Юрий Никитин.

Человек с топором

(страница 9 из 41)

скачать книгу бесплатно

– Прости, – услышал он рядом хриплый голос. – Малость не дотянул… Увлекся, дурак!.. Нет, с магией было проще.

– Ну да, – возразил Мрак. – Тоже вечно стонал и жаловался. Говоришь, я тоже могу вот так?

– Так не надо, – сказал Олег. Он тяжело забарахтался, приподнялся, сел, упершись спиной в ствол дерева. – Ты же видишь, как у меня. Даже не понял, что силы… на исходе. Зря отключил пару рефлексов… Но ты можешь, Мрак! На самом деле, все люди могут, но нам намного легче. Мы видели многое. Мы на многое можем посмотреть иначе, чем… чем другие. А другие… это обычные нормальные обыватели. Даже если бы могли, по-другому не захотят. Еще не насмотрелись, не наелись, не нарадовались тому, что есть… Им и не надо больше, для них и это все внове.

Мрак сказал сварливо:

– Не умничай, пальцем покаж!

Олег сказал, уже и сам чувствуя, что повторяется:

– Просто представь… увидь мир, каков он есть. Нет, таким мы никогда не увидим, но хотя бы увидь таким, каким его показывает техника. Электронный микроскоп, к примеру. Воочию представь, что ты из атомов. Как только все это представишь… реально представишь!.. то увидишь, что можно сделать, чтобы… вмешиваться! И, как бы ни был этот мир мудро устроен, но в нем есть что поправить, исправить…

– …а то и сломать, – сказал Мрак жизнерадостно. – Вот за что люблю тебя, Олег. Всегда даешь возможность ломать, жечь, рушить, все вдрызг, вдребезги, всмятку, в щепки!.. Отдыхай, отдыхай, духовный вождь насилия и братства. Нас вообще-то куда занесло?.. Мы еще в Европе?.. Давай кинем монету, у кого здесь ближе вилла, загородный домик, а то и угодья?

Олег лежал на спине, тяжело дышал. Он был невероятно худ, трава под ним на расстоянии вытянутой руки съежилась, потемнела, прижалась к земле. На земле выступил иней, Мрак зябко повел плечами, и тут заметил, что лицо Олега на глазах розовеет.

– Хорошо… – донесся его вздох.

Его тело слегка погрузилось в почву. Мрак тряхнул головой, волхв на твердой сухой земле, под ним толстые сучья, корни дерева… И тут из-под руки Олега пробился сизый дымок, высвободились черные обугленные концы корней. От Олега пахнуло жаром, в то время как на три шага от него земля заледенела, сочные стебельки травы превратились в зеленое стекло. Тело Олега погрузилось почти на ладонь. Под ним земля кипела, наверх выплескивались узкие огоньки и тут же пугливо гасли. Через пару минут он выглядел не просто отдохнувшим на курорте, но и помордевшим, кожа лоснится, как у кабана на ВВЦ.

– Ты чо?.. – спросил Мрак ошалело. – Заправлялся?

Олег ответил с неудовольствием:

– Что за грубость?.. Я не машина. Просто поел. Если хочешь, покушал.

– Анусом?

– Грубый ты, Мрак. Всей поверхностью тела, если тебе важны такие подробности.

Он поднялся, на земле осталась вмятина, словно чугунную фигуру человека сбросили с крыши небоскреба. Примерно на столько же он и набрал массы. Как говорится, просто перестроил атомную решетку. Уже не только свою, но и этой почвы… Или нет, перестроил атомную решетку поверхности тела, как он говорит, чтобы та начала ломать и перестраивать атомную решетку другой конструкции.

– А как же сквозь одежду? – спросил Мрак коварно.

Олег удивился:

– А что одежда?

– Нет, ты скажи!

– Мрак, не позорься.

Разве одежда сложнее, чем моя ткань? Подумай.

Мрак сдуру в самом деле подумал, голова закружилась. Его понесло в черную бездну. Смертельный холод стегнул по нервам. Сознание тут же вырубило все умные мысли, он ощутил только, что тоже устал, хочет есть и что ему вообще хреново.

Чернота раздвинулась, в фокусе появилось встревоженное лицо Олега. Зеленые глаза смотрели как два лазера.

– Как себя чувствуешь? – спросил Олег с участием..

– Как рыба на льду, – огрызнулся Мрак. – По которой еще и палкой… Ты долго будешь отдыхать?.. Разотдыхался, курорт нашел. А там Таргитаю тошно, жить не хочется…

– Надо спешить, – сказал Олег. – Но, Мрак… если честно, мы еще не готовы.

– Особенно я.

– Я тоже, – сказал Олег самокритично. – Даже если бы у нас была мощь, а ее еще нет… то и тогда мы не готовы. Чтобы выйти из объятий планеты, нужна не только мощь, но и мировоззрение… Это автоматы могут стартовать хоть к Марсу! А человек со старым мировоззрением далеко не уйдет.

– И что же делать? – спросил Мрак убито.

– Мы должны выработать в себе правильный взгляд, – ответил Олег педантично. – Видеть в облаках морды сказочных зверей – детство!.. Глядя на тайфун, ты должен видеть тайфун, а не женские молочные железы. А когда перед тобой заснеженные холмы, то это заснеженные холмы, а не бабьи ягодицы, урод. Иначе в космосе мы сгинем сразу. Здесь еще можно тряхнуть головой и сказать: какая же это задница, это же два заснеженных холма! Но там, в чужом мире, если увидишь эту задницу, то не сможешь сказать, что это холмы, так как в том мире холмов, возможно, не бывает в принципе. Если заставишь себя увидеть холмы, то это будет такая же ошибка… как и узреть задницу. Возможно, ошибка смертельная.

– Тогда лучше задницу, – рассудил Мрак. – Олег, ты не забыл, ради чего корячимся?

– Не забыл, – ответил Олег сердито.

– Мы не будем ждать, – отрезал Мрак жестко, – пока сможем видеть… э-э-э… правильно все. То, что есть, то есть. Пусть и морды или голые задницы среди звезд – нам нужно отыскать Тарха. Побыстрее!

Олег кивнул, смолчал. Он говорил Мраку хорошие правильные слова. Кто-то сказал их ему самому. Если честно, он тоже все еще видит… правда, не в облаках, те всего лишь создания из водяного пара, а его сердце – это мышца для перекачки крови, но при взгляде на то, что никогда не видел, то и дело видел чисто земное, привычное.

Но это здесь, на Земле. А что будет там, за Краем?


Лес был пронизан солнечным светом, между деревьями ни сучка, ни веточки, ни пустых банок из-под пива, что значит – далеко залетели от России. Деревья ухоженные, чистенькие, словно дети сенатора под присмотром заботливой няни.

Мрак повел плечами, даже вздыбил мускулы, но на небо посматривал с сомнением. Был он худ, как щепка, Олег покачал головой, поинтересовался:

– Возвращаемся?

– Я сдохну, – сказал Мрак с неохотой. – Это ты, счастливчик, умеешь анусом получать удовольствие. Я имею в виду насыщаться.

– Я понесу.

– Ага, щас я дам себя лапать!.. Давай за мной.

Он двинулся быстро по едва заметной тропке, потом перешел на бег. Олег без усилий держался рядом. Мрак несся, держа нос по ветру. Олега подмывало спросить, долго ли будут так бежать глупо и примитивно, как будто невры какие-то допотопныя, но Мрак уже взбежал на вершинку холма, повел волчьей мордой и так же стремительно понесся вниз.

Теперь уже видно, куда мчится обросший волчьей шкурой Мрак. Маленький городок на краю моря, гористая местность, волк несется в сторону пологой горы, где на вершине – маленький коттедж. С одной стороны коттеджа – обрыв, за которым море, с другой – ровная зеленая площадка, идеально приспособленная для гольфа, а еще дальше – клок такого редкого для этой европейской страны леса. Слишком красивого, роскошного, чтобы быть естественным, явно насажен руками лесников под руководством дизайнеров.

Он взглянул на домик, да, у него самого есть такие места, которые создавались словно нечаянно, помимо желания, вернее, без всякой задней мысли. Коттедж на вершине горы, к нему серпантином вьется неплохая шоссейная дорога.

Если они будут нестись по дороге, их заметят из коттеджа. Странная пара: бегущий наперегонки с волком человек…

Он подхватил Мрака силовым полем, взмыл в воздух, коротким рывком оказался над лесом, что близ коттеджа. Мрак заорал, требуя, чтобы его выпустили. Олег разомкнул поле, Мрак понесся вниз, раскинув руки, как парашютист в затяжном прыжке. На лес упала волна возмущенного воздуха. Мрак падал, сцепив зубы и весь бледный, измученный. Олег уже приготовился помочь, но Мрак не допустил такого позора, грохнулся тяжело, как бетонный блок, но землю вмял всего на глубину в полметра, что значит – самортизировал.

Олег терпеливо ждал, Мрак вылез из ямки, бледный и худой, на дрожащих ногах. Сразу огрызнулся:

– На себя посмотри, рыло!

– Да я молчу…

– Ни фига себе молчишь!..

– Да молчу-молчу…

– Ты как стрекоза и муравей прямо кричишь феромонами и хореографией.

– Зато не касаюсь сяжками, – ответил Олег. – Пойдем, ты ж еще не умеешь кушать песок?

– Да и ты что-то не накинулся, – буркнул Мрак язвительно. – Чуешь, что покормят!

Дом выдвинулся из-за кустов на той стороне огромной зеленой лужайки – чистый, ухоженный, во дворе огромное дерево с картинно распростертыми во все стороны ветвями. Запахло фламандской школой.

Олег ощутил тепло и уют. Со второго этажа доносились звуки игры на фортепиано. Олег прислушался: играют Грига, чисто и одухотворенно. Затем игра прервалась, Олег услышал стук захлопнувшейся крышки. Донесся легкий перестук каблучков. Наверху появилась девушка, радостно ахнула, сбежала вниз и бросилась Мраку на шею.

Была она, как и представлял Олег, чистая, светлая, трепетная, очень теплая и милая. Мрак звучно чмокнул ее в губы, а девушка, застеснявшись, посмотрела на Олега, уперлась кулачками в широкую грудь нахала. Мрак разомкнул объятия, девушка сказала застенчиво:

– Простите, но вы так неожиданно…

– Ирма, – сказал Мрак, – это мой друг Олег. Мы проведем здесь пару дней… а может, и больше. А сейчас помоемся, сожрем в доме все и всех, кто не спрячется, и завалимся спать.

Девушка смотрела на Олега большими смеющимися глазами. На щеках румянец разросся и сполз на шею, а уши стали восхитительно красными.

– Простите, – пролепетала она, – я сейчас все приготовлю!

– Готовь, – разрешил Мрак великодушно. – А мы пока пойдем опустошать холодильник.

Олег проследил за ней взглядом.

– Подобрал выпавшего из гнезда птенчика?

Мрак оглянулся, Олег видел, как по лицу друга пробежала тень. После грозы летом они еще в родной деревне всякий раз находили выброшенных ветром беспомощных желторотых птенчиков, голеньких, еще слепых. Сколько ни пробовали их кормить, поить, согревать, птенчики всякий раз погибали.

– Иногда трудно удержаться, – ответил Мрак, приглушив голос. – Настроение такое было… ну, слюнтяйское. Да и в очень уж жуткую ситуацию она попала. Я ее перехватил, когда она, наглотавшись таблеток, решила еще для верности удушить себя газом. Очнулась уже здесь… Долго не верила, что не на небесах. Представляешь меня в роли ангела? Очень долго отходила от кошмаров…

Олег кивнул, сказал понимающим голосом:

– В каждом поколении рождается какой-то процент… не от мира сего. Чересчур нежные, хрупкие, слабые. Но какую-то роль они выполняют даже своей гибелью, как думаешь?..

– Да пошел ты, – ответил Мрак.

– Ты чего?

– Мне плевать на ее роль в цивилизации, – ответил Мрак зло. – Я не дал свершиться ее роли. А здесь она в своем мирке, своих грезах, своих увлечениях. Играет, рисует, поет, просто освещает собой этот вообще-то все еще темный мир.

Он отвернулся, больше не желая разговаривать.

С широкой просторной веранды было видно, как она торопливо накрывает на стол в такой же просторной столовой, что соединялась с кухней. Олег захватил с собой упаковку пива, бутылку коньяку и огромный пакет соленых орешков. Коньяк – потому что считается, что мужчины им снимают стрессы и усталость, глупость, но в данном случае в самую точку: он выпил коньяк и съел бутылку, стекло похрустывало так приятно, словно во рту таяли мелкие сладкие льдинки. Жидкость сразу расщепил, взбодрился еще больше. Мрак смотрел с завистью, хотя, конечно, холодное пиво и орешки тоже неплохо, но этот же гад молча бахвалится своим суперменством, в кои-то веки получив преимущество над ним, Мраком!

Здесь тихо, только тоскливо прокричала чайка, невесть зачем залетевшая так далеко от воды. Солнце уже опускалось за край, и сейчас усталое сознание ну никак не соглашалось поверить, что это не просто красное пятно, а огромная звезда, в то время как неподвижная твердь под ногами – на самом деле крохотный глиняный шарик, что с огромной скоростью несется через черноту…

Ну и не надо, сказал он себе, не верь. Сегодня мы отработали терпимо. Еще чему-то научились. А завтра… Завтра будет завтра.


Утром Олег очнулся, как от обморока. Нечто огромное и страшное быстро покидало его сознание. Осталось ощущение громадности, даже не осознать, не осмыслить, тем более – не выразить. Сердце колотилось, будто взбежал на гору.

С закрытыми глазами мгновенно просканировал помещение во всех спектрах, заглянул в соседние. Мрак все еще спит, на кухне двигается легкая тень. Он ушел из диапазона гамма-лучей, тень превратилась в Ирму, она неслышно сновала от печи к холодильнику, потом ее заслонила стена, и он ощутил, что пора просыпаться. Мрак тоже как-то ощутил, что за ним наблюдают, даже сквозь стену ощутил, волчара бдительный, просыпается, потягивается…

Олег вскочил, накинул одежду, посмотрел на себя критически в зеркало. Умное вытянутое лицо, в зеленых глазах все еще не выветрился страх и некоторое недоумение… вот уже сколько тысяч лет не может избавиться от этого немужественного выражения. Правда, женщины считают это признаком утонченности, одухотворенности, но он хотел бы выглядеть как Мрак, могучий и решительный Мрак, не знающий сомнений и колебаний Мрак…

Мелькнула мысль, что вот теперь-то он может выглядеть так, как хочет. Он может принять личину любого человека, а уж подправить свою собственную, так и вовсе пустячок, о котором не стоит раздумывать. Р-р-раз, и готово!

Он заколебался, ведь это Мрак вот так, раз, и готово, а он – вечно рефлексирующий Олег, он по своей природе не может вот так, а если сможет, то это будет уже не Олег… Еще не Мрак, для Мрака надо много чего, но уже не будет Олегом.

Дверь в ванную распахнулась, ввалился заспанный Мрак. Выглядел он гораздо лучше, чем вчера, синева голодающей курицы спала, а впадины на щеках начали заполняться.

– Любуешься? – спросил он саркастически. – Если Ирму обидишь, я тебя сам удушу.

– Ирму? – переспросил Олег. – Это кто?.. А, твой подобранный птенчик… Нет, Мрак, мне не до бабс. Я стою на пороге такого великого и ужасного… а ты мне про самок этого человекообразного вида! Тьфу на тебя. Давай завтракать, а потом тебе надо поторопиться с полным контролем.

– Так у меня полный!

– Контролем надолго, – уточнил Олег. – А не только на то время, пока можешь задержать дыхание.

Мрак сказал, понизив голос:

– Тогда пойдем… здесь лесов нет, а тот не лес, одна смехота… но у меня есть подвал, о котором никто не знает. Даже Ирма. Прямое попадание атомной бомбы не заметит!

– А позавтракать? Ирма удивится…

Мрак оглянулся, сказал еще тише:

– Она видела, как я уже пошуровал в холодильнике.

– Ага, – сказал Олег. – Представляю, что там осталось. Не больше, чем в могиле Тмутарахапи после экспедиции неких археологов.

Мрак сказал возмущенно:

– Поклеп! Не грабил я ее! Что это за хвост за мной тащится? Все собрал, составил опись, аккуратно перевез через океан…

– А потом упрятал в свою частную коллекцию? Пойдем, Ирма уже накрыла стол. Обидится, встревожится.

Мрак вздохнул и потащился за ним в столовую. Ирма счастливо заулыбалась им навстречу. Лицо Мрака посветлело, словно попало под луч теплого оранжевого солнца.

Глава 8

Столовая была украшена к их приходу, и Олег понял, что чистая трепетная девушка очень любит находиться в окружении отрезанных половых органов растений, в народе именуемых просто цветами. В ее комнате они стояли на телевизоре, на окошке, и даже на кухне ухитрилась поставить в крохотной вазочке эти предметы кастрации.

Здесь же цветы были повсюду, даже на столе. Олег знал, с чем подсознательным это связано, но большинство людей живут и благополучно умирают, так и не узнав, из чего крайне гадкого и постыдного это вышло и с чем сковано намертво, а он не собирается объяснять всем и каждому, как делал в молодости. Похоже, тогда он был занудой еще большим, чем сейчас считает себя. Нет, он себя и раньше не считал, но другие, такие невежественные и нетерпеливые…

Тем более, сказал он себе, не собирается объяснять этой Ирме, такой чистой и незащищенной, несмотря на свою отвагу, которую в себе находит.

Они ели в три горла, Ирма восхищалась и ужасалась точно так же, как здоровая и красноморденькая Каролина, что в отличие от Ирмы и не думала топиться или давиться, в базе своей женщины одинаковы, что есть зэр гут, ведь накормить мужчину – это и есть база. Накормить во всех смыслах.

Между первым и вторым блюдами ей приходилось срочно бегать к холодильнику и микроволновке, мужчины «перекусывали», замаривали червячка, а после десерта Мрак объяснил Ирме, что у него с этим вот господином, он брезгливо ткнул в сторону Олега, некие неотложные дела, увел после завтрака Олега и заперся в кабинете. Олег сразу же просканировал помещение и, к разочарованию Мрака, направился к книжному шкафу.

– Гад, – сказал Мрак с сердцем, – никак тебя не удивишь?

– Прости, – сказал Олег искренне. – В следующий раз сделаю вид, что ничего не понял.

– Ты еще больший гад, чем я думал!

Книжный шкаф сдвинулся, открылась шахта лифта. Скоростной подъемник за пару минут доставил в подземный бункер. Оборудованный по последнему слову военной техники, он в самом деле не заметил бы ядерных ударов, разве что по показаниям приборов да по оплавленным камерам наружного наблюдения.

Олег одобрительно осматривался. Мрак натащил всякой аппаратуры столько, что хватило бы на целый научно-исследовательский институт. Интересно, разбирается ли хотя бы в половине?.. Он с новым любопытством присмотрелся к другу. То, что прикидывается лохматым мужичком, понятно. Но где прикидывается, а где в самом деле темный? Скорее всего, прикидывается везде.

До обеда они практически не замечали друг друга. Олег усиливал контроль над перестроенным… вернее, перестраиваемым телом, Мрак оттачивал глубокое погружение в себя любимого, замечательного, такого еще таинственного и, оказывается, непознанного.

В обед Олег вынырнул наверх, в благородной рассеянности позабыл про лифт, а попросту протиснулся через все бетонные перекрытия. Заодно и проверил, как взаимодействует его почти послушное тело с предметами повышенной плотности. Хреново, кстати, взаимодействовало. Быстрее бы на лифте, зря пижонил, а ссылки на благородную рассеянность – это сказочки для бедных на извилины и чересчур богатых на доверчивость.

Ирма говорила по телефону. Как Олег расслышал издали, заказывала привезти много мяса, самого лучшего, овощей и обязательно, слышите – обязательно! – молодого кабанчика. Нет, спасибо, зажарим здесь сами…

Он подстроился на расстоянии к линии, услышал и голос далекого менеджера, что принимал заказ, клялся исполнить точно в срок, их фирма работает с тысяча восемьсот… великолепная репутация…

Ирма обернулась на стук шагов, улыбнулась ему почти так же светло и радостно, как Мраку. Почти так же, но Олег все же заметил разницу, это просто отраженный свет. Как Луна сияет отраженным светом Солнца, так и ему перепадает от величия и благородства Мрака, не станет же такой замечательный человек возиться с откровенным отребьем?

Он потер руки, сказал бодренько:

– Обед скоро?

Она взглянула на часы, чуть улыбнулась, ответила чистым музыкальным голосом:

– Через двадцать минут. Господин Мрак установил время, мы его не меняем…

– Хорошо, – сказал Олег. – А то господин Мрак весьма проголодался.

Глаза Ирмы, большие и внимательные, смотрели с немым вопросом. Олег дружелюбно улыбнулся ей. Она перевела дух, сказала тихо:

– Вам грозит опасность?

– Ну что вы, – сказал он легко. – Мы просто немного устали. Чуть отдохнем, поедем дальше. У нас бывает трудная работа.

– Я понимаю, – ответила она тихо.

– Насчет работы?

– Вы вчера вернулись едва живыми, – произнесла она с легким упреком. – Особенно господин Мрак… Я никогда еще не видела его таким измученным.

– Но сегодня-то он как огурчик?

Ее глаза смотрели ему, казалось, прямо в душу.

– Да, – ответила она тихо. – Просто удивительно, как он может так быстро отдохнуть. И даже поправиться…

– Это иллюзия, – заверил он, хотя Мрак, конечно, ускорив метаболизм, за ночь набрал потерянные в полете десяток килограммов плоти. – Он просто отъелся и стал выглядеть… шире.

– Пусть так, – ответила она просто. – Я не знаю, кто вы… Сперва я думала, что Мрак – агент правительственных организаций, уж очень он силен и все умеет, потом… потом стала считать его пришельцем из других миров. Теперь вижу, что он не один. Ведь я сидела у окна, а мне видна та единственная дорога, по которой можно к нам подняться… На ней никто не появлялся с утра. Как вы оказались здесь? Но это не имеет значения. Я знаю, что вы оба… очень добрые. Мрак подобрал меня, как утопающего котенка, хотя кто я ему?.. И все еще возится. А он сам нуждается в помощи. Но как ему помочь?

Олег улыбнулся ей как можно дружелюбнее.

– Просто быть, – ответил он. – Этого достаточно.

Она покачала головой:

– Я хотела бы что-нибудь для него делать.

– Просто быть, – повторил он. – Чтобы ему было за что воевать и… куда возвращаться.

Он замолчал, Ирма проследила за его взглядом. Со стороны дороги к запертым воротам подъехала старенькая открытая легковушка, похожая на раздолбанный «Запорожец». В кузове покачивались два больших бидона, мертво застыли три ящика с молочными бутылками.

Ирма тронула пультик. Ворота раздвинулись, легковушка въехала во двор и остановилась перед подъездом.

– Молочник, – объяснила Ирма. – Господин Мрак очень любит настоящее деревенское молоко. Даже если его нет, он велит покупать ежедневно свежее молоко, сметану и творог.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное