Юрий Иванович.

Уникумы Вселенной

(страница 11 из 58)

скачать книгу бесплатно

Консул промолчал, но в его ехидном взгляде ясно читалось: «Учили-то вас не здесь… И не я…»

Тайра поняла его выражение и неожиданно призналась:

– Да, скорее всего, мы поторопились. Но раз уж мы здесь, давайте поговорим о деле. Подобрана ли кандидатура для предстоящей операции? Кто он? Где он? Как лучше на него выйти?

Консул отставил фужер и взял лежащую на столе папку. Достав большую фотографию, он протянул ее Тайре.

– Вот этот человек. С его помощью мы можем достичь желаемого.

– О Творец! – воскликнула девушка с отвращением. – Какой он противный!

– Да, это не златокудрый Окапий, самый популярный и самый красивый певец в городе, – сказал дипломат вслух, а про себя подумал: «Тебе-то ведь, сучка, не привыкать – небось, ложилась и не под таких уродов!»

Словно услышав мысли консула, Тайра зарумянилась не то от злости, не то от стыда. А потом пояснила:

– Дело в том, что подобные мужчины всегда страдают комплексом неполноценности, осознавая свою непривлекательность. Они постоянно тушуются перед женщинами, особенно красивыми, стараются избегать с ними любого контакта.

– Ну, этот тип не из таких. Даже наоборот. Он считает себя очень умным и талантливым (честно говоря, это недалеко от истины) и уверен, что все женщины от него без ума. Все свои высокие заработки он тратит на первых попавшихся «красавиц», но регулярно пользуется еще и услугами нескольких проституток, которые ему нравятся и умеют его полностью ублажить. Плюс ко всему, у него есть тема в жизни, о которой он готов беседовать часами, лишь бы попался разбирающийся в этом вопросе собеседник. Для вас это будет прекрасная возможность для установления первого контакта и последующего более близкого знакомства.

– И что же его, кроме женщин, интересует в этой жизни?

– Вулканы! И все-все-все, что с ними связано.

– Ну надо же! – расстроилась Тайра. – Это как раз то, о чем я не имею ни малейшего понятия.

– Вы знаете, совершенно не обязательно быть профессором-вулканологом, чтобы поддерживать постоянный разговор с человеком, который сам во всем прекрасно разбирается. Мы тут сделали подборку материалов. – Консул встал и, подойдя к столу, достал из него пухлую папку каталогов с цветными фото. – Они очень интересные и легкозапоминающиеся. Если вы за несколько дней проштудируете то, что здесь собрано, – он положил папку на столик перед своими посетителями, – то у вас будет прекрасная «легенда». Вы с братом – отпрыски богатого знатного рода, любители попутешествовать и полюбоваться на достопримечательности. Особенно любите все, что связано с вулканами. После получения денег за проданное серебро, насытившись красотами Хрустального города, вы собираетесь плыть в место, где хватает различных вулканов, гейзеров и прочего подобного добра. Конкретную точку на карте выберете сами, большой роли это не играет.

– Да, братик, отдыхать нам не придется! – Девушка взвесила на руке намечаемые к изучению материалы.

– Трудно, конечно, – согласился консул, – но это самый реальный шанс, чтобы, не вызывая излишних подозрений, завязать тесное знакомство с этим человеком.

Занимает он, кстати, очень солидное положение в обществе. И это – дополнительные трудности. За те несколько дней, что у вас уйдут на подготовку и освоение на месте, наши службы подготовят и самым тщательным образом спланируют момент вашего первого контакта. Ибо от него будет зависеть весь ход операции. Старайтесь вести себя естественно, как избалованные дети богатых родителей. Воспользуйтесь услугами вашего случайного гида – боцмана. Не скупитесь на дорогие угощения. Даже если он и будет докладывать о ваших передвижениях, то пусть его докладные будут заполнены скучной рутиной туристов-любителей. А сейчас попрошу меня извинить, – консул посмотрел на часы и встал, – у меня назначена очень важная встреча, на которую нельзя опаздывать. Если вас еще что-нибудь интересует, спрашивайте у моего помощника. Он в курсе всех наших дел. Он также договорится с вами о дальнейших встречах и постоянной связи. Очень рад был познакомиться!

– Мы тоже! – Тайра отдала папку Халли, а сама протянула руку для прощания. – Но еще больше мы будем радоваться после успешного выполнения задания.

– И пусть поможет нам Творец! – с чувством, торжественно провозгласил консул. Но, провожая посетителей к двери, подумал: «Если то, что я знаю, правда, то Творец поможет мне избавиться от этих выскочек. Но что делать с остальными? И – с теми, кто их посылает на мою голову?»


Юниус, справившись с возложенным на него заданием по отправке кораблей в район искомого острова, связался с приемной шефа. Узнав, что Тасон уже ушел, он поинтересовался, какие были оставлены указания. В ответ секретарь продиктовал номер телефона, по которому нужно перезвонить. Дозвонившись, Юниус услышал скрипучий старческий голос:

– Я слушаю!

– Добрый вечер. Говорит Юниус. Меня попросили перезвонить по вашему номеру.

– Да, да! Одну секундочку…

И тут же в трубке послышался голос Тасона:

– Если освободился, давай немедленно ко мне. Где сейчас находишься?

– На Большой стене, пятый сектор.

– Прекрасно, тебе по прямой, записывай адрес…

– Не старенький, запомню!

– Ну, смотри, хвастунишка! – В голосе шефа послышался веселый скепсис. – Хоть раз поймаю на забывчивости, сразу отправлю на пенсию.

– Ой, как здорово! – обрадовался Юниус и тут же изменил тон: – А о чем это вы только что говорили?

– Ладно, ладно. Сейчас придешь, я тебе напомню. Малая стена, пятый сектор, двадцать восьмое здание, сто пятнадцатый этаж, квартира номер четыре. Академик Карней Пари из рода Пари.

– О-о-о!.. – восхитился Юниус. – Всю жизнь мечтал попасть к нему в гости!

– Если поторопишься, может, успеешь. – И совсем тихо, в самую трубку, добавил: – У меня к тебе огромная просьба.

– Сделаю, говорите.

– Совсем вылетело из головы, не купил цветы для хозяйки. Ты уж, будь добр, купи букет пошикарнее и подари от нас двоих, а то как-то…

– Понял, шеф. Устрою все лучшим образом! Бегу!

– Адрес не забыл?

– Если и забуду, мне любой прохожий подскажет. – В ответ раздались сигналы отбоя.

Бросив трубку и выскочив из пункта связи, Юниус бросился к ближайшему спуску, ведущему в Новый город. Через восемь минут, выйдя из таски, он уселся в кабинку радиального такси, курсирующего по прямой к Малой стене. Преодолев за двадцать минут восьмикилометровое расстояние, он вышел в самом шикарном районе города, обрамляющем Малую стену. В нем сосредоточились лучшие магазины, престижнейшие рестораны и самые известные увеселительные заведения города. Пройдя через ослепляющий блеск сверкающих неоновых вывесок, Юниус заскочил в цветочный магазин, прилепившийся к самой стене, и купил роскошнейший букет роз, с хихиканьем представляя, как оценит престарелая хозяйка дома такой страстный подарок от ее дряхленького почитателя (он, конечно, имел в виду Тасона). Потом отобрал одно из десятка имеющихся удостоверений, предъявил его у лифта и стал подниматься на стену, обрамляющую всемирно известный Старый город с Серебряной Пирамидой. Естественно, доступ туда разрешался не только тем, кто там работал или жил. Туристам тоже не отказывали, процедура получения была весьма проста. Но учет и контроль велся и был весьма строгим. В Старый город, например, не пускали тех, кто совершил в его пределах неблаговидные поступки или, что еще хуже, допустил святотатство или загрязнение Матери Пирамиды.

Найдя нужное здание, Юниус вошел в лифт древней конструкции, с полностью прозрачными дверями и стенами. Медленный подъем обеспечивал прекрасную просматриваемость всех внутренних коридоров и общественных помещений. Одним из этих помещений был супермаркет, расположенный чуть выше середины здания и повторяющий в точности свой прототип на первом этаже. И как раз там, среди снующих в тапочках постоянных покупателей, Юниус вдруг увидел особу, нанесшую ему сегодня унизительное оскорбление. Невзирая на недоуменные взгляды попутчиков, он нажал кнопку экстренной остановки и заставил лифт вернуться на уровень супермаркета. Выскочив на этаж, он бросился вслед мелькнувшей за стеллажами знакомой блузке с одной всепоглощающей мыслью: «Теперь ты от меня не уйдешь!» Поспешно проскочив несколько витрин с разложенными товарами, он, испугавшись потерять свою наблюдаемую, занервничал и, заметавшись в разных направлениях, вдруг столкнулся с ней лицом к лицу. Девушка даже вскрикнула и чуть не выронила из рук сумку с покупками.

– Господин! Вы мне чуть глаза не выкололи своими розами! – Потом, смахнув локон, упавший на лоб, удивленно раскрыла глаза: – Да это опять вы! – и, оглянувшись по сторонам, произнесла: – Может, вы какой-то маньяк? Может, вам надо обратиться к врачу?

Юниус, с кислым выражением лица, поправив розы, пробормотал:

– Глядя на вас, хочется стать колобком.

– А почему именно колобком?

– Потому что только колобок после двойной встречи с вами не сможет повеситься. А я чертовски люблю жизнь.

– Ну зачем же так мрачно? У вас еще есть несколько лет жизни! Попробуйте провести их с пользой! – въедливо посоветовала девушка.

Лицо Юниуса пошло красными пятнами.

– После общения с вами начинаешь придумывать самые благовидные мотивы для самых негероических поступков.

– А от вас ничего, кроме негероического, и не ждут! – И, подойдя к нему вплотную, прошипела: – Или вы собираетесь со мной драться?

Юниус отступил на несколько шагов и высокомерно произнес:

– Не в моих правилах наказывать физически слабый пол. Тем более что меня ждут и я очень спешу!

– Ой-ой-ой! Да я бы плюнула в глаза той женщине, которая ждет вас и накрывает стол к ужину! – И, повернувшись, пошла в направлении лифта.

– А я совсем не удивлюсь, если нет мужчины, который приходит к вам хотя бы иногда и хотя бы ужинать! – со злостью бросил ей вслед Юниус.

Абелия застыла, словно после удара, и медленно повернулась. И такая боль была в ее взгляде, что опешивший Юниус опустил глаза от неожиданности. А когда снова решился взглянуть в сторону девушки, той уже и след простыл. Только мелькнула ее тень в поднимающемся вверх лифте. Он бросился к параллельным шахтам, но там, как назло, долго не было свободной платформы, поднимающейся вверх. И после бесплодных двадцатиминутных поисков по всем этажам, получив на две сотни своих невразумительных вопросов сотню таких же бестолковых ответов, Юниус, отрешенно нажав кнопку звонка, предстал перед квартирой, в которой его ждали. Дверь открыл человек, лицо которого было известно очень многим жителям Океании – по портретам.

– Если не ошибаюсь, господин Юниус? – Широко улыбаясь, он указал в глубь помещения. – Проходите, проходите, мы вас уже заждались.

Из комнаты в прихожую вышел Тасон:

– Неужели ты опозорил разведку и забыл адрес?

– Как можно, шеф? Просто пришлось по пути провести небольшое служебное расследование. – Юниус встряхнул перед собой букет роз. – А где наша уважаемая хозяйка?

Тасон подошел к своему подчиненному вплотную и прошипел на ухо:

– Только не забудь, цветы от нас двоих!

Ответ последовал таким же заговорщицким тоном:

– Шеф, все под контролем!

И вдруг в прихожую из столовой вошла женщина, доставившая в этот день столько неприятных минут тайному советнику по странам Среднего моря.

– Хочу представить вам, – старый академик не заметил воцарившегося в друг напряженного молчания, – свою младшую дочь Абелию!

В ответ Тасон, понявший, что все идет не совсем как надо, чуть ли не шепотом произнес:

– А это мой заместитель и лучший сотрудник Юниус! – и, пытаясь привлечь внимание своего зама к происходящему вопросительным мычанием, добавил: – С цветами!

– Да я… Вот тут… – Опешивший Юниус пытался скрыть свое замешательство. – Цветы от этого… от этих… вернее, от господина Тасона с этими… лучшими пожеланиями…

– Это ваш заместитель?! – с возмущением вскрикнула Абелия. – Да он меня целый день преследует!

Тасон утвердительно закивал головой и, приняв скорбный вид, печально произнес:

– Что поделаешь, красавица, придется тебя арестовать за шпионскую деятельность, – и обратился к растерянному Юниусу, который не знал, куда деть цветы, – вот только забыл, на какую державу она работает?

Ничего не понимающий Карней Пари тем не менее решил взять нить происходящего в свои руки:

– Давайте все-таки сначала поужинаем! Не зря же Абелия старалась. Молодой человек, отдайте девушке букет, пока он еще не совсем поломался. Абелия, поставь цветы в вазу и приглашай свое, если так можно выразиться, начальство к столу. Ведь если я правильно понял, именно под руководством этого симпатяги ты и будешь плодотворно трудиться? Как раз там, куда ты так настойчиво рвалась.

– Под его руководством?! – ужаснулась Абелия и презрительно скривила губы: – Никогда!

– А вот эмоции, голубушка, надо сдерживать! – Тасон забрал букет у своего зама и вложил в руки девушки. Потом отечески взял ее за плечи и повел в столовую. – В нашей работе все должно сводиться к выполнению поставленных задач, и я категорически запрещаю своим подчиненным любые отношения, могущие негативно отразиться на конечном результате.

Академик тем временем, подталкивая упирающегося Юниуса, тоже вошел следом и жестом указал на красиво сервированный стол:

– А я считаю, что возле этого изобилия вообще ни о каких делах не говорят. Разве что за десертом.

Когда все расселись за столом, хозяин разлил вино по красивым бокалам с витиеватым орнаментом. Молодые люди сидели раскрасневшиеся и принципиально не смотрели друг на друга. Хитро переглянувшись, старики подняли бокалы, и академик Карней сказал:

– Давайте выпьем за наше здоровье и благополучие!

А главный ведущий Тасон добавил:

– И за успешное начало сотрудничества!

Глава 11
Хардия

Два человека лежали на специально сделанных платформах, которые могли менять угол наклона и даже вращаться вокруг продольной оси. Запястья и лодыжки лежащих были туго привязаны к платформам прочными широкими лентами. Такими же лентами, но уже свободней, к ложу были прихвачены бедра, живот, грудь и плечи. Еще одна лента проходила по лбу каждого мужчины, не давая им возможности поднять или повернуть голову. Платформы с участниками эксперимента стояли в импровизированном бассейне, сделанном из четырех прозрачных тонких листов пузырита, плотно сжатых в местах соединения винтовыми зажимами. Вокруг бассейна копошились самые известные в главном госпитале врачи, имеющие большой опыт работы в реанимационном и функционально-восстановительном направлении.

Только что вошедший Вителла поздоровался с теми, кого он сегодня еще не видел. Верховный жрец обернулся и махнул рукой, подзывая его к себе.

– Ты вовремя! Я уже хотел было посылать на твои розыски.

– Ваше святейшество! Я же вас просил вообще меня не отпускать, я бы здесь принес гораздо больше пользы.

– Еще наработаешься! – пообещал Райгд. – Пользуйся молодостью и наслаждайся жизнью. А сейчас давай помогай проверять аппаратуру и ставить датчики на нужных точках тела.

Вителла тут же присоединился к персоналу и техникам, обслуживающим многочисленную аппаратуру. Все приборы медицинской диагностики были самых последних модификаций, совсем недавно закупленные и доставленные из Океании. Райгд никогда не скупился на подобное оборудование, считая необходимым иметь в своем распоряжении все самое лучшее и самое современное.

Проверив правильность присоединения датчиков в местах пульсовой диагностики, на сердце, шее и выбритых участках головы, Вителла и его помощники вылезли из пустого пока бассейна по приставным лесенкам. Хоть все и были в легких одеждах, капельки пота покрывали лбы и шеи, заставляя время от времени вытираться платками. Вентиляция, работающая в полную силу, не могла существенно понизить окружающую температуру, которая держалась на отметке в тридцать шесть градусов. Да и цель такая не преследовалась – для чистоты эксперимента.

Райгд подошел к декёрлу и похлопал его по плечу:

– Давай, начинай! Ты заварил эту кашу, ты и командуй продолжением.

Один из мужчин, привязанных к платформе, неожиданно заговорил хриплым, срывающимся голосом:

– Святейший! Меня терзает страх перед неизвестным будущим.

– Все в руках Творца нашего! – прочувствованно молвил жрец. – И я ведь дал вам торжественную клятву даровать прощение и жизнь после завершения эксперимента.

– Меня печалит и страшит совершенно другое, ваше святейшество!

– Говори, сын мой.

– Если вдруг что-то не получится и я останусь калекой или умственно неполноценным, дайте мне слово, что прекратите мои мучения в тот же час, когда убедитесь в этом.

Я не хочу, чтобы мое тело в таком случае и дальше подвергалось различным опытам.

Райгд долго смотрел на молодого красивого человека, который должен был распроститься с жизнью уже более двенадцати часов назад.

– Будем надеяться на благополучный результат. – Видя, что его хотят перебить, Райгд успокаивающим жестом поднял руку и продолжил: – Но если что-то не удастся, обязуюсь немедленно прекратить твои страдания.

– Спасибо, ваше святейшество!

Мужчина, распростертый на вращающемся ложе, облегченно вздохнул. Он явно успокоился и смирился с неведомым. Другой мужчина, которого ожидала та же участь, не говорил ни слова. Только буравил тяжелым злым взглядом окружающих, и все его красивое тело слишком уж обильно было покрыто бисером пота.

Выждав еще некоторое время и получив от верховного жреца утвердительный кивок головой, Вителла скомандовал:

– Открыть краны заполнения!

Один из помощников тут же открыл кран, и шумный поток воды хлынул в бассейн. Через несколько минут жидкость, поднявшаяся до тел, стала покрывать их, подбираясь к лицам, которые были несколько выше, чем ноги. Стрелки приборов, измеряющих пульс и давление, ускоренно запрыгали, фиксируя отчаянное сопротивление организма предстоящей смерти. И вот жидкость покрыла рот, а потом и нос мужчин, не имеющих возможности поднять голову над уровнем воды. Тот мужчина, который огласил свою последнюю волю, желая ускорить неизбежное, открыл рот и сделал резкий вдох. Тело забилось в конвульсиях, но крепкие повязки удержали его на месте, и оно, напрягшись в последний раз, расслабилось и замерло. Тем временем вода поднялась еще сантиметров на тридцать, и Вителла дал команду прекратить ее подачу. Второй мужчина все это время держал воздух в легких, не выпуская, оттягивая последний момент и с бешенством разглядывая своих мучителей сквозь образовавшийся над ним слой жидкости. Но вот и он не выдержал. Из перекошенного болью рта вырвался пузырь воздуха, и на поверхность донеслось сдавленное судорогой рычание, перешедшее в захлебывающиеся звуки. После повторения процесса агонии и второе тело явно распростилось с душой.

– Начинаем двадцатиминутный отсчет!

Заранее было оговорено, что этого времени вполне хватит для первого эксперимента. За двадцать минут жизнь окончательно покинет свою физическую оболочку. Ведь не было ни одного случая оживления утопленников, которые находились без кислорода так долго. Если же в теле возобновятся какие-нибудь жизненные функции, то опыт можно будет считать удачным.

Сначала в первом, а потом и во втором случае поступили доклады от склонившихся над приборами медиков, что нервная и сердечно-сосудистая системы прекратили свою деятельность. Тогда Райгд, Вителла и главный невропатолог Бензик залезли в бассейн и, стоя по грудь в воде, принялись непосредственно обследовать утопленников.

– Пульс нигде не прощупывается!

Жрец и его помощник тщательно ощупали тела со всех сторон. Затем вместе с невропатологом они стали проверять рефлекторные сокращения, которые наблюдаются у всех тел, имеющих нервную систему. Эти сокращения наличествуют даже при полной отчужденности центрального органа, например головы. Бензик специальной длинной иглой стал укалывать в центры нервных окончаний.

У тел утопленников это вызывало мышечные сокращения. Так, в принципе, и должно было быть. Но неожиданно человек, сидящий над экраном прибора, датчики которого были прикреплены к мозгу, удивленно сказал:

– Наблюдаются вспышки активности мозга!

А вот это уже было нечто из ряда вон выходящее. Но последующие уколы иглой только подтвердили первый всплеск волн, которые фиксировались при работе определенных участков мозга.

– Пошла двадцатая минута!

Вителла и Райгд повернули платформы так, что тела повисли лицом вниз, а ноги приподнялись выше уровня головы. Тут же Вителла дал команду:

– Открыть сток воды!

И меньше чем за минуту мокрые блестящие платформы поднялись над уровнем воды со свисающими на полосках безжизненными телами. Трое исследователей, встав на колени, внимательно всматривались в лица утопленников, у которых изо рта и носа стала выливаться вода. Вителла первым заметил дрогнувшее веко и тут же почувствовал конвульсивное движение грудной клетки.

– Получилось! Они оживают!

В тот же миг раздались голоса наблюдающих за организмами по приборам:

– Есть первый пульс на первом объекте! Есть пульс на втором!

– Возобновляется сердечная деятельность! Пошли мозговые сигналы!

Оживающие мужчины, закашлявшись, стали выплевывать скопившуюся в легких воду. Верховный жрец вдруг показал рукой Вителле на красный окрас отхаркиваемой жидкости:

– По-моему, кровь! А в случае с Халидом было нечто подобное?

– Нет! Вода была нормального, естественного цвета.

Между тем тела людей, подвергшихся эксперименту, стала сотрясать мелкая дрожь, а из легких, вслед за кровяной сукровицей, последовали кошмарные стоны, свидетельствующие о тяжелых мучениях.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Поделиться ссылкой на выделенное