Юрий Волошин.

Пиратское братство

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

   – Говорят, что так, но скоро и сами узнаем. А Леонар ничего не говорит нам. Такой смешной старик, но с ним не соскучишься. Знает целый короб разного всякого. Правда?
   – Ага! С ним интересно. Говорливый старик и добрый. Недаром он у них вроде попа. Разные ритуалы справляет, проповеди читает. А знает он всякого так много, что нам всем столько не осилить.
   – Вот когда освоим их язык, тогда многое узнаем от него. Ты до всего этого стал уже сильно охоч, правда, Петька?
   – Так ведь интересно же! Жизнь открывается совсем в другом свете, когда голова полна всякими знаниями.
   – Ну, положим, не всякими, хотя ты и прав, наверное.
   Но тут раздался зов, и Пьер поспешил на мостик. Там ему вручили румпель, сказали, какой курс держать по компасу, и велели исполнять обязанности рулевого.
   Петька важно ухватился за рукоять румпеля и вперил взгляд вперед, в туманную даль моря, где на горизонте виднелась полоса дождя. Солнце едва пробивалось сквозь разрывы туч, бросая косые лучи желтого света на темно-синие волны моря. Ветер был свежий, фуста лихо скользила среди волн, иногда зарываясь носом в пенные хлопья. Вода с шипением устремлялась к шпигатам и с обоих бортов выливалась обратно.
   В эти часы Петька ощущал себя сильным и значительным человеком.
   – Пьер, следи за компасом внимательней, – вывел его из задумчивости голос помощника капитана Жака.
   Он был крепкого сложения, с толстыми ляжками и стоял на палубе, как столб, укрепленный вантами. Это был мужчина лет около сорока, с вечно заросшим черной щетиной лицом, которое он не брил, а временами лишь орудовал ножницами, подравнивая неровно растущую бороду. Густые длинные брови придавали его лицу строгость и даже жестокость.
   – Прости, Жак, задумался, – ответил Пьер, краснея.
   – Постарайся думать только о курсе, – жестко ответил Жак и отошел.
   На мостик поднялся капитан, и Пьер стал прислушиваться к их разговору, хотя многого пока не мог понять. Однако уловил, что это последний рейс судна и им предстоит долгая стоянка в порту. И еще юноша понял, что там будут подводить итоги их деятельности и раздавать деньги для жизни на берегу. По тону разговора Пьер уяснил, что итоги не такие уж хорошие, и капитан считает, что стоит подумать об изменении методов, применяемых для дальнейшего обогащения.
   На третий день к вечеру фуста бросила якоря на рейде небольшого порта, который виднелся в двух милях. Берег пестрел темно-зелеными пальмами и белыми домами туземного населения.
   Это был порт, который избежал власти португальцев, но несколько зависел от них, платя небольшую дань и предоставляя свой порт их кораблям.
   Недалеко, всего в паре дней пути к северу, находился Кочин, и там всегда располагались силы португальского флота, достаточные для того, чтобы держать соседние города и княжества в постоянном напряжении и зависимости.
   Команда знала, что, пока капитан с помощником не договорятся о продаже груза и его выгрузке, никого на берег не отпустят.
К тому же необходимо разведать положение в самом городе. Ведь не исключено, что местный правитель вздумал пошутить и не выполнять свои обязанности по отношению к португальцам. Тогда белым находиться в их водах становилось небезопасно. Правда, все знали, что фуста не португальская, но тем не менее осторожность никогда не может быть лишней в стане потенциальных врагов.
   Пришлось команде изнывать в безделье в виду города, манящего своими кабаками, женщинами и прочими развлечениями. Никто, правда, не рассчитывал на большие возможности. Капитан выдавал экипажу средства лишь малыми частями, однако и это всех радовало.


   Подходил к концу дождливый сезон. Второй месяц «Волк» стоял на приколе, а команда уже изнывала от безделья. Даже воинские упражнения перестали быть постоянными. Они удивительно легко отошли на задний план и уступили место лени – это порождало некоторую беспечность всей команды и падение дисциплины.
   – Сколько же мы тут будем торчать?! – не раз возмущался Гардан, которому особенно претила бездейственность в атмосфере влажного климата. – Хоть бы быстрее отправляться в поход. А то совсем закис я тут.
   – А ты слышал, что приехал какой-то раджа, чтобы вербовать наемников для своей войны с соседом или родовичем?
   – Нет, а откуда ты знаешь?
   – Да случайно услышал разговор капитана с Сарьетом. И мне показалось, что капитана это заинтересовало.
   – Вот и хорошо! Хоть бы договорился с этим раджой о походе. Все веселей будет.
   – Зачем нам это нужно?! Пусть сами решают свои дела, а нам встревать нечего. Еще чего – воевать за какого-то раджу! Я не согласен.
   – У тебя никто и не спросит.
   – Это-то так, однако мне такое не подходит. Чего ради я должен убивать кого-то и сам подставляться под пулю или саблю? Мне жить охота!
   – И что эти раджи тут меж собой не поделили? Прямо сбесились в своих городах и лесах. Прут друг на дружку. Ведь тут так и народа не останется, – Гардан вяло поддерживал разговор, ибо был расслаблен жарой и постоянной влагой, сочившейся отовсюду.
   – Видать, сильнейшего никак не определят. Вот и дерутся каждый за свое. Как это португальцы сюда к ним не встрянут? Это по их части.
   – Наверное, сил маловато. Капитан говорил, что сама Португалия совсем маленькая страна, а владения захватила такие, что проглотить не может. Вот и не успевает за всем уследить, не то что вмешаться.
   – А все же интересно, чего тут добивается этот раджа, который хочет договориться с капитаном? – неожиданно повысился интерес у Пьера. – Наверное, бежал от кого-то из соседей и теперь ищет подмоги. Значит, казну успел захватить.
   – Казна – это хорошо. Видать, капитан наш это использует. Помнишь, распределяли доход на каждого с месяц назад? Многие недовольны были – маловато на этот раз оказалось. Зато нам отдали половину того, что арабы пограбили у нас. И то хорошо. Да и еще за время нашего здесь нахождения перепало малость.
   – Мне нравится, что капитан не выдает всего на руки, а то бы наш народ в неделю все прогулял и сидел бы потом в одних штанах. А так у каждого остался немалый запас для будущего серьезного дела.
   – А мне это не подходит! Никто не знает, что с нами случится, а деньги могут пропасть. Обидно будет.
   – Так капитан же хочет, чтобы мы все после наших разбоев стали наконец честными и работящими людьми! Разве это плохо? Будешь богатым, заведешь свое дело. Мне это вполне подходит.
   – Так ты же купец, а я воин. Этим все и сказано.
   Солнце с каждым днем все дольше жарило пока еще влажную землю, но дождей выпадало все меньше, а это вселяло надежду на то, что скоро они избавятся от удушающего влажного и липкого безумия, которое обволакивает людей и все вокруг.
   Но однажды капитан вернулся на шлюпке на борт судна. Он собрал экипаж и коротко изложил свои мысли:
   – Братья волки! Долго мы тут отдыхаем. Уже обленились и покрылись жирком, а это чревато развалом нашего братства. Через неделю мы все, за исключением охраны и больных, отправляемся в глубь страны и за месяц-два заработаем большие деньги. Нас нанял раджа Джаримпура для войны за свой трон, который отнял у него его же дальний родственник и противник. Что скажете на это, братья?
   Воцарилось короткое молчание. Потом раздались возгласы одобрения:
   – Капитан! Давай раджу! Идем в поход! Сколько платить станут?
   – О плате мы уже договорились предварительно. Однако время еще есть, и я постараюсь оговорить дополнительные условия. Думаю, раджа не станет торговаться. Мы для него лакомый кусочек. Он и не ожидал встретить в этом городке нас, белых. У нас же есть пушки, а это его особенно привлекает. Так что внакладе не будем. Это я вам обещаю.
   – А далеко нам топать, капитан? – раздался несколько неуверенный и довольно тихий голос.
   – За неделю, если дороги подсохнут, вполне можем управиться, – ответил капитан. – Это в предгорьях Карбомонов. Кстати, все снабжение за счет раджи. Часть добычи я надеюсь выторговать, ведь уже сейчас он с готовностью соглашается на это. Так что с сегодняшнего дня готовимся к походу и войне! Возобновим подготовку, а то многие из вас уже потеряли боевой вид. Густав Руж, Сарьет, Дуарте – прямо сегодня начинайте наводить порядок и приступайте к своим обязанностям. Хватит шляться по кабакам! Нас дело ждет, а времени мало. Жак, – обратился он к своему помощнику, – отбери пять человек, которые останутся на корабле. Остальным за дело, братья! Нам надо утяжелить нашу казну! Она у нас на этот раз не такая уж и полновесная.
   Команда нестройно закричала в знак одобрения. Капитан скрылся в каюте, а матросы стали горячо обсуждать услышанное.
   Учителя тоже совещались, восстанавливая заведенный раньше порядок овладения воинским мастерством. Повар суетился, видимо, он получил распоряжение готовить праздничный обед.
   – Господи, Гардан! Неужто прошла неделя? Вроде вчера только капитан нам говорил про поход, а уже завтра мы отправляемся. А мне еще и пушкой заниматься. Нас с Густавом главными пушкарями сделали, боязно-то как.
   – А чего бояться? Пали себе издалека, это не то совсем, что нам приходится делать.
   – А вдруг промажу с первого раза? Что тогда?
   – Получишь по шее, и заряжай снова – вот и все. Да ты не волнуйся. Ты же стрелял всю неделю отменно. Даже иногда Густава перестреливал.
   Пьер тяжко вздохнул и уставился на закат, багровевший на горизонте. Море тихо плескалось о борт судна, сумерки почти тут же перешли в ночь, и яркие звезды стали загадочно подмигивать, проглядывая между туч.
   Еще не взошло солнце, а матросы уже спускались в шлюпки, укладывали оружие, припас, пушки и разную амуницию, без которой нельзя обойтись на марше. Толпа туземцев усердно помогала им. Бичи надсмотрщиков резко прорезали тишину утра, на берегу росла груда скарба, необходимого для небольшого отряда.
   Всего двадцать человек с мушкетами, шпагами и копьями составляли ударную силу войска раджи, которая, по его мнению, должна была решить в его пользу борьбу за престол княжества.
   Не прошел и час с восхода солнца, как отряд тронулся в путь и вскоре вышел из города и побрел по довольно грязной дороге. Но дожди теперь шли редко, так что можно было надеяться, что путь не будет слишком тяжел. Отряд сопровождали около сотни носильщиков и четверка лошадей, которые тащили две пушки. Остальной скарб распределился на спинах темнокожих носильщиков. Благо желающих подзаработать было более чем достаточно.
   – Гляди, Гарданка, сколько воинов нас ждет!
   – Ого! Целое войско! Тысяч пять будет.
   – А сколько тогда будут нас ожидать со стороны противника?
   – Думаю, что не меньше.
   – А нас сколько? Что мы можем против такой массы поделать?
   – У нас пушки и мушкеты, а у тех одно холодное оружие. Даже луков мало. Вот и прикинь. К тому же мне не верится, что их воины будут с такой уж особой охотой сражаться. Они быстро теряют пыл, как только понесут первые потери. Поглядим, а уж потом и судить будем. Во всяком случае, наш капитан знает, что делает.
   Навстречу отряду французов выехал на коне раджа в сопровождении небольшой свиты. Это был человек средних лет с иссиня-черной бородкой и намотанной на голову шелковой чалмой, в кольчуге и с дорогой саблей на боку. Он был красив и имел гордую осанку. Но Гардан, который рос в седле, сразу же увидел, что на лошади раджа сидит не очень уверенно.
   Военачальники поприветствовали друг друга. Капитан представил отряд, матросы приосанились, поправляя оружие и амуницию.
   Особенно восхитили раджу пушки. Лошади тяжело дышали, отдыхая от недолгой, но трудной дороги. Раджа заметил это и тут же распорядился выделить пушкарям еще четверку коней.
   После недолгой заминки вся рать двинулась по дороге, медленно втягиваясь в поля, извиваясь по дороге сверкающей чешуей копий.
   – Гарданка, ходи сюда! – крикнул Пьер, подзывая своего друга. – У нас теперь достаточно коней, так что садись на переднего – мы с тобой на славу прокатимся. И не так утомительно, а?
   – Это здорово, Петька, а как на это посмотрит капитан?
   – А что тут такого? До места нам еще топать и топать. Садись.
   Гардан с удовольствием ощутил под собой качающийся хребет коня. Он был маловат ростом, но все же конь! Кусок войлока и попона заменяли седло, но это мало его беспокоило. Он на коне!
   – Может, мне попроситься в конницу, как ты думаешь, Петька?
   – Вряд ли тебя отпустит капитан. Мы все же отдельный отряд.
   – Во всяком случае, можно раздобыть коня лично для себя и быть полезным отряду.
   – У нас ведь даже капитан без коня, а ты хочешь личного!
   – И то верно. Ладно, поглядим, как там будет дальше. А пока и так хорошо. Вон, на меня уже смотрят с недовольством.
   Капитан, шедший впереди отряда, подождал Гардана и, когда тот поравнялся с ним, спросил:
   – Гардан, ты что это пересел на коня?
   – Капитан, я же конник прирожденный! Дозволь и дальше так ехать. И друг мой рядом. На коне я тебе лучше служить стану.
   – Ты служишь не мне, а себе, но, так и быть, оставайся. Посмотрим, на что ты способен.
   – И вам надо бы коня, капитан, а то как-то неудобно. Командир, а идет на своих двоих!
   – Поглядим на это, и, может, я последую твоему совету.
   Неделя прошла в постоянном движении, и вскоре показались зеленые горы, маячившие на востоке. Дорога резко пошла вверх. Стали появляться ущелья и глубокие долины. Частые селения и городки остались позади, теперь за день можно было пройти не больше пяти деревень. Поля стали реже, населения явно поубавилось. Но обширные долины были заселены все еще довольно густо, и такое обилие народа удивляло наших друзей.
   – Сколько тут народа! – воскликнул Петька, обращаясь к Гардану, после того как они миновали огромное селение, растянувшееся на отлогих холмах и окруженное обширными полями риса, рощами орехов кэшью, черного перца и других тропических растений, которые кормят местное население. Подстриженные купы чайных плантаций раскинулись на склонах, все зеленело, набиралось зрелости, и везде копошились люди в белых одеждах.
   – И чего тут воевать?! Земли хватает, всего много, а они на войну смотрят, как на манну небесную.
   – Да это разве народ? Это раджи и прочие правители грызутся за свои права и владения. Народу это надо, как собаке пятая нога. Он только платит за войны, а получает палками по спинам. Кто сильный, тот и грабит его, а сильных всегда много на шее народа.
   – А ты заметил, как изменилось поведение нашего войска? Видно, неприятель недалеко, как ты думаешь?
   – Так и думаю. Скоро встретимся, наверное. Разведчики постоянно по округе шныряют. Утром одного поймали, слышал? Вроде лазутчик противника. Интересно, что узнали от него? Капитан знает, вот бы спросить.
   – Неудобно как-то.
   Однако вскоре стало известно, что войско противника находится в двух днях пути и движется навстречу. Стало быть, завтра можно было ожидать столкновения.
   Вечером у костров капитан обходил свой отряд и делился сведениями:
   – Раджа Урикатура, который захватил владения нашего нанимателя, намерен ударить на нас не позднее послезавтрашнего дня. Будем осторожны и постоянно начеку. Наша главная сила в пушках. Стрелять надо метко и быстро. К вам в помощь отряжается по десятку туземцев. Пусть носятся как одержимые.
   – А у противника есть пушки и мушкеты? – спросил Густав.
   – Пленный отрицает это, однако он может и врать. Зато есть четыре слона. А это большая сила и основная цель наших пушек. Густав, будь внимателен с наводкой. Все может решить один удачный залп.
   – Капитан, а конницы много у раджи? – подал голос и Гардан.
   – Не больше пятисот всадников. Так же как и у нас. Остальные пешие. Так что постарайтесь огнем пушек не подпускать их близко – могут массой задавить. И нам надо во что бы то ни стало посеять панику в рядах противника. Поэтому стрелять приказываю только по слонам. Тем более что это очень хорошие мишени.
   К вечеру следующего дня стало ясно, что встреча с противником неизбежна. Рати остановились в широкой долине, по дну которой протекал неширокий ручей.
   Уже при свете костров и факелов капитан вернулся от раджи, который собирал начальников для определения диспозиции. Капитан на коротком совещании распорядился приготовить позицию для пушек.
   – У ручья окопать пушки, вал насыпать и хотя бы фута на три поднять их. Тогда лучше будет определять цель и легче прицел наводить. Сейчас же и приступайте все вместе, а то выспаться не успеете. Наверняка утром начнется сражение. Мушкетеры будут недалеко. Их задача – сеять панику залпами.
   Часа четыре потребовалось отряду, чтобы вместе с помощниками из туземцев соорудить приличную позицию. Батарея оказалась высоко поднята и имела довольно неприступный вид. Крутые откосы насыпи исключали успешную атаку вражеской конницы, а пехоту легко будет сдержать огнем мушкетов.
   Ворочаясь на жесткой подстилке, Петька никак не мог заснуть. Мысли лихорадочно вертелись в его голове, сердце учащенно билось. Пот заливал его тело, он с ужасом думал, что завтра не сможет успешно вести огонь по неприятельским слонам и коннице. Смутные предчувствия тревожили душу. Ему казалось, что он струсит, и это сильно огорчало его, заставляло осторожно озираться по сторонам. Но никто не обращал на него внимания, и он заметил, что не только он один не может заснуть. Кое-кто тоже мучался бессонницей. Это немного утешило парня. Однако лишь незадолго до утра он немного задремал.
   Резкие звуки трубы заставили войско зашевелиться. В предутреннем тумане светились затухающие костры, которые тут же запылали ярким пламенем. Воины сели подкрепиться перед сражением.
   Стан противника светился такими же кострами, но их было заметно больше. У воинов это вызывало чувство неуверенности и страха. Чувствовалась нервозность и раздражительность.
   Капитан Эжен спокойно обходил своих матросов и уверенно напутствовал каждого. Видно было, что такое он проделывал всякий раз, когда наступали подобные минуты.
   Гардан сосредоточенно жевал мясо, в то время как Пьер неохотно и вяло мусолил кусок хлеба с луком. Аппетита явно недоставало.
   – Петька, – сказал сочувственно Гардан, – ты не больно-то думай о сражении. Ты же при пушке, а это будет далековато от самого главного. Не бойся! Я постараюсь далеко от тебя не отходить.
   – Да как-то муторно мне, Гарданка. Нехорошо на душе, противно.
   – Такое завсегда бывает у новичков. Я и то трясусь порой, прямо не могу дрожь утишить. Так что успокойся. Наверняка все будет кончено быстро. Капитан уверяет, что огонь наших пушек сделает свое дело.
   – Да уж очень сильное войско у противника. Как бы наши не побежали.
   – Все в руках Всевышнего, Петя, – серьезно ответил Гардан. – Будем молиться перед боем и уповать на Бога. Авось не покинет своими милостями.
   Брызнули лучи солнца. Воины покончили с едой и спешно строились на берегах ручья. Вдали, шагах в трехстах, то же самое делала рать противника.
   – Глянь-ка, Гарданка, слоны! – воскликнул с долей беспокойства Пьер.
   – Уже заметил. Вот твоя главная цель. Как ты с нею справишься, так и сражение пойдет. Плохо, что у них большое преимущество в коннице. Да и пехоты достаточно.
   К друзьям подошел Густав Руж. Поглядел внимательно, сказал:
   – Далековато для наших пушек, как ты считаешь, Пьер?
   Юноша с уважением поглядел на слонов, потом на Густава и молвил:
   – Что ж делать, Густав? Знать, так и будем палить. Авось сатана нас за руку не дернет.
   Ему было приятно, что опытный пушкарь так уважительно, как к взрослому, обратился к нему за советом.
   – Почти наверняка войско неприятеля придвинется к ручью, – заметил Гардан. – Тогда и дистанция сократится. Так что ждите момента.
   Густав с сомнением поглядел на Гардана, но ничего ему не ответил.
   Построение войск заканчивалось. Вдали маячили раджа со свитой, все на конях и в блестящих шлемах.
   Отряд капитана тоже облачился в доспехи, которые состояли из легких нагрудников и шлемов. Эжен всегда старался избежать лишних потерь. Многие пытались отказываться от доспехов, считая, что эти железки только мешают, однако капитан настаивал. Противиться ему люди не смели. И теперь маленький отряд поблескивал снаряжением, готовясь вступить в бой по первому знаку.


   Не прошло и часа после восхода солнца, как войско противника огласилось ревом возбужденных воинов, звуками труб и боем барабанов.
   Оно медленно двинулось к берегу ручья, конница с нарастающей скоростью устремилась на правый фланг, совершая глубокий обход с целью зайти в тыл или ударить по флангу.
   – Пушкари! – донеслось до Пьера из рядов матросов. – Ваша цель – слоны. Когда завершите это, переключайтесь на конницу. И получше гоняйте туземных помощников! Они могут дать деру, так что будьте начеку и пресекайте все попытки бежать. С Богом, братья!
   Петька бросился к пушке и лихорадочно стал наводить ствол на цель. Слоны находились несколько правее его позиции и были хорошо видны на фоне светлой массы пехоты. Их серые туши с башенками на спинах мерно колыхались. Из башенок выглядывали стрелки из луков. Погонщики неторопливо орудовали палками с железными пиками на конце. Бивни зверей горели начищенной бронзой. Слоны помахивали хоботами и смешно шевелили ушами.
   Петька беззвучно шевелил губами, то ли шепча молитву, то ли прося Бога помочь ему в этом страшном деле. Он волновался и никак не мог успокоиться. Темнокожие помощники боязливо поглядывали на него и пушку, ожидая ее скорого грохота.
   В десяти шагах левее возился с пушкой Густав. Он глянул в сторону Петьки, подмигнул и успокоительно мотнул головой. Петька почувствовал какое-то теплое чувство к этому хмурому человеку. Его подмигивание и кивок как-то сразу успокоили его. И хотя у горла парня сильно пульсировала артерия, тело его приобрело уверенность, а руки перестали дрожать.
   А войско неприятеля, пройдя пару сотен шагов, остановилось перед ручьем. До него было самое большее двести шагов. Петька уже хорошо определял расстояние и теперь быстро, но уже уверенно стал наводить ствол пушки на дальнюю пару слонов. Так они договорились с Густавом.
   Слоны стояли парами, почти вплотную и были хорошей мишенью. Петька тщательно наводил, учитывая и ветер, который освежал прохладой его разгоряченное лицо, и высоту расположения пушки.
   Он вопросительно глянул на Густава, и тот согласно кивнул, давая понять, что время наступило. По поведению войска было видно, что оно готово двинуться вброд через ручей.
   Петька взял фитиль у чернокожего помощника и вдавил его в затравник. Сверкнула короткая дымная вспышка, орудие грохнуло струей дыма, откатившись назад.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное