Юрий Иванович.

Месть колдуна

(страница 3 из 50)

скачать книгу бесплатно

Но склонившийся для лучшего рассмотрения Молчуна над столом дворецкий после этого странно переглянулся с домоправительницей, и оба одновременно пожали плечами в недоумении. Однозначно, что Молчун их заинтриговал больше всех. А может, и не только заинтересовал, а был элементарно узнан и теперь они удивлялись ненужному маскараду? Как бы там ни было, Кремон умудрился за время ужина не проронить и единого слова, только подтвердив полученное прозвище.

Во время десерта к ужинающим присоединился Давид Сонный. Хоть ему прямо не говорилось, но уж он-то прекрасно понимал, с кем Хлеби Избавляющий возвращается в Агван. А опознать в Молчуне своего давнего воспитанника для него вообще не составило труда. Подключаться к вежливому и вялотекущему разговору он не стал, ибо справедливо предполагал окончание ужина и спешил насытиться с проворством изголодавшегося бездомного бродяги.

Хозяин замка тем не менее затягивать ужин для себя и Кремона не собирался. Лишь проходя мимо Давида, успокоительно хлопнул того по плечу:

– Не торопись, догонишь нас в долине. А вы все можете отдыхать! Кроме Молчуна.

Судя по открывшемуся уже рту Коперрульфа, тот тоже собирался напроситься в провожатые, но, наткнувшись на многозначительный взгляд хозяина замка, вернулся к прерванному десерту.

В многострадальную долину между скал отправились пешком. Благо было не так далеко, да и лошадей потом стреножить и прятать не придется. Помимо этого прогулка оказалась полезной после обильного ужина. По пути опытный колдун стал вводить молодого коллегу в курс предстоящих учений.

– Процесс формирования и создания атмосферного коллапсирования тебе известен досконально. Самый большой минус такого магического действия – это его длительная подготовка, минимум двадцать минут. А то и больше требуется для создания и сбор в единую структуру всех заклинаний, формул и переплетения энергетических потоков. Мало того, еще до десяти минут уходит на трансформацию структуры в заданное место. И уже только тогда Эль-Митолан использует источник энергии, чаще всего стационарный, который запускает в действие все подвластные нам стихии. На это тоже может уйти до пяти минут. С этим ты спорить не станешь?

– Ради хвастовства и лести своему наставнику сбросил бы с этого количества пару минут. – Кремон при испытаниях в долине показывал и лучший результат, но Хлеби оперировал общими данными и не откликнулся на шутку, продолжая вещать менторским тоном:

– Так вот, в нашем случае мы смело можем сбросить со счетов эти последние пятнадцать минут. Вопрос стоит только в том, чтобы создать «структуру отката» заблаговременно, предвидя критическое развитие событий. Потом ее достаточно держать в готовом состоянии хоть целые сутки.

– Да, пожалуй, магической энергии на большее время не хватит…

– Или другой Эль-Митолан будет подзаряжать носителя структуры. Если же атаковать литанрой неожиданно, никакой щит не выдержит больше одного удара.

– Бесспорное утверждение.

Только вот как предвидеть это самое критическое развитие событий?

– Тренируй свое воображение постоянно, и светлые волны озарения омоют твое будущее! – позволил себе пофилософствовать Хлеби Избавляющий. – Никто не станет тебя атаковать, например, во время сна, при огромном скоплении разумных существ, занимающихся мирными делами, или при доверительной беседе. Если тебя начнут окружать для попытки ареста, должны сработать твои инстинкты разведчика и засечь сжимающееся кольцо захвата.

– Хм…

– Только так! Я думаю, чувство опасности ты сможешь уловить. Да и возможностей попрактиковаться у тебя будет хоть отбавляй. Продолжим о нашем деле. Итак, структуру отката ты держишь постоянно активированной, но без адреса и не подпитывая энергией. Но чтобы структура сработала без твоего приказа, нужно использовать еще один немаловажный секрет. Ведь стрелять могут в упор, со спины, и тебе может не хватить тысячной доли мгновения для активации. Этим вместо тебя займется вот этот амулет. Или, как его называют в древнем описании, модуль. Лишь только в радиусе поражения литанры нажимают на кнопку пуска этого убийственного устройства, как модуль тут же это фиксирует и незамедлительно активирует твою структуру отката. Заряд отражается от нее, словно каучуковый мячик, меняет направленность удара строго в обратном направлении и моментально преобразуется в ураганный смерч со всеми исходящими из него неприятностями.

– И сильно получается?

– Сейчас сам увидишь. Выпустишь заряд мне в спину…

– И мне ничего не грозит?

Хлеби от такого вопроса рассмеялся и одобрительно закивал головой:

– Правильный вопрос! Первый раз я об этом не подумал. Коперрульф в меня выстрелил, и на него такой шквал бури налетел, что даже я ужаснулся. Пришлось после этого ему новые амулеты защитные создавать. Прежние сразу отработались. Да и то его изрядно потрепало. Но кто же мог предположить такой возврат в виде неуемной стихии? Это уже в следующие испытания Давид Сонный по мне стрелял из монолитного укрытия и под прикрытием всех своих щитов. И то четыре заряда, пущенных литанрой одновременно, мы только раз опробовали. Потом ураган в долине полдня свирепствовал. Даже в поселок вихри со снегом доставали.

– Получается, чуть ли не увеличение эффекта?

– Я бы сказал немного иначе. Непосредственный взрыв заряда – это все-таки точечная концентрация приложения силы. Тогда как преобразованная и разгулявшаяся стихия имеет громадную инерцию своего действия, и приостановить ее, а уж тем более локализовать и обезопасить, гораздо труднее. Понимаешь разницу?

Кремон коротко кивнул головой и вслед за протектором стал идти боком по узкой расщелине между скалами. Над головами старший колдун повесил осветительный шар, так что не надо было включать ночное зрение. Затем природные стены раздвинулись, двигаться вновь стало свободно, и разговор возобновился.

– Этот амулет теперь постоянно носи при себе, – Хлеби вручил Кремону поблескивающий металлом ромбик. – Там и булавка есть, и дырка для шнурка, так что можешь носить, как тебе будет удобно. А если потеряешь – тоже не страшно. В замке я тебя научу делать такой модуль за весьма короткое время.

– Может, сразу стоит носить с собой запасной?

– Вряд ли… В дальних краях заинтересуются любой мелочью в твоих карманах. Если она единична, можешь назвать ее сувениром, памяткой, подарком любимой женщины – поверят. Но если таких вещиц уже две – начнут сомневаться, заподозрят некое оружие и ринутся проверять эту версию до бесконечности.

Крутанув озадаченно головой, парень пробормотал:

– Странно…

– Что именно?

– Да то, что вашу кандидатуру для миссии отвергли как малоподходящую. Мне кажется, лучшего разведчика не найти.

– Ты уже и льстить научился? – хмыкнул Хлеби с улыбкой. – Столичная атмосфера пошла тебе на пользу!

– Чего только не познают молодые колдуны благодаря своим опытным наставникам, – картинно вздохнул Кремон Невменяемый.

– Ладно, начинай строить «структуру отката», – закомандовал Хлеби. – Моя уже готова. Думаю, тебе не помешает совместить сразу несколько дел? Ведь и стрелять придется, и наблюдать, и защиту держать. Справишься?

– Думаю, справлюсь.

– Тогда приступим. Вот тебе литанра, влезай в это отверстие, и в той скале, с другой стороны, есть узкая щель для стрельбы. Только стреляй одиночным зарядом. Учетверенным попробуем завтра днем при содействии остальных Эль-Митоланов. Будут пытаться накрыть стихию куполом вязкого воздуха.

– Но ведь громыхать будет? – оглянулся Кремон в сторону замка. Но протектор его успокоил:

– Ерунда! В поселке еще никто не спит. К тому же сами часто балуют салютами и фейерверками. Да и привыкли все давно к несущемуся отсюда грохоту. Все, я пошел. Как дойду вон до той скалы и подниму руку, стреляй. И не забывай об осторожности.

Молодой колдун изобразил на лице угодливое усердие:

– Понял, постараюсь не промазать!

– И я по тебе не промажу! – радостным тоном поддакнул Хлеби. Круто развернулся и заспешил к дальнему концу долины. А Кремон нырнул в каменный мешок явно рукотворного характера. Зато в нем сразу же почувствовал полную защищенность. Даже мелькнула мысль поставить лишь один легкий щит. Но потом дисциплинированность взяла верх, и еще два щита окутали тело спокойствием и комфортностью. А возводимая структура отката благополучно формировалась на рабочем уровне и уже вырисовывалась на добрую половину.

Хлеби тем временем занял выбранную позицию и поднял одну руку вверх. С вполне понятным опасением Кремон выставил руку с литанрой вне своих коконов защиты, включил луч наводки на цель и нажал на кнопку под указательным пальцем. И с замершим сердцем уставился вслед огненному и смертельно опасному клубочку жара. Ведь ему не раз довелось лично наблюдать разрушительную силу зарядов, и сомнения в безопасности показательного испытания у него все-таки оставались.

Огненный шарик почти незаметно для глаза пронесся через разделяющее расстояние, полыхнул метровым синим шаром непонятной энергии, упершись в фигуру колдуна, и тут же понесся назад, моментально преобразовываясь в черный сгусток чего-то мрачного и неприглядного. Еще одно мгновение – и на укрытие молодого колдуна словно обрушилась огромная каменная кувалда. Интуитивно отшатнувшись от щели для стрельбы, Кремон даже на какой-то момент предположил, что сейчас скалы рухнут и погребут его под своими обломками. И чисто автоматически возвел вокруг себя последние два щита из возможных. Но уже через полминуты ураганный ветер стих, шум падающих камней прекратился, а появившийся на стенах укрытия ледок растаял прямо на глазах.

А выглянув в отверстие, Кремон заметил приближающегося Хлеби со светящимся шаром над головой. Бывший наставник улыбался, прекрасно рассмотрев напряжение на лице вышедшего навстречу коллеги:

– Понравилось?

– Ха! Не то слово! От увиденного и пережитого зрелища все поджилки трясутся! – признался парень.

– А с той стороны смотрится еще более эффектно. Меняемся позициями. Эй, литанру-то отдай! И высвети мне созданную тобой структуру отката. – Некоторое время он изучал созданную Кремоном заготовку. – Хм! Неплохо… Но вот тут и вот тут – явно лишние нагромождения. Они только время отбирают… А вот эту деталь лучше сделать более жесткой… Вот, теперь – полный порядок!

Показывать свои страхи и сомнения не хотелось, да и гордость бы не позволила. Поэтому парень бодрой походкой отправился на позицию для мишени, повесив над своей головой персональный и солидный осветительный шар. А дойдя на место, поразился почерневшим, обугленным и раскрошенным вокруг него скалам. Под ногами шуршал толстенный слой мелкого щебня и удивлял острый запах колотого камня. Колдун даже макушку почесал от возбуждения. Воевали здесь с азартом и воодушевлением! И зарядов явно не жалели.

Повернулся в сторону укрытия и сразу же заметил прибавление в их компании. Давид Сонный приветственно махал ему рукой. Кремон тоже вскинул руку в ответ и тут же об этом пожалел: получилось, что он подал знак о своей полной готовности. Хлеби и не подумал заходить в укрытие, а сразу поднял литанру и произвел выстрел одиночным зарядом. Видимо, под совместным щитом оба колдуна чувствовали себя в полной безопасности. А вот Кремон, мягко говоря, разволновался. Ведь не успел создать вокруг себя самый мощный защитный кокон. И если зажатый в руке амулет не сработает…

Сработало! Несущийся ему прямо в глаза шарик расплылся переливчатым синим блином, бесшумно и молниеносно развернулся обратно и, искря мини-молниями, понесся трансформирующейся черной тучей к огневому рубежу, тут же скрывая в своей клубящейся сущности соприкоснувшихся боками колдунов. Миг – и черная воронка с ветвящимися молниями закружилась над тем местом, откуда стреляли. Словно пытаясь вырвать и перевернуть все, что находилось в ее основании. Порядочные куски породы взлетели в воздух, их сопровождал сонм более мелких собратьев, и все это рухнуло во внутреннюю часть воронки. Пытаясь размолоть и погрести под собой все живое.

А затем туманная дымка рассеялась, и светящиеся шары открыли взору отряхивающихся от пыли и инея колдунов. Кремон от увиденного зрелища припустил бегом и еще успел услышать шутливое утверждение Хлеби:

– Видишь, ничего страшного. А ты все боишься попробовать.

Из чего стало ясно, что Сонный не рискнул поучаствовать в создании структуры отката. Что и подтвердил с недовольным фырканьем:

– Оно мне надо?! И так забот выше головы хватает! – А в следующий момент обнимался и обменивался хлопками по спине со своим давним другом: – Рад тебя видеть! Ух ты: и возмужал, и глазками симпатичными обзавелся!

– Да ну тебя! Я и так себя в зеркале не узнаю. Еще и ты насмехаешься, – смеялся Кремон. – Сам-то внешность лишь улучшить пытаешься!

– Каждому свое и в свое время! – назидательно молвил Давид.

– Ага, я тебе еще многое припомню из твоего предательства! – многообещающе закивал головой Кремон. Намекая на подставы и закулисные махинации Сонного в последние дни перед отъездом в Пладу. На что тот вполне справедливо стал возмущаться:

– Нет! Вы только гляньте на современную молодежь! Вместо благодарности – напрасные обвинения и низменные инсинуации. Хоть бы спасибо сказал за такую стремительную и небывалую карьеру. Звездная болезнь называется. Вполне возможно – неизлечимая.

Вместо готовых сорваться с языка упреков Кремон покаянно опустил голову и произнес:

– Спасибо… большое…

– О! А ведь больной может выжить! – обрадованно воскликнул Давид. – Такой прогресс надо отметить. Возвращаемся в замок?

– Конечно! – Хлеби спрятал литанру где-то во внутренних карманах своей одежды. – Но не для того, чтобы отмечать, а для продолжения учебы. Начальный этап мы прошли успешно, теперь придется поработать с другими теориями.

И первым пустился в путь. Впрочем, не прекращая интересного разговора и пространно отвечая на вопросы идущего за ним следом Кремона:

– А зарядов много еще осталось?

– Много… Но не так много, как хотелось бы. Четыре экспедиции выбрали из пещеры все планки до единой. В этом сильно помогло мое умение создавать ледовую прослойку. Удалось обучить одного из боевых магов сил безопасности, и он с отрядом чуть ли не обжился на Топях. К сожалению, никто больше, кроме тебя, не может перенять наш опыт. Мало того, ни у него, ни у меня так и не получилось создать Опору на самой поверхности. Лишь сдвоенными усилиями мы вдвоем умудряемся оставлять жидкости по щиколотки. Сам понимаешь, кони в таких условиях быстро повреждают ноги в ядовитой черной жидкости. Во что только не приходится заворачивать их копыта.

– Я и сам удивляюсь, почему моя Опора получается «сухая», – пожал плечами молодой колдун. – Но ведь все равно это им помогло?

– Конечно! В пятую экспедицию они забрали все опустошенные планки и опять водрузили в хранилище. По нашим предположениям, планки должны наполниться зарядами. Жаль только, неизвестно, в какие сроки. Но будем ждать, больше ничего другого не остается.

– А если поискать другие подобные пещеры?

Хлеби тяжело вздохнул:

– Планируется… Но ты ведь сам понимаешь, с какими трудностями придется столкнуться. Для этого хотим найти еще хоть одного Эль-Митолана со способностями создавать ледовую подстилку, и уже тогда, втроем, мечтаем добраться до ближайшего плато. Да и несколько возвышающихся участков тверди исследовать по пути.

Колдуны как раз протиснулись из расщелины между скалами, как к ним на Полночи подскакал Коперрульф. А по обеспокоенному лицу дворецкого читалось, что сообщение он торопится доставить очень важное. Или давно ожидаемое.

Глава 2

Знакомство с иными

– Вы просили немедленно сообщить, если сработает звонок номер три, – выпалил Коперрульф. – Пять минут назад он издал три серии звонков, состоящих из четырех коротких и одного длинного.

– Прекрасно, – обрадовался Хлеби. – Наши друзья прибыли тоже заблаговременно. Ганби, можешь возвращаться. Мы не опоздаем и прогулочным шагом.

Дворецкому не было нужды повторять дважды, а оставшиеся колдуны вопросительно уставились на своего старшего коллегу. Но тот отделался лишь многообещающей фразой:

– Вам предстоит весьма интересное знакомство.

Поняв, что других пояснений больше не последует, Сонный решил продолжить разговор другой темой:

– Расскажите хоть в двух словах: как там поживает наша малышка?

– О! Молодая маркиза весьма интенсивно осваивается с жизнью в столице, – засмеялся Хлеби, но тут же и нахмурился. – Если не считать одного глупого недоразумения, можно смело утверждать, что ей там нравится все.

– Ага, и умнеет она не по дням, а по часам, – поддакнул Кремон.

– Признаки ей удалось разыскать? – вспомнил Давид о сиротской мечте девушки.

– А что искать, если их нет? – хмыкнул протектор Агвана. – Зато радует, что она вполне успокоилась и теперь ищет новое поприще для своего деятельного характера…

– И, кажется, уже нашла, – продолжил за него Невменяемый. – Захватила в Каменной Радуге всю хозяйственную власть и всем своим поведением, повадками и чрезмерной заботой до содрогания стала напоминать тетушку Анну.

– Вот молодец! – воскликнул Сонный с восхищением. – Такая всего добьется.

– Только вот зачем ей домом заниматься, если в ней прирожденный артистический талант дремлет?

Такое уверенное заявление немного удивило собеседников, и Давид закивал головой:

– Согласен, она и там себя показать может. Но как ты ее таланты определил?

– Да она с таким воодушевлением любую книгу пересказать может, что лучше получается, чем сам читаешь. Я господину Огюсту подбросил идею по поводу театра, и он обещал направить девичий запал в нужное русло. Тем более что у него везде связи есть. А там девчонка закрутится, войдет во вкус, и ей понравится обязательно. И многие глупые мысли постепенно из ее головки выветрятся.

– Да, театр – это прекрасно! – мечтательно воскликнул Сонный, погружаясь в свои воспоминания. – Особая обстановка, невероятные костюмы, умопомрачительные дамы, публика, цветы, аплодисменты… В том числе и из королевской ложи…

– Кстати, о короле, – с улыбкой прервал Хлеби готовые выплеснуться на них воспоминания о столичных похождениях знаменитого ловеласа. – Я забыл сообщить тебе приятную новость. Вернее, пока просто времени не было.

– Да? Какую именно?

– Его Величество утвердил твое назначение протектором Клаковской Пущи. Так что мы теперь с тобой равноправные коллеги и должны замещать друг друга во время отлучек.

– Значит, привязали меня здесь повышением в должности?

– Почему привязали? Судя по твоему довольному виду, ты на это и рассчитывал.

– Еще бы не быть довольным! Тут у меня такой прогресс с боларами наметился! Меня только волновали последствия моего отъезда с кафедры биологии. Неужели в университете никто не возражал?

– Если бы! Я-то не слышал, но, по рассказам, твой декан ругался, как последний портовый грузчик, и даже грозился подать в отставку. Ссылаясь на то, что у него всегда забирают самых лучших преподавателей. Тормену Звездному с деканом чуть не драться пришлось. В итоге наш знаменитый профессор-чародей вынужден был пообещать провести этот учебный год без тебя.

– Приятно, когда тебя так высоко ценят. Но, с другой стороны, мне теперь надо послать своего дворецкого в столицу за… хм, кого же пригласить в гости из столичных красоток?

– Можешь приглашать хоть всех без исключения, – взгляд Хлеби посуровел. – Но где ты будешь их принимать? В моем замке места для женщин нет.

– Не волнуйся, башня почти достроена. А уж через две-три недели я точно могу там принять первых многочисленных гостей. И забыл о самом главном: сегодня вечером бур пробил наконец-то отверстие в пещеры дуросовых наплывов. Я потому и опоздал к ужину. Дал распоряжение работать всю ночь и расширить отверстие для нормального проникновения. Съездим утром?

– А как же! – воскликнул Хлеби. – С нетерпением ждал этого момента. Ведь одно дело с трудом передвигаться отделенным сознанием в полной темноте, а другое – все тщательно осмотреть при нормальном освещении своими глазами. И нашего молодого коллегу захватим.

– Попробовали бы не захватить, – буркнул Кремон. – Я ведь тоже там свои силы отдавал. Кстати, ведь только у меня есть специальные дуросовые очки. Помните, я немного рассказывал?

– Звучал рассказ интригующе. Вот завтра и опробуем твой трофейный артефакт.

Молодой колдун кивнул головой, соглашаясь, и вновь обратился к Сонному:

– Но ты, Давид, упомянул о значительном прогрессе в своих отношениях с боларами. Удалось подружиться?

– Ты знаешь, как ни странно, но дружбы между нами вроде так и не появилось. Скорее взаимное сближение по совместной работе. С Лирной они дружат, про тебя часто спрашивают, а вот со мной – чисто научное и потребительское общение.

– И как это они обо мне спрашивали?

– А вот прилетят на рассвете, тогда и услышишь. Спин как узнал о твоем приезде, так хотел сразу сюда лететь. Но я его отговорил тем, что по расчетам вы прибудете скорее всего утром. Так что запасайся сладкими фруктами и готовься к встрече.

– Всегда готов! – залихватски воскликнул Невменяемый.

В этот момент они вошли во внутренний двор, и Хлеби распорядился:

– Раз к встрече готов, то старайся не шуметь. И спускаемся в подвалы.

Пытаясь не топать громко ногами, колдуны вошли в дом и стали спускаться по лестницам. Лишь Хлеби на короткое время задержался у панели со всевозможными звонками. На самом нижнем, третьем уровне они остановились возле большого стола, и хозяин замка поинтересовался:

– Узнаешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Поделиться ссылкой на выделенное