Юрий Иванович.

Дочь – повелительница Зари

(страница 5 из 42)

скачать книгу бесплатно

– То-то, я вижу, ты весь вспотел, – пошутил король, завистливо поглядывая на мешки.

И услышал самое главное утешение:

– В своей столице вы найдете просто несметные богатства, которых хватит и вам, и вашим потомкам на многие сотни лет. Все люди превратились в драгоценные камни, а их примерное количество вы знаете. Все животные стали полудрагоценными камнями, но таких редких расцветок и структуры, что некоторые стоят целое состояние. А сейчас давайте отойдем в поле, я там отдам детям мешки и перескажу вам все, что меня обязали.

– А потом? Останешься при моем дворе?

– Увы, ваше величество. Сапфирное Сияние уготовило мне иную судьбу. Врагу бы не пожелал такой доли. Мне и моим детям надо немедленно уходить как можно дальше от этих мест. Разве что позже, когда справлюсь с выполнением возложенных на меня обязанностей, наведаюсь в гости.

– Печально, очень печально, – закивал монарх, но при этом в его голосе проскальзывали нотки удовлетворения, а глаза с подозрением косились на копье с удивительным древком из синей древесины. Хотя у пришельца из иного мира было и другое оружие, но именно это копье почему-то вызывало особое уважение и осторожность.

Король усилием воли подавил завистливые и кровожадные мысли и несколько раз повторил про себя:

«Не жадничай! И строго выполняй наставления предков!..»

Часть третья

Семейный совет

Поговорив со Славентием Пятым в течение четверти часа, Семен получил в награду пять именных колец из монарших рук, поощрительное похлопывание по плечам и короткое пожелание счастливого пути. И лишь затем король выдал всю свою нетерпеливость: опрометью вернулся к войску, великолепным прыжком оседлал покрытого броней и алой тканью коня и, на ходу отдавая приказы во все стороны, двинулся в сторону Кариандены. Трех коней, подаренных ханом, и скакуна Алексея оставили у дороги. А вся семья, чудом избежавшая этой ночью смерти, расселась на мешках.

– Нужно посовещаться, – сказал Семен. – Перед нами лежит очень трудный и знаменательный выбор. И как мы сейчас решим, какие страны выберем, так в дальнейшем и сложится судьба каждого из вас.

– Каждого? – насторожился Федор. – По отдельности? Отец, о чем ты говоришь?

– К сожалению, я говорю о самом неприятном, что нам может грозить кроме смерти, – о расставании.

Виктория прижалась к плечу отца:

– Пап, ну разве может нас кто-нибудь разлучить?

– Увы, дочурка, может. Как ни прискорбно это осознавать, но страшные силы совсем недавно показали, что противиться им бесполезно. Что от барона осталось, видели?

– Ну да, только одежда…

– Вот и в нашем случае Сапфирное Сияние поставило жесткие условия. Вернее, даже не условия. Оно просто сказало, что если вы, четверо моих детей, через месяц окажетесь вместе, то убьете друг друга. Не выживет никто из вас. А если я попытаюсь вам помешать, вы убьете меня в самом начале вашего столкновения.

Дети переглянулись, и Алексей высказал общее мнение:

– Такого не может быть никогда!

Отец печально покачал головой и тихо ответил:

– Мне тоже так думалось, но вот потом… Оказывается, здесь существует некое подобие телевизоров.

Только изображение передается, минуя зрение, непосредственно в мозг. Похоже, что Сапфирное Сияние – это не что иное, как один из древнейших и сильнейших демонов этого мира. И оно мне показало несколько сцен из жизни таких же Загребных, как я. Тех, кто ослушался приказа, который Сияние дает при гибели всех обитателей Кариандены. Первые сцены были полны мира и спокойствия, любви и взаимопонимания, успеха и процветания. А дальше мне показали самое страшное, что может сотворить человек: съесть живьем свою мать, отрубить руки-ноги своим детям, до смерти запытать любимую или убить всех родственников до последнего младенца. Чтобы этого не произошло и с нами, каждый из вас должен иметь отдаленное королевство и всегда стараться оставлять между собой какое-то государство. В крайнем случае, не пересекать пограничную линию. И если разобраться, ваша жизнь стоит такой разлуки. Пока я сюда шел, эта мысль прочно засела в моей голове. К тому же мне разрешено вас посещать настолько часто, насколько я сумею, и помогать всеми силами и знаниями. Значит, мы сможем общаться! Ну и самое главное, это я уже добавляю от себя: мы постараемся любыми средствами сбросить с нашего рода такое обязательство. Знания наши неограниченны, желание вновь жить вместе – беспредельно, так что со временем мы обязательно обманем Сапфирное Сияние и вырвемся из его плена.

Виктория прошептала ему на ухо:

– Пап, а если оно нас сейчас слышит?

– Ну и пусть! Искать выход из такого положения мне не запрещали. А все, что не запрещено, – разрешено! Верно?

– Согласен, – кивнул Федор. – Но где нам поселиться?

– Вот именно для этого мне показали, где хранятся во дворце подробные карты вековой давности. Вот они, смотрите. Некоторые государства уже исчезли, границы некоторых поменялись, появилось несколько новых территориальных образований. Но эти карты все-таки дают представление о том, где какое государство находится. Вам нужно выбрать места для проживания.

Старший, Алексей, тут же отреагировал:

– Давайте просто расселимся вокруг Сапфирного королевства с четырех сторон!

Семен покачал головой:

– Мне обрисовали картину пограничных сражений на предстоящие несколько лет и кратко рассказали о прошлых столетних датах, и я с этим полностью согласился. В ближайшие годы в окрестностях Сапфирного королевства будет жарко от пожарищ и сыро от пролитой крови. Многие стоящие по соседству войска хана разбегутся, но многие захотят отомстить и начнут творить разбой в пограничье и на дорогах. К тому же со всего мира в Кариандену скоро хлынут люди, охочие до наживы, и полчища наемников всех мастей. Все они очень скоро узнают о новом несметном богатстве столицы и потянутся рядами и колоннами. Ведь этой ночью все воины армии хана и все жители огромного города превратились в драгоценные камни. Всех вас могут убить. Немедленно покаран будет лишь тот, кто пойдет в атаку непосредственно на меня, на Загребного. А вы окажетесь беззащитными. Да и захватив вас в плен, вымогатели легко отберут у меня все до последнего камешка.

Виктор презрительно фыркнул:

– А зачем нам вообще эти камни? Лучше уж было сразу отдать их Славентию Пятому, и всех делов. И жизнь станет проста и открыта.

Федор тут же возразил брату:

– Не скажи. С таким богатством мы в окраинных королевствах быстро достигнем чего угодно, а самое главное – экономической и политической независимости. При надлежащем использовании драгоценных камней мы сможем проводить дальнейшие исследования, развивать экономику, совершенствовать магические способности и открывать для себя новые тайны этого мира. В итоге при постоянной координации отца мы довольно быстро сможем отыскать выход из создавшейся ситуации. А там, глядишь, и способ возвращения домой отыщем…

– Отлично сказано, сынок! Я так и знал, что ты меня поддержишь. Действительно, от богатства отказываться не следует, но и хранить его в таких неспокойных районах, как этот, безрассудно. Я уже не говорю о том, что и о вашем здоровье мне беспокоиться не придется, если вы поселитесь в дальних независимых королевствах. Логично?

– Да, ты всегда мог нас достать своей железной логикой, – со вздохом согласилась Виктория. – Но что делать мне? Парням-то в этом мире гораздо легче найти место под солнцем, а меня чуть что или выкрасть пытаются, или рабыней сделать. Как тут быть?

Прежде чем отец успел ответить, Алексей посоветовал:

– Выход один: стать королевой! Тогда тебя никто не посмеет даже взглядом задеть без разрешения.

– Ага! Легко сказать, – покраснела Виктория. – А для этого как минимум придется лечь под старого дряхлого короля!

– Зачем же так пошлить, Витуся? – улыбнулся Федор. – По статистике, наследных принцев гораздо больше, чем престарелых самодержцев. Достаточно только вовремя улыбнуться тому из них, кто больше всего понравится, и лукаво повести глазками…

– А если не понравится?

– Вот именно поэтому я и пойду с тобой, – веско сказал Семен. – Как только ты устроишься в полной безопасности, поспешу по очереди ко всем остальным. И не забывайте о той уникальной связи, которая хоть и непомерно дорога, но все-таки существует в этом мире. Если хоть кто-то из вас сумеет купить выводок тумблонов, пусть сразу же всеми правдами и неправдами постарается передать вторые, а если получится, то и третьи особи тому из нас, кто будет ближе.

Все задумались, прокручивая в памяти сведения о редчайших животных, которых уже нельзя было отыскать в средней части материка – они обитали лишь в глухих окраинных королевствах. По уверениям преподавателей Мастораксов, уникальные телепортеры звуков могли передать разговор двух людей на расстояние до двенадцати тысяч километров. То есть как раз от одного конца континента до другого. Но при этом животные, которых называли тумблонами, должны были быть из одного выводка. А если учесть, что в неволе они не давали потомства вообще, то цена за пару или тройку новорожденных меховых комочков была просто астрономической. Помимо этого, каждого тумблона нужно было вырастить, выдрессировать и довести до полного послушания, прежде чем поговорить при помощи его кровного родственника с «дальним абонентом». И нормальная связь получалась не каждый раз. Но выбора не было. Хотя братья уже несколько раз и пытались создать простейшее радио и утверждали, что они на пути к успеху, но результатов пока не добились.

Отец семейства особенно остро ощутил теперь проблему связи и подумал, что редкостных тумблонов придется покупать за любые средства, главное – найти. Благо что средств этих не то что вполне достаточно, а, пожалуй, еще и на последующие поколения останется.

Он продолжил наставления детям:

– Для нашего нормального общения вам нужно попасть в стабильное окружение, то есть выбрать крепкие, со сложившимися традициями королевства и, прибыв на место, регулярно давать о себе весточку другим. Так я в любой момент смогу примчаться именно туда, где во мне больше всего нуждаются.

Теперь уже засомневался младший сын Виктор:

– Тебе не кажется, отец, что твои беспрестанные метания по континенту поставят тебя в опасное положение? Ведь чем больше ты находишься в пути, тем больше рискуешь собой. А прикрыть тебя издалека своими мечами мы будем не в силах.

Семен состроил потешное лицо и провозгласил с деланным апломбом:

– Значит, мне придется научиться премудростям телепортации. Ведь поговаривали наши учителя, что и такое в этом сказочном мире возможно. Вдруг смогу?

– Если сможешь, то и нас научить не забудь, – попросил старший сын. – А то помнишь, как на Сухом острове получилось?

– Разве такое забудешь…

Слова Алексея вызвали на лицах всей семьи радостные улыбки, и они на добрых полчаса окунулись в воспоминания о годах учебы.

Федор вернулся из прошлого первым и вновь склонился над картой:

– Ладно, хорош балагурить. Давайте выбирать места для дислокации. Кому где нравится?

Все подняли глаза на Викторию, предоставляя ей первой право выбора. Девушка немного подумала, забавно морща носик, и показала на восток континента:

– Мне нравятся вот эти выступы суши в океан и остров Зари. Наверняка там много цветов и сладчайших плодов. А название столицы королевства вообще может привлечь кого угодно. Грааль! Как красиво! Без всякого сомнения, в этом городе изобилие всего, чего только пожелаешь, и самый продолжительный срок жизни. Я еду именно туда!

Молчание мужской части семейства означало согласие. Все три брата посмотрели на отца. Тот пожал плечами:

– Тогда так и продолжайте выбирать, от младшего к старшему.

Виктор не сомневался ни мгновения:

– Юго-восток.

А в глазах у него так и плясало одно-единственное слово: «Жармарини». Против этого выбора возражений тоже не было.

Дальше все решалось совершенно по-другому. Имеющий право первого слова Федор хлопнул старшего брата по плечу:

– Уступаю тебе свою очередь, я ведь нигде не пропаду.

– Ха! Кто бы говорил! Это мне везде рай да благодать. Так что не отлынивай от выбора.

– Нет, уступаю тебе.

– Хорошо, – улыбнулся Алексей. – Тогда давай просто разыграем?

– Давай!

Оба брата тут же азартно принялись выкидывать на счет «три» пальцы, и очень скоро оказалось, что Федору достался весь низ почти округлой левой части континента, а старшему Алексею весь верх.

– Значит, мне придется путешествовать по часовой стрелке… – задумчиво пробормотал отец.

– Точно, – непонятно чему обрадовалась Виктория. – Смотри, как красиво и по порядку получилось. По кругу. Мне кажется, континент что-то напоминает… Вот, если так повернуть, словно собачка с большой головой.

– Ага! А если вот так, то огромное привидение с протянутой рукой. – Виктор хохотнул. – Или пугало…

Федор же, как всегда, стал выдвигать гипотезы:

– Мне кажется, такие очертания континента не могли образоваться естественным путем. Уж слишком резкие разломы и расхождения береговых линий. Да и многие наши преподаватели склонны считать так же…

– Ну, все, – оборвал брата Алексей. – Дискуссия завершена. Пора пообедать.

– Предлагаю потерпеть до Глухого урочища, – сказал Семен. – Нам нужно убраться отсюда быстро и как можно дальше. Спрячем среди скал основные наши богатства и вот тогда спокойно поедим и более подробно обсудим перед расставанием наше будущее. Да и наверняка слухи о нашей пятерке быстро разлетятся по стране. Не стоит нам всем вместе попадаться кому-нибудь на глаза. Предстоящая разлука нас лишь обезопасит. Никто не знает, кто из нас куда отправится. Так что по коням!

Они погрузили мешки с драгоценными камнями на застоявшихся лошадей. Получалось пять человек на четыре лошади, поэтому самому легкому из братьев, Федору, пришлось усесться вместе с Викторией. Кони были основательно нагружены дорожными сумами и тяжеленными мешками с драгоценными камнями.

– И как ты, батя, от такой тяжести не надорвался? – спросил Алексей.

– А с чего ты взял, что я не надорвался?

Прощание

Об этой скалистой местности семья уже знала. Им пришлось проходить пару раз через Глухое урочище, как с провожатыми, так и без. И выбрал Семен это урочище для хранения драгоценностей неспроста: местные жители избегали отдающих запахом мертвечины скал. И только в самом крайнем случае как можно быстрей старались проскочить по единственной заброшенной дороге. Считалось, что в урочище свили себе гнездо воздушные демоны, маги очень большой силы. Ночами они выходят на охоту и могут в считанные минуты растерзать любого путника или даже целый отряд.

Но пришельцы из другого мира при первом же путешествии заподозрили, что ничего подобного там нет. Потом они вернулись туда уже без провожатых, чтобы проверить свои догадки. Как сразу же и предположил Федор, мерзкий запах издавали несколько сероводородных озер. Озера располагались в пещерах, и вонь нередко вырывалась наружу, отпугивая людей. Лучшего места для тайника нельзя было и придумать.

За два часа бедные лошади вконец измучились, но до Глухого урочища таки доплелись. Выбрали самое удобное место, где дурной запах не слишком беспокоил, задали обильного корма лошадям и тщательно проверили все вокруг. Не хватало еще попасться на глаза какому-нибудь искателю приключений или беглому каторжанину. Хоть вымышленные воздушные демоны и охраняли эти места лучше всякого войска, но перестраховаться никогда не помешает.

Затем семья и приступила к сортировке сокровищ на восемнадцать разных частей, руководствуясь поговоркой: «Не стоит все яйца хранить в одном лукошке». Семен время от времени пояснял, как и что он отыскал в Кариандене.

– Вот этот огромный сапфир – не что иное, как измененная сущность гензырского хана. Да и вообще, я заметил, что чем большая мразь человек, тем крупнее сапфир. Все вот эти сапфиры были обнаружены среди одежд ханских приближенных. А другие люди неведомо по каким критериям превращались Сапфирным Сиянием в совершенно иные, различные по величине, структуре, цвету и оттенкам драгоценности. Посмотрите, какое разнообразие.

– А вот этот огромный алмаз, с таким редким синим оттенком, где нашел?

– На дворцовой площади. Там пировали воины.

– На улицах тоже было много сокровищ?

– Немерено! Но к тому времени мне уже не хватало сил, чтобы нагибаться, и я решил, что хватит. Донести бы то, что набрал.

Виктория придержала отца за локоть:

– Так ты действительно надорвался?

– Еще чего! Но когда с королем разговаривал, то боялся, что рухну в любой момент. Все внутренности дрожали от перенапряжения.

– Что же ты не бросил мешки?

– Надо было сначала выйти из тумана…

Федор с интересом подбрасывал на ладони ярко-красный рубин величиной с куриное яйцо, но спросил совершенно о другом:

– Слушай, отец, насколько я понял, теперь мы о тебе можем не волноваться? Раз Сапфирное Сияние о тебе заботится, то ты стал практически неуязвимым?

– Ничего подобного. – Семен выгреб из общей кучи великолепный дымчатый топаз и отложил его к самым большим камням. – Я тоже так сначала подумал, но мне доходчиво объяснили, что я очень даже уязвим. Меня успеют защитить от мечника, копьеносца, даже лучника или арбалетчика, атакующего с близкого расстояния. Но вот с дистанции меня могут поразить все кому не лень. В том числе тот же копьеносец, издалека метнувший свое оружие.

– Э-э-э… а как же?..

– Само собой потом моего убийцу постигнет кара. Мало того, и вся его семья будет уничтожена, и те, кто отдал приказ об убийстве, если я умру. Но мне-то от этого не легче. Так что сражаться и трястись за свою шкуру надо, как и прежде. А если к этому добавить заурядный несчастный случай, то тогда и мстить будет некому. Ведь может и пожар поджарить, и лавина размазать по скалам, и вулкан под ногами взорваться…

– Пап, может, хватит всякие страсти-мордасти расписывать? – прекратила перечисление экстренных ситуаций дочь. – К чему нам это?

– И то правда, – тяжело вздохнул отец. – Но еще об одном условии все-таки должен упомянуть: погибнуть я могу и в честном поединке, когда вызову на дуэль или меня вызовут. Так что и здесь мне расслабляться не стоит. Придется возобновить ежедневные упражнения с оружием.

– Прекрасно! – обрадовался Виктор; он был единственным в семье, кто любил тренироваться. – Тем более что нет предела совершенству. И некоторым несознательным товарищам не стоит забывать аксиому жизни: в здоровом теле – здоровый дух.

Алексей, Федор и Виктория уставились на него с сарказмом и дружно зафыркали.

– Руки не только для меча созданы, – сказал Алексей.

– Да и головой надо больше работать, – добавил Федор.

– А лучше всего бить противников психологическим оружием. – Виктория всегда считала, что схватку лучше предотвратить, добившись этим гораздо большей для себя выгоды, чем подсчитывать потери после кровавой победы.

Так уж сложилось, что за пять лет скитаний и учебы в этом мире все четверо детей Семена полностью сформировались, и теперь каждый считался специалистом в конкретных сферах экономических, военных, межгосударственных и межличностных отношений.

Алексей в свои двадцать два года был очень уверенным красивым молодым человеком, сильным и отлично сложенным. Он искусно владел большими мечами, топором, луком и нунчаками, которые широко использовались на островах Рогатых Демонов. Но самым главным его достоинством была смекалка – умение в любых условиях слепить какое угодно устройство или даже запустить производство.

Именно на него в семье возлагались самые большие надежды в тех случаях, когда надо было претворять задуманное в жизнь.

Федор, самый худощавый и стройный из братьев, к двадцати годам выглядел этаким задумчивым поэтом-философом. Он был внешне очень похож на сестру, разве что превышал ее ростом сантиметров на пятнадцать. За последние пять лет средний брат прекрасно освоил метание ножей и сюрикенов, овладел шпагой и рапирой и научился очень удачно пользоваться кистенем. Но наибольшие успехи он делал в теоретических разработках, математических подсчетах и логических выкладках. Пожалуй, единственный в этом мире, он мог свободно перемножать пятизначные числа и держал в голове воистину энциклопедические знания сразу двух миров. Федор был способен просчитать много событий и вполне удачно спрогнозировать их дальнейшее развитие. И в последнее время, все больше и больше вникая в суть происходящего в этом мире, он выдавал самые разумные и очевидные для истории решения.

Младший из парней, Виктор, по всей вероятности, должен был стать непобедимым воином. Уже сейчас он на полголовы превосходил ростом отца и старшего брата и был шире их в плечах. В свои восемнадцать он постоянно тренировался, и, судя по всему, ему предстояло еще больше вырасти и окрепнуть. Для Виктора не существовало в жизни никаких сомнений или преград: только вперед! А любую помеху, по его мнению, можно было устранить, применив оружие или просто протаранив. Общая семейная склонность к образованию проявилась и в нем. Порой за ним замечались такие всплески изящного, тонкого юмора, что все просто ухохатывались. А врожденная солидность в движениях маскировала быстроту реакции. Если было нужно, Виктор мог проявить смекалку и продемонстрировать взрывную подвижность.

Виктория считалась самым избалованным, но и самым любимым членом семьи. Братья так ее любили, что в детстве порой дело доходило до потасовки, когда каждый из них хотел расчесать длинные прекрасные волосы сестренки. А уж если кто из братьев приносил подарки или сладости, то очень обижался, если малышка более благосклонно принимала их от двух других. За пять лет Виктория стала довольно симпатичной девушкой, и сейчас ее внешность портили лишь прыщики да отсутствие двух передних зубов, которые она выбила два месяца назад при падении в заурядной стычке. До сих пор исправить этот ущерб не было возможности, а в свете последних событий так оказалось даже лучше. Ведь пленницу ханские воины могли бросить не на барабан, а хотя бы на ту же дворцовую площадь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное