Виталий Виноградов.

Современная подводная охота

(страница 2 из 22)

скачать книгу бесплатно

   Настоящий спортсмен – это амбициозный человек, получающий максимальное удовольствие от победы. Для многих и сама борьба – уже «кайф», своего рода наркотик, без которого ему плохо и скучно. Все мы получаем огромное удовлетворение от преодоления самого себя, а если к этому удается добавить и преодоление соперников – это уже наивысшее спортивное наслаждение. Мы ценим и восхищаемся такими людьми, частенько завидуя их силе воли и настойчивости. Но давайте не забывать, что движет ими не любовь к ближнему, а любовь к себе. Все эти тяжелейшие и бесконечные тренировки, полная отдача на соревнованиях – все это для того, чтобы подняться на пьедестал и получить (безусловно, заслуженно!) вознаграждение в виде медалей, призов и славы. Эти, на первый взгляд не сильно привлекательные мотивы, однако, не несут обществу ничего дурного, и потому должны приниматься как должное и вполне естественное. А сами чемпионаты, кубки, первенства и прочие соревнования по этой же причине имеют полное право на существование.
   В соревнованиях заинтересованы также фирмы и компании, бизнес которых связан с подводной охотой. Любое публичное зрелище, о котором потом расскажут и напишут, привлекает внимание населения и увеличивает объем продаж. Поэтому подводный бизнес считает целесообразным тратиться на организацию соревнований и фестивалей, на обеспечение их ценными призами и подарками. В данном случае, стало быть, речь идет исключительно о финансовой заинтересованности.
   Есть еще и третья, правда очень узкая прослойка нашего общества, которая тоже принимает участие в финансовой и прочей помощи спортивным мероприятиям. Это либо неисправимые энтузиасты, пришедшие к нам из прошлой (совдеповской) жизни, либо бывшие и нынешние спортсмены, приверженцы данного вида спорта и болеющие за него душой.
   Предвижу вопрос: «А не забыли ли мы государство и такие его не слабые структуры, как Госкомитет по физкультуре и спорту и Национальный Олимпийский комитет?» Нет, не забыли. Скорее они забыли о том, что есть такой вид спорта, как подводная охота. По утверждению Президента Российской подводной федерации, аккредитованной в Госкомспорте, Анны Аржановой, федеральные деньги на этот вид спорта не выделяются. И для того, чтобы отправить сборную России на Чемпионат Мира или Европы, приходится ходить с «протянутой рукой» по компаниям и фирмам, торгующим подводно-охотничьим снаряжением. В какой-то мере государство можно понять: зачем ему тратить народные деньги на то, что ничего или почти ничего этому народу не дает.
   К сожалению, у соревнований по подводной охоте есть еще один минус, теперь уже по отношению к природе, точнее, к ее обитателям. Если их устраивают на небольших водоемах и к зачету принимается оседлая, местная рыба, то шансы на ее хотя бы частичное выживание крайне малы. Понятно, ведь на незначительной акватории собираются десятки подводных асов, и пять или шесть часов активно и целенаправленно на эту рыбу охотятся.
Вот, что по этому поводу пишет Игорь Тамойкин в своей книге «Подводная охота в Крыму»: «Два дня они будут плотной толпой прочесывать эти уникальные места, чтобы доказать друг другу, кто из них круче, наубивав для этого кучу рыбы…Грустно…Что ж, на лицо явный крен в область пропаганды, воспевания и популяризации всяческих соревнований по подводной охоте: это есть бизнес, чистый бизнес, ничего больше. Остальное – только красивые слова.»
   И с этим мнением профессионального ихтиолога, опытного охотника и в прошлом спортсмена трудно не согласиться. В какой-то мере положение могут исправить особые условия проведения соревнований в части начисления очков участникам. Имеется в виду количественное ограничение добываемых рыб по их видам. Но у такой схемы есть серьезные «подводные камни», которые в пресных водоемах пока не ясно, как обходить.
   Теперь перейдем к главному, что хотелось бы сказать в настоящей главе.
   В перестроечные времена были созданы общественно-спортивные организации – федерации по подводным видам спорта и подводной охоте. Все они, как общероссийские, так и региональные, кто на 90, а в основном на все 100%, занимаются организацией и проведением соревнований разного уровня. То есть все усилия всех этих федераций страны направлены на те самые три сотни спортсменов. А кто всерьез занимается сегодня проблемами охотников-любителей? Никто. Это при том, что последних, как мы уже отмечали, более 50 тысяч человек. И число это растет.
   Теперь вопрос: на кого ориентированы все направления отечественного подводного бизнеса? Конечно, 300 спортсменов не сделают плана самой захудалой фирме, тем более что многие из них охотятся в спонсорском снаряжении. Значит, бизнес этот целиком и полностью зависит от охотников-любителей, от их числа и от их активности. Он зависит, стало быть, от очень большой толпы неорганизованных, необученных, незащищенных людей, посягающих, к тому же, на федеральную собственность (рыбу). А над такими в любой момент могут как угодно поиздеваться и на федеральном, и на региональном уровне, отбив у них желание заниматься своим хобби. Либо так зарегулировать этот вид отдыха, что заниматься им нормальный человек не сможет, и не захочет. Что тогда будет с нашим подводным бизнесом…?
   И это не пустые угрозы, и не досужие вымыслы.
   Оглянемся вокруг. Российская подводная охота на 95% – пресноводная. В Европе, на которую склонны оглядываться наши чиновники, кроме Польши и Испании, во всех странах подводная охота в пресных водоемах запрещена. В Белоруссии она так «организована», что все оставшиеся в строю охотники – фактически браконьеры. В странах Прибалтики – тоже. На Украине идет наступление на любительскую подводную охоту. В российских регионах подводную охоту законно и незаконно ограничивают, а то и вовсе закрывают решениями местных администраций. Из наших рек и озер выдергивают охотников-любителей, объявляют нарушителями, отбирают снаряжение и «лезут в карман». Кто после такого захочет и дальше заниматься этим хобби, посоветует такой «отдых» на природе сыну или другу? Сегодня защитить охотников-любителей некому, за ними не стоит никакая организация.
   В России успешно действуют общества охотников и рыболовов. Не будь этих мощных общественных организаций, «зеленые» давно бы прикрыли «узаконенное убийство зверей, птиц и рыб».
   Подводная охота, по существу, объединяет и охоту, и рыбалку, но принять нас в свои ряды рыболовно-охотничьи функционеры едва ли захотят (значительный процент традиционных рыболовов все еще смотрит на нас косо). Наша собственная организация (мы планировали ее назвать «Лига любителей подводной охоты России») могла бы решить двуединую задачу: прямую – защитить настоящее и будущее любительской подводной охоты, и опосредованную – обеспечить устойчивый подводный бизнес. Лига, не обремененная обязанностью проведения дорогостоящих Чемпионатов, Кубков и прочих соревнований, потребует для своей деятельности минимальные финансовые средства. В то же время, активно занимаясь пропагандой этого увлечения по разным направлениям и различными формами, организация постоянно привлекала бы в свои ряды все новых и новых членов. А флагом новой организации, мог бы стать общественный подводно-охотничий рупор – журнал "-Мир подводной охоты». Создание такой организации активно поддерживали главный редактор МПО Георгий Здановский и глава фирмы «Neopro» Александр Козлов, проявив при этом действительную заботу об охотниках-любителях. Однако убедить руководство основных продавцов подводно-охотничьего снаряжения нам не удалось. Как бы им это в будущем не аукнулось…



   Когда говорят, что кто-то «любит ловить рыбку в мутной воде», имеют ввиду что-то не совсем хорошее. К счастью, это не относится к подводным охотникам, которые тоже частенько этим занимаются. Правда, не по доброй воле, а вынужденно: просто в конкретном водоеме по той или иной причине нет должной прозрачности воды. А охотиться хочется…
   Сначала попробуем разобраться, что же такое «мутная вода» и отчего эта самая мутность зависит. Оказывается понятие это очень относительное. В море-океане или в нашем Байкале прозрачность воды достигает пятидесяти метров, а, если там она падает до пятнадцати, то уже говорят, что она мутная. Игорь Тамойкин в своей книге «Подводная охота в Крыму» уже прозрачность в пять-шесть метров называет плохой: для Черного моря такая вода – мутная. Меньше всего в этом смысле везет российским «пресноводным» охотникам, которые и составляют подавляющее большинство всей нашей ластоногой армии. Для нас, если прозрачность позволяет обнаружить рыбу на полутора-двух метрах – уже здорово. К сожалению, очень часто нынешние реки и такой возможности нам не дают. Вот и лезет охотник в водоем, где едва видны пальцы собственной вытянутой руки. А что делать?!
   Когда мы отправляемся на известный своей прозрачностью водоем, еще не факт, что наши ожидания оправдаются. Прозрачность воды – явление переменчивое, сильно зависящее от многих природных факторов. Например, ветер поднимает волну, волна сбивает с растений и поднимает со дна мельчайшие частички ила, которые ухудшают, а то и вовсе делают видимость нулевой. Дождь тоже может натащить мути в реку и в озеро и сильно подпортить охоту. Сильно влияют на состояние воды сезонные изменения.
   Если зимой в средней полосе мы имеем самую прозрачную воду практически во всех водоемах, то с приходом весны и паводковых вод, ситуация резко меняется в худшую сторону. После паводка видимость улучшается, но не надолго: с прогревом воды начинается ее цветение, когда толща воды наполняется мельчайшими (-доли мкм) зелеными водорослями. При этом может оказаться так, что охота все же возможна. «Зеленка» заполняет наиболее прогретые, комфортные для ее развития участки водоема, обычно только поверхностные и средние слои. Ветер может согнать и перемешать водоем таким образом, что вся «зелень» соберется у наветренной его части, а к подветренному берегу вытащит нижнюю холодную и прозрачную воду.
   После периода цветения воды для нас начинается, пожалуй, наиболее благоприятный и активный охотничий период. Это вторая половина лета и первая половина осени. В это время дождей еще мало, а поднявшаяся подводная растительность хорошо фильтрует воду. С наступлением мокрой и холодной осени прозрачность воды в реках и озерах снова ухудшается из-за затяжных осенних дождей, которые несут с берегов грязь. Но бывают и сухие, холодные периоды, когда дождей нет, а вода все равно мутнеет. Здесь уже сказываются другие факторы. В частности, река ловит миллионы опавших листьев с прибрежных деревьев и кустов, смывает пыль, накопившуюся на них за лето. Но еще большее влияние оказывают мягкие однолетние водные растения, которые до осени фильтровали воду, собирая на себя мельчайшие частички ила, а, отмирая, падая на дно, сбрасывают в воду солидную часть этого накопленного мусора. После того, как опадет основная часть водных растений, и отомрут мельчайшие живые организмы, населявшие летом водную толщу, мы получаем самую прозрачную, самую подходящую для охоты воду.
   Но, к сожалению, не только природные явления влияют на прозрачность воды. Без человека, без его «доброго» влияния и тут не обходится. Иной раз приезжаем на речку, сразу бежим к воде посмотреть на прозрачность, а там… Настроение, понятно, сразу "-на ноль». И мучает вопрос: «Почему?» Дождей-то давно нет, и трава давно упала – вода «звенеть» должна? Но причина и тут есть, и их может быть даже несколько. Хуже всего, если выше по реке стоит регулируемая плотина. Возможно, вчерашний сильный сброс воды сбил ил, осевший на остатках травы, ветках и дне. Такое резкое усиление потока может вывести из «строя» реку на многие километры, тем более что летней фильтрации уже нет.
   Плохо сказываются на прозрачности воды массовые купания населения, которые, к счастью, с похолоданием прекращаются. Или, пришедшее на водопой, стадо коров. Возможно именно на приглянувшемся вам плесе, несколько часов назад на рассвете браконьеры таскали сети или невод, да еще активно «ботали», загоняя в них рыбу. Для нас полная катастрофа, если на реке начнется какая-нибудь серьезная организованная деятельность, например, добыча золота, дноуглубление, строительство моста и так далее. Все это следует иметь ввиду, и не отчаиваться, неожиданно увидев на реке мутную воду. Попробуйте уехать на пару километров выше или ниже по течению, и очень даже реально обнаружить там то, что вы и хотели.
   Давно подмечено, что на разных участках одной реки прозрачность воды может сильно разниться. Причем, это имеет место практически постоянно, вне зависимости от природных условий или временной деятельности человека. Причина этому, конечно же, всегда есть и она всегда реальная. Только не всегда ее сразу распознаешь. Вот, почему, например, горные реки такие прозрачные? Правильно, потому что их питает чистейшая ледниковая вода. Но не только поэтому. Еще большую роль играет то, что ложе горной реки выложено камнем, галькой или песком. А ложе равнинной реки проходит и по глинам, и по известнякам, и по различным почвам, которые текущей воде прозрачности, увы, не добавляют. Получается, что течет река по пескам через хвойные боры и вода в ней прозрачная. А потом она входит в зону болот, и будто уже совсем другая речка течет – бурая и грязная.
   А еще может в вашу реку втекает совсем небольшой, но пога-ненький ручеек, о существовании которого вы не подозреваете, но который существенно ухудшает прозрачность воды. Впрочем, может быть и наоборот. Точно так же улучшать видимость под водой могут родники, если река проходит через их подводные выходы.
   На локальную прозрачность воды в реках сильно влияет мягкая и жесткая водная растительность, которая, кроме прочих функций, выполняет еще и роль чисто механического фильтра. Вот, например, участок реки с глубиной три-четыре метра. Течение приостанавливается, дно сильно заиливается, а водная трава из-за приличной на русле глубины растет только вблизи берега. Видимость под водой, положим, полтора-два метра. А несколькими километрами ниже глубина становится метр-полтора, течение усиливается, ил со дна сдувает и открывается песчано-галечное, светлое ложе. Уже это добавляет прозрачности воде. К тому же на небольшой глубине и при хорошей почве могут укрепиться и разрастись различные рдесты. Если на реке образуется такой живой фильтр, то после него вода становится еще прозрачнее. Таким образом, хорошенько изучив реку, вы еще до прибытия на ее берег, можете с большой долей уверенности предполагать, где какая будет прозрачность воды.
   То есть из всего выше сказанного, можно сделать вывод: озера и еще в большей степени реки крайне редко можно определить как исключительно мутные или исключительно прозрачные.
   И, чем лучше вы их изучите, чем лучше станете разбираться в причинах, влияющих на видимость под водой, тем больше возможностей для охоты они вам предоставят.
   Принимая мутную воду, как объективную реальность, от которой мы не всегда в состоянии увернуться, пора задаться вопросом: «А как же все-таки в этих условиях охотиться?» Наверное, ограниченная видимость накладывает отпечаток на методы охоты, на используемое снаряжение и оружие. Но, прежде чем перейти к их рассмотрению, полагал бы необходимым обратиться к мерам безопасности, на которые «мутняк» оказывает непосредственное и очень серьезное влияние.
   Так как у человека нет системы гидролокации, как у дельфинов, сигнальной боковой линии, как у всех рыб, или хотя бы парочки длинных и чувствительных усов, как у сома, то под водой единственным органом, охраняющим нас от нежелательных лобовых встреч с арматурой, бревнами и браконьерскими сетями, является зрение. Чтобы лучше видеть, мы используем в масках линзы, применяем маски с максимальным обзором, в темноте пользуемся фонарями, однако все эти ухищрения мутная вода легко сведет на нет. Поэтому только ваше строгое поведение под водой в состоянии обеспечить вашу же безопасность. А заключается оно в соблюдении простого правила: скорость перемещения под водой должна соответствовать ее прозрачности, а именно, чем меньше прозрачность, тем ниже скорость. Это для того, чтобы всегда успеть остановиться перед неожиданно обнаруженным предметом, а не врезаться в него лбом или маской.
   Теперь можно обсудить и методы охоты, которые можно использовать, если прозрачность воды оставляет желать лучшего. Конечно, следовало бы оперировать строгими цифрами (какая именно скорость течения и какая именно прозрачность воды), но, не вдаваясь в детали, можно с уверенностью вовсе отказаться от охоты методом сплава. Даже при относительно слабом течении и видимости полтора метра, вы едва ли успеете своевременно заметить рыбу, навести на нее ружье и произвести выстрел.
   Другое дело – охотиться методом поиска. При плохой прозрачности, например, метровой, можно «на цыпочках» подкрадываться к перспективному месту нахождения рыбы и не напугать ее. Причем, чем мутнее вода, тем для охоты следут подбирать наиболее «крепкие» места, где бы рыба чувствовала себя в максимальной защищенности. Это густая водная растительность, едва пролазные тростники, подводные свалки промышленного и бытового мусора и, в меньшей степени, завалы и ветки прибрежных кустов.
   Самый же добычливый метод в столь неблагоприятных условиях – залежка. Ее используют и вполне успешно даже при видимости полметра. Конечно, для этого должны соблюдаться определенные условия, и в первую очередь, большая плотность гуляющей рыбы. Иначе можно день пролежать и ничего не увидеть. При этом следует правильно выбрать направление возможной стрельбы: обычно сам устраиваешься в тени, а смотришь на солнце. Стрельба порой идет по силуэту. Также можно увидеть рыбу на большем расстоянии, если смотреть не в горизонталь, а наверх, в сторону поверхности.
   В принципе, прозрачность воды теряется в том случае, когда в ней присутствуют живые организмы или не живые частицы. Солнечный свет, попадая на эти мельчайшие вкрапления, засвечивает их и возникает, эдакий, занавес, который и скрывает от нас вожделенный трофей. Давно замечено, что, если между вами и подводным объектом водное пространство не засвечено прямыми солнечными лучами, то прозрачность резко возрастает. Поэтому хорошо видно под естественными крышами, например, из всплывших корневищ тростника. Зная об этом, охотники создают искусственные крыши из…туристических ковриков! Полиуретановый коврик не тонет, лежит на поверхности, если дело происходит на течении, то его привязывают одним концом к тому же тростнику. Охотник устраивается у одного его края, засунув голову под коврик, и вполне прилично видит проплывающую под такой крышей, рыбу. При метровой видимости использование такой искусственной крыши позволяет четко обнаружить цель на вдвое большем расстоянии.
   Пытливые охотники придумали и другие, совсем уж оригинальные методы охоты, которые используются при мутной воде. Раз подойти к осторожному амуру или сазану нельзя, а вероятность того, что его путь пройдет прямо перед вашим носом ничтожно мала, то почему бы не попытаться их подманить? И подманивают! Амур идет на хруст рвущейся травы, на характерный скрежет, который они сами издают при кормежке. Сазан может подойти, заслышав как где-то рядом его «собрат» «хрумкает» ракушку. Карась прибежит на поднимаемую муть, полагая, что это в илу роются его родственники.
   И, наконец, мне известны такие охотники, которые, обнаружив в водоеме очень мутную, практически непригодную для дневной охоты, воду, приезжают туда ночью. Берут очень мощные фонари, и с их помощью худо-бедно охотятся. Оказывается, яркий луч света способен пробивать мутную завесу. Но, главное, попав на проходящую или стоящую рыбу, он отражается от чешуи и создает блик. По этому отблику охотник и определяет вожделенную цель.
   Однако, не смотря на все ухищрения, при сильно мутной воде далеко не все виды рыб могут стать вашим трофеем. Совершенно не стоит, например, рассчитывать на жереха и толстолобика. А вот на угря мы вполне успешно охотимся при видимости даже 40-50 сантиметров. Конечно, увидев совсем рядом нечто черное, огромное и пучеглазое, угорь втягивается в свою норку, но все равно остается в зоне досягаемости опытного охотника и его специализированного оружия.
   Кстати, об оружии и снаряжении. По снаряжению мало, что можно посоветовать такого, чтобы принципиально разнилось с охотой в прозрачном водоеме. Разве что не потребуются мощные ласты, так как скорость вашего движения в воде не должна быть большой, да и повысить требования вообще ко всему снаряжению в плане отсутствия на нем различных цепляющихся элементов. Последнее обусловлено плохим обзором и повышенными шансами повиснуть на подводном сучке, арматурине или рыболовной сети.
   Другое дело – ружье. Понятно, что с длинным арбалетом или длинным пневматом и с задней ручкой охотиться будет невозможно. Здесь, как и при охоте в прозрачной воде, но сильно стесненных условиях (завал, трава, тростник), оружие должно быть высоко маневренным, каким и являются ружья с ручкой посередине. Можно было бы использовать совсем коротенькие ружья или пистолеты, но им может не хватить мощности, чтобы справиться с «броней» крупного сазана. Совершенно, на мой взгляд, бессмысленно использовать трезубцы (охота на угря – отдельная песня). Хороший трезубец имеет длину около двадцати сантиметров, а при сильно ограниченной видимости даже двадцать сантиметров – уже критично. Да и вообще его использование бессмысленно по той простой причине, что при стрельбе практически в упор промахнуться и однозубом может только очень «одаренный» охотник.
   Охота в мутной воде – не самоцель, и мы занимаемся этим вынужденно, исходя из существующих реалий. А реалии эти, к величайшему сожалению, не радостные, причем, и тенденция у них печальная. Давно замечено, что ситуация с прозрачностью окружающих нас водоемов (причем, не только пресных) изменяется только к худшему.
   До того, как наши предки активно взялись за земледелие и распашку земель, все реки и озера были хрустальными. Постепенно рыхлые почвы стекали в реки, а, с появлением химических удобрений, которые стали причиной бурного роста водной растительности, процесс помутнения рек стал лавинообразным. Я бы мог долго перечислять знакомые мне реки на удалении 100—200 километров от столицы, которые 30, 20 и даже 5 лет назад имели очень прозрачную воду почти круглый год, а ныне в них даже поздней осенью и зимой едва полутораметровая видимость. И, если в последние 10-15 лет количество удобрений, стекающих с полей в реки, по известной причине резко сократилось, то всюду вместо необходимой рекам прибрежной лесной полосы, выросли частные дома и дворцы наших с вами соотечественников.
   Хочется верить, что когда-нибудь люди возьмутся за чистку водоемов, как это делалось даже в царской России. Первые «ласточки» в этом полезном движении уже есть, и исходят они инициативным порядком от нашей ластоногой братии. Однако такими темпами и силами с проблемой загрязнения рек и озер не справиться. А вывод из всего сказанного такой, что еще много-много лет нам, подводным охотникам, придется охотиться в не очень чистой и прозрачной воде. И мы должны быть к этому готовы.



   В среде подводных охотников все еще не утихают споры по поводу, так называемой, «правильной» охоты. Часть нашего сообщества полагает, что настоящей охотой следует называть только ту, которая предполагает глубокое и продолжительное ныряние. Они такую охоту именуют «охотой по-взрослому». Приверженцы данной позиции, как правило, люди не бедные, имеющие возможность проигнорировать ближайшие мелкие речушки и ездить на охоту на дальние, глубокие водоемы. В том числе и за "-бугор», на морскую и океанскую охоту, которая обычно предполагает именно глубоководные погружения. Для такой охоты и снаряжение, и оружие должны быть самыми лучшими (т е. самые дорогие). Еще, что не маловажно, защитники охоты «по-взрослому» имеют доступ к средствам массовой информации, они имеют возможность озвучивать и тиражировать свое мнение.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное