Юрий Дружков.

Волшебная гора. Часть II

(страница 5 из 46)

скачать книгу бесплатно

   Они вошли в школу, а там их окружили проснувшиеся ребята.
   – Кто это? Кто? – зашумели ученики.
   – Это новенький, – сказал Самоделкин. – Хочет поступить в школу.
   – Если он что-нибудь умеет, – пояснил Карандаш.
   – Я всё умею, – сказало Чумазое-Лохматое. – Я способный.
   Видно, ему очень хотелось поступить в необыкновенную школу. Она ему понравилась, эта необыкновенная школа.
   – Ты, оказывается, хвастунишка? – нахмурился Карандаш.
   – Мальчик, наверное, голодный, – заметил Самоделкин. – У нас после ужина остался пирог. Я принесу. А потом будем завтракать все вместе.
   – Отлично, – сказал художник. – А я принесу полотенце для мальчика.
   – Я мальчик! – радостно воскликнул Чумазый-Лохматый. А Тиграша залаяла, подпрыгнула и лизнула Карандаша прямо в нос.
   Мастер Самоделкин принёс пирог и кружку с компотом. Художник принёс полотенце.
   – Примите меня, пожалуйста, в школу! – попросил Чумазый-Лохматый.
   – Ах, какой нетерпеливый! – улыбнулся художник. – Вот умывальник, вот полотенце, вот зубная щётка, вот расчёска… Нет, расчёска, я думаю, не поможет. Вот щётка для волос. Вот щётка для ботинок. Вот сапожный крем. Вот компот. Умойся, почисти ботинки, причешись. Ты умеешь, или тебе помочь?
   Лохматый-Чумазый поглядел на ребят и сказал:
   – Я сам.
   – Как тебя зовут? – спросил Чижик.
   – Я не знаю, – шмыгнул носом Чумазый-Лохматый.
   Ребята, конечно, засмеялись. Новенький обиделся. Он шмыгнул носом, но плакать не стал. Мальчики так просто не плачут.
   – У тебя шнурок на ботинке не завязан. Можно, я тебе завяжу? – попросила Настенька.
   Она хотела взять его за руку, подвести к умывальнику и вымыть грязные ладошки.
   – Я сам, – твёрдо сказал Чумазый-Лохматый.
   – Молодец! – похвалил Самоделкин. – Ты просто молодец! А ну-ка, покажи всем, как ты умеешь умываться.
   – Очень даже просто. – Новенький взял кружку с компотом, поглядел в неё, подумал и… вылил компот себе на макушку.
   Самоделкин перестал звенеть своими пружинками, застыл на месте, как будто он был сделан совсем не из пружинок, а из дерева. Карандаш в изумлении замер.
   – Ой, не могу! – прыснула девочка.
   – Ха-ха-ха! – заливались мальчики. А собака сердито лаяла на них.
   – Ой, не могу! – пищала Настенька. – Тебя в школу не примут.
   – Примут! Примут! – закричал новенький.
   – Ты ничего не умеешь.
   – Умею!
   – А ботинки чистить умеешь? – хохотали ребята.
   – Умею!
   Новенький взял чистое полотенце и вытер свои чумазые ботинки.
Ребята стонали:
   – Ой, ха-ха-ха!
   Ну и ну, хотел сказать Карандаш и не мог вымолвить ни слова.
   – А зубы чистить? Зубы? – еле могла произнести девочка.
   Новенький макнул пальчик в сапожный крем и провёл им по своим зубам.
   – А кран зачем? Кран? – заливаясь неудержимым смехом, спросил Прутик.
   Новенький подумал и сунул палец в кран, из которого лилась вода. Струя веером разлетелась по всей комнате, обдавая ребят.
   – Настоящее Чучело-Бабучило, – сказал Прутик и вдруг закричал: – Он Чучело-Бабучило! Это Чучело-Бабучило! Я узнал его!
   – Чучело-Бабучило! – запрыгали ребята.
   – У него моя куртка! – возмутился Чижик.
   – Мои ботинки! – добавил Прутик. – Он жулик! Жулик! Жулик!
   Новенький растерянно посмотрел на всех, шмыгнул носом и заплакал. Совсем как настоящий мальчик.
   – Чучело-Бабучило! Жулик! Жулик! – не унимались ребята.
   Он прыгнул через подоконник и побежал в сад. Оранжевая Тиграша с лаем полетела за ним. Ребята перемахнули через подоконник.
   – Чучело-Бабучило! Чучело-Бабучило! – вопили они. – Тю-тю! Лови! Держи!
   Они срывали бананы, ломая ветки, швыряли вслед убегающему нарисованному мальчику.
   – Тю-тю! Жулик!
   – Остановитесь! Подождите! – закричали Самоделкин и Карандаш, на бегу размахивая руками. – Что вы делаете? Остановитесь!
   Ребята остановились.
   – Он Чучело-Бабучило! Он компот на макушку! Он жулик! Он ботинки полотенцем! Он мороженое, котлету!.. Он… Его не примут в школу! Не примут! – наперебой галдели ребята.
   Маленький перепуганный Чучело-Бабучило сидел в кабине шара, куда он забрался, убегая от ребят, и горько плакал, размазывая по щекам слёзы. Тиграша, сидя рядом с ним, лизала его лохматую макушку и тихонько скулила. Голубой воздушный шар покачивался над ними, наклонялся, будто хотел утешить никому не нужного чумазого Бабучило, трогал его шёлковым, упругим, нагретым на солнце боком.
   Волшебный художник остановился, как будто в него ударила молния. Железный человечек замер, будто пружинки у него разъела ржавчина и он больше не в силах пошевелиться и никогда-никогда не зазвенит и не запрыгает, этот весёлый мастер Самоделкин.
   Стало очень тихо.
   – Я всё могу нарисовать, – глухим голосом печально сказал Карандаш. – Я всё могу нарисовать! Но я не могу рисовать, я не умею рисовать Нежность и Доброту, Честность и Дружбу. Я не могу нарисовать обыкновенную, простую, даже самую крохотную Радость… Я умею рисовать конфеты, лошадок, бананы, пальмы, кораблики, велосипеды, автомобили, пароходы. Всё на свете умею! Но я не могу рисовать обыкновенное человеческое достоинство. Я самый плохой учитель. Я слабый художник. Я ничему не могу научить их…
   Может быть, он прав, маленький грустный художник? Радости не бывает без Дружбы. Нежности не бывает без Радости. Без неё не бывает и Доброты.
   Он грустно смотрел на ребят.
   – Мы больше не будем, – сказали они. – Мы нечаянно.
   – Если мальчик не вернётся, я уйду навсегда, – еле слышно сказал художник.
   – Не уходи, не надо, – просили Чижик, Настенька и Прутик.
   И вдруг по саду прошумел ветер. Все увидели, как сверкающий на солнце голубой шар качнулся и плавно поднялся над пальмами, над улицами, над городом, над землёй. В кабине шара сидел заплаканный чумазый Бабучило в обнимку с оранжевой собакой. Ветер подхватил их и понёс неизвестно куда. Все ахнули. Ребята заворожённые смотрели, как тает в небе крохотный, почти невидимый шарик.
   – Я ухожу навсегда, – сказал художник. – Прощайте…
   Он подошёл к стене и нарисовал сначала большой круг. Не успели ребята и Самоделкин что-нибудь сказать, как в небо взлетел ещё один упругий шёлковый шар и унёс от них обиженного грустного художника.
   – Они все погибнут! – закричал Самоделкин. – Мальчик не умеет управлять полётом. А в этом шаре я не сделал приборы для управления… Они погибнут…


   Самоделкин взял молоток, четыре гвоздика и прибил у ворот школы такую табличку:
 //-- ВОЛШЕБНАЯ ШКОЛА ЗАКРЫТА, КАК БУДТО ЕЁ НИКОГДА И НЕ БЫЛО --// 
   Ребята ходили грустные. Девочка больше никому не говорила «не промочи ножки, поправь курточку» и всякое другое. Она была очень сердита. В школе, в этой весёлой школе, вдруг совсем неожиданно почему-то не стало радости.
   Попугай, даже весёлый попугай, больше никому не говорил «цыпа-цыпа», но зато всё время кричал «кыш!»
   – Вам, – сказал Самоделкин, – всем надо вернуться домой к мамам и папам. А тебя, Прутик, я отведу к одним хорошим знакомым. Ты у них поживёшь, пока я буду искать моего друга.
   – Самоделочкин, пожалуйста, – умоляли ребята, – мы очень хотим остаться в школе.
   – А что вы станете в ней делать?
   – Стучать, пилить и строгать, – ответил Прутик.
   – Мастерить машины, – ответил Чижик.
   Самоделкин грустно посмотрел на ребят:
   – Я боюсь, я подозреваю, что самосвалы, не гружёные печеньем и конфетами, вам не очень понравятся. Кто их вам принесёт, эти конфеты? Кто сделает вам сегодня обед? Волшебная школа закрыта. Ступайте, малыши, домой! А ты, Прутя… Но я сначала позвоню по телефону.
   Самоделкин позвонил по телефону и рассказал одним хорошим знакомым, какие печальные события случились в необыкновенной школе.
   – Ну что вы, – говорил Самоделкин в трубку, – я полечу на своём. Разве могут большие самолёты найти маленький воздушный шар во всём белом свете?… Я полечу на своём… Но я благодарен вам за добрый совет. А мальчик, действительно, может к вам дойти без меня. Он уже совсем большой… До свидания… Пожалуйста, передайте привет вашему Тиме… Спасибо…
   Железный человечек положил трубку.
   – Проводите, пожалуйста, Прутю, – сказал он ребятам. – Я знаю, вы живёте рядом с моими знакомыми. А я должен торопиться, пока шар не улетел очень далеко. Я должен вернуть радость в нашу с вами школу. Или она больше никогда-никогда не откроется. Волшебное не бывает без РАДОСТИ…
   – Мы хотим с тобой, – сказал Чижик.
   – Возьми, пожалуйста, нас в полёт, – сказали Прутик и Настенька.
   – Милые вы мои, такое путешествие по силам только очень отважным и крепким.
   Самоделкин раздал ребятам конфеты, которые остались на кухне, погладил их по макушкам и проводил до калитки, стараясь не глядеть на их опухшие глаза и мокрые носы.
   Он побежал в мастерскую, открыл широкую дверь и выкатил на дорожку самолёт, которого никогда раньше ребята не видели. В эту мастерскую первоклассников ещё не пускают.
   Самоделкин гаечным ключом проверил все болты, заглянул в мотор, постучал по крыльям, как доктор постукивает, когда выслушивает мальчиков и девочек, чтобы узнать состояние их здоровья.
   Он вернулся в дом, осмотрел в последний раз комнаты, выпустил в сад учёного попугая, закрыл окна и двери, взяв только чемодан с инструментами да канистру с маслом. Не подсолнечным, не сливочным, а машинным.
   – До свидания! Прощай, необыкновенная школа! Увижу ли я тебя ещё раз?
   Крепкий железный человечек сказал это шёпотом, чтобы никто-никто не услышал его и не подумал про железных человечков: «Они такие слабые? Не может этого быть!..»


   Мастер Самоделкин сел в кабину, включил мотор. Машина вздрогнула, качнула крыльями, дорожка улетела от колёс. И пальмы, и школа – всё вдруг осталось далеко внизу. Фонтан превратился в маленькую струйку, дом – в нарядную коробочку, люди на улицах стали крохотными, как лилипутики, автомобили сделались игрушечными, как будто их всех выкатили из магазина игрушек, завели ключом, вот они теперь и катаются по игрушечным улицам.
   На прощание железный человечек посмотрел вниз и на какой-то зелёной лужайке увидел необыкновенную козу. Она бегала наперегонки с маленькими ребятишками. Их было много вокруг неё. Коза так бегала, так подпрыгивала, что сверху казалось, она говорит: «Забодаю, забодаю, забодаю…» И что-то звенело над городом в синем глубоком воздухе: не то бубенчики, не то ребячий смех. Наверное, потому, что коза была вся в цветочках. И ромашки прыгали вместе с ней по бульвару, который с высоты казался маленькой зелёной лужайкой. Поэтому нельзя было понять, откуда появились на лужайке белые крохотные клеточки. Словно зелёный мышонок, маленький, весь в белую клеточку, мяукая, бегал за ребятишками и козой.
   Потом железный пилот увидел речку, похожую сверху на синий прохладный ручей. Увидел парусный кораблик с большими золотыми буквами на борту:
 //-- ПЛАВАЮЩИЙ МАГАЗИН «ПРУТИК» --// 
   А под ними, наверное, были совсем незаметные буквы: «Продажа заводных пароходиков».
   «Почему на нём такие унылые грязные паруса? – подумал Самоделкин. – Почему рядом не видно весёлой стайки заводных корабликов? Почему не спешат к магазину мальчишки, выбрать себе настоящий заводной кораблик прямо на воде? Почему?»
   Но самолёт унёс удивлённого Самоделкина от реки, от плавающего магазина, от города и Волшебной школы. Город утонул в синеве. Мотор гудел. Ветер покачивал крылья. Самоделкин внимательно смотрел вокруг: нет ли где шара с потерянным другом. Нет ли где другого шара с мальчиком и собакой. Но только птицы и несколько детских шариков плавно плыли мимо самолёта. Их, наверное, нечаянно потеряли дети, живущие далеко-далеко внизу. А в такой же далёкой высоте неслись огромные самолёты. Люди смотрели в круглые окна и говорили:
   – Смотрите, какой отважный человечек! Он летит один и совсем не боится!
   А на больших самолётах иногда летают маленькие дети. Они узнали Самоделкина, железного человечка. Они махали ему руками:
   – Это Самоделкин! Это Самоделкин, смотрите! Смотрите!
   Но Самоделкин их не видел. Он был очень занят. Пилот не имеет права отвлекаться. Машина любит внимательных и отважных. Пилот, если он долго летит, если ему грустно, может петь какую-нибудь песню. И железный человечек запел:

     Один весёлый паровоз
     Один вагон сердитый вёз,
     А тот ужасно этим недоволен…

   И Самоделкин понизил голос, будто подражая голосу недовольного вагона:

     – Я возмущён,
     Я удивлён.
     Куда? куда
     Помчался он?
     Как будто я
     В судьбе моей не волен.

   Ветер пел на крыльях, и пилот пел такой припев незнакомой песенки:

     А паровозик:
     – Ту-ту-ту!
     Ту-ту,
     Ту-ту, ту-ту-уу…

   Внизу туманилась на солнце коричневая зелёно-голубая равнина. Бежали ручейками широкие, наверное, реки. А Самоделкин пел, подражая скрипучему голосу вагона:

     Зачем тебе на тыщу вёрст,
     Когда легко на двести?
     А ты, приятель, будь не прост,
     Как тот зелёный паровоз,
     Как полосатый паровоз,
     И тот, который без колёс
     Один стоит на месте…
     А паровозик:
     – Ту-ту-ту!
     Ту-ту,
     Ту-ту, ту-ту-уу…

   В багажнике самолёта, как в бочке, отражалось эхо и словно подпевало тоненькими голосами:

     А паровозик:
     – Ту-ту-ту!
     Ту-ту,
     Ту-ту, ту-ту-уу…

   В конце концов, если друг потерялся, надо во что бы то ни стало найти его. Потому что нет на свете ничего нужнее друга: маленького или большого, но только верного друга. И храбрый Самоделкин пел, подражая голосе вагона:

     И что вдали не видел ты?
     Всё те же рельсы и мосты,
     И бесконечный перестук.
     Верста похожа на версту,
     И ветер злее на лету…

   Так в песенке вагон убеждал того, кто посмел утянуть его неизвестно куда:

     А чтоб ты рухнул на мосту!
     Ту-ту, ту-ту, ту-ту… —

   передразнивал вагон, и в багажнике самолёта эхо повторило тонкими голосами припев:

     А паровозик:
     – Ту-ту-ту!
     Ту-ту,
     Ту-ту, ту-ту-уу…



   Железный человечек поглядел вниз и увидел только синюю ровную глубину до самого горизонта.
   – Море! – воскликнул догадливый Самоделкин. – Океан! Вон и пароходы – словно игрушечные плавают. И зелёные острова…
   – Где пароходы? Где? – вдруг пискнул самолёт.
   И железный человечек от удивления чуть не выпрыгнул из него прямо в небо. И конечно бы утонул. Железные человечки не умеют плавать. Он оглянулся и ахнул. Из багажника выглядывали Чижик и Настенька. Вот оно какое эхо подпевало в багажнике самолёта!
   – Вы как сюда попали? Кто вам разрешил?
   Наивный Самоделкин. Задаёт смешные вопросы. Пока он закрывал школу, ребята вернулись и незаметно влезли в багажник самолёта.
   – Где Прутька? – волновался железный человечек.
   – Он в багажнике не поместился, – ответил девочка.
   – Что я слышу! – вскричал Самоделкин. – Вы оставили Прутю одного! Как вы могли?! Я немедленно вернусь! Но по вашей вине погибнет Карандаш, погибнет Бабучило. Если они уже не погибли…
   Самоделкин повернул самолёт, и машина, конечно, сразу послушалась его. Но пока самолёт летел туда, куда и ветер, всё было в порядке. А когда перегруженный самолёт пошёл обратно, сильный ветер закачал его, словно это был не самолёт, а лодка среди плюхающих морских волн. Крылья задрожали, мотор начал давать перебои, машину тряхнуло. Ребята схватились друг за друга, чтобы не выпасть из багажника.
   – Надо ждать, пока переменится ветер, – в полном отчаянии сказал железный пилот и повернул машину туда, где в море зеленел крохотный островок, обрызганный волнами.
   Самолёт, натужно гудя мотором, сел среди настоящих, но, вероятно, совсем не нарисованных пальм. Ах, если бы они были нарисованы!
   – Это, наверное, Карандаш нарисовал пальмы на жёлтом песке, – тихо сказала девочка.
   Самоделкин только печально вздохнул. Ребята сели на мягкую, как перина, траву. Море шумело за деревьями, плюхалось о берег. Пальмы баюкали тихим шелестом.
   – Я спа-ать хочу! – зевнула девочка. И уснула.
   Ведь она была совсем ещё маленькая девочка.
   – Я тоже спать хочу! – жалобно сказал Чижик. И уснул.
   Ведь он был совсем ещё маленький.
   Настенька видела во сне ребятишек, у которых почему-то были расстёгнуты все пуговицы на курточках. И ребята могли простудиться.
   Мальчику снились папа и мама, которые до сих пор так и не знают, как зовут их ненаглядного Чижика: Зайчонок? Солнышко? Звоночек? Или Воробушек?


   Я даже не знаю, кто появляется в этой главе. Пока Самоделкин с ребятами ждёт на далёком острове, пока художник и Нарисованный Мальчик летят неизвестно где, наверное, очень даже не близко, нам надо посмотреть на Волшебную школу, проведать Прутика.
   Но сначала я расскажу о том, какой парусный кораблик увидел Самоделкин, пролетая над городом. Потому что не все ребята знают про этот кораблик. Вот раньше все мальчики знали. Даже многие девочки. А теперь знают не все.
   Кораблик очень красивый. Такой, какими были старинные-старинные парусные корабли. У него три высокие тонкие мачты. Они скрипят, поют, если ветер качает их, надувая белые лёгкие паруса. И ветер гудит в медных старинных пушках, словно это не пушки, а сигнальные трубы.
   – Ооооо! – глухо зовут они. – Ооо! Давай уплывё-о-оммм!
   А на палубе сидит унылый удивительный человек с большой рыжей бородой, в полосатой тельняшке. Он мрачно глядит на воду и не слышит, о чём говорят прохожие на берегу. Прохожие, которые Самоделкину с высоты казались, наверное, муравьишками. Только пусть прохожие не обижаются. Они казались. А на самом деле ничего подобного. Солидные, уважаемые люди.
   – Какой удивительный кораблик! – заметил один прохожий. – Почему в городе стоит необыкновенный парусный кораблик?
   – Неужели вы не знаете? – повёл плечами другой уважаемый солидный прохожий. – На этом корабле настоящий магазин для ребят.
   – Плавающий магазин? – удивился первый прохожий. – Никогда не видел таких магазинов. Я приехал издалека. И в моём городе есть большой пруд, но магазины почему-то не плавают. Хотел бы я что-нибудь купить в магазине, который плавает.
   – Боюсь, вы ничего не сможете купить, – вздохнул другой. – Вот раньше, я помню, корабль плавал на самой середине реки. А вокруг него кружились игрушечные заводные пароходики. Белые, синие, зелёные, с мачтами, с трубами, штурвалами и фонариками. Синие гудели, белые пыхтели, зелёные свистели. А здесь, на берегу, там, где мы с вами так увлекательно беседуем, буквально проходу не было от мальчишек. Они шумели, прыгали от нетерпения в ожидании, пока за ними подойдет к берегу этот магазин. Они вбегали на палубу, ветер надувал тугие паруса, и корабль…
   – Вы подумайте, как интересно! – сказал первый прохожий.
   – Да, да… «Мне с трубой, – шумели ребята, – мне без трубы, но чтобы гудел, а мне с красной полосой на боку»… Там были заводные пароходики, самые разные. Кому какой понравится. Только надо было сачком выловить пароходик из реки. Поймал – и неси, пожалуйста, себе домой.
   – Но позвольте! – воскликнул первый прохожий. – Позвольте, я не вижу на речке ни одного пароходика. Ни одного! И продавец, извините, в магазине такой неприветливый, такой несимпатичный. Сковородки ему продавать, а не заводные пароходики, синие, белые, зелёные…
   – Да, – печально кивнул другой прохожий, – с тех пор, как в магазин пришёл новый продавец, а берегу не стало покупателей, весёлых мальчиков и девочек. А в реке не то что пароходиков, даже лягушек не видно, зелёных в пупырышках.
   – Но почему? – возмутился первый прохожий. – Почему?
   – Никак не могу вам объяснить. Поговаривают, будто новый продавец, бывший разбойник! И даже, извините, пират.
   – Не может этого быть! Взрослый человек, а такое говорите. Не бывает никаких разбойников. Особенно этих, извините, пиратов. Я, между прочим, не маленький…
   Обиженный прохожий, конечно, ушёл. Прохожие потому и прохожие, что куда-нибудь уходят.
   И вот, когда на тихой набережной не осталось ни одного прохожего, на ней появился никому не знакомый человечек с длинным, как морковка, носом. Он поглядел вокруг и побежал по деревянному трапу на палубу плавающего магазина.
   – Это я, – шёпотом сказал человек с тонким, как морковка, носом. – Это я!
   – Неужели? – вскочил продавец. – Я тебя не узнал… Ты совсем такой же, каким был, р-разбойник… хо-хо!
   – Разве тебе не надоело продавать и выдавать?
   – Тьфу! – плюнул продавец. – Надоело… чтоб он утонул!
   – Тогда идём скорей. У меня такие новости! Говорят, они улетели… – совсем тихо прошептал необычный посетитель.
   И дальше я не мог разобрать ни одного слова. Поэтому нам надо вернуться в покинутую всеми Волшебную школу.


   – Никого нет, – сказал Прутик учёному попугаю. – Грустно.
   – Ку-ку! Грустно! – ответил попугай.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное