Юрий Иванович.

Невменяемый колдун

(страница 7 из 59)

скачать книгу бесплатно

Кремон прокручивал эти воспоминания перед мысленным взором, словно вехи долгого пути.

Вот мать его купает. Тоже в ванне, только поменьше… Вот он пришел с огромным синяком под глазом. Первый раз – в шесть лет. Потом, чуть позже, синяков было не сосчитать. Царапины, разбитая губа. Выбитый зуб… Благо, что молочный. Вывихи, ушибы, шишки… И каждый раз именно мать снимала боль, лечила, ругала и утешала одновременно. Именно мать и заметила, что после таких «боевых» стычек с обидчиками раны на теле сына затягивались неестественно быстро. Особо и лекарств не надо было. А вот сами обидчики страдали неимоверно: по нескольку дней после драки у них наблюдались жуткие расстройства желудков. И тем как раз никакие медицинские препараты не помогали. Лишь со временем некоторые матери догадались о причине недугов и сразу потащили страдавших поносом к Эль-Митолану-врачу. Только тот мог снять наложенный недуг, не особо вдаваясь в причины и поиски человека, наложившего заклятие…

Именно мать сопоставила все наблюдения и отвела мальчика на пробу выявления Признаков. И с девяти лет – на год раньше, чем другие в подобных случаях – Кремон стал жить ожиданием чуда. Ожиданием превращения себя в немыслимое и волшебное существо, могущее повелевать стихиями, материей и пространством.

А когда ему исполнилось двадцать, случилась беда с матерью. Отец забросил все дела, фактически обанкротился, и если бы не всемерная поддержка дяди Кралси и всей его семьи, то и дома пришлось бы лишиться. Хоть для Кремона это ничего не значило: месть вытеснила из его жизни даже заботу об отце. Месть и ожидание своего часа наступления могущества.

И вот ему двадцать четыре. А Всплеска нет! Месяц, два, три… И потянулись дни, полные отчаяния, – он остался таким же, как большинство. Оставалось одно: отомстить наибольшему количеству драконов и умереть в последней, кровавой схватке. И снова помог дядя Кралси. Вернее, просто заставил изменить маршрут и сделать огромный крюк к селению Агван.

И вот чудо свершилось: Кремон стал Эль-Митоланом! Пока еще не полным, пока еще не пользующимся своим могуществом. Но до ночи он сможет вытерпеть. А в полночь все свершится окончательно! После всех разочарований, черной безысходности и злого пессимизма ему отчаянно хотелось жить, учиться и бороться с новыми силами против ненавистного врага. Совершить нечто такое, от чего раз и навсегда в мире наступит вечная справедливость и восторжествует непоколебимый мир.

«Сегодня в полночь… Странно, кто же приедет в гости к хозяину замка? Так поздно? Да еще инкогнито? Да еще осмелится отказаться от тетушкиных угощений?! Неужели в окрестностях живут отшельники Эль-Митоланы?..

Ничего! Лишь только сила вольется в тело, я попробую изученный заочно метод связи с себе подобными. И если те будут без блокирующих Щитов, запросто увижу их приблизительные контуры. А может, и лица удастся рассмотреть. Наставник не задал вопросов по поводу моего предварительного обучения и не догадывается о полученных мною теоретических знаниях.

А значит, запрета на подобные попытки скорей всего не последует. Разве можно себе представить, что ученик умеет делать нечто подобное? И весьма бы удивился, если бы узнал: КТО мои первые наставники. Хотя и те отзывались о Хлеби с восторгом и почтением. Правда, никто так и не смог сказать, почему такой знаменитый Эль-Митолан оказался в далекой глуши. Ссылка это или добровольное затворничество? Многие говорили, что Хлеби был очень близок с королем, но лет десять назад впал в немилость и без особого шума изгнан из столицы. Но дядя Кралси на подобные высказывания презрительно фыркал и глубокомысленно изрекал, что таких людей изгонять опасно для государства. Их, мол, или награждают, или… И после этих слов делал выразительный жест по горлу.

Да и выглядит здешний хозяин так, словно находится на заслуженной и почетной пенсии. Хотя какая может быть пенсия? В его возрасте только-только входят во вкус своей работы и набирают самый верхний предел своего магического потенциала. Но почему же тогда он здесь? В столице у него намного больше шансов достичь чего угодно. Кстати, а чего ему угодно? Вот этого я и не знаю. А интересно бы узнать…»

Кремон пошевелился в ванне и с удивлением отметил весьма остывшую воду. Тут же добавил горячей. Во весь напор. Вновь отогрелся и принялся ожесточенно тереть мочалкой раскисшее от долгого лежания в воде тело. Хотя часов рядом не было, внутреннее чувство позволяло предположить, что до ужина еще время есть. В оставшиеся полчаса Кремон успел все: и побриться, и подровнять ножницами неровно торчащие волосы, и одеться в свежую, приятно радующую новизной одежду.

И ровно без трех минут восемь спуститься в гостиный зал. Никого там не было, но стол уже накрыли и сервировали на четыре персоны. Хоть хозяин и предупреждал о своем отсутствии. Несколько блюд пряталось под плотно накрытыми крышками. Остальное место занимали салаты, залитые маринадом кусочки рыбы и большая ваза жареных грибов. Грибы Кремон просто ненавидел и ужаснулся при мысли, что тетушка станет упрашивать попробовать хоть ложечку. Выход напросился сам: быстро поменять место приема пищи. Не раздумывая больше ни секунды, Кремон переставил свои приборы и тарелки с бокалами на правую сторону стола. Рядом с местом дворецкого. Лишь только он это сделал, появился и сам Коперрульф. Довольно улыбаясь, он сильно потер ладони и быстро уселся на свое место, немного с удивлением кося глазами на садящегося рядом ученика. Затем принюхался к рыбе и радостно крякнул, заметив вазу с грибами:

– Обожаю! Язык можно проглотить!

– А я вот наоборот: смотреть на них не могу, – признался его новый сосед по столу. – Пожалуй, единственное, что претит моему организму.

– Странно…

– Мама рассказывала, что в трехлетнем возрасте, когда мы были на пикнике в лесу, я нашел и чуть ли не полностью съел огромный и очень красивый мухомор.

Последнюю фразу услышала вошедшая в зал тетушка Анна. Она поставила на стол еще две вазочки с вареньем и всплеснула ладонями:

– Почему за тобой никто не смотрел?!

– А я никуда и не отходил: сидел рядом с родителями, дотянулся до соседнего куста, понравился грибок яркой шляпкой. Ято всего этого не помню, мать рассказывала. Но зато теперь впихнуть в меня гриб можно только после моей смерти.

– Поэтому ты и пересел от меня на другую сторону? – строго спросила домоправительница. – Я что, садистка? Насильница?!

– Да нет… – Надо было срочно вспомнить еще одну причину для самовольства. – Просто у нас в семье всегда правая половина стола отдавалась мужчинам, а левая исключительно женщинам.

– Только что придумал? – все же обиделась тетушка.

– Да нет, правда! – Хорошо хоть врать не приходилось: такой обычай действительно практиковался у них дома. Да и на большинстве застолий столицы. Видимо, это знала и тетушка, потому как смиренно вздохнула и уселась на свой стул с подушкой.

– Ладно! Но если будешь кушать мало, я не поленюсь прийти к тебе на помощь! Не стесняйся, бери все, что тебе нравится. А ты чего такой довольный? – обратилась она к дворецкому.

– По двум причинам: из-за грибов, – он навалил в свою тарелку больше половины прожаренного с луком лакомства, – да и торги прошли успешно. Даже не просто успешно, ибо при таких ценах нас просто ограбили. А просто очень интересно и поучительно.

– Можешь и нам рассказать, – милостиво разрешила домоправительница. И тут же строго добавила: – Только не с полным ртом! Так и подавиться недолго.

– Еще бы! Такая вкуснотища!.. Так вот: желающих купить оказалось в три раза больше, чем животных, выставленных на продажу.

– И все они пришли? – удивился Кремон. – То-то я слышал какой-то шум во дворе, когда купался в ванне. Думал, показалось.

– Точно – толпа! Чуть ли не весь поселок привалил. Я даже растерялся поначалу. Хорошо, что староста уже давно все продумал, и весь процесс торга свелся к обыкновенному розыгрышу лотереи. Или жребия, как вам будет угодно. Кому выпало счастье, платил денежки и уводил купленное животное. Но и это не все! Берки оставил за собой лично право продать трех похасов по его усмотрению. В самом начале одного верхового он купил для поселковой управы. Хоть и вызвал этим небольшое волнение и ворчание. Ведь и пиявке понятно, кто им будет пользоваться. Но вот двух гужевых похасов он распределил весьма справедливо: одного – вдове, у которой четверо детей подрастают. А второго – самой многодетной семье: у них там двенадцать наследников наплодилось. Мало того, оплату произвел из своего кармана, обязав вдову и многодетного отца оплатить долг в течение года. Справедливость получила всестороннее признание и одобрение. Впоследствии лотерею разыграли вообще празднично: под довольный смех и шутки. Так что этот Берки – весьма умный мужик. Недаром наш Эль-Митолан его поддерживает!

Коперрульф рассказывал не спеша, делая солидные паузы для поглощения своих любимых грибов. Кремон тоже не отставал, хотя, садясь за стол, совсем не чувствовал голода. Но здоровый молодой организм перестраивался моментально: недавнее голодание осталось в прошлом, и началось усиленное привыкание к изобилию. Тетушка Анна, ревниво наблюдавшая за сотрапезниками, осталась, в общем-то, довольна. Но так и не смогла удержаться от чрезмерной заботы:

– А почему ты не ешь десерт? Он тебе не нравится?

– Ну что вы! – поспешно воскликнул Кремон, но тут же спохватился и пошел на попятную, переживая, что его опять начнут угощать насильно. – Просто на ужин я стараюсь не есть много сладостей. Потом спать тяжело.

– Наоборот, приятные сны будут сниться! – не сдавалась старушка.

– И сегодня лечь придется слишком поздно, – напомнил кандидат в Эль-Митоланы. – Как бы наставник не обругал за обжорство.

– В нашем роду все добрые! – тетушка Анна гордо выставила подбородок вперед. – И мой племянник – не исключение. Он всегда настаивает, чтобы в доме все были сыты. Итак, говори: что будешь на сладкое?

– Ну… я даже не знаю, – Кремон панически обвел взглядом тарелки и блюда с десертом.

– Может, хочешь чего-то, что здесь не хватает?

– Вообще-то… – Кремон ухватился за спасительную мысль, спешно вспоминая то, что ему действительно очень нравилось. А то вдруг сейчас это и подадут? – Я с детства просто обожаю вишневый мармелад.

– Надо же! – На лицо хозяйки набежала хмурая тень досады. – А вот его-то как раз и нет…

– Не важно! Я ведь знаю, какая это редкость.

– Я сказала, здесь нет! В смысле, на этом столе. Но мне кажется…

Тетушка произнесла последнее предложение в стремительном движении в сторону кухни, так что последние слова так и не удалось расслышать. Коперрульф погладил себя по слегка выпирающему животику и миролюбиво пробормотал:

– О! Если тебе повезет, может, она и вишневый найдет.

– У нее что, есть все?! – Кремон с недоверием выделил последнее слово.

– Раз в две недели, – стал подробно пояснять дворецкий, – из Лиода доставляется две-три телеги товаров. Любых, которые мы посчитаем нужным иметь в доме. Эль-Митолан делает заказы в своей отрасли. Я – то, что считаю нужным для замка и его отличной функциональности. А уж тетушка Анна дает порой немыслимые списки как на продукты, так и на готовые кулинарные изделия. А раз в два месяца или отправляется караван, или доверенное лицо с деньгами в столицу. И уже оттуда идет доставка того, что нельзя купить поблизости. Порой пять, а то и шесть телег за один раз прибывают. Так что, молодой человек, деликатесов у нас хватает. Если что, не стыдно будет самого короля принять. Да еще и со всей свитой.

– Ну да, – хмыкнул Кремон. – Попрется он на эту тихую окраину!

– А я и не говорил о его приезде! – обиделся дворецкий. – Лишь утверждаю, что мы готовы к любому визиту.

В этот момент в зал вошла счастливо улыбающаяся домоправительница. В руках она несла большую коробку с красиво уложенным в ней мармеладом разной формы.

– Вот! Знала, что найду. – Старушка торжественно поставила коробку перед Кремоном. – Угощайся!

– Ой, спасибо! – от души обрадовался тот. – Прямо сказка из счастливого детства!

– Вот видишь! А как на вкус? – Она с материнской улыбкой смотрела, как парень с блаженством перекатывает мармелад во рту.

– Не выдержу! Объемся и помру молодым!

– Не молодым, а юным! – наставительно произнес Коперрульф, с трудом выбираясь из-за стола. – Молодой – это я. Спасибо за ужин! Пойду, пройдусь по конюшням.

– И я с вами! – тоже вскочил Кремон.

– А мармелад?! – воскликнула домоправительница. И решительно добавила: – Тогда бери с собой.

– С удовольствием! – парень схватил коробку и галантно поцеловал тетушкину ручку. – Огромное спасибо за ужин. А уж за вишневое удовольствие, даже не знаю, что и сказать.

– Ничего не говори, – улыбнулась старушка. – Просто кушай на здоровье!

Торнадо и Воспламенение

Оказавшись в конюшнях, Кремон сразу же отстал от Коперрульфа и направился к стойлу с понравившимся ему красавцем, держа коробку с угощением под мышкой и время от времени доставая оттуда очередной лакомый кусочек. Когда подошел ближе, с удивлением заметил, что конь ушел вглубь и там прижался к задней стенке.

– Посмотрите на него! Даже здороваться не хочет! – возмутился Кремон таким поведением коня. Но тот на это никак не среагировал. Наоборот, делал упорно вид, что в конюшне он сам одинешенек. – Да ты еще, может, на меня обижаешься?

Торнадо скосил на посетителя глаз.

– Неужели? За то, что меня сбросил, вроде как я обижаться должен.

Конь шумно фыркнул и презрительно хлестнул хвостом себя по боку.

– Надо же! Он хулиганит, а потом еще и обижается! Скажи спасибо, что тебя не продали. А то уже сегодня бы плуг таскал!

Животное в ответ опять изобразило полное равнодушие.

– Да-а! Ты, я вижу, капризный до неприличия. Но когда тебя запрягут в телегу, характер твой изменится кардинально!

Неожиданно Торнадо повернул в сторону человека голову и внимательно посмотрел на него двумя глазами.

– Конечно! Ты еще скажи, что исправишься и больше так не будешь, – иронизировал Кремон, непроизвольно протягивая пустую ладонь в сторону коня. А тот вдруг сделал два шага в его направлении и наклонился к ладони. Парень сдержал готовую отдернуться руку лишь большим усилием воли. Уже мысленно представляя наказания, которые падут на его голову от Эль-Митолана за полученную травму. Но Торнадо лишь прикоснулся к руке носом и, сделав еще шаг, потянулся к лицу человека.

– Да ты никак целоваться лезешь? – опешил Кремон и от напряжения даже дышать перестал. Но опять ничего плохого не произошло. Конь словно проверял: нет ли у человека плохого запаха изо рта. – Да нет, с зубами у меня все в порядке. И не дыши на меня так сильно! Или это у тебя такая манера пугать людей?

Торнадо, естественно, не отвечал, но продолжал разглядывать визитера то одним, то другим глазом и тщательно принюхиваться. А потом резко ткнул мордой под мышку Кремона. Парень тут же догадался, что так заинтересовало коня.

– Мармелад! Или тебе нравится вишневый запах?.. Так бы сразу и сказал! Сейчас я тебе дам на пробу.

Он достал из коробки кусок мармелада и подал угощение на протянутой ладони. Конь взглянул на него с подозрением, еще раз тщательно понюхал, а потом осторожно подхватил губами. Было понятно, что раньше он такого не ел и пробует впервые. С минуту Кремон напряженно ждал реакции от животного. Но когда тот опять шумно фыркнул и требовательно потянулся к коробке, с облегчением засмеялся:

– Вот, оказывается, какой ты сладкоежка! Такой же, как и я! Давай, пробуй еще! Если тебе это понравится, я готов вообще его не есть. Вкусно?.. Еще бы! Сам оторваться не могу. Бери еще… Надо же!.. Э! Стоп, стоп! А целоваться-то зачем? Ведь я на мармелад не похож…

Когда через полтора часа дворецкий вышел из конюшен, то с удивлением заметил прогуливающуюся парочку. Но если в сгущающихся сумерках явление Кремона выглядело вполне естественно, то, узрев рядом с ним Торнадо, Коперрульф несказанно изумился. Они вдвоем прохаживались по периметру внутреннего двора, и парень рассказывал что-то явно веселое, ибо часто смеялся сам, а его смех перебивало довольное конское фырканье.

– Вот и не верь после этого в чудеса! – пробормотал дворецкий себе под нос. Направляясь к дому, он постоянно оглядывался на человека с животным. – А ведь такого красавца чуть не продали!


За час до полуночи пунктуальный ученик находился в обеденном зале дворца и с нетерпением дожидался появления своего наставника. Прохаживался он в основном возле окон и с удивлением кидал взгляды в сгустившуюся ночную черноту, слегка расцвечиваемую низко висящими над горизонтом лунами. Но никакого движения на подъездах к замку не наблюдалось. Дорога была пустынна, встречающих тоже не было видно. Может, гости приехали чуть раньше, когда Кремон проводил успешную попытку подружиться с Торнадо?

Кремон замер и внимательно прислушался. Стояла полная тишина. Ну, если не считать естественного шума, несущегося с хозяйственного двора. С кухни тоже не слышалось поспешных приготовлений: скорей всего и кухарка, и прачка уже спали. А домоправительница, по слухам, вообще ложилась рано, если ее не предупреждали заранее. Коперрульфа Кремон видел мельком, когда тот выходил из конюшен. А вот отсутствие хозяина замка почему-то вызывало наибольшую обеспокоенность. На больших часах в глубине залы минутная стрелка указывала десять минут сверх назначенного времени.

И тут послышался звук открываемой двери, а затем и приближающихся шагов. Вошедший в зал Эль-Митолан Хлеби явно красовался особым темно-синим костюмом, одеваемым для торжественных мероприятий. А на плечах его развевалась белая мантия, поделенная на квадраты золотыми и черными полосками. Почти всю ее пересекала изломанная красная молния. С горделиво поднятой головой наставник прошествовал к своему ученику и торжественно возложил правую руку ему на плечо:

– Готов?

– Уже давно! – выпалил Кремон, но голос при ответе немного сорвался и охрип.

– Вот и прекрасно! Тогда прими гасящий эликсир. – Хозяин замка протянул ученику другой рукой пузатую бутылочку и поощрительно улыбнулся: – Заодно и горло освежишь.

Кремон не заставил себя упрашивать дважды. Гасящий эликсир являлся необходимой составляющей Обряда Воспламенения, успокаивал нервную систему, вводил организм в транс и позволял легче переносить довольно бурный процесс Обряда. Производился эликсир к тому же на основе сладких и алкогольных ингредиентов и получался весьма приятным на вкус. Бывали, правда, случаи, когда эликсиром не пользовались по тем или иным причинам. Но тогда весь Обряд проходил в жутких физических болях для новообращаемого Эль-Митолана.

Кремон также знал, что эликсир принимают непосредственно на самом ложе, применяемом для Воспламенения, в окружении трех действительных Эль-Митоланов. Но раз наставник приказал сделать это сейчас, возражать или расспрашивать о непротокольных изменениях не было ни малейшего резона. Видимо, на то существовали веские причины.

И действительно, лишь только они двинулись в сторону коридора, Хлеби стал объяснять:

– Я тебе уже говорил: мои друзья и наши коллеги пребывают здесь тайно. И имеют на это полное право. Но в связи с желанием не раскрывать своего инкогнито они не хотят быть узнанными впоследствии.

Они прошли дверь, ведущую в подвалы, и стали спускаться по лестнице с деревянными ступенями. Кремон уже почувствовал действие эликсира и поэтому мотнул головой, разгоняя туман в мыслях:

– Понимаю. Иногда лучше не знать лишнего.

– Вот именно! Спокойней спать будешь.

Они спустились в подвал и открыли мощную дверь из дубовых досок, окованных железом. За ней открылась еще одна деревянная лестница, ведущая вниз. На спуске наставник продолжил:

– Во время Обряда сознание почти не работает, но иногда бывают всплески просветления, и ты вполне можешь рассмотреть и запомнить тех, кто тебя будет окружать. Во избежание этого я наложу тебе на глаза плотную повязку. Постарайся ее не трогать.

– Постараюсь… – Состояние Кремона уже достигло точки сильного опьянения, поэтому он старался аккуратно ставить ногу на каждую следующую ступеньку.

– Мы будем проводить обряд в моей самой нижней лаборатории.

– Это здесь, что ли? – ученик попытался рассмотреть помещение, в котором они оказались.

– Нет! – Эль-Митолан прошел дальше, не останавливаясь, и открыл ключом небольшую, но состоящую из кованого листа железа дверь. За ней оказалась еще одна лестница, но уже вырубленная в камне. Она круто уходила далеко вниз, и только в самом ее конце горело яркое пятно света.

– Вот повязка, надеваю! Как себя чувствуешь?

– Как мотылек с нарушенным центром тяжести и потерявший зрение. Но дойти смогу! – заверил Кремон заплетающимся языком.

– На всякий случай я тебя буду придерживать: ступени здесь довольно крутые. И не трогай повязку!

Спускались не спеша и в полной тишине, но когда вышли на яркий свет, Кремон сразу почувствовал чье-то присутствие. Его осторожно уложили на вполне удобное ложе, предварительно раздев до пояса. Хоть в глубоком подвале и чувствовалась освежающая прохлада, действие эликсира сказывалось все больше и больше. И уже минут через пять готовый к Обряду ученик совсем не ощущал своего тела. Лишь по небольшой щекотке на внутренних сторонах ладони и в области ключицы Кремон понял, что необходимые надрезы произведены.

А затем огненный смерч ударил по скованному сознанию, опрокинул его и поволок в пропасть с ледяной мглой, которая, в свою очередь, без перехода сменилась парализующими вспышками цветных столбов света. Затем – подташнивающий полет в абсолютной пустоте и вновь огненный смерч. Зрительные образы сопровождались серией таких кошмарных, непредсказуемых и странных звуков, что нельзя было и предположить их существование в этом мире. И такой калейдоскоп в сознании сменялся то ускорением, то зависанием в одной из своих ипостасей. Изредка проблески разума возвращались в нечувствительное тело, и тогда Кремон слышал невнятные голоса, нечто твердое под своей спиной и плотную повязку при попытке открыть глаза. Он знал, что Обряд продолжается два часа, но и представить себе не мог, насколько долгими покажутся эти часы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Поделиться ссылкой на выделенное