Юрий Иванович.

Бег по песку

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Вас, наверное, невозможно обидеть?

– Да уж! – я скромно опустил ресницы. – Почти…

– Бога ради! – она оживилась, и на ее лице появилось умоляющее выражение. – Скажите как?!

– Ну… не знаю даже… – засомневался я. – Стоит ли такие вещи рассказывать незнакомой женщине.

– Стоит, стоит, голубчик! – стала убеждать она. – Будь добр, расскажи! Ты ведь сам говорил: нет тебя добрее…

– Ну, разве что… – пришлось согласиться мне с явной неохотой. – Обидеть меня можно только в одном случае… – я сделал многозначительную паузу и продолжил, чуть ли не шепотом: – Это когда женщина будет со мной заниматься любовью и не подарит при этом, и ни до, и ни после, ни одного поцелуя…

Она возмущенно отпрянула от меня и, шумно выдохнув, громко протянула:

– Какое хамье! Ка-акое ха-амье! М-м-м!

Мне оставалось только закивать головой и утвердительно поддакнуть:

– Да, да! Как ни прискорбно, но, увы! Встречаются в этом прекрасном и любвеобильном мире и такие вот женщины, в которых живет только инстинкт самки, и нет у них даже малейшей тяги к чему-нибудь светлому и прекрасному.

– Боже ж ты мой боже! – она повернулась ко мне, глядя расширенными от очумения глазами. А мне уже было все равно. Самодовольно поправив воротничок моей рубашки, я радостно улыбнулся и гордо произнес, соглашаясь:

– Да! Есть во мне что-то божественное! Вот и вчера тоже какая-то бабулька в метро так ко мне и обратилась: «Господи! – Говорит. – Куда ж ты прешься?»

– Как, как обратилась? – в ее глазах появились веселые искорки, а уголки губ дернулись вверх от сдерживаемой улыбки. Я снова напыщенно повторил бабкино ко мне обращение.

И случилось чудо: девушка засмеялась. Звонко, радостно, с каким-то внутренним облегчением. Не обращая внимания ни на меня, ни на оборачивающихся на нас и вновь улыбающихся пассажиров, ни на подошедшего полтавчанина, который как-то робко топтался возле нас в проходе, словно не решаясь прервать этот завораживающий женский смех своим неуместным возвращением. Я взглянул на него снизу вверх, с сомнением почесал себя по скуле и пожал в недоумении плечами. В ответ председатель поднял восхищенно брови, многозначительно вытянул губы бантиком и незаметно показал большой палец. Это придало мне еще большей уверенности: все-таки есть болельщики и у моей команды.

Наконец-то девушка заметила своего соседа и, прекратив смех, но, продолжая улыбаться, стала вставать. Я уже заранее предвкушал возможность снова оценить ее прелестную фигурку и даже приготовился неким причмокиванием выразить свое по этому поводу восхищение, но произошло неожиданное. Она, вместо того, чтобы пропустить полтавчанина, бесцеремонно пересела на его место, к окну. Тот вроде даже как опешил:

– Но там мое место!

– Воспитанные люди, – красавица согнала со своего лица улыбку и смотрела как надсмотрщица в колонии для малолетних, – всегда готовы уступить место девушке. Разве не так?

– Да, конечно… Но… – растерялся председатель. – Над этим сиденьем не горит лампочка, и мне будет плохо читать журнал.

– Нет проблем! – я успел встрять в разговор. – Если вас, уважаемый, устроит, можете сесть на мое место.

Смотрите, какое здесь чудесное освещение, – и несколько раз щелкнул выключателем над моей головой. – А я для доброго дела готов хоть в темноте сидеть.

– Вам не кажется, – язвительно опередила девушка уже готового согласиться полтавчанина, – что ваша доброта беспредельна?

– Нет, не кажется! – последовал мой твердый ответ. – Я просто в этом уверен!

– А я уверена в обратном! – выпалила она и с угрозой обратилась к все еще стоящему в проходе председателю: – Если он (она показала пальчиком в мою сторону) здесь усядется, я буду визжать на весь автобус!

А тот, видимо, больше всего в жизни боялся женского визга, так как со смиренным видом сразу же уселся в кресло. Мы с ним сочувственно переглянулись и почти одновременно скорбно вздохнули. Я мысленно констатировал: «Да! Нелегко знакомиться с красивыми девушками, но втройне труднее, если они вдобавок еще и умные. Какая-нибудь глупышка уже бы давно хихикала и упивалась моими комплиментами. А эта! Хоть, возможно, я и не прав. Может, надо было говорить только серьезно и не молоть разную чепуху, которая придет в голову. А что ж теперь делать?» Я увидел, что девушка откинула спинку кресла и явно собралась поспать. Да и между нами находился сочувствующий, но все-таки мешающий общению полтавчанин.

И тут водитель объявил двадцатиминутную остановку. Автобус уже въезжал на автостанцию с большим залом ожидания, магазином, баром и даже рестораном. И везде светились фирменные вывески «Альса» автобусной компании, на транспорте которой мы путешествовали.

Полтавчанин первым оказался у дверей, ожидая их открытия. Стала приподниматься и девушка. Пытаясь не упустить появившуюся возможность продолжить наш разговор, я молниеносно оказался в проходе раньше ее, а видя, что она встала сзади, спросил:

– Вы курите? Могу угостить хорошей сигаретой «Пьер Карден» с ментолом. В Испании они большая редкость.

– Спасибо, не курю! – она произнесла это, почти не разжимая губ и глядя на меня так, как будто я был призрак.

Тем временем я первым вышел из автобуса и подал руку спускающейся за мной девушке. Она совершенно проигнорировала мой жест и с гордым видом прошла мимо. Я услышал смешок и увидел в трех метрах председателя, который с веселой улыбкой попыхивал сигаретой. Заметив, что я явно падаю духом, он меня поддержал:

– Чего стоишь? Догоняй!

И я, взбодренный, бросился вслед за красавицей. Обогнал ее и услужливо открыл одну из створок входной двери. И тут она снова сделала вид, что не замечает услуг, мной предлагаемых.

Сама открыла другую половинку и направилась к стойке бара. Но я и здесь ее обогнал, а лишь только она подошла и хотела что-то сказать, громко спросил:

– Что будем пить? Чай, кофе, кофе с молоком?

– Кофе с молоком! – она сказала это, глядя исключительно на бармена, но тот из-за моей предыдущей фразы решил, что мы вместе, и вопросительно посмотрел на меня. А я не растерялся:

– Два кофе с молоком и два круассана!

Она сдвинула брови и металлическим голосом произнесла, продолжая глядеть только на бармена:

– Я хочу только кофе!

– Да, конечно! – я умоляюще выставил ладони вперед. – Я сам съем обе булочки.

Официант сразу же обернулся к аппарату делать кофе и не видел того испепеляющего взгляда, которым одарила и его, и меня моя попутчица. Видно было, с каким трудом она сдержала себя от готовых сорваться с ее уст, возможно даже, ругательств. Она сердито взобралась на высокий стул, а я бесцеремонно уселся рядом.

И хотел было что-нибудь сказать, как вовремя замер на полуслове, рассмотрев, что она набрала в грудь побольше воздуха и, возможно, собирается визжать. Хоть я и не боялся подобного, но всегда считал: если можно этого избежать, то лучше не провоцировать. Мы так и замерли оба: девушка – ожидая моего первого слова, а я – сжав намертво губы, но готовый в любой момент закрыть руками свои уши. Бармен поставил на стойку перед нами кофе и круассаны и удивленно переводил взгляд с меня на нее и обратно. Я боялся даже поблагодарить и поэтому тихонечко взял свою чашку, круассан и стал пить горячую жидкость и откусывать булку большими кусками. Девушка медленно поднесла свой кофе к губам и замерла, оценивающе рассматривая мои белые отутюженные шорты. У меня внутри все сжалось от нехорошего предположения: «А ведь может и плеснуть! Кажется, я и в самом деле перегнул палку со своим знакомством!»

Но ее трепетные ноздри уловили приятный аромат – и ей перехотелось делать новый заказ, она стала пить. Я чуть не подавился от облегчения и закашлялся, прочищая гортань от попавшей крошки. Она посмотрела мне в глаза безжалостно и немилосердно и изрекла:

– Наказание всегда неминуемо! – потом скривилась и поставила полупустую чашку на блюдце. – Я даже не получаю удовольствия от выпитого кофе! – соскочив со стула, с независимым видом достала из кармана брюк банкноту в пять евро и небрежно бросила на стойку: – Сдачи не надо! – и пошла в сторону туалетов.

Я с таким вожделением смотрел на ее вихляющую попку, что даже вздрогнул от обращенного ко мне вопроса:

– Поссорились?

Бармен был очень заинтересован увиденной им сценой и пытался отгадать ее подоплеку. Я решил подыграть. Пусть думает, что он отличный психолог и всегда прекрасно оценивает сложившуюся ситуацию. Тем более что вижу я его в первый и наверняка в последний раз в моей жизни. Мне-то все равно, а ему будет приятно убедиться в своей догадливости.

– Видите ли, – я говорил самым доверительным тоном, на какой был способен. – Жена сейчас находится в некоем состоянии… – я выразительным жестом округлил свой живот. – И ее все раздражает, нервирует. А тут еще и дорога, укачивает вдобавок.

– Да, да, да! – сочувственно закивал бармен головой. – Бедняжка! У меня самого трое детей, и прекрасно знаю, как все бывает. Очень, очень вас понимаю! – если бы я только мог представить, во что мне выльется его чрезмерная понятливость. Он тем временем положил сдачу на блюдце, но я, понимая, что деньги не мои, да еще и сам выпил кофе и поел булок за чужой счет, укорил:

– Я всегда все делаю, как скажет моя жена. Я ее слишком люблю и никогда не ставлю ее действия под сомнения. Спасибо, всего хорошего! – и тоже отправился облегчиться.

– И вам спасибо! До свидания! – раздалось мне вслед со стороны стойки.

Вернувшись в автобус, я обнаружил, что полтавчанин находится на своем прежнем месте у окна и дремлет. Услышав мои движения, приоткрыл один глаз, потом открыл оба. Заговорщически мне подмигнул и снова сделал вид, что засыпает. Я улыбнулся, но и забеспокоился одновременно: вроде бы все пассажиры были на местах, а красотка все еще отсутствовала. Но вот и она появилась, остановилась возле меня и с нескрываемым осуждением уставилась на притворяющегося соседа. Пришлось за него заступиться:

– Устал человек. Все-таки глубокая ночь.

Она ответила мне презрительным молчанием и шумно уселась на свободное место.

И тут в автобус ввалился запыхавшийся бармен, у которого мы пили кофе. Сказав недоумевающему водителю: «Я буквально на две секунды!», осмотрел салон, увидел меня и девушку и, радостно махнув рукой, направился прямо к нам. С собой он имел белую бутылку из-под молока, которую сразу же сунул в руки ничего не понимающей красавицы.

– Здесь чай, настоянный на специальных травах, – стал он ей объяснять заговорщическим шепотом. – Очень успокаивает нервную систему, особенно при беременности. Моя жена всегда брала его с собой в дорогу. Удачного вам пути и… – он взглянул в мою сторону. – Желаю, чтобы ваш муж любил вас всегда так же сильно и преданно, как сейчас. Прощайте!

И тут же выскочил из автобуса, который сразу тронулся в дальнейший путь.

С первых же его фраз я пришел в неописуемый ужас, и мне стало невыносимо жарко от редко испытываемого мною невероятного стыда. Только и мелькнуло в голове: «Сейчас весь этот чай будет на мне!» Ничего не оставалось, как крепко зажмурить глаза и, затаив дыхание, ждать неминуемого.

Но прошло пять, еще десять минут, а ничего не происходило. Только слышался успокаивающий гул мотора уже выехавшего на автомагистраль автобуса, да негромкие разговоры бодрствующих пассажиров.

Я выждал на всякий случай еще какое-то время и, чуть приоткрыв глаза, скосил их в сторону девушки. Она полулежала, сомкнув веки, и было трудно рассмотреть: спит она или притворяется. Весь вид ее был таким умиленно-трогательным, прекрасным и беззащитным, что я почувствовал еще большие угрызения совести, и мне захотелось тут же извиниться за свое, мягко говоря, не совсем корректное поведение. И просто объяснить, что она мне очень и очень нравится и от ее красоты я, совершенно отупев, веду себя, как мальчишка.

Я уже даже собрался было ее окликнуть, но вовремя остановился. А если она действительно спит? Тяжело и громко вздохнув, я принялся снова, на этот раз терпеливо, ждать, пока она откроет свои прекрасные глаза и посмотрит в мою сторону. И ждал я долго. Так долго, что даже не заметил, как уснул. И проснулся только от нового объявления водителя:

– Бургос! Стоянка двадцать пять минут! – автобус как раз подъезжал к автостанции, расположенной возле древней живописной крепости почти в самом центре города. Я вздрогнул, выходя из сна, протер глаза и повернулся к девушке. Та пила чай! Прямо из принесенной барменом бутылки, отхлебывая маленькими глоточками и блаженно полуприкрыв глаза. Заметив мое бодрствование, мило улыбнулась и сказала:

– Доброе утро! Как спалось?

Я даже растерялся от такой доброжелательности:

– Могло бы быть и лучше. И вам… доброе утро! – заметив, что многие пассажиры встают и берут свои вещи с собой, я забеспокоился: – А вы выходите?

– Нет! – последовал охотный ответ. – Еду до самого Сантьяго.

– Как здорово! – не удержался я. Настроение мое моментально улучшилось, остатки сна как рукой сняло, а в голове зароились десятки вопросов, которые я приготовился задать, и сотни смешных анекдотов, могущие ей понравиться за предстоящие еще полтора часа путешествия до конечной остановки. Но девушка меня опередила и первой задала вопрос, совершенно для меня неожиданный:

– А почему вы сразу не сказали, что работаете врачом?

– Я? А-а… – я не знал, что ответить. – А… с чего вы так решили?

– Ну, ведь только врач может сразу заметить токсикоз, преследующий женщину в первые месяцы беременности. – Она говорила доверительно и просто, будто и в самом деле находилась на приеме у врача. – Мама моего мужа предупреждала о возможности усиления неприятных ощущений во время пути и тоже советовала взять нечто подобное. – Она потрясла уже наполовину пустой бутылкой. – Зря я не послушалась.

– Да… конечно, – промямлил я с кислым выражением на лице, которое не сумел бы скрыть, даже если бы очень захотел. Настроение, да и все самочувствие в момент упали и стали ниже, пожалуй, самой рекордной черты в моей жизни. Я так огорчился, что даже не сразу понял смысл заданного мне вопроса:

– Угостите сигареткой? Да и прогуляться стоит, у меня все тело ломит от этого твердого сиденья. – Она уже стояла в проходе, и мимо нее быстро прошмыгнул заспанный полтавчанин. К тому же слева меня тронула за локоть забытая мною, но еще живая старушенция, прося пропустить и ее прогуляться.

– Конечно, угощу… – согласился я вялым голосом и отправился вслед за девушкой по проходу. А та, дойдя до водителя, пропустила меня первого к двери. Я сошел по ступенькам и чудом вспомнил, что надо повернуться и подать даме руку. Она оперлась на нее кокетливо и чуть не заигрывая. Желая хоть как-то отомстить ей за мои расстроенные чувства, я подал руку и спускающейся сразу за ней блондинке бабульке. Но это девушку нисколько не задело, она продолжала весело щебетать:

– Как вы думаете, мне не сильно повредит курение? Мой муж категорически настаивает на том, что б я не курила вообще. Но я курю не так уж и много: четыре-пять штук в день. И к тому же стараюсь, что б он не видел. – Она прикурила от зажженной мною зажигалки и сделала небольшую затяжку. – О! Действительно очень приятный дымок и не крепкие к тому же эти ваши сигареты.

– Да! Как раз для беременных, – согласился я скорбным тоном.

– Это у меня первая беременность. – Продолжала девушка, взяв у меня пачку и разглядывая надписи. Потом спросила самым доброжелательным тоном: – А у вас есть дети?

– Откуда же они у меня возьмутся? – попытался сострить я. – Если все никак не удается познакомиться с незамужней девушкой.

– Но ведь вы еще такой молодой, у вас все впереди! – утешила она меня и вдруг показала рукой в сторону магазина внутри автовокзала: – Ой! Какие кофточки в витрине! Пойду гляну на цены. Не хотите ли со мной пойти посмотреть?

– Э-э… Мне… – замялся я, представляя себе, как глупо буду выглядеть возле нее, рассматривающей какие-то тряпочки. – Мне надо туда! – и показал в сторону туалетов.

– А! Ну, тогда до скорого! – беззаботно сказала красавица и упорхнула к намеченной цели. Я отбросил опротивевшую почему-то сигарету и уныло побрел в другую сторону. Мне совсем туда не хотелось, но что делать? Зашел на минутку, а потом отправился к бару, заказал чай с ромашкой и загрустил. «Какая классная девчонка! И уже замужем! Ну, естественно, таких разбирают моментально! А таким лопухам, как я, достаются остатки в виде энергичных толстушек или престарелых блондинок. И почему мне так не везет? Скорей всего, до конца дней своих так и останусь холостяком! Хотя… Если посмотреть на все философски… Может, оно и к лучшему? Свобода все-таки намного дороже. К чему мне связывать себя какими-то путами обязательств и обязанностей? Ведь я еще молод, а впереди целая жизнь!»

Теша себя этими оптимистическими размышлениями, я отправился в автобус, так и оставив чай нетронутым. Моя попутчица слева уже устроилась возле окна и бодро попивала кока-колу из баночки.

– Как дела, молодой человек? – встретила она меня вопросом.

Я, хоть и удивился, ответил вежливо-печально:

– Ничего хорошего, – и добавил: – К сожалению.

– А что так? – сочувственно заулыбалась старушка.

– Да вот, – я вздохнул и кивнул головой в сторону пустующих пока еще кресел справа. – И замужем, и беременна…

Моя соседка заулыбалась еще больше и добрым материнским голосом, как бы в раздумье, произнесла:

– Вы ей тоже понравились, я заметила. Но учтите: не всегда можно полностью доверять незнакомым девушкам. Возможно, она просто хочет проверить вашу настойчивость.

Я удивленно на нее воззрился:

– В каком смысле не доверять?

– Ну, – загадочно зашептала бабулька. – Насколько я знаю, красотка не замужем и уж никак не беременна.

Каким милым и душевным показалось в тот же миг лицо моей соседки, обрамленное крашеными, но такими симпатичными локонами. Я все-таки переспросил с некими нотками сомнения:

– У вас точная информация?

– Могу за нее поручиться! – она поощрительно хлопнула меня по коленке и, показав глазами на вход, стала увлеченно перелистывать, видно, только что купленный журнал. А в автобус входили возвращающиеся с прогулки пассажиры. Первым занял свое место полтавчанин, произнеся короткое «Привет». Потом показалась и девушка. Я принял снова как можно более расстроенный и равнодушный вид, но внутри напрягся и тщательнейшим образом следил за каждым ее движением. Она бросила на меня оценивающий взгляд и, видимо, осталась довольна осмотром, так как губы ее тронула едва заметная самодовольная улыбка. Ну, еще бы! Ведь она так ловко отшила незадачливого ухажера и пока еще совершенно не подозревала о моем желании как можно лучше использовать сведения, полученные от новообретенных мною болельщиков. Когда она уселась, я, показывая, что интересуюсь только из обычной вежливости, спросил:

– Ну и как кофточки, подходящие?

– Да не особенно. Издалека они выглядели более симпатичными, – сказано это было тоном, заканчивающим разговор, и она даже хотела отвернуться к окну, но я продолжал:

– Вы, наверное, уже начинаете подбирать гардероб для того времени, когда теперь носимые вами вещи окажутся тесноватыми?

– Ну… вроде как… – видно было, что она не знает, как прервать наш диалог.

– Я тоже всегда советую всем женщинам, у меня консультирующимся, делать подобные приобретения в более ранний период беременности. И не откладывать этот вопрос на потом, когда уже довольно тяжело много двигаться, а тем более метаться по магазинам в поисках подходящей одежды. – Глаза ее округлились от удивления:

– А вы что, действительно врач?

– Но вы же сами догадались! – чистосердечно удивился и я, глядя ей в глаза. А потом снова продолжил деловым тоном профессионала: – На улице Гойи, в Мадриде, есть прекраснейший специализированный магазин. Вы, кстати, там уже побывали?

– Нет, – видно было, что девушка чувствовала себя неловко и даже быстро оглянулась на председателя. Тот с открытым ртом старался расслышать каждое наше слово, и мне почему-то показалась весьма странной подобная заинтересованность.

– А зря! – я поднял вверх указательный палец. – Там огромнейший выбор любой одежды и необходимых аксессуаров. Обязательно рекомендую посетить, ручаюсь – вы не пожалеете, – честно говоря, я ни разу в своей жизни не заходил даже в подобные магазины, но про этот знал по вывеске и витринам, которые видел почти каждый день. – И не помешало бы вам проконсультироваться со своим врачом, у которого вы стоите на учете. Он вам даст самый подробный список предметов, необходимых как в до-, так и в послеродовой период. В каком районе вы живете? И как фамилия вашего врача? Я ведь знаю многих, – похвастался я. – Если почти не всех! – и выжидательно уставился на почему-то еще более засмущавшуюся красотку.

– Я как-то не запомнила… – залепетала она бессвязно. – Какая-то женщина… в очках…

– А какая клиника? – снова переспросил я. Она назвала улицу, и я тут же радостно хлопнул ладонями и стал сочинять напропалую: – Так там же Дороти работает! Такая высокая, огромная женщина в очках, она еще немного шепелявит?! – заметив ее неуверенный кивок, разыграл новый прилив радости: – Точно! Вот так совпадение! Мы у нее с однокурсниками были на практике. До чего ж чудесная женщина! Хоть кричит громко и часто ругается, но внутри душа-человек. Она нам, помню, из дому частенько приносила чего-нибудь вкусненького и часто подкармливала. Ведь знаете, как у студентов: вечно денег не хватает, – и я, не останавливаясь, выдал несколько историй из студенческой жизни, удачно вставив туда пару анекдотов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное