Юрий Погуляй.

Именем Горна

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Взять его! – заорал офицер.

Ладомар сипло выругался и вскочил на ноги. Усмиец уже схлопотал первую стрелу, споткнулся на бегу, получил меж лопаток вторую и рухнул на камни. Когда паладин добрался до неудавшегося убийцы, то еще живой раб Подземного зло ощерился и попытался встать. Но опоздал.

Сила Горна вырвалась наружу, и Ладомар привычно произнес слова изгнания, а затем, на всякий случай, пронзил мертвеца клинком и мрачно посмотрел на поле. Теперь ведь и в ниранский гарнизон ехать придется.

– Слава Халду – цел, – на стене появился уже знакомый офицер. Сейчас он вел себя не так самодовольно как раньше. Занервничал. – Патрулей сегодня не отсылали, сейчас соберутся все – я вас прикрою, если вдруг еще какой ухарь найдется. Мне очень жаль, паладин, что так вышло…

Куда только делось прежнее высокомерие? Неужели вспомнилось, что в Халдии делают с теми, кто покрывает слуг Подземного?

– В роду знать была? – поинтересовался у него Ладомар. Вопрос не праздный. Благородных соратников Усмия в Халдии сажали на кол, или сжигали на костре. Простолюдинов обычно вешали, без шума и пыли.

Офицер побледнел, но промолчал.

– Значит была, – хмыкнул паладин.

– Солдаты построены, сир, – глухо произнес халдиец.


Больше усмийцев в гарнизоне не нашлось, что несказанно обрадовало начальника форта, но оставило равнодушным паладина. Факт есть факт. Два гарнизона, и в каждом были слуги Подземного. Есть о чем задуматься. Попрощавшись с подавленными халдийцами, Ладомар вернулся к спутникам.

– В Ниран? – обречено поинтересовался знаменосец.

– Увы… – кивнул ему паладин. Он уже знал, что там найдет.

И не ошибся.


Новоявленный командир ниранского гарнизона долго лопотал высокопарные речи, стараясь не глядеть на труп бывшего начальника. Ладомар отстранено кивал, вглядываясь в ошеломленные лица собравшихся у ворот солдат, и размышляя о том, как быть дальше. В крепости Нирана, как и в зуррагском форте, нашлось двое усмийцев. Такое скопление слуг Подземного в одном районе лишь подтверждали подозрения паладина. Внедрение рабов Усмия в гарнизоны являлось ничем иным как подготовкой плацдарма. Зловещая Империя готовилась к новому прыжку. Еще несколько лет назад ее владения были только на удаленном от всего мира полуострове Клык. Сейчас же под пятой Мереана находился весь берег Сердца. Да и на северной стороне Долгого залива вовсю цвели черные розы Агона, мрачного владыки новой Империи.

Да, все сходится. Совсем недавно прошел слух что и царство Хинн «добровольно» присоединилось к Мереану.

Молодой ниранец воодушевился, приняв отстраненный кивок на свой счет, и залился соловьем, прославляя Небесного Горна. Немудрено, смерть начальника дало ему неплохое повышение по службе. Если еще и высшее начальство ему замену не пришлет – то старт карьере дан. Для юнца Ладомар оказался благодетелем.

Не слушая хвалебное пение, паладин с тоской понимал, что в Зурраг путь ему заказан. О неприятном открытии необходимо было сообщить в Орден, а в неприветливой стране нет ни единой его ставки.

В Халдию неизвестному никому Ладомару ехать рискованно. Между надвигающейся империей и двумя не освященными благодатью Горна королевствами остается только небольшой, гордый Кроней, но и тот готовится к войне, а оторванность его святых воинов от остального мира на руку не сыграет. Значит надо возвращаться в Ниран и бить тревогу.

– Да хранит вас Небесный Горн, – буркнул Ладомар, вскочил на коня и покинул форт, не обращая внимания на застывшего в изумлении командира ниранцев. Да, может быть, невежливо, но дело важнее нелепых ритуалов.

Зуррагские всадники с недоумением последовали за направившимся вглубь чужой страны паладином, и Ладомар с едва скрываемым раздражением остановился.

– Господин? – удивленно поинтересовался знаменосец, поправил древко и вопросительно поднял брови.

– Мне надо в Ниран, вы свободны, – произнес святой воин, слегка кивнул головой и позабыл по спутников.


Когда конь паладина исчез из видимости, молодой зуррагский всадник повернулся к старшему и сквозь зубы процедил:

– Каков с-с-скот, а? Мы, видите ли, свободны.

Знаменосец, соглашаясь, покачал головой. Не такими он представлял себе воинов Ордена, совсем не такими.

– Ну, с работой он справился, – неохотно произнес третий всадник. – Но, конечно, неприятный человечишка. Как его звать-то?

Старший нахмурился, вспоминая, затем неуверенно усмехнулся:

– Глупое имя какое-то. На «м» вроде бы… У начальника спросим.


Нуфер имени паладина тоже не вспомнил, хотя не согласился со знаменосцем. Имя точно не начиналось на «м», а скорее всего первой должна идти «д». Десятник с авторитетным видом сообщил, что точно помнит начало «На», а вот дальше – из головы вылетело. А вскоре о паладине и вовсе забыли: закрутили да завертели дела солдатские.


Ладомар гнал коня на восток, по ниранскому тракту, думая о вещах далеких от цели путешествия. В голове паладина крутилась противная, но привычная мыслишка. Что если старый отшельник имел в виду не Кроней, не Зурраг, не Мереан?..

Что если Элинда в Анхоре?

На Агона, Великую Войну и слуг Усмия ему было глубоко плевать. Пока стучат копыта коня, да проплывают мимо сырые, черные леса Нирана, все происходящее в мире теряет смысл.

Глава вторая

Заброшенная штольня объявилась лишь на второй день пути. Забравшись на холм, Эйдор с радостью обнаружил вдали снежные крыши домов и дымки из печных труб. Штольня красовалась еще западнее, черный зев виднелся даже отсюда. Добрался, наконец. Молодой, длинноволосый пилигрим радостно улыбнулся.

Окинув взглядом раскинувшуюся перед ним зимнюю долину, испещренную навесными мостами, странник приблизительно определился с дальнейшим маршрутом. Стохолмье свое название оправдывало, хотя наперекор географам Анхора юноша считал местные «холмы» небольшими горами. Конечно, до Челюсти Подземных им далеко, но и здесь можно было найти роковую расщелину…

Поправив дорожный мешок, Эйдор осторожно заскользил вниз, к намеченному мосту. Лыжни тут тоже не оказалось, но и снег, слава Братству, был слежавшийся, несложный. Великолепные места, зима их красит: снег чистый, белый, хотя и видны звериные тропки. Покрытые сверкающим инеем ветви деревьев, могучие ели в ослепительных шапках. Наслаждаясь легким, не жгущим кожу ветерком, Эйдор с улыбкой скользил к переправе. Тут давно людей не было, глухие места. Чем же не угодила местным жителям восточная окраина? Впрочем, путей тут множество, может быть, этот просто неудобен?

У обрыва молодой странник остановился, изучая резную фигуру у входа на мост. Деревянный лучник, устало склонивший голову, но по-прежнему готовый к неведомому сражению. Натянутый лук в искусно исполненных руках, оказался настоящим. Коснувшись своего лба, Эйдор слегка поклонился идолу. Одинокий Стрелок, хранитель Стохолмья.

Отдав почести изображению Поставленного, юноша перевел взгляд на мост. Надежный, заботливо ухоженный руками местных жителей. Виднелись свежие доски, установленные взамен подгнившим. Да и цепи не внушали подозрения. Значит, кто-то здесь все-таки бывает, следит за переправой.

Сняв лыжи и закинув их на плечо, Эйдор ступил на первую доску. Слегка поскрипывает, но ничего страшного, если бы трещала – тогда да, стоило бы и остеречься.

Придерживаясь за натянутую вдоль переправы цепь, холодящую ладонь даже через добротные варежки, парень аккуратно зашагал на ту сторону обрыва. Вниз он старательно не смотрел, зная, что тогда идти будет страшнее. Расщелины здесь достигали нескольких сотен футов.

На середине пути мост уже вовсю качался под ногами путника, и, стараясь не попадать в такт забавной пляски, Эйдор еще сильнее вцепился в цепь. Лыжи небольно постукивали по плечу, отбивая ритм перехода, но неудобств не доставляли. Однако лишь на той стороне юноша почувствовал себя спокойно, и вновь приложил руку ко лбу, обнаружив уже знакомого деревянного лучника. Только потом он обернулся и поглядел на дно расщелины. Закованная в лед речушка, с редкими проталинами, петляющая меж укутанных снегом валунов, заставила путника восхищенно цокнуть языком. Нет, не зря он отправился в путешествие, не зря – столько красивых мест!

Неторопливо нацепив лыжи, Эйдор поспешил дальше. Оставалось еще три переправы до поселка. Такого близкого и такого далекого одновременно.


Недалеко от деревеньки, подле последнего моста, нашлась лыжня, на которую Эйдор ступил с нескрываемым удовольствием. Проторенные дорожки он всегда любил, а эта очень быстро вывела его к селению. На окраине поселка юноша остановился и задрал голову, оглядывая возвышающуюся над деревней гору. Штольня там, а значит, цель близка.

Эйдор не мог не отметить царящую над дворами уютную тишину. Сразу захотелось сдернуть лыжи и пройтись по хрустящему снегу через все село. А была бы здесь своя изба – то шагнуть на родное крыльцо, заботливо расчистить его от зимы, открыть дверь и ощутить дуновение сырости. Не мерзкой, чужой, опасной, а той, что пахнет детством и новыми свершениями.

Улыбнувшись, юноша зашагал по деревенской улочке, отыскивая взглядом трактир, который обнаружилась в центре поселка, да и тот отличался от прочих домов только вывеской, на которой красовалась резная кружка с пенистым пивом.

Ступив на крыльцо и отряхнув сапоги, Эйдор потянул кольцо на себя и с восторгом втянул в себя вырвавшийся на улицу теплый, вкусно пахнущий воздух.

– Здравствуйте! – странник шагнул внутрь.

За одним из столов уютно играли в карты трое мужчин в меховых куртках. Зимой в деревне работы много меньше, чем в иное время года. Посему можно и отдохнуть. Эйдор представил, что живет в избе на краю села, и после полудня каждый день идет в трактир поиграть со старыми друзьями. Наверное, это невыносимо скучно…

– Здравствуйте! – повторил он.

Один из мужчин поднял голову, улыбнулся, обнажив неровные зубы, и вернулся к игре. Его товарищи молчали, сосредоточенно изучая доставшиеся им карты.

Из подсобного помещения почти выкатился упитанный хозяин трактира, и, близоруко щурясь, да вытирая руки о серый передник, радостно затараторил:

– О как! Гхости! Проходите, присаживайтесь! Есть что будете? Может, комната нужна? Откуда идете? Какими судьбами в Стохолмье?

Ошалев от невероятного потока вопросов, Эйдор едва нашелся:

– Хотелось бы горячего чего-нибудь, добрый хозяин!

– Ну не холодцом же потчевать, – живо всплеснул руками толстячок. – Гумми же не дурак! Зима ж! Значит картошечки отваренной, да эля горячего кружечку, так? Есть рыба, могу и уху по велению!

– Нет, рыбы не надо, – Эйдор прислонил лыжи к стенке и расстегнул тулуп. – Неси, хозяин.

Усевшись за стол, парень оглядел помещение. Украшений мало, но не из-за жадности, а для создания еще большего уюта. На стене, у двери, висела чучельная голова медведя, в глубине зала потрескивал камин, у которого расположилось два деревянных кресла. Приятное место, в очередной раз отметил для себя Эйдор и, наконец, распустил волосы. Во время путешествия они ему только мешали и потому юноша постоянно собирал их в хвост, отчего к концу дня кожа на голове начинала болеть. Состригать же густые, светлые, вьющиеся волосы, которым позавидовала б любая красавица, молодой странник не хотел.

Горячий эль принесла полная, молодая служанка, озорно улыбнулась, поставила глиняную кружку на чистый стол и направилась к игрокам. Те, нахмурившись, смотрели на карточный расклад и вполголоса спорили:

– Слепой Колдун бьет Пехотинца! – бурчал тот, кто кивнул Эйдору при входе.

– Да пусть бьет, дурья твоя башка, но не в этот раз – добродушно говорил плечистый игрок с пышной, рыжей шевелюрой. – Ты видишь, чта Мертвые Псы выложены?

– Псы защищают Пехотинца только на третьем круге, – не соглашался первый.

– А у нас, кстати, какой? – вдруг вмешался третий, лысеющий уже мужчина с усталым, бледным лицом. Юноше показалось, будто он только проснулся.

– Да третий же, завали тебя штольня! – возмутился рыжий.

– Какой третий, когда четвертый? Сейчас Псы не защищают! – ткнул в карты первый.

– Да иди ты, – удивился рыжий.

Карточную игру «Храм», славящуюся своими сложными правилами, Эйдор никогда не понимал, но послушать игроков любил. Он словно переносился в другой мир, где это сражения шли взаправду. Где идет по полю Слепой Колдун, а вместо глаз у него кровавые раны, но они ничуть не делают его слабее. Вот навстречу волшебнику выходит рослый Пехотинец в бело-золотых доспехах Гвардии Братства, а вокруг воина снуют мертвые собаки. Дух захватывает!

Пригубив эль, юноша с наслаждением прикрыл глаза. Потрясающе!

Картошку хозяин принес сам, поставил исходящее паром блюдо перед гостем и сел напротив, заинтересованно оглядывая Эйдора.

– Гумми меня звать! Нечасто гости к нам захаживают!

– Эйдор, – представился юноша и с жадностью принялся за еду.

– Ничего, что отвлекаю? – озаботился толстячок.

Эйдор лишь мотнул головой, мол, нет, все в порядке.

– Так комната-то нужна? – трактирщик походил на заботливого деда, таким взором он смотрел на кушающего гостя, что странник едва сдержал умиленную улыбку. – Хорошая, с видом красивым. И теплая! Возьму немного, сущие пустяки, а не деньги-то! Каких-то два братиска!

– Скорее всего нужна, похолодало! – с набитым ртом ответил Эйдор.

– Так-то оно так, да ведь и весна уже не за горами. Скоро солнышко пригреет, речушки вскроются! Но у нас не замерзнешь! Гумми никогда не врет, любого спроси в округе!

Юноша улыбнулся, наслаждаясь отлично сваренной картошкой с маслом.

– Как дела в большом мире? У нас известия редки, на отшибе как-никак.

– Да все по старому, Король здоров, да хранит его Братство, – механически коснувшись лба, произнес Эйдор. Толстячок немедленно повторил его жест. – На востоке от Большой, правда, опять шумят, но когда там спокойно бывало?

– Вечно там недовольны чем-то, – сокрушенно покачал головой Гумми. – Казалось бы живи да радуйся, нет, найдется тот, кого пчела ужалит! Значит, нет известий?

– В хороших империях новостей никогда нет, – вспомнил древнее изречение Эйдор.

– Что правда – то правда, – немедленно согласился толстячок. – А к нам-то какими судьбами?

Эйдор промолчал, вспомнив о цели путешествия. Легендарный Ледяной Страж, скованный Братством на дне когда-то работавшей штольни. Исполин, во время последней войны прорвавшийся в Анхор из царства Подземных.

– Да так… Проездом. Вот, на Штольню посмотреть, – уклончиво ответил юноша.

– С ынспецией или как? – хитро прищурился догадливый Гумми, и Эйдор виновато улыбнулся. Врать он не умел.

– Что-то вроде нее.

– А все в порядке у нас! Не извольте беспокоиться! – засуетился толстячок, незаметно перейдя на вы.

– Я видел, хорошая деревенька, очень уютная. Я бы тут поселился, но служба есть служба.

– Да, дела Братства превыше всего. Вот только…

– Что? – напрягся Эйдор.

– Штольня-то старая. Там небезопасно стало, то бишь. Сваи-то совсем прохудившиеся…

– Потому и посмотреть надо.

– Дело ваше, господин инспектор. Гумми не враг Анхору!

– Я прекрасно это понимаю.

– Проводничок-то нужен? Или сами пойдете?

– Не помешал бы, – Эйдор почувствовал, как у него портится настроение. Он очень не любил, когда в нем признавали инспектора, но врать-то тоже не стоило. Неправильно это. Но, узнав правду, народ сразу меняется. Гораздо приятнее работать инкогнито. – Только Гумми, не надо рассказывать о том, что я с инспекцией, хорошо? Простой путешественник.

– Да конечно же, господин инспектор, да что я враг Анхору, что ли? Конечно же не скажу!

– Эйдор, – поправил его юноша.

– А?

– Меня Эйдором звать.

– О, простите, господин Эйдор…

– Ладно, – оборвал трактирщика юноша, прекрасно понимая, что не смолчит Гумми. Растрезвонит, и хорошо бы если не на всю деревню. Очень хочется уюта и покоя, а не настороженных взглядов. Людей беспокоить грешно.

– Где бы мне смотрителя найти?

– А это мы мигом! Вон, Рыжий сидит, играет! Он за штольней и следит! Эй, Рыжий!

Эйдор не успел остановить разговорчивого толстячка, и теперь, смакуя эль, предоставил ситуации разрешаться самой.

– Че?

– Рыжий, вот, к нам гость приехал! С тобой хочет поговорить. Штольню посмотреть.

Плечистый игрок обернулся, скользнул по Эйдору веселым взглядом:

– Рисковое дело, завали тебя штольня. Там совсем тяжка ходить стало. Год-два и рухнеть она, как пить дать – рухнеть.

– Я столько проехал, – вмешался инспектор. – Готов рискнуть.

– Ха! Ты-то может и готов, – осклабился Рыжий. – Да чего говорить-та! Сходим мы к ней, но завтра. С утречка пораньше, мне все равно в тот край надо. Так чта с ранья и пойдем, идет? Но внутрь – ни-ни! Указ!

– Да, конечно же, спасибо большое!

– Эх, завали тебя штольня, но на Ледяного стоит глянуть! Я те точна говорю – спасибо Братству, чта он на дне торчит, а не по Анхору бродить!

– Храм! – хмыкнул лысый, и Рыжий забыл про существование гостя:

– Как эта?

– Хха! Ну, Рыжий, значит, послезавтра дров мне поколешь! – лысый довольно потер руки.

– Вот ведь курва, завали тебя штольня! И впрямь Храм! – плечистый громогласно возмутился раскладу карт. Кривозубый оскалился, хохотнул, хлопнул лысого по плечу.

– Ну, не буду отвлекать, как откушаете – извольте ко мне, я комнатку покажу. Хорошая комнатка! – Гумми поднялся с лавки, заговорщески подмигнул и поспешил в подсобку.

Эйдор уткнулся в кружку, настроение было безнадежно испорчено, хотя чем Подземные не шутят, вдруг да смолчит трактирщик?


Комната и вправду оказалась хорошей: в меру просторная, уютная. От окна не веяло привычным холодом, как во многих постоялых дворах, а на окнах даже занавески красовались, большая редкость в тавернах. Перед лежанкой на полу аккуратно постелен чистый коврик. У двери примостился стул с изогнутой спинкой и мягкой подушкой на сиденье. Удобно устроившись на таком подарке судьбы, Эйдор задумался.

О плачевном состоянии Штольни он знал, все-таки почти триста лет минуло с тех пор, как в ней зачаровали Ледяного Стража. Да и Хамриф рассказал то, что в отчетах прошлой инспекции указано не было. Плохи дела в Стохолмье, неудачно все складывается, Брат-наместник без дела не сидит, но и место сложное. Соседи дурные, своенравные, житья спокойного не дающие. На востоке от Большой много недовольных, годами туда уходили те, кому Братство мешало. Лихой народ, шебутной. В последнее время еще и с Мерзлыми спутавшийся.

У Ясного города один из самых крупных в Анхоре гарнизонов стоит, даже Гвардия имеется, а все равно объявляются хищные корабли с востока. Одна хвала им, что только у порта и шумят, южнее, вдоль Большой – не лютуют. Может быть, пока? Говорят, что Мерзлые и за рекой появляться стали, а они Анхор никогда не любили. Вот народ и беспокоится, ведь не слепой он, многое и сам видит.

Да и доверия к Братству тут поменьше будет, чем в той же Зеленой Долине. Близко земли Вольных к Стохолмью, близко, и Мерзлые недалеко, потому и сомнений много.

А еще и заброшенная Штольня. Отремонтировать ее можно, но есть шанс ненароком чары сбить, Ледяного сдерживающие. В общем, благостно Стохолмье видами, да напускным покоем, а на деле напряженный край. Но не Эйдорова забота о местных бедах думать. На то свои есть служаки.

Родом невысокий, голубоглазый Эйдор был из Скафолка, богатого края к югу от этих земель. По традиции, инспекции проводили пришлые. Кто-то из Стохолмья сейчас, небось, у горы Вестника бродит, тоннели запечатанные проверяет, а то и у Башен крутится. Кто знает, как Верховные чародеи решили. Не Эйдорова ума дело…

Странник улыбнулся мыслям, надо же, как деловито рассуждает, будто не раз Анхор пересек с инспекцией. А ведь пока только второе задание у него. И только небесный владыка Халд ведает, будет ли третье. Иные гонцы годами на месте сидят, добром обрастают.

С сожалением покинув удобный стул, юноша принялся раздеваться. Давно не спал в кровати, ночами порой мечтал о таком отдыхе! Поэтому уснул Эйдор сразу, не ворочаясь.


Спалось отменно, мирный быт крохотной деревни был тому причиной. Мир словно съежился до размеров комнаты, и юноше казалось, будто за ее пределами царит пустота. Утром Эйдора разбудил плечистый проводник, Рыжий не церемонился, выяснив, где почивает странник, он уверенно заколотил в дверь указанного номера.

Увидев заспанного странника, детина осклабился:

– Ну чта? Идем на Штольни глядеть?

Юноша, спросонья, лишь кивнул и принялся собираться, одновременно вытряхивая из головы остатки сна.

– Солнца сегодня будет много, – прислонился к косяку проводник, – Халд милостив.

– До Штольни ведь недалеко?

– Недалече, но и не близко. Эта ж только отседа кажется, что она рядом. Вот такие чудеса, завали их штольня! Собрался?

Эйдор понял, что трактирщик слово сдержал, столь непосредственно вести себя с инспектором Братства можно только от незнания. Впрочем, юноша не возражал, а наоборот, радовался такому раскладу. Сказать все равно придется, но как же, все-таки, хорошо, что не сейчас.


Гумми, увидав в зале постояльца, споро предложил завтрак, перед «дальней дорогой». Рыжий важно крякнул, почесал лохматый затылок и с авторитетным видом заявил, что подкрепиться не помешает. Могут и к вечеру вернуться.

Эйдор не возражал, наскоро перекусил отменной яичницей, хлебнул на дорогу горячего отвара из высушенных трав. Его лыжи, как успел заметить юноша, были заботливо поставлены у дверей. Славные хозяева, приятное место.


Морозный деревенский воздух выгнал из сознания остатки сна, вдохнул в душу радость. Снежное Стохолмье блестит от солнечных лучей, на небе ни облачка, ветра почти нет. Чем не чудесный денек?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное