Юрий Погуляй.

Именем Горна

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Мое имя Ладомар, – послышался голос всадника. – Да пребудет с вами Небесный Горн, бойцы.

– И с тобой, святой воин, – сдавленно ответил ему десятник. Бывалый рубака лихорадочно соображал, как будет объяснять произошедшее уехавшему в патруль командиру. А особенно то, как один из самых проверенных в десятке людей оказался слугой Усмия.

Паладин устало склонился в седле, откинул забрало простенького шлема, и благодарно погладил коня по гриве. Во время обряда вышколенное животное ни разу не пошевелилось, а значит заслуживало награды.

– Угол для странника найдется? Погода не радует, дорога долгая была. Нужен отдых.

– Разумеется, господин паладин! – десятник нахмурился, пытаясь вспомнить имя воителя. Как назло, оно напрочь вылетело из памяти.

– Косляк, Грива – оттащите это, – он ткнул пальцем в труп Имлая.

– Э… – нахмурился косматый солдат, по прозвищу Грива. – Слушай…

– Закопайте его где-нибудь. Быстро! – рыкнул десятник.

Новоявленные могильщики с подозрением приблизились к телу бывшего соратника.

– Трупы не кусаются, – воин Небесного холодно, будто неохотно рассеял страхи солдат. – Мертвый усмиец ничем не отличается от простого мертвеца.

– Понимаем, сир, – быстро ответил десятник, многозначительно посмотрел на все еще сомневающегося Гриву и осторожно, так, чтобы не увидал паладин, показал подчиненному кулак. Мол, не дай то Халд – ослушаешься.

– Да вы спешивайтесь, коня помоем, пристроим, накормим, – спешно затараторил он, видя, что гость все также сидит в седле. – Прошу за мною. Командир сейчас в отъезде, поэтому пока придется подождать, но я в полном вашем распоряжении.

– Благодарю, – кивнул всадник и неожиданно ловко соскочил с коня. Бряцнул пластинчатый доспех, звякнули шпоры на ладных сапогах. Десятник никогда не считал себя высоким, иногда досадуя, что природа не наградила его внушительным ростом. Всего-то пять с половиной футов (нет, конечно, многим и такой считается достойным, но десятнику было мало). Однако паладин оказался на полголовы ниже. Только сейчас временный начальник Зуррагского форта разглядел его лицо. Лет тридцать гостю, не больше. Нос с горбинкой, острый подбородок и близко-посаженные черные, будто угольные глаза. Мирамиец или эйморец, не иначе. Далеко занесло странника.

– Какими судьбами в наших краях? – поинтересовался солдат.

Паладин посмотрел на него жгучим взором, поджал тонкие губы и с едва скрываемым раздражением ответил:

– Волею Небесного Горна, разумеется.

– Достойный путь, – сдержано прокомментировал это десятник.

– Я знаю…


Грива и второй «доброволец» неохотно взяли за ноги труп Имлая и потащили за пределы форта. Проводив взглядом мертвого соратника, десятник понял, что на всю жизнь запомнит его именно таким. С вытянутыми, волочащимися по грязи руками и безвольно мотающейся головой. Обидно то как… Имлай – и слуга Усмия! Ведь, пришла бы Великая Война – удар в спину обеспечен. До той поры рабы Подземного ничем не отличаются от обычных людей, но если настанет последний день… Яд в общем котле, нож в спину часовым и открывшиеся ночью ворота – это лишь первые из возможных вариантов, что приходят в голову.

– Места у нас глухие, гости редко захаживают, – задумчиво проронил десятник, размышляя, где устроить паладина.

Койка в казарме для таких случаев не годилась. В комнату командира вести не следовало. Кто знает, как тот отреагирует? Оставалось только одно место – столовая. Там чисто, да и старый Хунор придумает, чем угостить почетного гостя. – Но накормить можем, а как командир вернется то и топчан по рангу найдем.

Паладин странно посмотрел на небо, едва ли не с обидой, встряхнул головой и с ожиданием уставился на десятника, словно не слышал последних слов.

– Я, вообще-то, проездом. Удивлен, что у вас усмиец нашелся, – вдруг усмехнулся странник.

– А я-то как удивлен, – недружелюбно буркнул десятник.

– Ну еще бы… Но потом могло оказаться хуже.

– Да чего говорить, что я – не понимаю, что ли? – покачал головой пограничник. – Все понимаю. Работа есть работа, ничего не попишешь.

– Вот и хорошо…


Форт Ладомару не понравился: слишком старый. Но не величественный, как твердыни Мирамии, а именно дряхлый, разваливающийся. Пропахший сыростью, износившийся – да много эпитетов подобрать можно. Погибающий от времени частокол, приземистая казарма с кухней, да одинокая вышка посреди двора. Однако местным солдатам столь унылый форт – родные пенаты. Наверняка они еще и довольны назначением. Место тихое…

Крепкий десятник, совершенно точно непривычный к гостям, неуклюже старался не ударить в грязь лицом. Чувствовалось, что «высокий слог» ему в новинку, речь была медленная, неуверенная. Знаки, которыми он угрожающе одаривал подчиненных, от паладина не ускользнули. Повар, после короткого покачивания недюжинным кулаком, стал работать раза в три шустрее. Воина тут уважали и боялись.

– Расслабься, служивый, – произнес Ладомар, глядя, как пограничник напряженно ерзает на табурете напротив. – Похлебка отменная, давно такой не пробовал.

Десятник едва уловимо улыбнулся, но слегка успокоился. Интересно, за кого он держит воинов Горна? За неженок? Думается, что пограничник ест горячее гораздо чаще, чем Ладомар. И вообще чаще ест.

– Как служба? – прихлебывая парящий бульон, поинтересовался странник.

– Ну… – растерянно пожал плечами десятник, – как-как… Хорошо. Стоим на защите, бдим. Чтобы, значится, враг не вздумал…

– Это ты своим баронам рассказывай. И начальству, – резко бросил паладин. – Я далек и от тех и от других.

– Ну а что рассказывать-то? Служба есть служба.

– Как хочешь, – Ладомар отправил в рот еще одну ложку и с наслаждением прикрыл глаза. Местный повар, судя по похлебке, был сторонником приправ. Повезло гарнизонным солдатам, ничего не скажешь. И тихо, и стряпня приятная. – Зовут-то как?

– Кого?

– Тебя, – терпеливо уточнил паладин.

– Скив, – буркнул десятник. – Скив из Гахка.

– Я Ладомар из Двух Столпов.

– Это где?

– Эймор.

– Далеко…

Беседа явно не ладилась. Десятник нервничал, паладин устал, погода мерзкая, да и слуга Усмия, опять же. Плохой день, про себя решил странник. Плохой…

– Давно служишь?

– Угу.

– Ясно… – поморщился Ладомар. Завтра с утра на север, и через пару дней первый зуррагский городок. По крайней мере, так говорила старая карта, потерявшая от сырости половину названий. Может, пока не поздно, уйти в Халдию? Правда, не хотелось портить нервы в разбирательствах с инквизиторами. Небесного Горна они не отрицали, но старательно сманивали малоизвестных паладинов в свои ряды и при отказе начинали строить препоны. Сидеть в подземельях и вспоминать когда, да при каких условиях проявился дар, и не дар ли это Усмия – удовольствия мало. Хорошо еще, что сыном Подземного не клеймят. Народ, как бы его не обманывали и не использовали, на такие заявления и зароптать может. Да и с Орденом ссориться церковникам не с руки. Хотя на пропажу Ладомара вряд ли кто почешется…

Зурраг тоже не сахар. Земля безбожников. Однако немногословный отшельник из Мирамийских гор сказал, что искать Элинду надо в этих краях. «На северо-западе» – коротко бросил обросший, дурно пахнущий старик и больше ни на какие вопросы не отвечал. Сидел посреди сырой пещеры, покачиваясь на подстилке из подгнившей травы, и молчал. Жалко, что он не оказался слугой Усмия… Ладомар с огромным удовольствием отправил бы «святого человека» к Небесному Горну.

Только вот северо-запад большой. Зурраг, Халдия – это лишь начало. Что если имелся в виду Кроней или, не дай то Горн, Мереан? Впрочем, пока рано об этом думать. Время есть. Вся жизнь впереди.

Командира ждали дотемна. Паладин с трудом боролся с дремой, пригревшись на теплой кухне. За столом напротив молчал Скив, немедленно отзываясь на каждую просьбу или вопрос, но оставаясь по-прежнему лаконичным.

Даже пришедшие на ужин солдаты вели себя как шелковые. Молчали, аккуратно поглощая стряпню пожилого кашевара. Даже не верилось, что это простые пограничники. Лихие ведь люди солдатскую лямку обычно тянут. Сорвиголовы. А так посмотришь – пансионат для высокородных отпрысков. И все из-за страха перед ним, перед паладином Горна.

Дураки. Ладомар никогда не выбирал, кому быть слугой Усмия. Просто бил детей Подземного, когда те оказываются рядом. Только наверняка! Если чист перед Горном, то и бояться нечего. Только как это объяснить простому зуррагскому пограничнику? Жителю страны, где большинство храмов Халда давно заброшены…

Шум во дворе заставил паладина оживиться. Дико хотелось спать, и Ладомар про себя молился, что начальник крохотного гарнизона устал не меньше и повременит с расспросами до утра.

– Во! – обрадовавшись, вскочил десятник. – Во! Приехал командир! Уж извините за то, что так ждать пришлось. Служба, сами понимаете.

– Понимаю, – Ладомар нахмурился, внутри неприятно защекотало, а этот знак паладин прекрасно знал. – Сядь только…

– Да вы что, сир? Сейчас, приведу сюда кома…

– Сидеть, я сказал, – чувство усилилось. Так и есть – еще один усмиец. Вот это форт…

– Это…

– Сядь, солдат, – холодно повторил Ладомар и поднялся из-за стола, удерживая рвущуюся наружу силу Горна. Ярость Небесного распирала грудь, и паладину пришлось шумно вдохнуть, но сдержать волны беснующейся мощи. Он плотно сжал зубы. В коридоре раздалась веселая брань, топот подкованных сапог. Радуются, наивные… Сейчас все изменится.

Дверь распахнулась, и на пороге объявился рослый бородатый солдат в шлеме с наносником. Дорогой, подбитый мехом плащ, добротная кольчуга, неплохие сапоги – для рядового воина слишком богато одет, а значит, сам командир пожаловал. Но усмиец не он.

– О! Гости? – громыхнул вошедший. – Скив, это кто?

Слуга Усмия шел следом: молодой, сверкающий улыбкой парень. Светлые, восторженные глаза, русые волосы, собранные в хвост. Широкоплечий, статный мужчина – мечта любой девицы.

– Это… – начал было Скив, и Ладомар с облегчением выпустил силу Горна наружу. Как всегда в такие моменты нестерпимо защекотало в животе, словно именно там находился источник света Небесного, а не в сердце, как утверждали духовные отцы ордена. Внутри зародилась волна тепла и с оглушительным звоном ринулась на свободу. Ослепленный свечением командир гарнизона отшатнулся и закрыл глаза рукой, а слуга Усмия взвыл от боли, отпрянул, ударился о косяк и рухнул на пол. От звона на столе треснул кувшин.

– Именем Небесного Горна, – заговорил Ладомар слова изгоняющего заклинания, – прощаю тебя, слуга Усмия.

Молодой парень завизжал, пополз к объятому светом экзорцисту.

– Служение твое окончено, прими покой и ступай к владыке Халду, да простит тебя и он. Да переродится душа твоя в Небесном Горне, а не в Кузнице Подземного!

Слуга Усмия замер, заскреб ногтями грубые доски, но поднял голову, оскалился и вцепился в ножки стола. Рванулся на одних руках вперед.

– Благословляю тебя на пути к небу. Ты прощен!

Парень вновь взвыл, ударился головой об пол, скорчился и затих.

Свет уходил, стихал звон, а Ладомар не отводил глаз от замершего под столом усмийца. Силен слуга Подземного оказался, как бык силен.

– Скив, можешь не отвечать, я уже все понял, – хмуро проговорил командир форта.

Паладин молча потянулся за перевязью, вытащил меч из ножен.

– Может, хватит? – недовольно буркнул начальник гарнизона.

Обойдя стол, Ладомар подхватил усмийца за ногу и выволок к двери.

– Эй? Паладин?! – окрикнул его командир.

Ни слова не говоря, воин вонзил меч лежащему усмийцу в спину. Зашипев, слуга Подземного попытался вырваться, но Ладомар еще сильнее налег на рукоять, стараясь удержать врага на месте.

– Иногда заклятья плохо помогают, – бросил он ошеломленным людям. Когда усмиец перестал сопротивляться, паладин выдернул меч из трупа и обтер его об одежду убитого.

– Ты знаешь, святой человек, кого ты только что к полу прикалывал? – заинтересованно склонил голову начальник гарнизона. Подняв на него взгляд, Ладомар не обнаружил ни капли страха. Лишь задумчивость и чуточку иронии.

– Слугу Усмия.

– Ну, это я и без тебя понял, – пограничник присел у трупа и повторил, – и без тебя… Это младший отпрыск барона Алира Диналийского, брат.

– Не имею представления, кто такой этот Алир.

– Долго рассказывать. Вот так новости.

– Плохой гарнизон у тебя…, – Ладомар с ожиданием посмотрел на командира форта.

– Нуфер, к вашим услугам, сир… паладин, – улыбнулся тот. Харизматичен донельзя. Таких офицеров простые солдаты на руках носят, словно знают, что командиру уготовано блестящая карьера, если только он не умудрится прожить достаточно долго для того, чтобы потерять авторитет, возненавидеть всех причастных, быстро скатиться под гору и окончить свои дни в глухом одиночестве.

– Ладомар из Двух Столпов, – представился паладин. – Плохой, говорю, гарнизон у тебя, Нуфер. Это второй усмиец за сегодня.

– Кто первый? – офицер метнул взгляд на Скива.

– Имлай, – буркнул тот.

– Вот оно как, – протянул Нуфер. – Согласен, гарнизон плохим оказался. Силенки еще остались, господин… паладин?

– Ладомар из Двух Столпов, – раздраженно напомнил странник.

– Да-да, конечно. Ну так как?

– Сила Горна неисчерпаема.

– Громкие слова, красиво сказано. Скив, – Нуфер повернулся к десятнику. – Общее построение у смотровой вышки. Шустренько. Спящих разбудить, хворых вытащить. Выполнять.

Скив с огромным облегчением бросился наружу. Намаялся, наверное, весь день думать самостоятельно.

– С размахом работаешь, – отчего-то Ладомар проникся симпатией к командиру гарнизона. – Все бы так.

– Если чистить, так чистить все. Мой тебе совет, странник. Если в Зурраг направляешься – то будь осторожен. Алир второй человек в королевстве, и гибель сыночка он тебе не простит, уж поверь мне.

– Да? – удивился Ладомар.

– Нет, открыто, конечно же, волосы на голове будет драть да каяться, что не доглядел. Однако в дороге поосторожнее быть придется. Кто знает, откуда стрела прилетит?

– Настолько все плохо? – скривился паладин.

– Кто знает, кто знает, – уклончиво ответил Нуфер. – Уж прости меня, приятель, не знаток я высшего света, но об Алире хорошего не слышал.

– Куда ваш король только смотрит? Если у него бароны такие?

– Куда и все, приятель, на запад, – сказал командир.

Запад… Мереан… Война. Большего и не требовалось говорить.

– С утра провожатых дам, до Гахка. Все равно о произошедшем сообщить надо. Комнату могу предложить только одну, – Нуфер кивнул на труп. – Его. Да и то, слово одно, а не комната. Но топчан имеется. У нас тут не дворец, видишь ли.

– Усмий живет в душах, а не в вещах, – процитировал слова духовных отцов Ладомар.

– Ну, а я бы побрезговал, – хмыкнул офицер. – Много чего говорят, да всяко случается.

– Горн хранит своих детей.


Больше усмийцев в гарнизоне не оказалось. Под пристальными взглядами солдат Ладомар прошелся мимо неровного строя, отрицательно мотнул головой, заслужив короткий кивок Нуфера, и с огромным облегчением последовал в отведенную для ночлега комнатушку. Солдат-провожатый всю дорогу молчал, и даже смотреть на паладина не решался. Странные люди. Брал бы пример с командира, что ли?

Но подозрительно наличие сразу двух усмийцев в одном месте. Не к добру…

Первым делом, оказавшись в комнате покойного отпрыска барона, Ладомар приступил к обыску. Перерыл все, что можно, но ничего интересного не обнаружил. Интересно, а знал ли убитый о «соратнике»? За свою недолгую, но бурную жизнь, паладин усвоил только одно – совпадения крайне редки. Скорее всего знал! Тем более что в последнее время участились слухи о том, как усмийцы сбиваются в стаи. Да и свежа история про одну общину, на десяток дворов, выжженную паладинами в прошлом году. Зашевелились отродья Подземных, забегали. Вот и здесь пограничный гарнизон, а значит – стратегическая точка. Готовятся усмийцы к чему-то, как пить дать. И гадать долго не надо к чему. Мереан не просто так запад терзает.

Значит, дорогу в Зурраг стоит отложить. Форт Нирана паладин проехал бездумно, и теперь, к сожалению, придется возвращаться, да и к гарнизону Халдии надо заскочить. Если и там есть усмийцы, значит Ладомар прав, и тут ведется подготовка к вторжению.

Элинда простит.

– Ты ведь простишь, солнышко, – тихо проговорил Ладомар и принялся снимать доспехи. Последние тринадцать лет он их иначе как одежду и не воспринимал. Как в пятнадцать ушел в леса, разбойничать, так с тех пор и породнился с оружием да железом на теле. Для паладина школа жизни хорошая, постоять за себя он умел. А для окружающих весьма поучительная история о малолетнем бандите, вставшем на путь служения Горну. Однако прошлого своего Ладомар стыдился, исключение составляла лишь память об Элинде. В этом имени состояла вся его жизнь, за которую не было обидно. Два года службы в дружине эйморского дворянина. Замок на холме, со смотровой башни которого видно чудесное озеро.

– Придержи коней, – вырвался из объятий воспоминаний Ладомар. – Придержи. Завтра в путь…

Память слушать отказывалась. Вспомнились дни, когда Элинда пропала, сбежав одной лунной ночью из родового замка. Пролетели перед глазами два года службы в карательном приграничном отряде Эймора, и вылазки в земли Сейнарской вольницы. Время потери самого себя, и поиска. Время бегства от образов прошлого.

Служение Горну оказалось панацеей, успокоившим душу. Воистину – вера творит чудеса. Да и постоянные путешествия, к которым приговорен паладин, способствуют поиску.

Ладомар взвалил себе на плечи задачу, посильную лишь Халду или Усмию. Хитрое ли дело обыскать десятки стран и сотни городов в поисках определенного человека? Но кто не пытается, тот не находит. А ему очень хотелось найти Элинду.


Уснуть удалось только к середине ночи.


Наутро паладин попросил помощи в проверке соседних гарнизонов, и Нуфер неожиданно серьезно отнесся к словам Ладомара. Зуррагец выделил ему в сопровождение аж троих всадников и тепло пожелал удачи.

С погодой паладину повезло: на небе виднелись голубые просветы, ветер не зверствовал, так что день обещал быть приятным для дороги.

– Куда едем, господин паладин? – поинтересовался старший из его спутников: косматый, с утопающими на бугристом лице глазами. Воин упирал в стремя желтое, с черным замком посередине, знамя Зуррага. – Я бы на вашем месте сначала бы к ниранцам, заглянул. А потомича и к халдийцам. Как раз стемнеет, а мы как раз по чистополю до дома домчим, а не в лесах плутать будем.

– Сначала к халдийцам, – бросил Ладомар. До заставы Халдии было ближе, и если у церковников все в порядке, то нет особой необходимости проверять воинов Нирана. Иначе же…

– Воля ваша, – недовольно протянул пограничник, и пришпорил коня.


Солдаты Халдии гостей не ждали, но стяг потенциального врага заставил высыпать на стены многих пограничников. Халдийцы с интересом изучали замерших неподалеку от их твердыни всадников.

– Дальше я сам, – не оглядываясь на спутников, сказал Ладомар и направился к гарнизону.

– Чего надо, зуррагец? – крикнул со стены один из воинов.

– Да пребудет с вами Небесный Горн, – ритуально ответил ему паладин.

– Кто? – не понял боец.

– Открывайте ворота, – сквозь ряды солдат протиснулся офицер. Прищурившись оглядел поле, задержав взгляд на всадниках Зуррага. – Рады видеть в нашей скромной обители святого воина.

Дождавшись, пока приподнимутся ворота, Ладомар обернулся на спутников, жестом приказал ждать и понукнул коня.


– Что привело в наши края, паладин? – офицер, успевший спуститься во двор, пока открывались ворота, подбоченился и не стесняясь разглядывал гостя.

– Воля Горна, – привычно ответил Ладомар, прислушиваясь к своим ощущениям. Вроде бы все в порядке.

– Воля Горна – воля Халда, – чуть поклонился пограничник. – Чем можем?

Спешившись, паладин отметил, что здесь его не боятся. В глазах солдат не было места страху, в них царила откровенная скука и едва тлело любопытство.

– Меня зовут Ладомар. В гарнизоне Зуррага я нашел слугу Усмия. Плохие места, раз твари Подземного живут тут не первый год.

Взгляды изменились, воины стали переглядываться, а командир усмехнулся:

– Что взять с еретиков?

Такое отношение сразу же настроило паладина против халдийца.

– Ваша вражда и отношение друг к другу мне неинтересны, – процедил Ладомар. – Эталон вашей святости Дулларин уже вскрывал.

Щека офицера дернулась, но пограничник сдержался. Воин Горна вспомнил о громкой истории, когда паладин Дулларин, будучи проездом в столице Халдии – изгнал слугу Усмия. В этом не было бы драмы, если бы не одно «но». Усмийцем оказался магистр инквизиторского ордена.

Справившись с собой, халдиец повел плечами, и повернулся к застывшему за его спиной воину:

– Общий сбор.

Солдат моментально сорвался с места.

– История верховного – позор нашей страны, – между делом сообщил пограничник. – Негоже о нем вспоминать.

– Гордыня, не лучший помощник в делах Халда, – парировал Ладомар и передразнил. – Что взять с еретиков?

– Сарказм оружие политика, а не воина, – ухмыльнулся офицер.

Паладин сдержался от едкого ответа, пропустив слова халдийца мимо ушей.

– У ниранцев были? – как ни в чем не бывало поинтересовался пограничник.

– Пока нет.

– Ну, надеюсь, у нас все в порядке.

– Я тоже…

То, что дела в гарнизоне отнюдь не в порядке, Ладомар понял уже спустя пару мгновений. Он лишь уловил подозрительный свист, как тут же бросился на землю. Стрела с низким гулом вонзилась в седло и конь паладина испуганно фыркнул, но с мест не тронулся. Стреляли с восточной стены. Халдийский солдат отбросил лук в сторону и ринулся к воротам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное