Юрий Иванович.

Жемчужный орден

(страница 5 из 46)

скачать книгу бесплатно

– Так, значит, это правда, – перебила рассказчика королева Спегото, – что Кремон умудрился подружиться с ними и приручить их?

– Хм! Вопрос ваш следует немного поправить, – осторожно продолжил Такос Однорукий. – Скорее, это болары согласились с нами сотрудничать и на начальном этапе немаловажную роль сыграл именно Невменяемый. Мало того, он настолько сблизился с одним из представителей летающих растений, что тот с небольшой группой своих соплеменников сопровождал нашего героя в Ледонию и там, в самом сердце королевства колабов, сумел оказать неоценимую помощь в доставке снаряжения, похищении трактата и обеспечения разведданными о передвижениях противника.

– Что же это, – продолжала удивляться Дарина Майве, – получается, и нам срочно следует приручать этих зеленых хулиганистых бестий?

Пока полковник погранвойск смачивал горло глотком вина, слово взял профессор медицины:

– К сожалению, ваше величество, пока удалось наладить контакт и даже, так сказать, взаимовыгодное сотрудничество лишь с одной стаей боларов. Остальные то ли совершенно одичали, то ли еще не достигли желаемой ступени в своем развитии. Сейчас в этом направлении работает группа лучших специалистов Энормии. Для вашего королевства ими собраны некоторые материалы и рекомендации. Они все находятся в этой тетради. – Шеслан Тулич вытащил из просторного кармана брюк красивую книжицу в кожаном переплете и протянул королеве. – Вы сами должны выбрать доверенных и заинтересованных специалистов в этой области.

– Хорошо. – Унизанная изящными кольцами ручка приняла тетрадь и тут же отложила на край стола. – Это не так срочно, как мое разгоревшееся любопытство. Как же вы проводили поиски в Гиблых Топях?

Такос Однорукий уже допил вино из своего бокала, восхищенно прижмурившись, и откровенно, с восторгом облизал губы. Но хвалить поданное угощение не стал, так как худшего в присутствии ее величества не могли подать и гипотетически.

– Как вы знаете, то место нашей планеты недаром пользуется самой дурной славой, – окрепшим голосом продолжил он свое повествование. – Именно поэтому болары не могут перелетать невидимую черту, расположенную над внутренним краем самого Барьера. Но зато на всех остальных территориях они прекрасно высоко летают и без труда могут нести с собой большой груз. Один из бывших учителей Кремона, его близкий друг Давид Сонный, устраивался в подвешенной к болару люльке, сплетенной из прутьев лозы, и поднимался на немыслимую высоту. И уже оттуда с помощью уникального прибора дальновидения рассматривал глубинные районы Гиблых Топей. Именно наш коллега Сонный первым заметил приближающуюся к границе громадину Топианской коровы. К слову сказать, он и раньше два раза видел этих огромных животных, но они были очень далеко, тогда как эта шла строго на Барьер. В момент, когда ее увидели, мы все находились наверху, но особого значения появлению самого большого животного нашей планеты не придали. Потом мы опустились вниз, где основательно пообедали и подлечили Давида различными лекарствами: на большой высоте жуть как холодно, и наш наблюдатель промерзал порой, как сосулька.

Все это время один из наших помощников продолжал наблюдать за приближающейся коровой через прибор, оставленный прямо на краю Нулевого уровня. Он-то первый и сообщил, что топианская «молочная фабрика» подошла на экстремально близкое расстояние и пока даже не думает сворачивать в сторону. Само собой, мы поспешили наверх и тут заметили, что неуклюжее гигантское животное все-таки стало поворачивать. Но что при этом творилось вокруг коровы в Топях! Там собралось столько монстров, что на какое-то время все перестали обращать внимания на самое большое животное планеты, поворачивающееся к нам боком.

– Но вы же не раз видели топианских монстров: валелей, скатэков и парьеньш! – воскликнула королева. – Что же вас так удивило?

– Ваше величество, вы видели голову валеля с рогами?

– Конечно. У меня в замке есть два великолепных экземпляра.

Такос Однорукий снисходительно улыбнулся:

– Это те, что висят на стене геральдического зала?

Дождавшись утвердительного кивка венценосной головы, он стал терпеливо объяснять:

– Так вот, у вас висят экземпляры с ма-а-аленькими рожками. А там мы увидели настоящих рогатых реликтов. Причем местами их шевелящиеся рога напоминали жуткий лес. А что вытворяли парьеньши! Если они находились на участках с болотной жижей, то на два метра поднимали свои пасти над водой и так передвигались, помогая себе остальной частью тела. И делали это сотни особей одновременно! Скатэки катились рулонами или ползли сплошным многослойным ковром. Ну и все остальные твари были представлены самыми крупными и агрессивными особями. Зрелище небывалое! Не для слабонервных, скажу я вам. И в тот момент, когда мы все в оцепенении и со священным трепетом рассматривали бурлящие чудовищами болота, наш наблюдатель как заорет истерическим голосом: «Там кто-то сидит!!! И машет нам руками! Там! Там! Прямо на корове!!!» Что тут началось! Несмотря на то что такое никто себе и представить не мог даже в самых нелепых фантазиях, после вскрика протектора Агвана Хлеби Избавляющего: «Кремон!» мы все единодушно поверили в это. Может, потому, что согласны были на любое чудо, лишь бы увидеть его живым? Не знаю… Мы чуть не сломали прибор дальновидения, отталкивая друг друга и пытаясь лично рассмотреть миниатюрную человеческую фигурку, сидящую между костяными наростами.

– Почему же вы не поспешили ему навстречу? – с запалом воскликнула Дарина Майве.

– Еще как поспешили! – Разошедшийся от воспоминаний полковник широко распахнул глаза от обиды на несправедливое обвинение. – Только ведь сквозь лес рогов и хищных пастей, скользя по ядовитому ковру, никакой Эль-Митолан не прорвется. Мы спешно образовали единую, склеенную взаимной левитацией группу и вооружились самым легким оружием. Давид Сонный в процессе нашего приготовления полностью сосредоточился на наблюдении за действиями своего друга. И в тот момент, когда корова приблизилась к Барьеру на минимальную дистанцию и расположилась строго боком, он наконец разобрал подаваемые Кремоном знаки: «Оставайтесь на месте! Я иду к вам!» И уже через минуту Кремон левитировал к нам над самой поверхностью болота.

– Странно! – воскликнула королева, от сопереживания изо всех сил сжимая пальчиками подлокотники кресла. – А как же лес рогов и туловищ прожорливых монстров?!

После этого вопроса Такос с полминуты лишь мычал и восторженно закатывал глаза. И только затем разразился короткими фразами:

– Мы сподобились увидеть еще одно чудо! Невменяемый сделал невероятное! Такого до него еще никто не творил! Он просто заморозил чудовищ на первых метрах своего пути! Словно статуи. А затем монстры послушно ложились ему под ноги, погружались в трясину или спешно зарывались в землю. Словно перед нашим героем катился невидимый каток и разравнивал воду, сушу, кустарник и все оставшиеся после монстров растения.

Полковник сопровождал свои восклицания жестами и мимикой, чуть не вскакивая с места. В сочетании с возвышенными патетическими интонациями это привело к тому, что слушатели почти вживую представили себе картину возвращения Кремона и долгое время просто молчали, переваривая услышанное.

Хотя Шеслан Тулич уже много раз слышал этот рассказ, но всегда одинаково впадал в ступор. Первой вздохнула и зашевелилась Дарина Майве:

– Что же случилось с коровой?

– Она даже не остановилась, чтобы попрощаться со своим наездником! Ушла в глубь Топей по большой дуге и увела за собой свои полчища чудовищ.

– Как интересно! А что было потом?

– О, мы закатили невероятный пир в честь спасения Невменяемого! Да и он был совершенно измотан длительным отсутствием нормальной пищи и питья. Едва успел немного разузнать последние новости да кратко рассказать о своих мытарствах. А потом мы так напились…

– Это и понятно! – презрительно сморщила носик королева Спегото. – Все мужчины именно таким образом губят наилучшие праздники в своей жизни. Ну а утром?

При этом вопросе Такос Однорукий заметно поскучнел:

– А вот утром и начались первые неприятности со здоровьем нашего «укротителя Топей»…

Теперь нить рассказа перехватил прославленный профессор медицины королевства Энормия:

– Именно с того дня и начались странные изменения в организме нашего подопечного. С самого утра он с друзьями поспешил на Нулевой уровень. Подъем дался Кремону тяжело, но он вполне резонно списал это переутомление и слабость на чрезмерное застолье накануне. Форсируя свои резервы, он выбрался наверх, и вот там его скрутило основательно. До рвоты, судорог и потери сознания. Но едва только друзья в панике снесли его в лес, как он почувствовал себя превосходно и вновь решил совершить экскурсию к Гиблым Топям. Тем более что все Эль-Митоланы прямо дрожали от нетерпения посмотреть, как наш славный герой совершает магические действия с монстрами и окружающей средой. На этот раз он не дошел даже до Нулевого уровня. Снесли вниз – ожил. Попробовал подниматься вверх – хуже. Вниз – лучше. Дальше в лес – вообще превосходно. Итог: Гиблые Топи отторгли от себя своего укротителя неизвестно на какое время. Впоследствии мы так и не смогли найти окончательной причины. То ли виновато молоко, которое употреблял Кремон длительное время, то ли непонятные излучения внедренной в его желудок опухоли, то ли еще что из огромной массы неучтенных нами факторов. Как бы то ни было, но даже возле Барьера Невменяемый чувствовал себя сравнительно неважно, и обо всех магических опытах, экспериментах и обучении пришлось категорически забыть. Да и после тщательных обследований вживленная в его тело опухоль вызвала серьезные опасения у нашей разведки. Не хватало, чтобы враги вышли на героя по исходящим от него излучениям!

Шеслан Тулич сделал паузу, скорбно вздохнул и, не дождавшись вопросов от владычицы Спегото, подвел итоги:

– Я сопровождал его до середины пути, потом смотался в Пладу и получил приказ короля продолжить личное наблюдение за нашим парнем. Заодно нам дали верительные грамоты и рекомендательные письма. Сейчас для меня самое главное – наблюдать за развитием неизвестных нам частиц в крови моего подопечного. По нашим подсчетам, они постепенно уменьшаются, но… Я и так не делал анализов его крови целых две недели! А вот Такоса Однорукого направили сюда только для одного: он должен оградить Кремона от назойливого внимания возможных шпионов при дворце. Ну и заодно, если получится, вывести этих шпионов на чистую воду. Он ведь большой мастак в этих вопросах.

Королева внимательнее поглядела на полковника и спросила:

– А почему ваше гербовое имя Эль-Митолана – Однорукий?

Такос слегка вздрогнул от неприятных воспоминаний:

– Потому что у меня в одном памятном бою начисто оторвало руку. Мы с командиром и половина нашего отряда только чудом вырвались из лап смерти. Противник попался невероятно сильный и многочисленный, и если бы не своевременная помощь вышеупомянутого Кремона, я бы не имел чести сегодня беседовать с вашим величеством.

– Вот прыткий парень! – воскликнула Дарина. – Везде успевает!

– Да, он такой…

– Но как же ваша рука? Неужели отрастили новую?

– Как видите. – Полковник вытянул перед собой обе руки ладонями кверху. – С большим трудом и с помощью лучших коллег в области медицины мне удалось регенерировать конечность. А гербовое имя поменял по совету друзей – и нисколько об этом не жалею. И оригинально, и намного звучнее, чем было до того.

Отращенная рука действительно отличалась от загорелой, местами покрытой шрамами «старожилки» розовой кожей и некой вычурностью линий – словно принадлежала другому, более утонченному в неком искусстве человеку. Внимательно осмотрев и даже потрогав руки собеседника, королева Спегото откинулась на спинку кресла со словами:

– Поразительно! Никогда не доводилось лично видеть такую регенерацию, проделанную вне нашего Источника. – Затем она устало потерла виски и призналась: – Но сейчас меня больше волнует… хм, «наш» Кремон Невменяемый. Ведь именно из-за него вам так долго пришлось дожидаться аудиенции. И знаете, что натворил орденоносец всех трех пурпурных степеней?

Оба гостя постарались задавить в себе нехорошие предчувствия, и барон, как старший, с некоторым фатализмом произнес:

– Еще не знаем, но очень надеемся, что и ваше величество поделится с нами последними новостями и нужной информацией.

Теперь пришла очередь вести рассказ Дарине Майве. Она деликатно откашлялась и начала:

– Вы наверняка слышали о той трагедии, которая совсем недавно обрушилась на мою дочь?

Естественно, перед прибытием в Салию оба гостя постарались узнать о дворцовой жизни как можно больше. Но попробуй со стороны дать четкое определение производящимся в чужой избушке погремушкам! Поэтому на вопрос королевы посланники короля так вежливо, дипломатично и неопределенно кивнули, что она поспешила уточнить:

– Совсем недавно бедная дочурка лишь чудом успела выскочить на своей лошади из-под каменной лавины. А вот ее жених, с которым они в ближайшую неделю должны были сыграть свадьбу, погиб. Девочка впала в глубокий шок, депрессию, ведь она так любила своего избранника… Да и мне он был дорог… – Королева манерно смахнула кружевным платочком невидимую слезинку и, вздохнув, продолжила: – Что мы только не делали, чтобы развеять ее печаль и вывести из опасной для здоровья меланхолии! И в последние дни дочка стала оживать, интересоваться состоянием государства и с головой окунулась в текущие дела. Понимаете, материнское сердце в таких случаях готово на многое. Я даже вознамерилась дать ей одно интересное задание. Но тут у нас появился… кто бы вы думали? Угадайте с трех раз!

Мужчины с притворным недоумением переглянулись и подыграли владычице Спегото:

– Дух вашей прабабушки?

– Не смешите меня, полковник!

Шеслан Тулич тоже решил подурачиться:

– Неужели сама ваша матушка, пусть возродится она в радужном сиянии, к вам пожаловала?

– И не стыдно вам, барон, пугать слабую женщину?

Королева явно кокетничала, она сама могла напугать кого хочешь. Бравый полковник на мгновение задумался, словно что-то припоминая, и высказал третье предположение:

– Возле вашего замка появилась прародительница Гандарра?

Теперь уже в голосе Дарины Майве послышался холод и раздражение:

– А это еще кто такая?

Такос поспешно рассказал о памятной встрече войска колабов с крупнейшим левитирующим хищником планеты – теми же словами, которыми описывал это событие Кремон Невменяемый. Приоткрытый рот владычицы, расширенные глаза и ее недоверчивое молчание после рассказа говорили о том, что гостям удалось-таки напугать ее величество. Ну если и не напугать, то уж точно удивить в который раз за этот вечер. Видимо, она никак не могла представить это чудовище в своем воображении, поэтому барон поспешил на выручку:

– В нашем багаже есть прекрасный рисунок, сделанный одним известным художником со слов нашего героя. Мы обязательно вам покажем, как выглядит эта прародительница Гандарра. Страшно, жутко, но в то же время потрясающе величественно.

– Ладно, посмотрим. Хоть вы и не угадали. – Дарина снисходительно улыбнулась. – В моем дворце проявился монстр похлеще – сам Кремон Невменяемый.

Выдержав эффектную паузу, расстроенная мать продолжила жаловаться:

– Он сразу же, при самой первой встрече, довел мою дочь до истерики. А ведь она так ранима, так чувствительна ко всякой грубости и несправедливости! В общем, девочка так и не уснула за ночь от расстройства. Мало того, утром она решила поприсутствовать на собрании формирующегося отряда, узнав заблаговременно о месте встречи. Но ее опять довели до нервного срыва тем, что попросту не явились на место встречи. Кремон забрал всех моих подчиненных, своих телохранителей и помощников и потащил их на осмотр тоннеля.

– Да, не совсем тактично… – согласно закивал Такос Однорукий, прекрасно понявший подноготную возникших разногласий. – Надо было хотя бы послать записку ее высочеству, предупредить о внезапном отъезде. Почему этого не сделали?

– К сожалению… – королева от собственного смущения начала сердиться, – принцесса хотела сделать им сюрприз своим присутствием, и они не знали, что она их ждет.

– Все равно бестактно. – Полковник, всегда отличавшийся язвительностью и постоянным желанием поиздеваться, вошел в раж, переходя пределы дозволенного, и барон незаметно пнул его носком сапога по голени: мол, не переигрывай! Гримаса боли на лице Однорукого уверила королеву, что гости полностью сочувствуют ее дочери, недостаточно восхваляемой другими. Поэтому она с горячностью продолжила:

– А совсем недавно, несколько часов назад, он даже не соизволил расплатиться за погром в одном из лучших трактиров, когда случайно со своими друзьями оказался за одним столом с принцессой. Да еще не просто показал свою редчайшую скаредность, а затеял бессмысленную драку с моряками, переломав при этом часть мебели и нанеся невинным парням существенные побои. А потом, пользуясь тем, что моя дочь была там инкогнито, дал хозяину заведения слово, что все расходы будут оплачены из моей казны. Каков нахал, однако?! Как можно такое себе позволять в моем королевстве?

– И что, пришлось оплатить?

– Как ни странно – да! Моя дочь подтвердила слово Кремона. Только вот почему она это сделала, я так и не поняла. Девочка опять в жуткой истерике, и от нее нельзя добиться ничего вразумительного. Мне кажется, она дала казначею распоряжение лишь ради того, чтобы в этом случае не всплыло ее имя, и без того упоминаемое слишком часто. А вот с Эль-Митоланом Невменяемым я сегодня поговорю! И нечего переглядываться между собой. Хоть вы тут мне и рассказали о нем кучу небылиц, обижать свою дочь и будущую правительницу Спегото я не позволю!

Гости благоразумно молчали, ожидая, пока разошедшаяся мамаша-владычица выпустит пар. Скорее это ее великовозрастная дочь, слывущая самой роковой женщиной в мире, может обидеть и довести до белого каления кого угодно, особенно свою озабоченную мать. Оставалось лишь посочувствовать Кремону по поводу предстоящего разговора или по возможности поддержать хотя бы своим присутствием, о чем и поторопился договориться Шеслан Тулич, добавив своему голосу понимания и сочувствия:

– Увы! Иногда большая слава может вскружить голову кому угодно. Но наставления опытной и искушенной во всех перипетиях жизни правительницы, скорее всего, воспримутся с должным почтением и уважением. Разрешите и нам поддержать ваши наущения. Пусть он получит порицание и от своих старших коллег.

– Если вы, конечно, не станете его покрывать…

– Ни в коем случае, ваше величество! – Однорукий заговорщицки понизил голос: – Опять-таки если его вина будет доказана…

– Докажем! – Королева коварно улыбнулась. – Тем более что и в моем королевстве имеются Сонные Покрывала.

Как ни странно, подобное напоминание не произвело на гостей должного впечатления. Вместо обиды или переживаний они лишь слегка обеспокоились отсутствием главного объекта своего внимания, хотя вряд ли Невменяемый за свои прегрешения перед принцессой и короной Спегото уже находился в подземельях.

– Может, мы его сразу и… – Шеслан запнулся, подбирая слово. – Начнем ругать?

Дарина Майве вновь недовольно нахмурилась:

– Так ведь он после трактира скрылся в неизвестном направлении. Точнее, просто-напросто отправился с друзьями по торговым лавкам.

– По каким?

– Похоже, что по книжным. Именно по такому следу идут мои посыльные. Ведь не буду я для розыска нескольких человек поднимать на ноги всю свою службу безопасности! Как только его разыщут, передадут приказ о немедленной явке ко мне. А вы пока можете отдохнуть с дороги.

Со словами благодарности гости принялись раскланиваться, пятясь к выходу, как того требовал этикет. Но в дверях мимо них проскользнул взволнованный секретарь:

– Ваше величество! Эль-Митолан Невменяемый уже в приемной и дожидается вашего позволения войти.

– Очень кстати! Асдижон горных егерей прибыл?

– Да, ваше величество, Бриг Лазан тоже там ждет, как вы и приказывали.

– Пусть заходят оба! – приказала правительница Спегото и обратилась к гостям: – Господа, возвращайтесь, сейчас и выясним все подробности плохого поведения вашего подопечного!

После этого Дарина Майве незаметно нервно облизнула губы и несколько раз обмахнулась роскошным веером. Похоже, она не слишком-то доверяла дочери и, прекрасно зная экспансивный характер своего чада, не была однозначно уверена в виновности знаменитого, пусть даже в очень узком кругу, героя. Чего скрывать, в душе владычица Спегото откровенно восхищалась молодым Эль-Митоланом из соседнего королевства. Но она уже торжественно пообещала дочери наказать наглеца и нахала, пусть даже нахала симпатичного и милого. Ибо еще никто до этого времени не смел открыто перечить и спорить с первой наследницей престола, а подобные прецеденты всегда чреваты неожиданными последствиями.

С такими мыслями венценосная особа уселась обратно в кресло, придав своему лицу суровое, строгое и надменное выражение. Гости сместились чуть в сторону от входа, удивляясь тому, как быстро исчезли стулья, на которых они только что сидели. Видимо, прислуга научилась угадывать все желания своей владычицы заблаговременно и молниеносно их выполнять.

Два Эль-Митолана вошли в малую приемную спокойным, деловым шагом, и было похоже, что, лишь открыв двери, они прекратили оживленный разговор. Хотя по старшинству и регалиям асдижон горных егерей должен был идти впереди, но он скромно расположился чуть сзади своего нового друга. Их изящный поклон выглядел настолько слаженным, словно они только и занимались посещениями их величеств. На лице Брига Лазана просматривалась еле сдерживаемая улыбка, а глаза открыто лучились довольством – судя по всему, он успел узнать суть дела и теперь нисколько не волновался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное