Юлия Николаева, Наталья Шеховцова.

Несвятая троица

(страница 5 из 37)

скачать книгу бесплатно

– Ира, давай-ка раздень его и найди аптечку где-то в рюкзаке.

Ирина занялась раненым, а я повернулся к девушке.

– Ну что, красавица, давай знакомиться. Я – Андрей, – ткнул я себе пальцем в грудь и несколько раз произнес свое имя. Девушка застенчиво улыбнулась, показала на себя и тихонько произнесла:

– Динари…

– Ой как красиво, – улыбнулся я и показал на Иру. – Ира. А это Вадим. Вадим.

– Ира-а, – протянула Динари, – Вадьим. Ан'дей… – Она очень смешно картавила.

– Вот и познакомились. Ты здесь одна живешь? – Я изобразил руками целую пантомиму и показал один палец.

– Несть, – покачала головой девушка. – Аз живу братр те Кераль – она обвела руками, показывая помещение, и показала три пальца. Потом пальцем на себя.

– Динари, – указала пальцем на печь, – Кераль, – пальцем на дверь: – Терим.

– Я понял… – Внимательно пригляделся к печи. Там в ворохе тряпья кто-то лежал. – Ладно, разберемся. Воды можешь принести? – Я показал, что хочу пить. Девушка метнулась к большой бадье, стоящей на лавке возле печи, зачерпнула деревянным черпаком воду и подала мне. Отпив половину, я развернулся к Ире. Она явно не справлялась. Общими усилиями мы стянули с Вадима кольчугу вместе с футболкой и уложили его на бок.

– Возьми воду, попробуй привести его в сознание. Но вставать не давай. Я посмотрю, что там с преследователями. – Отдав ковшик Ире и кивнув Динари, я ринулся во двор.

Единственное, что я мог сделать теперь, это попытаться отвлечь всадников от хутора, напав на них из травы. Но когда выскочил из калитки, облако пыли над дорогой сместилось существенно восточнее. Пронесло? Надо проверить.

Пригибаясь, я рванул по тропинке, готовый каждую секунду прыгнуть в траву. Но вскоре впереди показалась дорога, а мне навстречу так никто и не выскочил. Минут десять я пролежал в траве, ожидая и прислушиваясь, потом осторожно вышел на дорогу. Никого. Ну вот и славненько. Закинув арбалет на плечо, я двинулся обратно к дому.


Ира Зуева, неизвестно где, вторая половина того же дня, ближе к вечеру


Это, несомненно, был древнерусский или иной древнеславянский язык. Историю языка у нас вела Грымза, при этом жутко зверствовала на сессиях, так что, несмотря на прошедшие семь лет, я не могла его не узнать. Говорить я на нем, конечно, не могла, но по крайней мере можно было что-то понять.

Где же мы???

Чувствуя, что меня вот-вот снова захватит чернейшая безнадега, я жутким усилием подавила в себе разгорающееся отчаяние и сосредоточилась на Вадиме.

Ему было плохо. Я попыталась вымыть его, особенно в тех местах, где были ссадины и глубокие ожоги. Хозяйка хутора несколько минут наблюдала за моими действиями, но потом, поняв, что я хочу, начала мне помогать. Мы вытерли кровь, некоторые раны я обработала перекисью. Затем, подложив ему под голову одеяло, я намочила тряпку и положила ему на лоб.

Дыхание было ровным, пульс слабым, но вроде нормальным по частоте, однако в себя он не приходил.

Что делать дальше, я не представляла, поэтому просто укрыла его одеялом и села рядом.

Девушка осторожно поправила тряпку у Вадима на голове и спросила:

– Бяше язвлен?

Я кивнула.

– Да, язвлен. Ранен, упал.

Динари показала на деревянный медальон, который Андрей заставил надеть каждого из нас.

– Се нужно сняти.

– Ладно, – удивилась я, но медальон сняла.

Вадим тут же застонал и пошевелился.

– Лежи, лежи! – Я помогла ему устроиться, повернув на спину.

Дверь распахнулась, в дом вошел Беркут.

– Очнулся? – спросил он, кивнув на Вадима.

– Ага, – прохрипел тот, открыв глаза.

– Напои его и пусть лежит, – скомандовал шеф. – Устроимся здесь, пока не придет в себя и пока мы не поймем, что вокруг происходит.

– Как скажешь, – кивнула я, пытаясь напоить Вадима из деревянного черпака.


Андрей Беркутов, вторая половина того же дня, вечер


С хозяевами срочно нужно было найти общий язык, а ничто так не сближает, как совместная трапеза. Я показал, что ем, достал рюкзак с едой и начал доставать продукты и складывать на стол. Динари с удивлением смотрела на свертки, потом взяла меня за руку и подвела к печи. Там стоял горшок (вполне земной, глиняный – я такой видел у бабушки), на дне плавало что-то, отдаленно напоминавшее кашу.

– Нет, красавица, это мы есть не будем, – я покачал головой. Больно уж варево выглядело неказисто. – Раз мы тут незваные гости, хоть накормим хозяев.

Не знаю, поняла ли меня девушка, но поесть она явно была не прочь. Углядев в одном из свертков сушеное мясо, она потыкала в него пальцем и что-то залепетала на своем языке.

– Похоже, она давно этого не ела, – проговорила Ира.

– Ты ее понимаешь? – удивился я. Слова звучали странно, но что-то знакомое удалось уловить и мне.

– Это похоже на древнеславянский, шеф, – поведала мне Ира, подойдя к столу и передавая Динари кусочек мяса. – Снедай на здоровье!

Девушка села на лавку и впилась зубками в еду. Я сел напротив, хватанув бутерброд из наших запасов, оставшихся от поезда, и кивнул Ире – Поешь!

– Не хочу, меня еще мутит. Я бы помылась и поспала… – Ира показала на лавку.

– Ложись, – согласился я, – отдыхай. А помыться… Могу полить с ковшика. Ну а завтра решим, как быть дальше.

Умывшись, Ира завалилась на лавку, завернулась в одеяло и засопела. Вадим тоже отказался от еды и лежал с закрытыми глазами, я не счел нужным его беспокоить. Ребятам досталось сегодня, и необходимо было отдохнуть. Меня же перло как никогда. Давно я не чувствовал себя таким живым и активным. Не сказать, что я был адреналиновым наркоманом, но в том образе жизни бизнесмена, который приходилось вести последние семь лет, мне явно чего-то не хватало. Работа занимала львиную долю времени, в свободное время я катался на охоту или пил водку с мужиками в бане. Три года назад развелся с женой, при этом, как ни странно, образ жизни изменился незначительно. Как там было в том фильме? Не живу, а репетирую? Вот так и было. Здесь же я вдруг почувствовал жизнь, настоящую, когда надо ходить по самой кромке и бороться за свое существование. Не знаю, как еще это объяснить, но мужики меня поймут. Если они мужики.

Я повернулся к Динари и стал выспрашивать жестами, как называются вещи в хате. Хочешь не хочешь, а без языка жить среди людей не получится. Девушка охотно пошла на контакт, сразу поняв, что я от нее хочу. Мы обошли весь дом несколько раз, что-то я запомнил сразу, что-то приходилось повторять несколько раз. Приблизившись к печи, я попытался объяснить Динари, что хочу познакомиться с загадочным Кералем. Девушка долго мне что-то втолковывала, из чего я понял, что Кераль старый и почти не встает с печи. Динари прикольно изобразила горбатого старичка с палочкой. Этим я не удовлетворился и показал, что хочу посмотреть. Наглость, конечно, но мне надо будет еще разок осмотреть окрестности, а оставлять со спящими коллегами непонятно кого я не хотел. Черт его знает, что здесь творится на этой планете. Девушка пожала плечами и что-то произнесла, вероятно, прося не причинять старику вреда. Я кивнул, встал на лавку и разглядел маленькое тело, укутанное тряпками, всклокоченную бороду, морщинистое лицо и закрытые глаза. Кожа старика была какой-то серой, и мне почему-то подумалось, что жить ему осталось недолго. Не углядев угрозы, я сообщил, а вернее показал Динари, что пойду прогуляться. Захватив арбалет и палку, вышел за дверь.

Смеркалось. В зените снова появилась зеленоватая луна, количество облаков прибавилось. Я обошел двор, знакомясь с хозяйством. Один из покосившихся сарайчиков служил хлевом, в котором обитала вполне земная коза и несколько куриц. Второй сарай имел небольшой навес, под ним была сложена небольшая поленница дров и стояла телега. В самом помещении хранилось сено и несколько ящиков, в которых стояли три завязанных мешка, вероятно, с каким-то зерном. На мешках сидела тощая кошка, кого-то высматривая в темном углу. Зверь был вполне земной, знакомый. Странно все это.

За домом стоял грубо сколоченный, покосившийся нужник, который я немедленно посетил. Тайная надежда на туалетную бумагу не оправдалась, рядом с ямой лежала горка лопухов и стояли две деревянные бадейки с какими-то мелкими камушками. Твою мать… Добро пожаловать в прошлое!

За нужником обнаружился еще и небольшой огород, состоявший из нескольких грядок с неизвестными мне растениями.

Что делать ночью, я не представлял. Беспечно спать на лавках мне не хотелось. Все ж два трупа на моей совести – и не понимать, что убийцу будут искать, мог только полный идиот. А я вроде как им не являюсь. Единственное, что немного успокаивало – те бойцы вроде как не местные. Язык явно был другой, не тот на котором говорит Динари. А если так, вряд ли ночью будут шляться по окрестностям. Ибо местность незнакомая, такую лучше при свете дня изучать. Значит, до утра можно спать, а вот утром надо уходить. Ну или придумывать, как от гостей отбиваться, шепнул мне внутренний голос. Надо же, не ожидал… Что ж меня на подвиги так потянуло? Ох, не к добру…

Но, пока не стемнело, надо еще раз осмотреться. Выйдя из калитки и прислушавшись, я рванул к дороге.


Герцог Дингер, Империя Зах, Захран, столичный дворец Дингера, 19-го изока, ночь или скорее очень раннее утро


Полковник Ворум вид имел весьма помятый. Орг, напротив, был вполне свеж и бодр. Повезло Грасту с этим парнем, подумал про себя герцог.

– Итак, полковник, вы умудрились потерять больше половины группы. Погибли и двое допросников. При этом ни пришлые, ни артефакт не найдены. Назовите мне хоть одну причину, почему я не должен отправить вас к палачу?

– Таких причин нет, милорд.

Ему уже все равно, понял Дингер. Этот сейчас и на плаху готов, потому что устал смертельно. Впрочем, как Дингер, так и полковник прекрасно знали причину, почему нельзя отправить видящего на плаху. Потому что вот-вот начнется война. Война с нелюдями. А видящих среди людей – один из ста. И каждый ценен, а этот особенно, потому что мозги есть и талант. Но в то же время первый министр понимал, что не наказать нельзя. Если прощать подчиненным такие неудачи, скоро все развалится и у палача окажется уже сам Дингер. А как вы думали? Чем выше сидишь, тем больнее падать. Стоит герцогу ослабить свои позиции хоть чуть, сразу сожрут. Тот же Граст сожрет. Ибо спит и видит.

– Значит так, подполковник Ворум. Вместе со Службой безопасности его величества создадите рабочую группу, – Дингер мельком взглянул на невозмутимого Орга, в глубине глаз которого мелькнула искорка досады. А как ты хотел? Ответственность будем делить, господа безопасники, поровну. – Беглецы и артефакт должны быть найдены. Что вы там еще нашли?

Ворум внешне никак не отреагировал на понижение в звании. Он понимал правила игры, знал, что наказание должно последовать – и разжалование было самым мягким из них. Он ведь богат, терр барон Сарин ди Ворум. Не очень знатен, но богат, поэтому снижение жалованья никак не скажется на его жизни. Да и группой «Марж» он останется руководить. Потому что больше некому.

– Нечто странное, милорд. Храм стоит… Стоял на скале, рядом с обрывом. Обрыв высокий, ярдов сто. Под обрывом… Не знаю, как это назвать. Огромный перевернутый дилижанс, разве что. Из железа. Рядом с ним кострище, свежее – день, от силы два. Несколько могил, а именно шесть трупов: трое мужчин, две женщины и девочка. Судя по характеру ран, погибли при аварии дилижанса. Чуть дальше – тайник с вещами. Одежда и вещи странные, милорд. Сделаны не у нас.

– Там есть дорога, по которой мог ехать дилижанс? – спросил Дингер.

– Никак нет. Негде ему там ездить.

– Так-так, – Дингер потер руки. – Перенесли вместе с транспортным средством?

– Скорее всего, милорд, – согласился Ворум, и Орг кивнул в подтверждение.

– Интересно, – герцог прошелся по гостиной, ему всегда лучше думалось, когда он двигался. Провал, конечно… Но имея за плечами более тридцати лет интриг, Дингер чувствовал, что ситуация не безнадежна. Намечались интересные возможности… – Сколько их и где они могут быть?

– Точно сказать сложно, – устало произнес Ворум. – Но не менее троих.

– Вряд ли они покинули Эртазанию, – вставил Орг. – Нам удалось найти их следы в лесу и проследить до дороги. Дальнейшие поиски не проводились, так как вы предупредили о соблюдении строжайшей секретности…

– Так-так, – повторил Дингер и почувствовал, как, несмотря на ранний час, в нем разгорается жажда деятельности. Он пожалел, что уже отдал приказ о создании совместной рабочей группы с безопасниками. Слишком этот Орг толковый, быстро пришлых найдет… Сейчас, как раз наоборот, быстро не надо бы. Надо подольше, чтоб нелюди пронюхали. Глядишь, и сделают глупость… – Группу создать немедленно. Возьмите роту легкой пехоты у графа Терельи, как рассветет, я свяжусь с ним. Дилижанс разобрать и вместе с вещами доставить в столицу. Лес обыскать тщательнейшим образом. В деревни и хутора не соваться пока. Но надежно перекройте границу с Адостаном, выйти туда они не должны ни при каких обстоятельствах. Когда кого-то найдете, не трогать, но немедленно докладывать лично мне. И не дай вам Берг, сделать так, чтоб хоть один из них умер! Руководит операцией Ворум, а вы, Орг, его замещаете. Я ясно выразился?

– Так точно, милорд, – синхронно буркнули оба. Надо же, Орг признал его своим лордом. Интересно.

– Идите. – Подождав, пока закроется дверь, Дингер активировал несколько схем и достал из кармана говоритель. – Стил?

– Да, милорд.

– Леди Ми ко мне. Немедленно. И тайно.

– Слушаюсь, милорд.

Неслышно отворилась дверь, старый слуга внес стакан воды на серебряном подносе. Дингер вынул из кармана халата маленькую, инкрустированную золотом коробочку и достал оттуда круглую зеленую пилюлю-ягоду. Спать сегодня не придется уже, а без стимулятора в его годы тяжело работать ночами.

– Дизз, разбудите дворецкого. Через четверть часа Стил привезет гостью… Пусть проводит ее в зеленую гостиную.

– Да, милорд.

– Подайте туда завтрак. На двоих. И помогите мне одеться.

– Слушаюсь, милорд.

Спустя пятнадцать хвил Дингер вошел в комнату, украшенную малахитом и зеленым шелком. Не говоря ни слова, активировал несколько схем. Человек с эспадроном и с медальоном мастера коротко поклонился министру, а дама, в шляпке с вуалью и в черном плаще, элегантно присела в реверансе.

– Стил, ты свободен. Через два часа будь в резиденции. – Мастер молча поклонился и вышел. – Прошу вас, Диана, тут достаточно тепло, нет нужды в плаще и вуали. Позавтракаете со мной?

– Разве я когда-то могла в чем-то вам отказать, милорд? – бархатистым, обволакивающим голосом произнесла дама, одним движением освобождаясь от плаща и шляпки. Дингер хмыкнул. Баронесса Диана дель Мио оказалась одета почти по-мужски: ботфорты со шпорами, коричневые кавалерийские кожаные штаны и рубаха из зеленого бархата свободного покроя. На поясе висели длинный кинжал и взрывометатель – новомодное оружие, в котором снаряд вылетал из ствола за счет взрыва специальной схемы. Черные, слегка вьющиеся локоны до плеч обрамляли выразительное, немного скуластое лицо с красивым, чувственным ртом. Большие, болотного цвета глаза смотрели на Дингера с некоторой иронией. Пушистые ресницы придавали лицу несколько детское выражение, которое уже свело с ума и привело к смерти не один десяток мужчин. Они оба знали, как баронесса умела говорить нет, когда ей это было нужно. Дингера Берг толкнул в ребро.

– О, леди Ми, я смогу припомнить минимум два десятка раз, когда вы это сделали!

– Иногда женщине приятно, когда мужчина проявляет настойчивость, – лукаво улыбнулась баронесса. – Или ищет какой-то особенный подход.

Дингер усмехнулся. Любой их разговор начинался с пикировки. С этой женщиной как на вулкане, очередной раз подумал он. Тем не менее леди Ми была его лучшим агентом. Десять лет назад шестнадцатилетнюю дочку безземельного дворянина выдали замуж за старого извращенца барона дель Мио. История была очень грязной. Барон был неравнодушен к молоденьким девочкам, но у него они умирали очень быстро. Дингер как-то раз почитал отчет агента о том, что с ними там делали. Его, полководца и дуэлянта, повидавшего в жизни многое, чуть не вырвало. Мать девочки умерла при родах, а отец пропил последние мозги и проиграл все, что можно было проиграть. Поэтому, когда барон предложил выдать за него дочь, этот пьяница не раздумывал ни секунды. Однако после венчания в церкви святой Матильды барону вдруг стало плохо. Несмотря на присутствие опытнейших лекарей, он скончался, не дожив до первой брачной ночи. Так же внезапно скончались и двое друзей барона, с которыми он обычно предавался утехам с девочками. Барон, несмотря на свои наклонности, был очень влиятельным и нужным Властелину человеком. Поэтому герцогу Дингеру, тогда еще шефу Службы безопасности, было поручено тщательно расследовать это дело. Дингер, конечно, докопался до истины. Шестнадцатилетняя девочка была умной и очень хотела жить. Она нашла способ найти и скормить своему «молодому» мужу очень непростые и очень ядовитые пилюли с такими схемами, следов которых потом не смог обнаружить никто. Девочке хватило ума сделать все так, чтоб наследство барона целиком перешло именно ей. Следы деяния были заметены столь грамотно, что Дингер нашел виновную совершенно случайно. Диане грозили публичные пытки и петля, но будущий министр оценил мастерство интриги и решил рискнуть, подставив невиновного. А умной и многообещающей молодой вдове предложил работу. Девушка согласилась, и за десять лет Дингер ни разу не пожалел о своем решении. Без сомнения, пост первого заместителя Властелина, или как теперь модно говорить, Первого министра, он получил в том числе и благодаря ее деятельности.

– Прошу вас, Диана, – герцог сам отодвинул кресло, помогая баронессе сесть за стол. В свои шестьдесят семь он такого не делал даже для супруги, но с этой женщиной он не мог по-другому. Почему-то разозлившись на себя за это, герцог сел напротив и сразу перешел к делу: – Итак, вам немедленно следует направиться в Эртазанию. Инкогнито. Вчера там исполнилось Пророчество: в наш мир пришли гости.

– Неужели пришлые? – уточнила Диана, в удивлении взмахнув ресницами.

– А разве вы знаете еще какое-то Пророчество? – у смехнулся Дингер. – Их надо найти. Не мне вам объяснять, как важны для нас технологии других миров. Также, думаю, не стоит разжевывать последствия того, что информацией уже владеет лорд Граст, граф Терельи, а также, наши, как любит выражаться его величество, «партнеры». То есть нелюди…

Дингер с удовлетворением заметил, как, по мере выслушивания вводной, в глазах у Дианы пропадают искорки иронии.


Вадим Третьяков, на хуторе Динари, вторые сутки в этом мире, раннее утро


Проснулся я, когда было еще темно. От боли. Голова раскалывалась, кожа по всему телу горела, надо было что-то предпринять. Сквозь полумрак удалось разглядеть Беркута, который спал прямо на полу, рядом с дверью. Ира сопела напротив, на такой же лавке, как и я. Хозяева храпели на печи. Попробовал сесть. Голова закружилась, но мне все ж удалось принять вертикальное положение. Я внимательно себя оглядел. Само включилось астральное зрение. Все тело было желтым, каналы местами разорваны, перед глазами стояла какая-то дымка. Чисто машинально я вытянул щупальца и начал соединять разорванные каналы, периодически отсасывая желтую жидкость. Интересно, что, дублируя руками движения щупалец, работать было легче. Вероятно, за управление этими «виртуальными», как я их назвал, конечностями отвечали те же разделы мозга. Прикрыв глаза, я вдруг ощутил, что вижу свое тело изнутри. Там тоже были разорванные каналы и желтая субстанция. Очень осторожно погрузив щупальца в себя, я продолжил… Лечение? Да, пожалуй. Помня то, чем может закончиться легкомысленное отношение к цветным субстанциям, работал я крайне аккуратно и не спеша. Спустя некоторое время почувствовал себя лучше. Совсем маленькие капилляры соединить не удавалось, но я разобрался с большими сосудами и откачал свободно разлитую желтую «жидкость». Свернув ее в колечко, уже привычно повесил его на себя. Затем встал и, стараясь сильно не шуметь, вышел на улицу.

Две луны и светлеющий восток давали достаточно света, чтоб найти местные удобства. После их посещения спать расхотелось, я присел у крылечка обдумать то, что с нами случилось.

То, что мы попали в другой мир, волновало меня не так сильно, как открытие этих странных субстанций, которыми пропитано здесь все. В конце концов, человек в нашем информационном обществе подготовлен фильмами и книгами ко многим неожиданностям. Но возможность воздействовать на окружающую действительность таким образом интересовала невероятно. Все программисты в какой-то мере маги, мы создаем и изменяем реальность, пусть виртуальную. Перенос такой возможности в реальный мир создает перспективы, от которых захватывало дух.

Несомненно, в этом мире есть люди, которые умеют видеть и управлять этими субстанциями. Наглядный пример – телепорт, работу которого удалось наблюдать вчера. И амулет этот с вырезанной ладонью, который скрывает потоки человека – кто-то ведь его делает? Кстати, где он?

Амулет нашелся в кармане джинсов, и я внимательно изучил плетение. Накручено было много, преобладали синие и зеленые потоки, а желтые и красные использовались для их связи. Схема была прикреплена к дереву в нескольких местах маленькими кусочками полупрозрачного голубоватого вещества. Интересно, что я отчетливо видел внутреннюю часть схемы, находившуюся внутри дерева. Оказывается, для астрального взгляда не было преград, даже если я полностью не отключался от материального мира, как это случилось вчера. Из схемы торчало несколько неоконченных каналов со всех сторон амулета, которые, при приближении к телу, «присасывались» к схеме человека, чем полностью скрывали всю картину потоков. Зачем это нужно, я примерно представлял: защита от таких же «магов», как и я. Если изменение или разрыв человеческих потоков приводит к болезни, а значит и к смерти, ничего удивительного, что такие амулеты носят все. И ведь наверняка можно обойти защиту. А как? Эх, как же мало я знаю… Надо где-то найти информацию о свойствах потоков и правилах формирования схем. Ага, найти… интернета здесь нет. Нужны книги. И учителя. И эксперименты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное