое. Верно?

– Да, – Сидоров подбросил улику на ладони. – Свидетели утверждают, что он был едва живой, когда попал в больницу. Врач «Скорой» говорит, что у парня, по всем признакам, был болевой шок. Словно в нем не девять дробин застряло, а обе ноги напрочь вырвало.

– А сестра в приемном отделении сказала, что у пациента была высокая температура и вследствие этого бред и тому подобное, – возразил Красавчик.

– Одно другому не мешает, – вмешался в их беседу Эрик. – Сидоров прав. У парня странно повышенная чувствительность к ранению… Может, в рану попала какая-то особо злобная инфекция или ко всему прочему его укусила змея? На предмет укуса его врачи не осматривали? Шок ведь бывает не только болевым, но и анафилактическим…

– Стоп! – подражая манере Эрика, сказал Красавчик. – Не отвлекайся. Мы все знаем о твоей безответной любви к медицинской терминологии, но сейчас речь идет о другом. К тому же змеи в нашей местности не водятся.

– Хотя, с другой стороны: измотался человек, измучился, ногу прострелили, простуду подцепил, народ вокруг замертво падает пачками…. – Сидоров не договорил и, прищурясь, взглянул на Эрика.

– Подожди, подожди… – Эрик схватил его за плечо. – Ты уже успел поработать без нас?

– Было, не отрицаю, но импульс подал ты, так что лаврами можем поделиться, – ответил Сидоров и оскалился в редкозубой улыбке.

– Что сказала приемщица? – тоже разгадав секрет расследований Сидорова, спросил Красавчик.

– И приемщица из ателье, и тренер, и охотник подтвердили, что этот человек был на месте преступления за минуту до происшествия.

– Прямо в яблочко! – радостно сказал Красавчик и с чувством пожал Эрику руку.

– Ты погоди, – остановил его Сидоров. – Ни в одном из случаев он не подходил к жертве ближе пяти метров.

– Это фокус, – согласился Красавчик. – Но главное, что мы ищем не тень отца Гамлета, а конкретного подозреваемого. Плюс невероятных размеров!

– Ищем, – согласился Сидоров, – только где?

– Что значит где? – удивился Красавчик. – Здесь, в городе…

– И области, – добавил Эрик. – Сидор снова прав. Поиски будут нелегкими. Медпомощь он получил, с родными не связался, значит, уже и не свяжется, сообщниками обзавелся. Я уверен, что тот священник неясной конфессии, что дожидался его в коридоре, теперь ему рьяно помогает. У таких святош зачастую не все в порядке с сопоставлением реальности и мистики, но по части обустройства тайных укрытий якобы для отшельничества голова работает на все сто… В общем, набор условий не из лучших. Ни привычек, ни повадок, ни типа его мышления мы не знаем; человек свежий, ранее ни за что не привлекавшийся. Мы сможем найти его только по новым трупам. Как это ни печально.

– Эрик у нас, когда в хорошем настроении, – такой заводной! Любую компанию заряжает оптимизмом с полуслова! – обращаясь к Сидорову, доверительно произнес Красавчик.

Тот махнул в его сторону рукой и повернулся к Эрику.

– Надо искать попа, – заявил он и добавил: – Мои ребята справятся. Чем думаете заняться вы?

– Да тем же самым, – Эрик пожал плечами, – только в пригороде…

– Я буду на связи, – пообещал Сидоров, – не забывайте докладывать, даже если ничего не обнаружите, каждые три часа.

– Яволь! – Красавчик щелкнул каблуками и вытянулся, как на параде.

– Клоун, – неодобрительно сказал Сидоров и пошел к выходу из приемного отделения.

– Гипертрофия чувства собственного достоинства за счет атрофии чувства юмора, – вслед ему поставил диагноз Красавчик и махнул обеими руками.


– Пригород… – Красавчик зевнул. – Что мы там забыли? Вряд ли этот Алексей, как там его, Васильевич?

– Валерьевич…

– …Алексей Валерьевич Кузьменко успел туда доковылять.

– У сообщника была машина, – уверенно заявил Эрик.

– Откуда ты знаешь? – спросил Красавчик. – Свидетели из приемного отделения о машине не упоминали…

– Он приехал в больницу почти следом за «Скорой», а это означает, что у него был под боком транспорт.

– Резонно, – согласился Красавчик. – Жаль, никто не может этот транспорт описать.

– Именно поэтому мы сейчас посетим одного моего знакомого, который лучше любого компьютера знает всех священнослужителей города, включая малочисленные и даже глубоко законспирированные секты.

– Чекист? – наугад спросил Красавчик.

– Копай глубже, – загадочно ответил Эрик и усмехнулся.

– А кто еще может заниматься контролем за потенциальными шпионами? – удивился Красавчик.

– Что же ты так сразу их в шпионы записал? – мельком взглянув на партнера, спросил Эрик.

– Они же борцы за свою веру, а любые борцы довольно часто поддаются соблазну ускорить процесс принятия обществом их образа жизни довольно сомнительными методами, в том числе и посредством подрыва существующего порядка. В хаосе гораздо легче привлечь на свою сторону сомневающихся и слабых духом…

– Да ты философ, – Эрик улыбнулся. – Сейчас у тебя будет прекрасная возможность побеседовать на эту запутанную тему со специалистом. Он не чекист, а доктор исторических наук. Самый авторитетный теолог в стране. С ним советуются даже первые люди в церковной иерархии. Причем независимо от конфессии. А ко всему прочему он еще и не прочь поболтать о явлениях, с религией никак не связанных. Например, из области уфологии, магии, мистики…

– Ты меня удивляешь, – Красавчик покачал головой. – Откуда у тебя такие связи?

– Секрет фирмы…

– Но я тоже часть фирмы, а ничего этого не знал…

– Теперь знаешь…

– Все равно я обиделся…

– На здоровье. Все, приехали, идем…


– Весьма и весьма интересная история, – теолог опустил на нос очки и снова взглянул на фотографии. – Вы твердо уверены, что сообщником является священник?

– Так показали свидетели, – подтвердил Эрик.

– Серьга, длинные волосы, джинсы… – задумчиво перечислил историк. – Довольно вольный образ для церковного служителя, не правда ли?

– Поэтому я и обратился к вам, Михаил Моисеевич, – Эрик вежливо склонил голову и отпил из чашки глоток любезно предложенного хозяином чая.

– Понимаю, – профессор вновь взял в руки заключение патологоанатома. – Видите ли, дорогой Эрик, если я сейчас выдвину свое предположение, оно может показаться вам довольно смелым… Но, как известно, самые невероятные варианты развития событий зачастую оказываются верными, в то время как простые и логичные по разным причинам навсегда так и остаются лишь теоретическими выкладками. Что вы скажете, например, если я возьмусь утверждать следующее: ваш подозреваемый случайно или намеренно – этого я не знаю – вступил в контакт с исключительно тайным и подверженным когда-то гонениям со стороны большинства христианских церквей, Братством, которое состоит из нескольких сотен членов, разбросанных ныне по всему миру. Гонения, конечно, уже давно прекращены, такое ничтожно малое количество еретиков никому и ничем навредить не может, но из формальных списков они не вычеркнуты. Их секта отличается крайней воинственностью и даже агрессивностью в деле насаждения своих взглядов…

– Я Эрику об этом в машине говорил, – перебивая историка, вставил реплику Красавчик. Михаил Моисеевич поморщился, но продолжил:

– Основная проблема заключается в том, что эти люди не вполне адекватны, поскольку подбирают по всему миру только себе подобных и делают это в самых неожиданных местах. Например, в лечебницах для душевнобольных.

– Что, целая секта психов?! – Красавчик даже подпрыгнул в кресле.

– Они не более «психи», как вы изволили выразиться, чем мы, но их взгляд на окружающий мир искажен, а логика извращена. Правда, сделано это настолько естественно и даже убедительно, что в процессе дискуссии или простого общения вы ни за что не поймаете их на несоответствиях. С медицинской точки зрения они типичные шизофреники. Любой из них, как говорится, случай для учебника. Социально они не так уж опасны, и потому особого контроля за ними нигде не осуществляется. В целом люди как люди, немного со странностями, а у кого их нет? К тому же большинство из них талантливы и оригинальны… А вот теперь об их отличиях.

Четыре раза в год, во время летнего и зимнего солнцестояния, а также весеннего и осеннего равноденствия, они собираются в заранее оговоренном месте на «семинары». Не знаю точно, о чем они там говорят, однако вполне могу предположить, поскольку устав их Братства выражается одной фразой: оберегать наш мир от смешения с Бездной. Главный постулат вкратце таков: Бездна – по мнению многих теологов, предположительно то место, куда был низвергнут враг рода человеческого – в силу неизвестных причин постоянно кипит и выбрасывает некие волны или фонтаны своего адского вещества в сторону нашего мира. Что там творится – неизвестно, может, буйствуют и злятся ее обитатели, раскачивая черные волны и сталкивая их между собой, а может, сам Люцифер пробует прочность своих оков. В общем, представления братьев о сути возмущений в Бездне нашему разуму доступны лишь в схематичном виде. Главное в другом. Любой всплеск или дошедшая до нас волна разливается по миру очередным катаклизмом: войной, землетрясением, эпидемией… Все зависит от силы волны и ее локализации…

– То есть Братство считает, что иногда какой-то чертенок решает поплескаться, а круги от его хулиганских действий доходят до нас в виде очередной «горячей точки»? – встрял Красавчик.

– Примерно так, – согласился историк, – однако и это не все. До нас, по их убеждениям, могут докатываться не только круги, но и подхваченные волной обитатели Бездны.

– Я так однажды в детстве сестрицын аквариум почистил, – рассмеялся Красавчик, – половину мальков вместе с водой в унитаз отправил…

– Вот для отлова подобных мальков и было создано обсуждаемое нами Братство, – продолжил профессор. – Они свято верят в свою особую миссию и, как им кажется, нередко добиваются успеха. В моей картотеке есть немало тому примеров, записанных, естественно, со слов братьев. Эти люди довольно изощрены в методике изгнания бесов, очищения местности от проклятий, борьбы с ведьмами и в прочей, с их точки зрения, отнюдь не устаревшей и поныне, деятельности. Так что судьба вашего подозреваемого висит на волоске, ведь при изгнании порождения Бездны его человеческий носитель может быть безвозвратно испорчен. А без носителя, по мнению Братства, присутствие чужака в нашем мире невозможно. Он обязательно должен за кого-то или что-то зацепиться, чтобы его не унесло обратно, когда волна отхлынет… И еще одно… Братья свято верят в то, что многочисленные проявления зла в нашем мире и есть пропущенные ими подручные врага. Нераспознанные вовремя, они закрепились среди нас, полностью завладев телами, участками местности или предметами. Экспансия Бездны не ограничена во времени, и потому у нее есть реальный шанс постепенно захватить наш мир целиком без всякого Армагеддона. Незаметными всплесками, волнами и струйками, цепляясь то за людей, то за животных, то за отдаленные селения или целые города и участки местности, они утверждаются среди нас, а мы не бьем тревогу, потому что не замечаем этого. Слишком медленно все происходит. Люди привыкают к новым свойствам окружающего мира, даже сетуют на то, что раньше все было по-другому, но ни на секунду не задумываются над тем, есть ли этому изменению объяснение. Вера в тайную экспансию Бездны, кстати, и является тем принципиальным отличием данного течения от прочих направлений в христианстве, за которое секта попала в список еретиков. Не подумайте, что я разделяю их верование, но лично мне идея Братства кажется довольно обоснованной. Повторюсь – с учетом их специфического психического статуса…

– А без учета? – словно очнувшись от раздумий, спросил Эрик. – После вашего рассказа у меня возникло отчетливое подозрение в том, что этих братьев церковные руководители намеренно пытаются представить помешанными…

Историк пожал плечами и промолчал.

– Учение весьма занимательное, – более серьезным, чем обычно, тоном согласился Красавчик, – только объясните мне, пожалуйста, как вы догадались, что нашего подозреваемого сопровождают именно эти братья, а не какие-нибудь другие?

– Да, – согласился с напарником Эрик. – Я хотел задать тот же самый вопрос.

– Исходя из приведенных вами фактов, я сделал вывод, что столь необычные для человека способности проснулись в юноше не вчера, а минимум неделю назад. О происшествиях, как бы ни старались стражи порядка, наверняка узнали очень многие жители города. Такая утечка информации обязательна, если жив хотя бы один свидетель. Затем я проанализировал систему сбора информации Братства. Они достигли в этом искусстве больших высот. Тем более здесь, в нашей местности… Встреча носителя частицы Бездны и братьев была неизбежна потому, что именно в нашем городе находится их главный учебный центр, нечто вроде семинарии для спецназа, а следовательно, концентрация братьев на квадратный километр здесь высока, как нигде в мире. Так что встреча подозреваемого с «сообщниками» была предопределена хотя бы этим простым обстоятельством. Распознать носителя для опытного брата – дело секунд, а дальше у них существует отработанная веками схема, по которой они ведут объект к моменту истины. Наконец, главное – судя по обилию вылитой в Бездну крови, носитель представляет собой опасность настолько серьезную, что братья были просто обязаны его разыскать, даже если бы им не улыбнулся Случай. В моей картотеке есть кое-что похожее на нынешнюю ситуацию, но только в виде краткого упоминания. Сначала я даже не придал ему никакого значения… Вот послушайте… «Восемнадцатый век. Испания. В пригороде Мадрида была поймана шайка разбойников, которая терроризировала местное население довольно долгое время. При поимке двое бандитов и двое солдат погибли…» Здесь не уточняется как, и мы зафиксируем только четность умерших… А вот что сообщается далее… «Четверых из шайки казнили гарротой…» Довольно противная казнь, но суть в другом… «У двоих после завершения процедуры обнаружились признаки носового кровотечения, открывшегося в процессе проведения экзекуции…» – профессор снял очки и окинул взглядом сыщиков. – Я сначала не понимал почему летописец обращает внимание на эту деталь, но потом кое-что прояснилось… Вот послушайте… «У двоих других на шее остались страшно распухшие странгуляционные борозды, а смерть во всех случаях наступила от перелома шейных позвонков…» И вот фраза, которая была для меня загадкой до сегодняшнего дня… «Палачи первых двух, как и следовало ожидать, вскоре умерли…»

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное