Юрий Волошин.

Пираты Марокко

(страница 4 из 34)

скачать книгу бесплатно

   С близкого расстояния залп почти полностью очистил палубу одной шебеки, где раненые матросы ползали в лужах крови, а живые метались в разные стороны в поисках спасения.
   – Все внимание на второй корабль! Подходи ближе! Усилить огонь! – Пьер уже несколько охрипшим голосом отдавал приказания, подгоняя пушкарей и мушкетеров.
   С марсов трещали выстрелы. Иногда оттуда падал убитый матрос, и в то же мгновение на его место лез другой.
   Купцы ободрились, усилили мушкетный огонь. Пират стал спешно уваливать в море, но Пьер заметил его маневр.
   – Капитан, не дать уйти пирату! Выправляй корабль! В погоню! Крикни купцам, чтобы захватили тот корабль, который не уходит, уже сами! Мы после подойдем.
   Пиратская шебека пыталась незаметно уйти, но это было невозможно. Купцы, видя, что опасность для них миновала, кричали радостно и победно. Пирата стали отсекать от моря, окружать, благо паруса у него были в клочьях, а матросов слишком мало, чтобы быстро совершать маневры.
   «Ивонна» легко догоняла пиратский корабль. Кричали в рупор, предлагая противнику сдаваться, но потребовался прицельный залп из мушкетов, чтобы паруса упали и судно легло в дрейф.
   Стало тихо, но в отдалении еще слышались редкие пушечные выстрелы. Видимо, адмирал еще сражался. Пьер прокричал в рупор ближайшему судну, что должен идти на помощь адмиралу, и приказал высадить на пиратскую шебеку своих людей, захватить пленных и считать двадцать процентов добычи своей.
   – Капитан, ставь все паруса, команду на весла и гони в хвост нашего строя. Адмиралу, видимо, не очень сладко там приходится.
   – Сударь, мы свое дело уже сделали, – робко попробовал было тот возразить, но в глазах Пьера увидел такое осуждение, что сразу перестал настаивать.


   Тесная каюта освещалась несколькими свечами в бронзовых тяжелых канделябрах и парой корабельных фонарей. Стол, покрытый сукном, окружали скамьи, за ним стояло кресло, на котором восседал адмирал Фошуа с перевязью на руке. Он был бледен, видимо рана давала о себе знать. Вокруг стола сидели капитаны конвойных кораблей и некоторых из купеческих судов. Проходило совещание, обсуждались результаты атаки пиратов на караван.
   Филипп Фошуа, мужчина лет сорока пяти, с начинающими седеть висками, с бородкой клинышком и торчащими кверху усами, выглядел усталым и несколько раздраженным.
   Было душно, хотя окна были открыты и с моря врывался ветерок, который не мог полностью освежить комнаты. Никому не нравилось это совещание, всем и так было все ясно. Но адмирал считал своим долгом подвести итог всего случившегося.
   – Господа, – произнес адмирал, уставившись в одну точку немигающим взглядом. – Обменяемся мнениями по поводу попыток алжирских пиратов захватить наш караван.
   – Мой адмирал, – подал голос капитан конвойного корабля «Святой Варлаам» Поль Шапюзо. – Вы ранены, и, может быть, стоит отложить это до вашего выздоровления или до прибытия на Кипр?
   – Нет, мой друг.
На Кипре мы будем в разных портах, а откладывать это никак нельзя. Слишком опасным было положение, чтобы не послушать мнения капитанов. Я думаю, что мы совершили ряд ошибок, и мой долг избегать их в дальнейшем. Прошу, господа, высказывать свои мнения.
   Молчание было ответом на столь чопорное начало. Капитаны мялись, поглядывая друг на друга. Наконец самый молодой из офицеров флагманского судна Мишель Бонривож, высокий стройный человек с щегольскими усами и с длинными волосами до плеч, завитыми в крупные кольца, произнес:
   – Адмирал, я могу только сказать, что наши люди дрались отчаянно и покрыли себя славой. Мы отстояли караван, а это лучшая аттестация.
   – Однако потери наши уж слишком велики, господа. Что-то мы не учли. Кстати, вы подсчитали эти самые потери? Кто прольет свет на это?
   Адмирал слегка повернул голову, отыскивая среди присутствующих ответчика. Нашел, уставился в него немигающим оком.
   Немолодой офицер встал, прочистил кашлем горло и ответил:
   – Мой адмирал, наши потери составляют восемьдесят девять человек убитыми и сто один ранеными. Некоторые суда нуждаются в серьезном ремонте, который никак нельзя произвести до прибытия на Кипр, в открытом море.
   – Гм, – неопределенно произнес мессир Фошуа. – А не могли бы вы нас просветить относительно потерь по каждому судну, особенно это касается конвойных кораблей. У вас есть такие сведения?
   – Есть, мой адмирал. Позвольте найти списки, – офицер покопался в папке, достал бумагу, просмотрел ее, сказал: – Флагман «Марсель» потерял тридцать семь убитыми, «Святой Варлаам» потерял тридцать четыре человека, и «Ивонна» имеет потери в количестве десяти убитых. Оставшиеся восемь убитых на счету купеческих судов. Раненых на конвойных кораблях раза в два больше, чем убитых.
   Офицер сел. Молчание затягивалось, наконец адмирал прервал его, спросив Пьера скрипучим голосом:
   – Капитан Блан, чем вы можете объяснить столь малые потери на своем судне. Поведайте нам, если это не секрет.
   Пьер встал, волнение отразилось на его простоватом лице. Однако он тут же успокоился и сказал:
   – Мессир, я не так богат, чтобы платить пенсии вдовам погибших матросов. Потому должен был думать, как уменьшить потери в бою.
   – Вы хотите сказать, что мы не печемся о своих матросах? – В голосе адмирала послышались недовольные нотки, а некоторые офицеры неодобрительно глянули на Пьера.
   – Ни в коем случае я не хотел принизить ваши возвышенные помыслы, мой адмирал. Просто я считаю, что матросы нам нужны не для того, чтобы их хоронить, а для плавания и боя. Потому я обеспечиваю в бою такой маневр, который наилучшим способом мог бы уберечь жизни людей, сохранив таким образом боеспособность моего судна.
   – Интересно, но слишком туманно. Не могли бы вы, мессир Блан, подробнее осветить нам эти свои мероприятия.
   – Прежде всего, я полностью рассчитываю на успех артиллерийских ударов по врагу с дальней дистанции, пока не завязалась мушкетная перестрелка. Затем я численным превосходством и точностью мушкетного огня подавляю огневую силу противника. Все это при постоянном маневре парусами с тем, чтобы избежать, по возможности, ответного удара, постоянно нанося свои.
   – Каким же образом вы усиливаете свою огневую мощь? – спросил офицер «Святого Варлаама».
   – На судне каждый матрос имеет под рукой три мушкета, не считая арбалета. К тому же у каждого есть пистолет. Пушки стреляют только картечью, на поражение живой силы. Огонь противника резко ослабевает, в результате собственные потери ничтожны и остается достаточно сил для абордажного боя. В результате мы захватили три шебеки и сорок с лишним невредимых арабов.
   – Мессир адмирал, позвольте мне сказать свое слово? – подал голос капитан одного из купцов Жан Тентон, сухой жилистый мужчина с длинной седеющей бородой.
   – Слушаем вас, капитан, – отозвался адмирал.
   – Я был свидетелем всех событий, произошедших в середине каравана. Нас атаковали три шебеки, полные пиратов. Они решили расколоть караван и захватить его по частям. Мы были охвачены паникой, понимая, что в ваше отсутствие нам с ними не справиться. Однако остался наш уважаемый мессир Блан, который своими нестандартными решениями не только защитил караван, но еще и захватил все три шебеки пиратов. Он постоянно руководил и нашими действиями, что в значительной степени способствовало успеху дела, адмирал. Я восхищен действиями молодого капитана. Да он, как я и сам видел, бросился к вам на помощь, предоставив нам добивать и захватывать уже обессиленного противника.
   – Стало быть, не все три корабля он захватил?
   – Его люди высаживались только на один, адмирал. Но и два других пиратских судна после огня «Ивонны» уже не могли сопротивляться, а капитан Блан поспешил к вам на помощь. Думаю, что он и вам достаточно помог.
   – Да, кое-что сделал, – буркнул недовольным тоном адмирал. – Но он в самом начале боя не выполнил моего приказа следовать за мной, господа, а это уже преступление. Вот почему у нас такие большие потери. Нет дисциплины среди присутствующих.
   – Но, адмирал… – начал было Жан, но тот прервал его:
   – Приказ на войне должен быть выполнен любой ценой. Иначе будет анархия и гибель! Надеюсь, это все понимают? А что касается вас, мессир Блан, то я подписал приказ об отстранении вас от командования кораблем охраны!
   – Благодарю вас, сударь, но я и так не капитан. У нас на судне капитан Николо Сарьет. Вы это должны были хорошо знать. Вот он сидит рядом.
   Адмирал изменился в лице, побагровел, но сдержал нахлынувший гнев, засопел и выдавил из себя:
   – Раз так, то тогда весь спрос с мессира Сарьета.
   Молчание было долгим. Наконец прозвучал голос Сарьета, что вызвало немалое удивление присутствующих:
   – Мессир адмирал, должен заявить, что действия мессира Блана дали нам не только возможность одержать победу, но и вас выручить из безвыходного положения, в котором вы оказались по собственной воле.
   – Что это значит, Сарьет? – вскричал адмирал. – Как смеете вы такое говорить? Вы понимаете, с кем говорите?
   – Я говорю с человеком, который не стоит и мизинца мессира Блана, – с вызовом ответил капитан и демонстративно сел.
   – Я… я… вы… Вон отсюда! Я лишаю вас права находиться в караване! Немедленно исчезните! Я… – он сморщился от боли, лицо побледнело, разом потеряв красную окраску. Некоторые из присутствующих вскочили, готовые помочь адмиралу.
   – Пойдем, капитан, – спокойно сказал Пьер. – Прощайте, господа. Мы с готовностью выполним ваш приказ, адмирал. На этот раз мы будем дисциплинированны.
   Пьер с капитаном вышли на свежий воздух, оглядели дрейфующий караван, улыбнулись друг другу и начали спускаться по трапу в свою шлюпку.
   – Капитан, оповести мои суда об изменении диспозиции. Как будем готовы, тотчас идем своим курсом.
   – Слушаю, сударь. Об этом не беспокойтесь. Позвольте спросить?
   – Валяй, капитан. Спрашивай.
   – Где вы научились так сражаться? Ходят смутные слухи, что вы будто были пиратом в Индии. Может, врут?
   – Все верно, капитан. Служил я у одного замечательного человека. Он стал мне другом и очень многому научил. Да, мы пиратствовали помаленьку, но никогда не делали глупостей, как этот надутый индюк. Говорят, есть такая красивая и вкусная птица в Новом Свете.
   – Не видел, но слышал. Так что вам не в диковинку повадки пиратов, мессир?
   – Так ведь и пираты бывают разные. У каждого свои повадки, и не всегда можно их распознать. Надо всегда мыслить по обстановке, а не по шаблону, как наш адмирал.
   Капитан Сарьет поглядел на молодого человека, в его взгляде было и удивление, и восхищение, и даже зависть.
   Неделю спустя маленький караван входил в воды Кипра. Справа показались неясные очертания мыса Гата, и можно было уже считать, что путешествие закончилось благополучно. Однако и в этих водах христианские корабли частенько подвергались нападениям турецких и африканских пиратов.
   При противных ветрах пришлось четыре дня добираться до Фамагусты.
   Мощные бастионы встретили моряков грозными бойницами, шпили готических церквей и минаретов вонзались в небо, уже жаркое не по-весеннему. Десятки всевозможных лодок и малых судов пестрели у причалов.
   С бастиона показался дымок пушечного выстрела. Спрашивали, кто заявился. С «Ивонны» грохнул ответный выстрел, взмыл стяг Франции, и суда стали медленно втягиваться в бухту, готовясь принять турецкого чиновника, который уже спешил к ним на шестивесельной шлюпке.
   В Фамагусте Пьер встретился с греком, через которого переписывался с Гарданом, и, к своему изумлению, обнаружил у него письмо от друга. Грек извинялся, говорил, что никак не мог найти достойной оказии, чтобы переслать это письмо в Марсель. Пьер успокоил его и одарил десятью золотыми дукатами.
   По прошествии месяца товары были распроданы, сделки оказались выгодными. Еще две недели ушли на погрузку закупленных товаров и их погрузку. И вот маленькая флотилия подняла якоря, и берега Кипра стали таять в знойной дымке. Знойный южный ветер нес с берегов Африки раскаленное дыхание пустынь.
   – Вот бы теперь нам посчастливилось, дал бы Господь благополучно добраться до Марселя, – мечтательно проговорил Пьер, вспоминая Ивонну, детей, дом.
   – Да, откровенно говоря, – ответил Фома, – мне тоже надоело в море. Скорее бы домой. Даже самому странно, что так быстро прошло желание плавать.
   – У меня оно не прошло, но охота побыстрее увидеть Ивонну, сына, дочь. Какие они стали? Наверное, загорели до черноты, особенно Эжен, – мечтательная улыбка заиграла на лице Пьера.
   – Бог даст, скоро прибудем на место, Петя.
   – Если благополучно завершится путешествие – построю часовню в Марселе или Тулоне. Это мой обет, Фома.
   Месяц спустя суда зашли на Мальту, где предстояло совершить несколько сделок. До Марселя оставалась почти половина пути. На Мальте долго ждали попутного ветра, и лишь к августу удалось выйти в море.
   Начиналась самая опасная часть всего пути. Тут постоянно надо было быть готовыми к встрече с алжирскими пиратами.
   Используя попутный свежий ветер, три судна торопливо бежали на север. Матросы тоже с вожделением поглядывали на север – им надоело море, хотелось понежиться в кругу семьи, истратить заработанное, привезти подарки детям.
   – Слева по борту парус! – крик марсового всполошил людей. Две большие шебеки, вспенивая волны двенадцатью парами весел каждая, неслись им наперерез с явным намерением захватить.
   – Вот дьявол! – выругался Пьер. – Стало быть, не избежать столкновения.
   – Может, попытаться уйти? – с надеждой в голосе спросил капитан.
   – Не получится, Сарьет. Мои корабли слишком тяжело нагружены. Однако рано унывать, капитан. Их всего-то две шебеки, а у нас целых три судна, да к тому же уже обстрелянных. Будем биться, капитан.
   Пьер внимательно присматривался к пиратам, оценивал их и прокручивал в голове возможные действия. Матросы уже знали, что стычки не миновать, и сноровисто делали свое дело. Грузовые суда подтягивались ближе и тоже готовились к бою. На Кипре Пьер усилил вооружение своих судов пушками и мушкетами, так что захватить их будет трудновато.
   Корабли быстро сближались. Арабы, а их на обеих шебеках было приблизительно около полутора сотен, облепили снасти и фальшборты своих судов, кричали и скалили рожи в предвкушении добычи.
   – Пушек у них, как всегда, маловато, – заметил Пьер, отрывая глаз от зрительной трубы.
   – Гляди, Пьер, они хотят нас охватить с двух сторон, – сказал Фома, указывая на маневр пиратов.
   – Пусть так и будет, Фома. Мы их с двух бортов одновременно шарахнем. Капитан, дай сигнал нашим кораблям бить картечью с близкого расстояния. И плотнее мушкетный огонь.
   – Капитан, сигналят лечь в дрейф! – оповестил марсовый.
   – Выполняй, капитан, – сказал Пьер.
   – Как же так, мессир? – взволнованно спросил Сарьет.
   – Пусть они делают свое дело, а мы будем делать свое. Ложись в дрейф.
   Паруса быстро спустили, суда приостановили ход, а пираты уже были не далее как в двухстах саженях. Их крики уже доносились до матросов, которые залегли за укрепленным фальшбортом, приготовив мушкеты и арбалеты. Пушкари прятали тлеющие фитили, стараясь ввести пиратов в заблуждение.
   Суда Пьера стояли почти неподвижно, сгрудившись очень близко одно к другому. Пьер сказал:
   – Капитан, как только мы сделаем первый залп, гребцы должны тут же вывести шебеку вперед. Это даст возможность другим кораблям произвести свои залпы, что может довершить дело. Мы же бросимся из-за носа дальнего корабля на противника и ударим левым бортом по его корме. Уяснил маневр?
   Когда до пиратов оставалось уже чуть меньше ста саженей, Пьер приказал дать залп. Шебека качнулась от отдачи, окуталась дымом, а гребцы уже налегли на весла. Мушкетная трескотня накрыла море. Матросы едва успевали прицеливаться. Пираты были явно обескуражены.
   Алжирцы даже не успели сделать залп из пушек и теперь торопились наверстать упущенное, но их опередили залпы грузовых кораблей.
   «Ивонна» вылетела под самой кормой второй пиратской шебеки, ее борт опять окутался дымом. Картечь врезалась в толпы арабов, кроша все на своем пути. Потом в ход пошли арбалеты. «Ивонна» шла по инерции – ее гребцы поспешно схватились за оружие.
   – Бомбы швыряй! – кричал Пьер, видя, что суда сблизились уже достаточно.
   Полетело несколько бомб, на баке пиратской шебеки вспыхнул пожар. Парус мгновенно воспламенился, и арабы стали прыгать в воду. Брошенные весла ломались со страшным треском.
   – Пьер, – голос Фомы зазвучал тревожно, и Пьер оглянулся. – Гляди, там купцов одолевают!
   Пираты с шедшего первым судна, не смущаясь большими потерями, уже лезли на абордаж одного из торговых кораблей. Там шла рукопашная. Пьер сразу понял, что немногочисленная команда французов не устоит под натиском озверевших арабов. Схватив рупор, он прокричал сквозь трескотню мушкетов:
   – Спускай шлюпки! Бросайтесь на помощь! Спешите!
   – Пьер, можно я со своими ребятами в одной шлюпке помогу им? – это Фома подскочил к Пьеру со своим предложением. – Вы тут и сами управитесь.
   – Давай! Да быстрее, а то наши остолопы едва держатся. Сопли распустили, канальи!
   В считанные минуты шлюпка была спущена, гребцы навалились на весла. Пролететь сто саженей не составило труда. Два десятка матросов мигом вскарабкались по трапам на палубу – и как раз вовремя.
   Арабы уже оттеснили матросов к корме, но удар людей Фомы был столь неожиданным и мощным, что пираты тут же пустились наутек. Но Фома со своими ребятами рубили и кололи вовсю и на их плечах ворвались на пиратский корабль.
   Два десятка уцелевших пока, уставших и панически настроенных арабов бились уже вяло и вскоре стали сдаваться. Некоторые прыгали в море и там тонули после пары минут отчаянной борьбы со стихией.
   В это время Пьер не собирался идти на абордаж своего противника. Он расстреливал пиратов непрерывным огнем в упор из мушкетов и даже пистолетов. Те едва отвечали, несли большие потери.
   – Мессир, они уходят! – прокричал капитан.
   Пьер и сам видел, что сопротивление пиратов ослабло и паруса ставят едва держащиеся на ногах матросы. Однако недавний пожар не давал им никаких шансов на успех.
   – Капитан, ставь паруса, не дадим им уйти. Добыча уже в наших руках! Догнать их и расстрелять! Или дай сигнал к сдаче. Сдавшихся пощадим. Они нам еще пригодятся.
   Не прошло и десяти минут, как арабы побросали оружие и подняли руки вверх. Выстрелы затихли, слышались только возбужденные голоса победителей.
   – Неужели мы отбились, мессир? – сияя восторженными глазами, спросил Сарьет, подходя тяжелой походкой к Пьеру.
   – Не просто отбились, капитан, а победили, да еще и отличные призы захватили!
   – Даже не верится, мессир! Но вы ранены?
   – Чепуха! Щепкой прорвало кожу на плече. Заживет, как на собаке! Как с потерями?
   – Еще не знаю, мессир, но думаю, что не очень много. Скоро подсчитаем. А пока займусь призами.
   – Работай, капитан, а я немного займусь собой – надо перевязаться.
   Уже на закате все было готово к продолжению пути. Палубы очищены, мертвецы брошены в море, раненые перевязаны, пленные закованы в цепи и затолканы в трюмы. Было освобождено три десятка гребцов-христиан, и среди них Пьер неожиданно обнаружил четверых русских.
   – Откуда вы, ребята? – спросил он ошалевших от неожиданной свободы изнеможденных гребцов.
   – А ты никак нашенский? Сам-то откуда тут оказался? Вроде пан, а?
   – Я из Новгорода, а вы-то откуда будете?
   – Да из разных мест, пан, – ответил невысокий плотный детина с косматой головой и бородой. – Я с Галичины, слыхал небось?
   – Не приходилось. Я пацаном еще из Новгорода от царя Ивана утек. А остальные?
   – Из Путивля, из Рязани, а этот из курских. Соловей!
   – Не ожидал русаков встретить тут, – сказал Пьер. – Теперь будете до своих пробираться. Вот обрадуете родных-то!
   – Легко сказать, пан! А на какие шиши нам добираться?
   – Ну, это дело поправимое, верно я говорю, Фома? Гляди, нашенские тут оказались! Я отвыкнуть уже успел от своих. – И, обращаясь к бывшим рабам, добавил: – Каждому дам по десять золотых, одежду, обувь и на дорогу харчи. А там сами кумекайте, как путь держать вам.
   – Да благословит тебя Бог, пан! – отвечал все тот же мужик, явно самый словоохотливый из всей четверки.
   – Отдыхайте, устраивайтесь, помойтесь и поешьте. А я занят.
   – Спасибочки тебе, пан! Век помнить будем!


   В жарком мареве исчезли желтоватые берега Сардинии. Еще с неделю пути, и Марсель раскроет свои объятия. Нетерпение будоражило Пьера, заставляя его нервно вышагивать по палубе, нетерпеливо поглядывать на север, где ждала его семья, столь дорогая и желанная.
   – Господи, как же мне хочется ускорить ход судов, Фома, дорогой! – восклицал уже в который раз Пьер. Фома ухмылялся в усы, тоже стараясь хоть мысленно заглянуть в чужой дом, где его никто не ждал, но который так притягивал его. Он тоже горел нетерпением, но старался этого не показывать. Это ему было легко, так как Пьер был всецело погружен в свои мысли о скорой встрече с родными.
   И когда марсовый возвестил, что слева по борту появились паруса, Пьер воспринял это спокойно. Мало ли ходит тут кораблей разных стран?
   Однако прошел час, и марсовый уже тревожным голосом закричал:
   – Капитан, сдается мне, что это опять пираты! Уж очень явно они стремятся сблизиться с нами! Четыре судна откровенно преследуют нас!
   – Мессир, – обратился капитан к Пьеру. – Думаю, что это серьезно. Поглядите внимательно, мессир.
   Пьер впился глазом в окуляр зрительной трубы и тут же срывающимся от волнения голосом заорал:
   – Готовьтесь к бою. Пираты за кормой! Всем по местам!
   «Ивонна» шла последней, грузовые суда и две призовые шебеки с бывшими рабами ушли далеко вперед. Пьер немного подумал.
   – Что будем делать, капитан? Уж очень не хочется ввязываться в драку у самого порога собственного дома.
   – Думаю, что есть еще возможность уйти. Наши все-таки впереди, у них есть время, «Ивонна» ходок прекрасный. Можно попробовать.
   – Хорошо бы, но корабли слишком тяжелы, а ветер не настолько крепок, чтобы позволить им уйти от преследования.
   – Так что же предпринять, мессир?
   – Полагаю, что наши корабли пусть спешат в порт – об этом их надо немедленно оповестить сигналами. Мы же пойдем навстречу противнику и отвлечем пиратов на себя. Иначе все можем погибнуть.
   – Но что мы сможем сделать одни против четырех пиратских кораблей?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное