Юрий Волошин.

Пиратское братство

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

   С неделю «Волк» стоял в лагуне, изредка менял якорную стоянку, но не удалялся далеко от прохода в океан. Им никто не мешал, матросы запасались черепахами и их яйцами. Черепах тут было множество. Островитяне их не ели, довольствуясь только яйцами, а моряки таскали живых безмолвных тварей, складывали в трюме, поливали водой и лакомились ими. Жизнь была легкой, на островах кругом было много фруктов, ямса, риса, который покупали у островитян за цветную материю, привезенную с Цейлона. Но товара для обмена на судне почти не было, и вскоре капитан приказал сниматься с якоря.
   На этой стоянке прошел и дележ добычи. Теперь все мечтали побыстрее попасть в порт и отдохнуть в притонах какого-нибудь индийского города.


   Возмужавшие, окрепшие и огрубевшие друзья лениво взирали на расстилавшийся перед ними океан. Его зеленоватые волны лениво катились на запад, подгоняемые неутомимым муссоном. Ребят даже трудно было бы узнать, доведись кому-нибудь из прежних знакомых увидеть теперь этих бравых крепышей.
   Держа курс на северо-запад, «Волк» неторопливо пробирался к цели своего похода. А ребята вяло перебрасывались словами, поглядывая на играющего рядом мангуста. Он уже не раз доказал свое умение предугадывать опасность на море и получил полное равноправие среди команды.
   – Гарданка, ты заметил, что наш капитан стал как-то странно себя вести? Мало занимается с нами и часто впадает в длительную задумчивость.
   – Стало быть, обдумывает очередной поход. Не так уж хороши наши дела, вот он и думает. А чего еще?
   – Выходит, мы вскоре получим новый толчок в зад и понесемся незнамо куда за добычей?
   – А чего ты хотел? Вся наша теперешняя жизнь – сплошная драка за добычу. Как же, вольное братство! А наш капитан думает только о наживе.
   – Однако и честный труд он не бросает, заметил? Возим же мы товары, торгуем. И обдуренных капитан иногда поднимает из грязи. Так что в нем не все потеряно. Ведь за весь год с лишним мы почти не убивали никого при захвате приза.
   – Зато он оставляет провинившихся на пустынных островах. Как ты думаешь, хорошо им там?
   – Так ведь и наказывать-то за провинности надо! К тому же мы вскоре забираем их назад.
   – Думаешь, прожить год на таком острове ничего не стоит? А помнишь Жана Лысого? Так мы его и не нашли на острове. Куда он делся?
   – Мало ли куда. Снял его какой-нибудь корабль, или сам плот связал да и утек подальше от нас и от острова, но поближе к людям.
   – Все же странный способ наказания.
   – Капитан вообще немного странный. Да все они, что из знатных, – странные. Чего ты хочешь от них. Они не нашего поля ягоды. Однако капитан всем нам обеспечивает достойное существование в будущем.
Да еще требует, чтобы помогали другим людям в жизни. Мне это подходит.
   – А мне не очень. Чего помогать таким? Пусть сами карабкаются наверх, коли угораздило им упасть в яму. Так, значит, Аллаху было угодно, а без его воли и волос с головы ни у кого не упадет.
   – Так-то оно так, да все же и от людей кое-что зависит. А если немного поддержать такого, то и вовсе поднимется на ноги.
   Тут пробили склянки, и ребята поспешили на вахту. Пьер получил указания, какой держать курс, и уставился на компас в нактоузе. Рядом прохаживался капитан, как всегда в последнее время, погруженный в свои мысли.
   Матросы проворно работали с бегущим такелажем – часто приходилось менять галсы из-за противного ветра. С бака доносились голоса спорщиков, недовольный повар Ю за что-то выговаривал помощнику своим тонким голосом.
   Мангуст крутился тут же, и Пьер часто вынужден был отталкивать его ногой. Вдруг он заметил, что настроение и поведение мангуста резко изменилось. Он высунул острую мордочку за балясины фальшборта и пофыркивал неспокойно и зло. Хвост трубой торчал вверх, иногда опускался и трепетал у самых досок палубы.
   Пьер не раз поглядывал на зверька, видел, что капитан не обращает на него внимания, наконец молвил:
   – Капитан, мангуст что-то неспокоен. Не чует ли он шторм? Погляди-ка.
   – Так оно и есть, Пьер. Я задумался и не обратил внимание. Молодец!
   – Жак! – позвал своего помощника капитан.
   – Что случилось, капитан?
   – Мангуст что-то учуял. Судя по его поведению – идет сильный шторм.
   – Стало быть, приготовиться к нему надо. Я распоряжусь, капитан.
   Жак ушел, а капитан внимательно присматривался к мангусту, раздумывая, откуда можно ждать опасности. Потом он спросил:
   – Как ты думаешь, Пьер, что нам стоит предпринять?
   – Я думаю, капитан, что шторм идет строго с востока, а мы движемся на северо-запад. Стоит сменить курс и искать убежища на Мальдивах.
   – Хм. Я думаю точно так же, Пьер. Что-то мы в последнее время уж слишком часто думаем одинаково? С чего бы это, а? – капитан усмехнулся. – Может, ты в капитаны метишь, а, Пьер? Отвечай, как на духу!
   – Что ты, капитан! С чего мне так думать? Просто и так ясно, что в таком случае делать. Надо менять курс, и побыстрее.
   – Да, так и сделаем, – ответил строго капитан и закричал команду на поворот парусов, а Пьер переложил румпель круто налево. – Судя по поведению мангуста, шторм можно ожидать не ранее чем через пять-шесть часов, как ты думаешь, Пьер?
   – Ты и сам знаешь, капитан, что так оно и есть.
   – Куда, по-твоему, быстрей можно добраться: к индийскому берегу или до Мальдив?
   – Так ты и сам это знаешь, капитан. Мы же приблизительно на одинаковом расстоянии, а ветер будет нам благоприятствовать, если пойдем на Мальдивы. Так что лучше туда, капитан.
   – И то и другое весьма опасно, но на востоке трудно будет найти укрытие так скоро, да и противный ветер может помешать сделать это. На Мальдивы! – воскликнул капитан и тут же закричал в металлический раструб: – Первая смена, на весла, свистать всех наверх!
   Послышался дробный стук босых ног по палубе, и первая смена без обсуждения разобрала весла и приготовилась к работе. Жак ударил в вынесенный барабан, музыканты заиграли веселый ритмичный мотив, и фуста резко увеличила ход. Паруса загудели от попутного ветра, перед носом вскидывались тучи брызг, долетавших до палубы. Бак иногда почти до бушприта нырял в волны, но качка уменьшилась.
   – Леонар, старый дятел! – позвал капитан, и когда старик показался перед ним, сказал: – Брось лаг-линь и определи скорость.
   – Сейчас, капитан, будет сделано. – Он затрусил к ящику с линем, проворно принялся за работу и по прошествии нескольких минут доложил: – Капитан, идем семь узлов без малого. Скорость хорошая, даже отличная! Поздравляю с этим.
   – Пьер, рассчитай, как долго при такой скорости нам добираться до островов? И побыстрее, а я пойду сменять гребцов. Крикнешь потом мне.
   Пьер согласно кивнул и стал в уме прикидывать и считать. Потом повернулся в сторону капитана и крикнул:
   – Капитан, до островов идти семь-восемь часов! Но ветер должен нам прибавить скорости, так что вполне уложимся и в шесть часов!
   – Отлично, Пьер! Но не надо забывать, что шторм нас накроет не ранее чем через пять часов! Жак! – тут же позвал помощника капитан. – Прикажи поставить блинд, и поживее. Это даст нам с пол-узла скорости, когда ветер усилится.
   Музыканты перестали играть, и Пьер понял, что им предстоит заняться веслами. Скоро и его сменят на руле. Так оно и случилось. Леонар отстранил его рукой и молча указал на весла, где гребцы заканчивали свою смену.
   «Волк» неистово напрягался под напором ветра, который продолжал равномерно дуть в прежнем направлении. Отдыхающие матросы валились на палубу, обливаясь потом, а Ю разносил им вино, разбавленное водой. Этот приказ капитана был встречен весьма благосклонно.
   Скоро и Ю, и Леонар сели за весла. Все было брошено на увеличение хода, фуста содрогалась от напряжения, а капитан с опаской поглядывал на восток, ожидая признаков шторма. Но все оставалось спокойно, хотя мангуст беспокоился все больше и больше. Потому никто не роптал, ибо все давно знали, что мангуст не ошибается.
   Так продолжалось несколько часов, пока ветер не стал помаленьку, но неуклонно крепчать. Волнение показывало, что шторм приближается. Капитан спешно, пока еще было видно солнце, попытался определить положение фусты, но время было упущено, и это можно было определить только приблизительно. Но и так было ясно, что другого пути не было. Только к островам, где в лагуне можно переждать шторм.
   Матросы едва держались на ногах от бешеной гребли, но ничего лучшего придумать было невозможно. Приходилось выкладываться, иначе гибель была почти неминуема. Ветер разобьет судно о рифы, и смерть моряков тогда неизбежна.
   Наконец с марса раздался радостный крик:
   – Земля! Вижу землю! Прямо по курсу!
   Вздох облегчения вырвался из натруженных грудей матросов. Но теперь надо еще найти проход в лагуну, а это тоже потребует много времени.
   – Волки, навались! – Капитан подбадривал матросов и сам налегал на рукоятку весла. Все были полуголыми, сняв почти всю одежду. Леонар валялся на палубе с широко открытым ртом, едва переводя дыхание. – Старик, не отчаивайся! Еще не все потеряно! Еще поживешь малость! Пойди попей у Ю отвара, а то, чего доброго, окочуришься раньше времени.
   Старик едва держался на ногах, и один матрос бросился в камбуз за восстанавливающим отваром, который Ю отлично готовил специально для Леонара. И только после того, как Леонар выпил отвар и полежал, облитый забортной водой, он мог подняться на ноги и вяло поплелся к румпелю. Надо было помогать хоть чем-то. Но румпель ему не дали – слишком слабые руки не смогли бы управиться с ним.
   Ветер продолжал крепчать, но из океана, потемневшего и вспенившегося, уже вырастали темно-зеленые контуры острова. Фуста неслась к нему, спасителю. С востока надвигались темные тучи и постепенно заволакивали горизонт и небо.
   – Гардан! – крикнул капитан в рупор. – Бери зрительную трубу и полезай на марс. Высмотри проход пораньше! И поживей, каналья!
   Гардан схватил трубу и бросился вверх по вантам, спеша выполнить приказ. Мачта уже раскачивалась довольно сильно, но это нисколько не занимало Гардана. Он поудобнее устроился на марсе и навел трубу на приближавшийся остров. Вскоре далеко на юге он различил неясные очертания прохода в обрамлении коварно торчащих рифов.
   – Слева по борту проход, капитан! – прокричал он. Рука парня устремилась к цели, а на лице отразилась радость от успешного выполнения поручения.
   – Все свободные от весел – на снасти! Потравить шкоты! На руле! Держи на шесть румбов южнее! Шевелись, мокрые курицы! Поживей, канальи!
   Матросы вмиг выполнили приказ, и фуста, зарываясь носом в волны, понеслась при полном фордевинде к спасительному проходу в лагуну. Но шторм настигал, матросы с опаской поглядывали на паруса, опасаясь, что они лопнут под напором все усиливающегося ветра. Однако капитан молча наблюдал за морем и островом, который стремительно вырастал из побелевшего океана.
   – Гардан! Смотри внимательно! – Капитан никак не отпускал юношу с марса на палубу. – Как там проход? Сильно узок? И не вздумай ошибиться, каналья!
   – Капитан, проход приблизительно в миле от нас! Рифы хорошо видны и все опоясаны бурунами! Но проход достаточно широк, скоро и сам можешь увидеть его! Я спускаюсь!
   – Сиди там, ворона сухопутная! Гляди и направляй! Сверху виднее!
   – Капитан! Румба на два севернее взять надо, а то проскочим проход и окажемся на рифах!
   Последовала команда, фуста взрыла волну, и она прокатилась по палубе, окатывая всех матросов пеной.
   – Весла закрепить, всем отдыхать и быть готовым к маневру.
   Все команды выполнялись молча и мгновенно. Все понимали, что от этого зависит их судьба. Но приближалась самая страшная минута, когда фуста должна пройти проход, охраняемый целой сворой острых и крепких рифов. Любая неточность – и всем конец.
   – Капитан, пора уменьшить паруса! – уже в страхе кричал Гардан, осмелившись дать совет капитану.
   Однако капитан не озлился, а посмотрел вверх на Гардана. Потом дал распоряжение убрать половину парусов. Ход сразу уменьшился, но качка усилилась. Волны уже частенько перехлестывали палубу и с шипением клокотали у шпигатов.
   Тут появились первые рифы. Они хищно выступали в перерывах между волнами, в пенных шлейфах злобно скалили свои страшные клыки. Матросы судорожно вцепились в планширь, глядя на эти страшилища.
   Последовала еще одна команда, и почти все паруса убрали. Гудел на бушприте один блинд, который, казалось, вот-вот лопнет от напряжения.
   Двое рулевых с трудом справлялись с румпелем, и капитан бросился к ним на помощь. Втроем они едва могли направлять фусту по указаниям с марса. Голос Гардана звучал все тише, заглушаемый ревом ветра и волн. Ужас перед возможной катастрофой прерывал его крики, но никто и не думал посмеяться над ним. Всем было страшно и жутко.
   Рев бурунов захлестнул фусту. Где-то справа послышался скрежет, от которого застыла кровь в жилах. Это бок судна коснулся рифа, но пробоины не было. Разве что могла открыться небольшая течь, но пока такое никого не беспокоило.
   Они уже прошли линию бурунов и входили в проход, где волны бесновались особенно отчаянно и жестоко. Фуста не раз была на краю гибели, готовая в мгновение разлететься в щепы от удара о кораллы. Но молитвы разным богам, видимо, оказались сильнее стихии, и вскоре судно входило в довольно спокойные воды лагуны. Несколько малых и больших лодок спешили укрыться от ветра, который врывался сюда пусть и в ослабленном, но все же довольно сильном порыве.
   Близкие уже кокосовые пальмы трепались на ветру и шумели. Орехи с шумом разлетались, ударившись о кораллы, выплескивая живительную влагу на белоснежный песок пляжей. Но тут было во много раз спокойнее, и потому лица матросов повеселели. Напряжение спало, вздох облегчения сотряс не одну грудь.
   Гардан сполз по вантам на палубу. Лицо его было бледно, руки дрожали. Вот тут матросы уже не оставили его в покое. Шутки, смех, дерзкие замечания – все это посыпалось на голову юноши, который еще не в силах был ответить своим насмешникам.
   А фуста, плавно покачиваясь, тащилась по лагуне, моряки, усталые, но гордые своим спасением, искали более спокойное место под защитой густых рощ пальм. Лагуна рябила мелкими волнами, лодки островитян уже укрылись в безопасном месте, вытащенные на песок пляжей.
   Хлынул дождь, шквалы шторма следовали один за другим, постоянно набирая силу. Водяная пурга носилась в воздухе, долетая и через песчаную гряду с пальмами на ней в лагуну. Шторм бушевал, но еще не в полную силу. Благословенный мангуст забился в каюту капитана, и его острый носик едва торчал наружу.
   Никто о нем не вспомнил, но мангуст этого и не ждал. Зверьку все еще было очень страшно. Но и он понял, что опасность миновала, и судно в лагуне, которая способна защитить всех их от свирепых волн и ветра с дождем.
   Никто из матросов не покинул палубу. Всем было приятно освежиться под струями прохладного ливня после изнурительных часов работы. А ливень был таким, что с кормы нельзя было увидеть бак. Все сливалось в сплошную серую массу воды, низвергавшейся с небес.
   Наконец судно сбросило и блинд, загремел якорь, плюхнулся в воду, и канат натянулся, полностью остановив фусту. Отчаянная борьба за жизнь закончилась. Оставалось только ждать конца шторма и отдыхать при мерном покачивании палубы.


   Почти двухдневный шторм благополучно завершился. Небольшую течь удалось без труда устранить. Впереди был обширный океан. Фуста осторожно втянулась в проход и медленно вышла в море. Волны тут же принялись за свою нескончаемую качку.
   – Наверное, в португальский порт идем, – сделал предположение Гардан, когда они с Пьером метали ножи в поставленный у мачты щит.
   – А чего нам там делать-то? – Пьер старался хотя бы на этот раз перегнать друга, который целился почему-то очень невнимательно.
   – Видно, капитан с кем-то договорился о грузе. А может, выведать чего хотел. Он это умеет. Потом нагоним и заберем, что надо.
   – Наверное, так оно и есть. А мне уже начинает надоедать такая житуха, Гарданка. Как-то совестно заниматься грабежом. Капитан старается как-то это прикрыть, но все одно грабим же. Не по душе мне это.
   – А мне не по душе, что грабим как-то странно. Много товара оставляем, а могли бы забирать все.
   – Так ты же знаешь, что капитан всегда оставляет владельцам часть добра, а то, говорит, пустим всех по миру и тогда некого будет грабить.
   – На наш век хватит. Сколько добычи пропадает, а чего ради? Этак мы будем годами деньги копить, а кто поручится, что завтра сами не угодим в лапы других пиратов. Не лежит у меня душа к такому.
   Ребята частенько обсуждали подобные дела, но всегда расходились во мнениях. Однако это их никак не раздражало, и дружба нисколько не страдала от таких несогласий.
   С марса донесся крик:
   – Справа по борту судно. Туземное! Три мили!
   Матросы немного зашевелились и уставились на капитана, а тот прилип к зрительной трубе и долго изучал показавшееся из-за горизонта судно. Потом он обернулся к Жаку, что-то ему тихо сказал и скомандовал уже громко:
   – Идем на сближение. Руль на четыре румба вправо! Шкоты подтянуть!
   – Однако пушкарям ничего не приказано, – заметил Пьер, готовый уже броситься к своей пушке.
   – Видать, не собирается грабить, – ответил Гардан, пряча нож в ножны. – А ты и сейчас не смог меня обскакать, Петушок! – это он намекал на то, что и на этот раз метание ножей выиграл.
   – Попробуй тебя догони! Мне никогда этого не суметь.
   Час спустя суда сошлись. Встречный корабль и не пытался уйти. Жак стремительно пристал к его борту, и призовая команда в десять человек ринулась на палубу. Темнокожие матросы сбились в кучу, ожидая расправы. Эжен потребовал капитана, и тот, боязливо шаркая ногами, приблизился, пряча в бороде страх.
   – Откуда идем, старина? – спросил капитан волков.
   – Из Сурата, господин.
   – Что везешь такого?
   – Так и сами вы уже все разведали. В основном гончарную посуду и хлопчатую ткань, господин.
   – И куда везешь?
   – На Цейлон, господин.
   – В Гоа заходил?
   – Нет, господин. Мне ни к чему лишний раз платить пошлины, тем более португальцам.
   – Оставь себе необходимое количество риса, а остальное я заберу, понял, купец?
   – Воля ваша, господин. Как прикажете. Забирайте, если так надо. И на том спасибо. Пусть Господь тебя благословит.
   С полдюжины мешков риса тут же перекочевали к повару Ю. Матросы с недовольством поглядывали на капитана, но тот решил, что ничего ценного тут больше нет, а пачкать руки простым грузом нет смысла.
   – Опять ничего не взяли, – забурчал Гардан, когда суда разошлись и делать стало нечего.
   – Рис же взяли, а чего там еще было брать? Сам купец едва сводит концы с концами, – ответил Пьер, защищая капитана. – Зато будет Бога благодарить, что тот послал на него таких добрых разбойников.
   – С чего ты взял, что будет благодарить? Небось, поносит нас на чем свет стоит! Дождешься с них благодарности!
   Остальные матросы тоже с недовольством обсуждали захват судна и выражали возмущение капитаном. Но открыто высказать ему свои соображения не смели. Все они давали клятву повиноваться и следовать заповедям братства.
   День спустя, уже после полудня на горизонте показались странные паруса, и марсовый наблюдатель закричал:
   – Капитан, какое-то чудное у нас слева по борту судно идет. Вроде с обломанными мачтами. Гляди сам, капитан!
   В зрительную трубу Эжен внимательно оглядел судно. Сказал:
   – Португалец. Военный, но сильно разбит штормом. Видимо, не успел вовремя укрыться. На сближение! Всем приготовить оружие! Пушки зарядить!
   Почти в полном молчании матросы бросились по местам. После недолгой суеты все замерли, наблюдая странную картину. Приблизившись достаточно к потерпевшему судну, моряки увидели, что все его три мачты отсутствуют, а вместо них торчат кое-как надстроенные обрубки с малыми парусами. И эти паруса, видимо вытащенные из трюма, выглядели жалко – в дырах, косматые от ветхости. Бегущий такелаж кое-где свисал с бортов, и по всему было видно, что недавний шторм едва не погубил корабль.
   Капитан продолжал внимательно рассматривать приближавшееся судно. Оно шло со скоростью не более двух узлов. Да и ветер был не очень попутным. По тому, как форштевень иногда рыскал, все решили, что и с рулем у них не все в порядке.
   Пьер стоял на руле и слышал, как капитан сказал:
   – Здорово досталось португальцу. Судя по всему, часть команды погибла или больна. Уж очень мало людей на палубе.
   – Что ты задумал, Эжен? – спросил Жак.
   – Видимо, португальца можно брать. Не думаю, чтобы он был пуст, хотя в трюме может быть и вода. Видишь – осадка низкая.
   – А не опасно ли брать такой большой корабль? Нас ведь мало.
   – Попробуем хитростью. В лоб идти нет смысла. Ведь мы ничего не знаем об их силах. Однако фальшборты во многих местах проломлены. Значит, пушки были сорваны и рухнули в море. Вряд ли они готовы к сражению. Но рисковать без надобности мы не будем.
   Фуста уже достаточно подошла к португальцу, однако не делала попыток сблизиться. А с судна подавали сигналы приблизиться. Капитан заметил, с легкой улыбкой на губах:
   – Вот видишь, Жак, они сами просят нас в гости. Не будем им отказывать и выполним их просьбу. – И он сказал Пьеру: – Пьер, подправь румпель на пару румбов влево. Так держать.
   Фуста слегка накренилась и пошла на сближение. На гафеле поднялся вымпел с волчьей головой на полотнище.
   Матросы в ожидании толпились по левому борту, впившись глазами в растерзанное судно. Никто не знал, чего от них хочет капитан. Однако он вскоре развеял неведение:
   – Волки! Братья! Будем брать португальца! Однако без команды ничего не предпринимать. Поглядим, как у них там дела, и уж потом решим. Дуарте, иди сюда. Будешь на этот раз капитаном. Тебе легче говорить со своими соотечественниками. Наряжайся, Дуарте, и давай без глупостей. – Это капитан заметил, видя, что Дуарте рыпнулся было возражать. – Гардан, ты будешь у него помощником. Ясно? Готовься, и побыстрее. Через полчаса сойдемся.
   Вблизи трехмачтовик выглядел намного хуже. Просто чудо, как он еще держался на плаву. Палуба завалена была обломками и обрывками такелажа. Из пушек только три оказались на месте. Остальные пропали в морской пучине, сорванные ужасным штормом или нерадением капитана и его помощников. Но стяг Португальского королевства гордо трепыхался на корме, где в окнах не осталось, казалось, ни одного целого стекла.
   Толпа оборванных и истерзанных матросов и несколько офицеров в неряшливых одеждах даже не пытались скрыть своего ужаса перед жуткими последствиями шторма.
   Дуарте в новом одеянии с несколькими матросами вскарабкался на высокий борт судна и приветствовал офицеров:
   – Что тут у вас произошло, господа? Я вижу, шторм вам оказался не по зубам. Что с командой?
   – Мы не сможем дотянуть до порта, сеньор капитан. Не могли бы вы, с Божьей помощью, взять нас на буксир? Ход наш не более двух узлов, а с такой скоростью мы быстрее пойдем на корм акулам, чем дотянем до порта. Это единственное, что может нас спасти, капитан.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное