Юрий Иванович.

Жемчужный орден

(страница 3 из 46)

скачать книгу бесплатно

Голос Лазана поднимался под самые своды, вызывая гулкое эхо. Эль-Митоланы подвесили по два осветительных шара, и вся группа ехала не спеша, переговариваясь и делясь мнениями.

– Действительно, пробить такой полукруг в горах – невероятные затраты сил и времени! – восхищался Кремон. – А еще ведь укрепили стены дуросовыми плитами…

Мирта тоже была здесь впервые.

– Но зачем кому-то понадобилось проводить такой объем работ? – поражалась девушка. – Восемь метров высоты! Двенадцать в ширину! На чем же они здесь ездили?

Невменяемый вспомнил тоннели и огромные вагоны, на которых ему пришлось пересекать Сорфитовые Долины, и усмехнулся:

– Да уж, конечно, не на телегах, запряженных похасами. – Он внимательно всмотрелся под копыта лошадей и спросил: – А в древности здесь случайно не лежали длинные полоски стали? На всем протяжении тоннеля?

Герцог и асдижон переглянулись и отрицательно покачали головами. Тем временем линия стен и свода начала уходить чуть влево и вниз. Стало довольно сыро и прохладно.

– Приближаемся к первому разлому, – предупредил Бриг.

Действительно, через несколько сотен метров весь тоннель словно провалился на два метра вниз. По линии провала топорщились дуросовые плиты – некоторые имели трещины, несколько лопнуло и разошлось в стороны. Из расщелины в своде стекал небольшой водопад, вода образовывала метровое озерцо на нижнем участке разлома и уже из него живо бежала дальше вглубь по расположенным чуть наклонно плитам древнего сооружения. Всадники так и ехали по струям резвящегося ручья.

– Насколько я помню, разломы образовались не в исторически обозримом прошлом?

– Да, – ответил Кремону герцог Каррангаррский, – современные или зафиксированные в летописях землетрясения лишь незначительно расширили разломы. Фактически они всегда остаются неизменными.

Невменяемый послал один из осветительных шаров далеко вперед и теперь гораздо лучше видел всю перспективу сооружения.

– А вам не кажется странным, что создатели тоннеля его так искривили? Ведь мы скоро окажемся прямо напротив столицы. Как раз там будет новый изгиб, и конечный участок ведет строго на юг. К чему столько лишних километров?

– Может, для древних в этом не было ни малейших трудностей?

– Но тогда тем более – бури дыру в скалах по прямой, вот и весь сказ.

– Существуют версии, что доисторический город находился в другом месте, как раз возле ущелья. – И есть доказательства этих версий?

– Археологи нашли в том месте несколько краеугольных камней из фундаментов довольно больших зданий.

– А сами постройки?

– Ничего подобного не осталось. Видимо, время стерло все.

– Хм… не все, вот это осталось. – Кремон развел руки в стороны. – Те, кто смог построить такое чудо из дуросовых плит, и свои жилища построили бы более основательно. И еще – пусть эта версия и обоснована, но ведь все равно тоннель удобнее пробивать по прямой линии. Зачем же так петлять?

Судя по всему, хорошее настроение герцога осталось на равнине.

– «К чему» да «зачем»… – раздраженно передразнил он. – А почему на небе две луны, а не три? А почему мы дышим воздухом, а не водой? А почему неразумные болары могут левитировать сутками, а мы нет? Так можно спрашивать до бесконечности.

Некоторые вещи надо принимать такими, какие они есть.

– Философский ответ, – усмехнулся Кремон, представляя возможную реакцию герцога на общение со Спином, своим другом из боларов, – однако к раскрытию тайны он нас не приближает.

Асдижон обогнал своих спутников и теперь поджидал их у второго разлома. Здесь уровень разнился только на метр, зато в ширину щель местами достигала почти трех метров. Создав еще один светящийся шар, Бриг запустил его между разошедшихся дуросовых плит и стал пояснять:

– А здесь как раз и начинаются лабиринты пещер, ходов и провалов, через которые нам надо пройти в недра Каррангарр. Я здесь знаю каждый выступ, так что можем углубиться и осмотреться.

– Не сейчас, – мотнул головой Кремон. – Мне бы хотелось пройти тоннель до конца.

Теперь уже вновь двигались посуху – ручей нырнул во второй разлом. Третий и четвертый разломы оказались тоже довольно значительными, но трещины в открывшейся скальной породе не простирались далеко, их давно уже тщательно обследовали, и ходов или пещер обнаружено не было.

Затем тоннель опять изогнулся вправо, чуть ли не километр шел идеально ровно и завершился отвесной стеной. Кремон не раздумывая спешился и стал тщательно осматривать границу искусственного сооружения и естественного скального нароста. Ковырял ножом, разгребал пальцами, простукивал по всей длине окружности, но никак не мог понять, что же перед ним такое. А Бриг Лазан, прохаживаясь рядом, менторским тоном перечислял все существующие гипотезы и предположения:

– Перед нами самая необъяснимая загадка древнего тоннеля! Большинство исследователей склоняется к мысли, что строители дошли до этой отметки и попросту прекратили работы. Но при тщательном рассмотрении преграды видны ее естественные изгибы и неровности. Те дыры, что ты видишь, высверлены уже в наше, исторически обозримое время. Значит, строители прошли небольшой участок открытой пещеры и, упершись в стену, повернули назад. Проверяли за плитами – пустот нет. Куда же делась пещера? Правильно, могли засыпать отработанной породой. Почему тогда не продолжили бурение? Может, сплошной дуросовый наплыв? Нет. Имеются, конечно, небольшие вкрапления, но на предыдущих участках замечены сплошные дуросовые прослойки, и строители их преодолели, ни на миллиметр не сместившись в сторону.

– Ага, ага! – поддакнул Кремон и чихнул от пыли. – Да только изготовление дуросовых плит ставит технический гений древних на немыслимую для нас высоту.

– Кстати, по поводу плит. Большинство наших Эль-Митоланов считают, что их изготовляли методом элементарной выплавки.

– Не факт, – возразил Кремон, не оборачиваясь. – При максимальных температурах в печах эта порода начинает крошиться и рассыпаться.

– Но и не факт, что эту породу плавили высокой температурой. Могли использовать какое-нибудь магическое поле или разновидность защитных структур.

– Очень даже может быть… А другие версии этой… пробки?

– По всей видимости, тоннель вначале бурили или пробивали и лишь потом обкладывали плитами. Могло случиться и так, что перед нами участок резко опустившегося вниз тоннеля. Осадка проходила большое по длительности время. Строители дошли до этого места, уложили плиты и стали ждать. Но потом им что-то помешало возобновить работы.

– Пустые участки внизу «прощупываются»?

– На ближайших двадцати метрах нет. Но ведь за века провал мог опуститься на гораздо большую глубину или пробитый участок окончательно занесло породой.

– Может быть, – пробормотал Невменяемый, отряхиваясь от пыли и отходя от природного препятствия. – Ну что ж, попробуем призвать на помощь загадочные артефакты.

Он осторожно достал из специального кармана очки и водрузил себе на переносицу. Однако даже полчаса внимательных разглядываний ничего не дали. Затем очки захотел опробовать асдижон, а после него и герцог, но и это не принесло малейших результатов. Эль-Митоланы шумно спорили по поводу полезности дуросовых очков, когда Мирта наконец не выдержала и взмолилась:

– Господа, мы ведь уже давно пропустили время обеда! Не пора ли нам возвращаться?

– Вы правы, баронетта! – Фелис Райне первым вскочил на своего коня. – Времени для подготовки и осмотра у нас будет предостаточно. Возвращаемся!

– Да и дел сегодня еще невпроворот, – вспомнил вдруг Бриг Лазан. – Так что я даже пообедать с вами не смогу.

– Тоже неплохо, – согласился Невменяемый. – Мы до ночи успеем без помех проштудировать хотя бы первую часть записей Хонкара.

И шестерка всадников на максимально возможной скорости отправилась в обратный путь.

Глава 4
Подбор ключиков

К моменту возвращения в Салию путники уже так изголодались, что без раздумий зашли в первый же попавшийся трактир. Герцог и асдижон извинились и отправились в сторону королевской резиденции, поэтому молодым людям хватило одного стола. Заказав всей компании кушанья, Кремон первым делом приступил к расспросам баронетов Шиловски.

– Вы ведь здесь уже долго находитесь… Что раньше говорили про этот древний тоннель?

– А ничего. – Алехандро с удовольствием вдыхал запах свежего хлеба, который им сразу же поставили на стол. – Я пытался расспросить о ходе поисков, но мне всегда отвечали с полнейшим равнодушием: «Ищут!» Кажется, что на положительный результат не надеются уже много-много веков.

– Тогда, скорее всего, действительно должна быть новая причина для усиления поисков. Что тебе сказала по этому поводу королева?

Мирта потешно скривила личико:

– Так она и открыла мне все карты! Тем более учитывая, что она сама хочет что-то выведать. Учинила мне настоящий допрос по твоему поводу…

– Надеюсь, ты не развенчала миф о моей скромности?

– Развенчала. Ни к чему таиться там, где тебя должны сразу же оценить по заслугам.

– Одобряю! – закивал Алехандро. – Тем более что последствия не заставили себя ждать: теперь Кремон с Бабу живут в прекрасных комнатах.

– Вот именно. А когда я поведала королеве об остальных твоих Пурпурных орденах, она изволила рассердиться и с огорчением констатировала, что лишена должной информации по вине нерасторопных подданных и скрытности кузена Рихарда. Я, конечно, не сказала, за что конкретно ты получил награды, лишь намекнула о жестокой схватке на улице Шалуний и возможном твоем там участии. Но добавила, что всех деталей не знаю и все это относится к государственной тайне, а у меня не тот уровень допуска в Энормии. Однако, судя по решительному выражению лица Дарины Второй, уже сегодня Рихард Огромный вынужден будет признаться своей кузине, за что он тебя наградил Пурпурным орденом первой степени.

– Может, не стоило об этом? – с сомнением протянул Кремон.

– А ты хочешь, чтобы нами в опасном поиске командовала наследная принцесса? – рассердился Алехандро. – Она ведь и на свою мать имеет невероятное влияние и почти всегда добивается желаемого. А так королева отдаст тебе должное и не позволит дочери командовать нашим отрядом.

– В недрах довольно опасно, – напомнил Невменяемый. – В такие места не стоит пускать престолонаследников.

– Да где уже только Элиза Майве не побывала! Если бы не специальный многовековой запрет на выезд принцесс за границу, она бы уже все Гиблые Топи исходила и на Южный полюс добралась бы. Любительница экстрима…

Мирта сидела лицом к входной двери и поэтому насторожилась первой. Ее рука накрыла локоть брата, призывая к молчанию, а сама баронетта проговорила почти шепотом:

– Какая-то женская фигура в мантии с капюшоном старается незаметно к нам приблизиться. О, идет сюда! Очень похожа на…

Но Кремон к тому времени магически усилил свое зрение, рассмотрел лицо, скрытое тенью капюшона, и привстал со словами:

– Ваше…

– Тихо! – раздался знакомый голос – Я здесь нахожусь тайно. Ведите себя нормально, без чинопочитания, и обращайтесь ко мне просто: Элиза.

Принцесса без церемоний придвинула свободный стул и уселась за стол рядом с Бабу. Затем кокетливым жестом чуть сдвинула капюшон назад, приоткрывая довольное и радостное личико:

– Вот уж не ожидала вас здесь увидеть! Почему же вы не пообедали во дворце?

Такая бесстыдная ложь заставила всех четверых друзей на мгновение потупить глаза. Оставалось только гадать, кого наследная принцесса перехватила первым: асдижона или герцога? Однако отвечать следовало без промедления. Поэтому Невменяемый с улыбкой взглянул Элизе Майве в глаза и признался:

– Мы слишком припозднились из-за прогулки и не хотели создавать хлопоты во дворце.

– Какие же хлопоты? Дворцовые кухни работают круглосуточно и готовы всегда накормить всех приглашенных во дворец.

– Не сомневаемся…

– И как прошла прогулка?

– Прекрасно, на… Элиза. Действительно – зрелище грандиозное. Подобного строения не существует во всем мире!

– Еще бы! Поэтому вы себе можете представить, что будет, когда мы найдем основной тоннель Утерянного Пути.

Восторженный энтузиазм принцессы никто не разделял. Более того, Кремон демонстративно переглянулся с товарищами и спросил, наморщив лоб:

– А с кем вы ведете поиск?

Алые губы на миг сжались от обиды, но тут же вновь растянулись в улыбке:

– Вы специально меня сердите? Кажется, мы этот вопрос решили еще вчера.

– Решили? Вы? И какой вопрос?

– О том, что я тоже участвую в экспедиции.

– Ах этот! – с облегчением воскликнул Невменяемый. – Действительно, особых проблем не предвидится. Но мне вчера показалось, что вы не горите желанием быть проводником в нашей группе?

Элиза Майве распрямила плечи и гордо выпятила подбородок:

– Конечно, с моими знаниями и талантами я гожусь для более высокой должности…

– Увы, они уже все заняты, – вставил Кремон в образовавшуюся паузу. Принцесса, словно и не слыша его, продолжала:

– Но прекрасно осознаю важность каждого человека в отряде. Поэтому согласна на роль проводника.

– Э-э-э… – только и сумел выдавить Невменяемый.

– Вас вообще-то характеризовали как человека слова, – с нарочитым удивлением подняла брови принцесса.

– Стараюсь поддерживать свою репутацию. – К Кремону быстро вернулась его всегдашняя невозмутимость. – Но, насколько помню я, вчера моя фраза звучала так: «Если подойдете на роль проводницы…» Отбор в отряд будет очень строгим. Окажетесь самой лучшей среди кандидатов в проводники – будем готовиться вместе. Не покажете необходимых знаний и нужной подготовки – извините, нам не по пути.

С каждым словом Невменяемого плечи принцессы сутулились все сильнее, капюшон вообще съехал почти до подбородка, а затем в повисшей тишине послышалось грозное сопение. Видимо, четверке друзей предстояло пережить новую истерику.

Напряжение за столом достигло апогея. Однако вместо истерических оскорблений из-под капюшона послышалось смиренное лепетание:

– Конечно, я постараюсь доказать, что лучшего проводника вам не найти.

Кремон совершенно растерялся, не зная, как вести себя дальше. Он сразу был категорически против наличия наследницы престола в отряде, но кто же мог подумать, что эта гордая и взбалмошная персона удушит свое высокомерие и согласится на второстепенную, а то и более низкую роль в отряде? Знал бы, сразу ограничил бы количественный состав отряда или сослался бы на свой выбор командира. А теперь, раз уж дал слово, приходится выполнять, проводить некий отбор среди кандидатов.

Пока ему пришло в голову лишь осторожно спросить:

– А вы действительно хорошо знаете подземелья Каррангарр?

– Не хочу хвастаться, – томно проворковала Элиза, вновь приподнимая капюшон и приоткрывая улыбающееся личико. – Но при отборе постараюсь показать наивысшую осведомленность. Вряд ли найдется в нашем королевстве больше двух-трех человек, которые смогут утверждать, что побывали там, где моя нога не ступала.

– Но ведь надо еще уметь ориентироваться в том запутанном лабиринте.

– О, мне даже интересно будет посоревноваться с другими кандидатами в этом! Надеюсь, вы действительно подберете самые сложные задания?

Невменяемый глубокомысленно помолчал и лишь потом ответил:

– Мы еще подумаем над этим вопросом.

В это время подали заказанные блюда, которых оказалось так много и в таких больших количествах, что принцесса воскликнула:

– Да тут хватит на всех! Принесите мне только тарелку и прибор! – А когда прислуга отошла, доверительно прошептала: – Надо же мне хоть иногда проверять, чем питаются мои подданные. А то можно и голодный бунт прозевать…

Никто не осмеливался начать трапезу раньше, чем ее высочество Элиза Майве, а чтобы как-то скрасить голодное ожидание, баронет Шиловски, давясь слюной, верноподданнически промямлил:

– Разве кто-то осмелится бунтовать в вашем присутствии?

– Еще как осмеливаются! – Наследница престола жеманно вздохнула. – Мало того, вы только что были этому свидетелями. Ваш друг не только отказался вручить мне бразды правления отрядом, но и засомневался в моей компетенции проводника.

На этот выпад никто не отреагировал, благоразумно оставив свое мнение при себе.

Тарелку принесли быстро, и, как только принцесса прикоснулась к пище, Кремон подал пример наплевательского отношения к этикету: принялся за еду так рьяно, что даже за соседними столами оборачивались на звук разгрызаемых костей. Бабу, а следом за ним и Алехандро тоже отбросили светские манеры, обязательные во дворце и совершенно излишние здесь.

Лишь Мирта старалась вести себя как аристократически воспитанная дама и пробовала отвлечь Элизу от малоприятного зрелища изголодавшихся мужчин. Какое-то время баронетте удавалось поддерживать разговор ни о чем, но потом она тоже увлеклась изысканными кушаньями, и за столом воцарилась относительная тишина. При этом будущую правительницу старались не только не задевать, но изо всех сил пытались не смотреть в ее сторону, что привело к неожиданным последствиям.

Поначалу поведением других посетителей трактира совершенно не интересовались, мало ли что бывает. Ну затихла вдруг ни с того ни с сего внушительная компания здоровенных матросов, сидящих через два стола позади Кремона, а потом так же резко вновь оживилась, наполнив помещение смехом и сальными шуточками. Затем хохот стал переходить границы разумного, но и это никого не обеспокоило: имеет народ деньги и желание веселиться и упиваться – и на здоровье, невзирая на время суток.

Краем глаза Невменяемый, конечно, заметил немного странное поведение принцессы Элизы. Она то приподнимала капюшон, то потирала пальчиками нос и губки, то ладошками прикрывала глаза, словно от усталости. Однако молодой Эль-Митолан отнес ее действия к попыткам привлечь именно его внимание к ее симпатичному личику. «Значит, вот как она индивидуальный ключик к каждому человеку подбирает? – подумал Кремон с усмешкой. – М-да…»

Первым осознал непредвиденную опасность Алехандро, сидящий лицом к матросам. Он толкнул под столом ногу Кремона, а затем ущипнул себя за мочку уха, требуя прислушаться к разговорам. Вообще-то Кремон и сам уже забеспокоился – слишком громкие и оскорбительные выкрики раздавались у него за спиной.

– Да я этих троих сам одним ударом оглушу!

– Конечно, тот дед и хлюпик гнилые до потрохов…

– А вот здоровяк боец отменный!

– И сам покалечить может!

– Спорим, что с одного удара свалю?

– Спорим! Как обычно?

– Идет! Только вы, ребята, сразу тащите девочек к нам на корабль. Порадуем их нашим вниманием!

– А ты, Пьер, расплатись живо с хозяином да придержи его за стойкой, пусть не суется под кулак. Не то и его зашибем!

По всей вероятности, назревала веселенькая потасовка, и скорее всего прямо здесь, в трактире. Кремон с недоумением огляделся, пытаясь отыскать в помещении компанию из старика, хлюпика и отменного бойца, и не сразу сообразил, что пятеро матросов поспешно пробираются между столами прямо к нему. Еще шестеро обходили их стол с флангов, а один, самый молодой и франтоватый, устремился к двери, ведущей на кухню. Но самое главное – все остальные посетители трактира не сводили взглядов только с них: седого «деда» и двух его товарищей.

Два самых мощных матроса попытались с ходу размазать колдуна по лавке сдвоенным ударом, занеся кулачищи над собой. Один даже успел удивиться:

– Да он и не старый вовсе…

В следующее мгновение оба получили коваными каблуками ботинок по зубам. Невменяемый не успевал применить надлежащую защитную магию в таком маленьком пространстве, поэтому резко нагнулся грудью к столешнице, выдернул ноги из-под лавки и одним рывком толкнул свое тело назад. Хруст зубов и сдавленное оханье не остановило других напирающих сзади матросов. Тем более что подобная прыть неожиданно оказавшегося молодым дедка их только разозлила и раззадорила. Двое угрюмых детин, набежавшие с флангов, рухнули на поднимающегося с пола Кремона, пытаясь удержать его руки в захватах. Еще двое навалились сверху, стремясь добраться до горла временно поверженного противника. На пострадавших от удара его каблуков в горячке драки никто не обратил внимания, хотя один упал без сознания сразу, а другой с мычанием пополз в выбранном наугад направлении.

Среди остальных пяти матросов как раз и оказался тот, который намеревался одним ударом оглушить так сильно «понравившегося» ему Бабу. Но тот уже давно не был тем простым и добрым крестьянским увальнем, с которым судьба свела молодого Кремона в Агване. За многие месяцы усиленных и беспощадных тренировок Бабу превратился в хорошо отлаженную машину для выполнения любых задач. А уж доброту и сожаление к ближнему Ганби Коперрульф вместе с Хлеби Избавляющим постарались выбить из него в первую очередь. Поэтому церемониться парень в драке не стал, а просто и незатейливо встретил несущегося на него амбала ударом короткой скамейки по лбу.

Затем Бабу с разворота вышиб дыхание еще у одного драчуна и тоже оказался повален сразу двумя слаженно действующими матросами.

Таким образом, против Алехандро остались лишь двое самых слабых противников. Как раз те, кто намеревался хватать девушек и тащить на корабль. Один тут же получил от баронета удар мечом плашмя по затылку, а второй бросился под защиту своего товарища, который в недоумении замер возле двери в кухонные помещения. Уже вдвоем они выхватили длинные, изогнутые ножи и принялись с трудом отбиваться от наседавшего на них Алехандро.

Тем временем Мирта Шиловски, обидевшись, что на нее никто не нападает, решила сама поискать себе объекты для разминки. Матросы совершенно напрасно сбросили ее со счетов, а ведь она могла без труда справиться с парой-тройкой таких разгильдяев. Что она и решила сделать, не отходя от места драки. Со всего маху она заехала носком своего сапожка в висок одному из четверых нападавших, пытавшихся удержать на полу Кремона. Матрос сразу обмяк и отвалился в сторону, словно сытая пиявка. В следующий момент Мирта благоразумно отскочила, чтобы избежать мельницы из ног и рук, в которой Невменяемый, разозлившись не на шутку, перемалывал свои несчастные жертвы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное