Юрий Емельянов.

Сталин. Генералиссимус Великой Победы

(страница 10 из 62)

скачать книгу бесплатно

   Признавая необходимость для России соблюдать условия Брестского договора, Сталин в то же время в своей статье «Украинский узел», опубликованной 14 марта, решительно осуждал «австро-германское нашествие» на Украину. Он указывал, что «немцы не только хотят выкачать из Украины миллионы пудов хлеба, но попытаются еще обесправить украинских рабочих и крестьян, отобрав у них кровью добытую власть и передав ее помещикам и капиталистам». Положительно оценив сопротивление немцам советских сил Украины, Сталин писал: «Против иноземного ига, идущего с Запада, Советская Украина подымает освободительную отечественную войну, – таков смысл событий, разыгрывавшихся на Украине. Это значит, что каждый пуд хлеба и каждый кусок металла придется брать германцам с бою, в результате отчаянной схватки с украинским народом». Сталин заверял: «Нужно ли еще доказывать, что отечественная война, начатая на Украине, имеет все шансы рассчитывать на всемерную поддержку со стороны всей Советской России?» Он ставил вопрос: «А что, если война на Украине, приняв затяжной характер, превратится, наконец, в войну всего честного и благородного в России против нового ига с Запада?»
   Вскоре выяснилось, что «новое иго» навязывалось России не только с запада, но также с севера и с востока. В марте и апреле 1918 года иностранные интервенты высадились в Мурманске. Связавшись по телеграфу с председателем Мурманского Совета А. М. Юрьевым, Сталин от своего имени и от имени Ленина предупреждал: «Вы, кажется, немножко попались, теперь необходимо выпутаться… Если вы добьетесь письменного подтверждения заявления англичан и французов против возможной оккупации, это будет первым шагом к скорой ликвидации того запутанного положения, которое создалось, по нашему мнению, помимо вашей воли». Однако Юрьев уже не контролировал ситуацию, и Мурманск был оккупирован иностранными интервентами.
   В середине 1918 года были нанесены новые удары по Советской России, после того, как пришли в движение заговорщические центры, созданные Моэмом в Петрограде осенью 1917 года. В мае 1918 года восстал чехословацкий корпус, который должен был стать ударной силой в заговоре Моэма. В июле 1918 года в Ярославской губернии произошло восстание Савинкова, на которого Моэм возлагал особые надежды. Еще раньше на Дону и Кубани сформировалась Белая гвардия, которая имела прочные связи с мятежными чехословаками и савинковцами.
   В США еще в 1917 году был разработан план установления американского контроля над Транссибирской дорогой. Сначала этот великий евразийский путь был захвачен мятежным чехословацким корпусом. Затем под предлогом защиты чехословаков во Владивосток были высажены войска США, Японии, Франции и Англии. А вскоре «на защиту чехов и словаков» выступили 120 тысяч иностранных интервентов, прибывших во Владивосток. Помимо американцев, англичан, японцев и французов, здесь были канадцы, итальянцы, сербы и поляки.

   В первой половине 1918 года Советское правительство утратило контроль над огромными территориями России.
С ноября 1917 года по 1 августа 1918 года продовольственными организациями в 26 губерниях республики было заготовлена лишь одна десятая часть необходимого хлеба. Спасать городское население центральной части России от голода было поручено Сталину. 29 мая 1918 года Совнарком, не снимая со Сталина всех его прежних обязанностей, назначил его общим руководителем продовольственного дела на юге России, облеченным чрезвычайными полномочиями. Прибыв в Царицын 6 июня, он уже на следующий день докладывал в своих телеграммах Ленину о своих действиях по отправке хлеба из Царицына в Москву и Петроград.
   Однако наступление белых на Царицын изменило характер деятельности Сталина на юге страны. 10 июля в своем письме Ленину Сталин писал, что «вопрос продовольственный естественно переплетается с вопросом военным». Сталин требовал от Ленина «аэропланов с летчиками, броневых машин, шестидюймовых орудий», предупреждая, что иначе «Царицынский фронт не устоит». Так уполномоченный по делам продовольствия Сталин оказался втянутым в военные действия Гражданской войны.
   Боевые действия в этой войне существенно отличались от тех, что были характерны для Первой мировой. Как это всегда бывало во время гражданских войн в различных странах мира, большинство населения России, запуганного военными действиями и парализованного общим хаосом, воздерживалось от активного участия в войне и превращалось в пассивных наблюдателей происходящих событий, молча перенося тяготы общественной катастрофы или открыто проклиная обе воюющие стороны. Поскольку, как это обычно бывает в периоды революций, лишь меньшинство общества принадлежало к «большевикам» или «кадетам», то добровольческие соединения «белых» и «красных», особенно в начале Гражданской войны, были намного меньше, чем численность царской армии. Если до начала мировой войны в российской армии служило 1284 тысячи человек, а к концу 1917 года – около 12 миллионов, то к началу Гражданской войны в рядах Красной Армии вместе с внутренними формированиями насчитывалось лишь 116 тысяч пехотинцев и 7940 кавалеристов. Нельзя было и думать, чтобы с помощью такой армии защитить просторы одной шестой части света от внешнего нападения и обеспечить порядок в ее пределах.
   В России, лишенной эффективной армии, дисциплинированный и хорошо вооруженный чехословацкий корпус, состоявший из 45 тысяч человек, сумел не только захватить все города Транссибирской магистрали, но даже попытаться овладеть центральной Россией. В обстановке полного развала, который существовал в ту пору, даже анархистская «Революционно-повстанческая армия Украины» во главе с Н. И. Махно, насчитывавшая в период своего максимального подъема до 50 тысяч человек, могла без труда держать в страхе весь Юг Украины. Даже 4-тысячная белая Добровольческая армия, состоявшая главным образом из кадровых офицеров, смогла овладеть весной 1918 года частью Северного Кавказа.
   Трудности войны усугублялись несоответствием реалиям Гражданской войны навыков ведения боевых действий, которые были приобретены военными в ходе позиционной мировой войны 1914–1918 годов и даже Русско-японской войны 1904–1905 годов. Недостаточное число плохо вооруженных войск не могло прикрывать фронт. Вся белоказачья Донская армия генерала П. Н. Краснова насчитывала 27 тысяч штыков, 30 тысяч сабель, 175 орудий, но от трети до половины этой армии действовало на Поворинско-Воронежском направлении (здесь общая длина фронта достигала 300 км). Белым силам Краснова на Царицынском фронте длиной примерно в 170 км противостояли части Красной Армии, насчитывавшие 35 тысяч штыков, 3 тысячи сабель, около 100 орудий. Последние представляли собой разрозненные отряды, лишенные централизованного командования. (Для сравнения: в ходе Ляоянского сражения 1905 года на фронте в 60 км 152 тысячам русских противостояло 130 тысяч японцев; у русских было 606 орудий, у японцев – 508 орудий.)
   Вследствие того, что позиционная война стала невозможной, военные действия приобрели маневренный характер. Об этом впоследствии писал С. М. Буденный: «Это была война на широких просторах с весьма условной линией фронта, бои велись за наиболее важные города, железнодорожные узлы, села; всегда существовала возможность обхода, охвата, удара по флангам и тылам». Поэтому история Гражданской войны полна рассказов о том, как белые или красные неожиданно врывались в города, села и на железнодорожные станции, где и не подозревали о такой возможности, захватывали врасплох многочисленные части противника. Порой то белые, то красные солдаты и даже командиры внезапно появлялись с гранатой или револьвером в руках в штабном вагоне противника и принуждали своих растерявшихся врагов к сдаче.
   Гражданская война требовала сочетания современного военного искусства с приемами партизанской борьбы. Поэтому на протяжении значительной части Гражданской войны не прекращались конфликты между сторонниками «партизанщины» и военными специалистами, которые работали в частях Красной Армии. Не имевший никакого военного образования и никогда не служивший в армии, но написавший немало обзоров о ходе военных действий во время Балканских войн 1912–1913 годов и Первой мировой войны, председатель Реввоенсовета республики Троцкий всячески старался привлекать в Красную Армию военных специалистов. Как и Троцкий, Сталин никогда не служил в армии и не проходил военной подготовки. Сталину, который имел лишь опыт подготовки вооруженных восстаний, пришлось начинать с азов освоение военного искусства. Однако он не только учился, но призывал других командиров учиться у «военспецов».
   В то же время в отличие от Троцкого он увидел существенное отличие Гражданской войны от боевых операций в ходе международных конфликтов, а потому прислушивался к мнениям командиров красных отрядов, уже повоевавших с белыми. Различия в отношении к военспецам и «красным командирам» стали источником конфликта между Сталиным и Троцким.
   Сталин активно выступал против людей, которых направлял Троцкий на Царицынский фронт. Обоснованность недовольства Сталина военными специалистами, командированными Троцким, во многом подтвердилась после измены бывшего полковника Носовича, присланного в Царицын с мандатом Троцкого. Являясь начальником штаба округа, Носович стал организатором разветвленного заговора с целью захвата Царицына белыми. Носович был арестован вместе с другими заговорщиками, но был освобожден по распоряжению Троцкого, и ему удалось вскоре сбежать к белым.
   Уже находясь у белых, Носович признавал огромную роль Сталина в обеспечении обороны Царицына. Он писал: «Надо отдать справедливость ему, что его энергии может позавидовать любой из администраторов, а способности применяться к делу и обстоятельствам следовало бы поучиться многим. Постепенно… Сталин стал входить во все отделы управления городом, а главным образом в широкие задачи обороны Царицына, в частности, и всего кавказского, так называемого революционного фронта вообще».
   Поддерживая командиров – выходцев из народа, Сталин в то же время решительно выступал за превращение плохо организованного красного воинства в дисциплинированную армию. На первом совещании по вопросу о воссоздании солдатских комитетов, подобных тем, что существовали в армии во времена Февральской революции, Сталин энергично поддержал Буденного, который считал ненужной эту затею.
   Общий развал страны, массовое дезертирство из рядов армии в конце 1917 года – начале 1918 года, самоуправство солдатских комитетов разложили армию, подорвали основы воинской дисциплины. Донские казаки из белых армий храбро защищали Дон, но многие из них дезертировали, как только фронт уходил далеко от родных станиц. Ко всему прочему казаки не были уверены, что во время их отсутствия их дома не станут объектом разбоя. Не лучше было положение и в Красной Армии. Крестьяне, мобилизованные в Красную Армию, не желали терпеть лишений и рисковать своей жизнью за идеи мировой пролетарской революции. Многие из них норовили сбежать в свои деревни и села вопреки строжайшим приказам Троцкого о расстреле дезертиров и их пособников и песням Демьяна Бедного, в которых осуждалось наплевательское отношение крестьян к Красной Армии.
   Нелегко было и подчинить дисциплине население прифронтового Царицына. Чтобы навести элементарный порядок и ввести дисциплину военного времени, Сталину, судя по воспоминаниям С. М. Буденного, «пришлось провести коренную перестройку работы не только гражданских, но и военных учреждений и фактически возглавить оборону города». 24 июля в Царицыне была проведена мобилизация городского населения для строительства оборонных укреплений, были созданы рабочие отряды для охраны города и были приняты другие меры для укрепления дисциплины и наведения порядка.
   Помимо общих дисциплинарных мер, Сталин постарался укрепить административное звено в управлении армией и тылом. Одновременно им были приняты меры по обеспечению армии продовольствием. Он сообщал корреспонденту, что «благодаря системе базисных пунктов, выделенных самими боевыми участками, фронт не испытывает нужды в продовольствии. В настоящее время ежедневный паек красноармейца состоит из 2 фунтов хлеба, мяса, картофеля и капусты». Сталин придавал большое значение и пропагандистской работе среди солдат. Он заботился о распространении советских газет и других публикаций в частях, награждении частей знаменами, а отдельных красноармейцев отличительными знаками.
   Всесторонняя подготовка армии и тыла Царицынского фронта принесла свои плоды. В ходе своего наступления, начатого в конце июля, армии генерала Краснова подошли к Царицыну. 18–20 августа развернулись бои на ближних подступах к городу. Именно на 18 августа был назначен мятеж под руководством Носовича, но заговор уже был раскрыт и заговорщики арестованы. В ходе же упорных боев части Краснова были разбиты и в начале сентября отброшены за Дон. Первая победа была отмечена парадом красных частей в Царицыне 10 сентября.
   Пребывание в Царицыне было важным этапом и в личной жизни И. В. Сталина. Здесь он снова встретился с дочкой своего старого знакомого С. Я. Аллилуева – Надеждой. В 1919 году они стали мужем и женой.
   Тем временем Ленин и другие руководители страны оценили заслуги Сталина в обороне Царицына и осознали необходимость полагаться на его немалые способности в решении военных вопросов. 30 ноября 1918 года Сталин был назначен заместителем председателя только что созданного Совета Рабочей и Крестьянской Обороны (председателем был назначен Ленин). Кроме В. И. Ленина и И. В. Сталина, в состав Совета вошли председатель Реввоенсовета Л. Д. Троцкий, нарком путей сообщения В. И. Невский, замнаркома продовольствия Н. П. Брюханов, председатель Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной Армии Л. Н. Красин. Еще в октябре 1918 года И. В. Сталин вошел в состав Реввоенсовета Республики, который возглавлял Л. Д. Троцкий. Так И. В. Сталин вошел в состав ведущих военных советов, руководивших Вооруженными силами Советской России.
   Обстановка на фронтах республики постоянно требовала напряженного внимания, а порой и принятия чрезвычайных мер. В конце 1918 года на Восточном фронте началось наступление армий Колчака, которые 25 декабря заняли Пермь. Вновь, как и летом 1918 года, возникла угроза прорыва белых армий в центральные районы России с востока. 1 января 1919 года решением ЦК и Совета Обороны была создана партийно-следственная комиссия в составе И. В. Сталина и председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского для выяснения причин сдачи Перми. 5 января Сталин и Дзержинский прибыли в Вятку, а затем в Глазов.
   Постоянно перемещаясь между этими городами, они пробыли на северном участке Восточного фронта почти месяц, прежде чем вернулись в Москву и представили отчет своей комиссии Ленину. Но уже в письме и предварительном докладе Ленину из Вятки, выступлении перед партийным и советским активом в Вятке и в отчете комиссии содержался глубокий анализ причин поражений Красной Армии и перечень мер, которые позволили бы предотвратить их в дальнейшем.
   Из событий, случившихся в Перми, Сталин и Дзержинский делали выводы, выходящие за пределы этого участка Восточного фронта. Их рекомендации исходили из необходимости учитывать реалии Гражданской войны. Поскольку Гражданская война была следствием борьбы классов, то члены комиссии подчеркивали, что «необходимо… строго делить мобилизованных на имущих (ненадежные) и малоимущих (единственно пригодные для красноармейской службы)». Члены комиссии обращали внимание на неприменимость организационного построения армии, исходившего из позиционной войны. Они требовали «отказаться от формирования больших, громозких единиц (дивизий), непригодных для условий Гражданской войны, объявив предельной единицей бригаду. В то же время, отвергая „партизанщину“, они подчеркивали: „Необходимо установить на фронтах… режим строгой централизации действий отдельных армий вокруг осуществления определенной, серьезно обдуманной стратегической директивы“.
   Одновременно Сталин и Дзержинский резко нападали на руководство Вооруженными силами Советской России и критиковали Главный штаб и окружные военные комитеты за их формальное отношение к нуждам солдат. Рекомендации Сталина и Дзержинского предусматривали не только организационные меры и кадровые перемещения, но и перемены в социальной политике Советского правительства. Они отмечали, что «революционный декрет о чрезвычайном налоге… превратился в опаснейшее оружие в руках кулаков для сплочения деревни против Советской власти», стал «одной из главных причин, если не единственно главной причиной, контрреволюционизирования деревни». Анализ причин «пермской катастрофы» свидетельствовал о глубоком понимании Сталиным проблем Гражданской войны и его умении быстро оценивать сложившуюся обстановку.
   Вопросы организации Красной Армии заняли важное место в работе VIII съезда РКП (б) (18–23 марта 1919 г.), накануне которого образовалась так называемая «военная оппозиция». Ее сторонники в основном объединяли «красных командиров» и их сторонников, недовольных активным привлечением военных специалистов из царской армии. Они выступали за возвращение к первоначальной организации Красной Армии с безбрежной митинговой демократией и отсутствием единоначалия. Вместе с тем сторонники «военной оппозиции» резко критиковали деятельность Реввоенсовета и лично Троцкого, выражали возмущение его приказами о расстрелах ряда командиров и комиссаров. Накануне съезда Троцкий в письме пытался оправдать свои репрессии и доказать правоту своей политики.
   В своем выступлении на съезде Сталин, осуждая многие действия Реввоенсовета, критиковал платформу «военной оппозиции». Сталин поставил вопрос так: «быть или не быть в России строго дисциплинированной регулярной армии». Он подчеркивал, что добровольческая Красная Армия, создававшаяся из городских рабочих, оказалась неспособной одерживать победы. Создание же Красной Армии с помощью наборов привело к тому, что большинство красноармейцев составили крестьяне. Сталин утверждал, что «крестьяне не будут добровольно драться за социализм». Он видел выход в том, чтобы крестьян «перевоспитать в духе железной дисциплины, повести их за пролетариатом не только в тылу, но и на фронтах, заставить воевать за наше общее социалистическое дело и в ходе войны завершить строительство настоящей регулярной армии».
   В то же время съезд обратил внимание на то, что Красная Армия не сможет сохранять свою боеспособность, если будет по-прежнему проводиться политика, отталкивающая большинство крестьян от Советов. Мысли о том, что действия Советского правительства настроили «справного мужика» против Советской власти, которые высказывал Сталин в Царицыне, мысли о том, что чрезвычайный налог провоцировал враждебность крестьян к Советам, которые Сталин и Дзержинский выразили в своем отчете о «пермской катастрофе», были созвучны многим выступлениям на съезде. Многие ораторы говорили о широком недовольстве.
   Съезд вновь избрал Сталина в состав ЦК, а на заседании ЦК 25 марта Сталин был избран во вновь созданные высшие органы управления партией – Политбюро и Оргбюро. Через пять дней 30 марта 1919 года постановлением ВЦИК Сталин был утвержден народным комиссаром Государственного контроля. Предложения, которые выдвинули Сталин и Дзержинский в ходе анализа «пермской катастрофы», легли в основу проекта декрета о реорганизации Государственного контроля, с которым Сталин выступил 3 апреля 1919 года на заседании Совнаркома. Таким образом, после VIII съезда партии Сталин, помимо новых обязанностей в партийном руководстве, стал руководителем двух наркоматов в Советском правительстве.
   Вскоре новое обострение военной обстановки потребовало отзыва Сталина из Москвы на фронт. К весне 1919 года 8500 километров фронтов республики защищали 381,5 тысячи бойцов Красной Армии, имевших на вооружении 6561 пулемет и 1697 орудий. Столь малочисленные и слабые силы не позволяли обеспечить достаточную оборону на большей части огромной линии фронта, а поэтому практически на любом его участке противник, сосредоточив даже сравнительно небольшие силы, мог добиться успешного прорыва в глубь советской территории. 13 мая 1919 года генерал Н. Н. Юденич, командовавший Северным корпусом (6 тысяч штыков и сабель), при поддержке 1-й эстонской дивизии (6 тысяч штыков) и английской эскадры под командованием адмирала Коуэна начал наступление на Нарву. Одновременно на Гдов начал наступление отряд Булак-Булаховича, а западнее Пскова наступала 2-я эстонская дивизия. На Петрозаводско-Олонецком направлении активизировались белые отряды, в которых, помимо бывших царских офицеров, сражались финны, англичане, канадцы, сербы, поляки.
   Этим силам противостояла 7-я армия красных (15,5 тысячи штыков и сабель), фронт которой был растянут от Онежского до Чудского озера. Поэтому не удивительно, что белые части без труда смогли прорвать оборону Красной Армии, овладеть в мае Ямбургом, Гдовом, Псковом и приблизиться к Петрограду.
   По распоряжению прибывшего в Петроград Сталина в Северной столице 19 мая 1919 года была проведена мобилизация трудящихся в возрасте от 18 до 40 лет, в ходе которой в армию было зачислено 13 тысяч человек.
   Сталин решил возложить на флот решение задачи по разгрому мятежников. По его приказу 13 июня в море вышли корабли Балтийского флота. Одновременно в Ораниенбауме была сформирована Береговая группа войск, ядро которой составили отряды моряков. 14 июня Сталин прибыл в Ораниенбаум и провел совещание морского и сухопутного командного состава, на котором был принят план захвата форта Красная Горка одновременным ударом с моря и суши. 15 июня наступление на мятежный форт началось. В ночь с 15 на 16 июня форт Красная Горка был взят, а через несколько часов пал и форт Серая Лошадь. Расчет Сталина на боеспособность флота и мужество моряков оказался верным.
   В письме Ленину Сталин с удовлетворением отмечал, что в споре с военно-морскими специалистами относительно использования флота для штурма сухопутных крепостей он оказался прав: «Морские специалисты уверяют, что взятие Красной Армии с моря опрокидывает морскую науку. Мне остается лишь оплакивать так называемую науку. Быстрое вмешательство со стороны моей и вообще штатских в оперативные дела, доходившее до отмены приказов по морю и суше и навязывания своих собственных. Считаю своим долгом заявить, что я и впредь буду действовать таким образом, несмотря на все мое благоговение перед наукой». Как и рассчитывал Сталин, флот выдержал также неоднократные бои с английской эскадрой.
   Успехи были достигнуты и сухопутными частями Красной Армии. 21 июня 7-я армия (23 тысячи человек) перешла в контрнаступление и вскоре отбросила Северо-Западную армию Юденича (16,5 тысячи человек) от Петрограда. Одновременно было развернуто наступление на войска белофиннов в районе Онежского озера и 28 июня части Красной Армии овладели Видлицей – военной базой у границ Финляндии. Угроза падения Петрограда была предотвращена, и 3 июля Сталин вернулся в Москву.
   Однако уже 9 июля Сталин был направлен на Западный фронт, где также сложилось положение, угрожавшее республике. Еще в апреле 1919 года польские войска начали захватывать земли, населенные украинцами и белорусами.
   11 августа Сталин докладывал Ленину из Смоленска, где размещался штаб Западного фронта: «Положение на Западном фронте становится все более угрожающим. Старые, истрепанные, усталые части 16-й армии, на которую наседает наиболее активный противник не только не способны обороняться, но потеряли способность прикрывать отходящие батареи, естественно, попадающие в руки противника». Однако несмотря на требования Сталина, из-за тяжелого положения на других фронтах подкреплений не поступало, и Красная Армия продолжала отступать. Лишь достигнув Березины, Красная Армия смогла закрепиться на ее левом берегу и создать устойчивую оборону. К тому же натиск поляков заметно ослаб. Возможно, что осенью 1919 года в условиях быстрого продвижения белых армий Деникина к Москве польское правительство уже не считало Советское правительство своей главной угрозой, а помогать восстанавливать «великую, единую и неделимую Россию» ни под белым, ни под красным знаменами у него не было желания. В сентябре Сталин покинул Западный фронт, и уже 26 сентября ЦК принял решение направить его на Южный фронт.
   К этому времени на Южном фронте сложилась самая острая угроза для Советской республики за все время Гражданской войны. Еще в мае 1919 года началось наступление белых армий под командованием А. И. Деникина. Хотя их численность была невелика (около 100 тысяч человек), им противостояли еще меньшие (60 тысяч человек) и слабые в качественном отношении силы красных. Развернув наступление на фронте от Волги до Днепра, 30 июня белые взяли в один день Царицын и Екатеринослав. 1 июля Троцкий, находившийся на Южном фронте, писал в телеграмме Ленину: «Ни агитация, ни репрессии не могут сделать боеспособной босую, раздетую, голодную, вшивую армию». Он вернулся в Москву и подал в отставку со всех своих постов. Правда, Ленин и остальные члены советского руководства уговорили Троцкого вернуться к исполнению своих обязанностей, но председатель Реввоенсовета явно не мог придумать, как остановить наступление белых.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62

Поделиться ссылкой на выделенное