Юлия Федотова.

По следу скорпиона

(страница 6 из 39)

скачать книгу бесплатно

Но то, что легко проходило с другими девушками, не удалось с юной сильфидой. За время своего пребывания в Альтеции она, скажем так, слегка проредила мужское население, а потому возвращаться в сей чудный край было ей совершенно не с руки. И особенно в обществе Ильзы. Саму сильфиду давно уже не могли шокировать никакие из проявлений прозы жизни. Иначе обстояло дело с юной уроженкой Ипских островов, славящихся аскетизмом и благонравием своих обитателей. Год, проведенный в Дольне, ситуацию не менял.

Во всех староземских школах Белых Щитов было принято не обращать внимания на половую принадлежность учеников. Враг ведь тоже не станет смотреть, дама ты или нет. В данном случае речь идет не только о физической нагрузке и боевой подготовке, одинаковой для всех. Общими были и спальни, и помывочные, и уборные.

Неудивительно, что народная молва считала подобные учреждения гнездилищем порока. И совершенно напрасно! Конечно, специально за соблюдением нравственных устоев там никто не следил, но после многочасовых изнурительных тренировОкединственным желанием бедных учеников было добраться живыми до своих мест на нарах. Никакие амурные идеи им даже в голову не успевали прийти. А потому девчонки-наемницы выходили из школьных стен едва ли не более невинными и наивными, чем их сверстницы из закрытых заведений для благородных девиц. Конечно, говорила себе Энка, Ильза как раз в том возрасте, когда уже следует приобрести определенные знания и навыки. Но для тонкой человечьей психики будет лучше, если ей об этом сообщат в более деликатной форме, чем это принято в Альтеции.

В общем, у сильфиды имелся целый ряд веских аргументов против Альтеция и только один – за. Но именно он перевешивал. Иной возможности встретиться с друзьями у них не было. И зачем она, ослица сехальская, заставила Хельги отвязать от Ампира все его астральные конечности?! Сейчас бы горя не знали! И куда они, демон побери, могли запропаститься?!


Они шли в Альтеций. Хотя «шли» – мягко сказано. Эдуарду порой казалось, что он тут, на дороге, и помрет как загнанная лошадь. Спали по нескольку часов в сутки, привал делали только на обед (он же – завтрак и ужин), от непогоды не прятались, за день проходили столько, сколько обычный путник за три.

Плечи болели, ноги и вовсе отваливались, но принц не роптал – сказывалась Дольнская школа. Зато совсем выдохся Орвуд… впрочем, это тоже мягко сказано. Но на предложение добросердечного Рагнара отстать от компании и идти помедленнее ответил возмущенным фырканьем и прибавил шагу.

«Все-таки склочная у гномов натура, – рассуждал про себя Хельги. – Что за удовольствие все время ворчать? Идем быстро – плохо. Едим медленно – опять плохо… Интересно, проистекает их дурной нрав из комплекса неполноценности, вызванного малым ростом, или дело в замкнутости гномьих сообществ?» Разрешить сию психологическую задачку демон так и не успел.


Нападавших было двое, здоровенные юные амбалы с тупыми мордами, рано расплывшимися от неумеренного потребления пива.

Сначала Макс встревожился, решил, что инцидент связан с делами фирмы (как то и предрекала Меридит – с объекта пришлось уйти сразу по возращении), но он скоро понял: перед ним не профессионалы, а два дурака, добывающих на жизнь грабежом по подворотням и подъездам. Можно было прикончить их сразу, увы, со всеми вытекающими последствиями… Нет уж, увольте! Проблемы с законом ему ни к чему. Доказывай потом, что это была самооборона! Вырубить и уйти – самый лучший выход.

Одна беда: очень крепкими на череп оказались эти громилы, никак не желали отключаться, все лезли и лезли!

– Да демон вас побери! – прошипел Макс по дурацкой привычке, подхваченной в совсем другом мире…

– К… кого побрать? – Демон стоял рядом, пошатываясь, бледный и растерянный, ошалело таращил светло-зеленые глазищи, а его левая рука надежно сжимала рукоять короткого походного меча (правая была занята сухим рыбьим хвостом). И в ситуацию он въехал рекордно быстро:

– Слушай, Макс, я того… не умею побирать. Давай, мы их просто убьем, а? Трупы я сам спрячу… – Он очень хорошо помнил, что мир Макса цивилизованный и прогрессивный и в нем не принято убивать людей на улице, даже если они разбойники.

К чести нападавших, они тоже удивительно быстро сориентировались:

– Н… не надо нас побирать… в смысле убивать. Мы сами уйдем. Скажи, Колян?

– Угу, – пробасил Колян. – Уходим мы… – Он даже кепку с бритой головы приподнял на прощание.

Потом они еще долго напрягали свои неповоротливые мозги, силясь понять, чем так напугал их светлоглазый парень, объявившийся невесть откуда. Тощий, бледный, одежда какая-то дурацкая, как у ролевиков из парка…

– Не дай бог еще раз такого встретить, скажи, Колян?

– Угу. Не дай бог… А почему?


– Хельги! Откуда ты взялся?! – Макс за руку тащил демона к своему подъезду, тот затравленно моргал и озирался.

– Здрасьте! Откуда? Ты сам же вызвал. Я ел как раз. Вот. – Он показал Максу хвост, словно желая подтвердить свои слова вещественным доказательством.

– Как это вызвал?

– Ну, как демонов вызывают? Думаешь, я помню? Пентаграмма нужна и еще какая-то дрянь, тебе виднее… Больше никогда так не делай, знаешь, как больно… Фу, как у тебя на лестнице воняет. Как у нас на старой квартире. Кошками. Люблю кошек. Особенно рыжих… Фу, дрянь какая! Что это?

Макс впихнул гостя в квартиру, толкнул в кресло, сунул ему под нос склянку с нашатырем.

– Нашатырный спирт. Чтобы у тебя в мозгах прояснилось.

– А! Водный раствор аммиака! То-то чувствую, знакомо воняет. – Он хотел прибавить еще что-то столь же ценное, но тут в мозгах у него в самом деле прояснилось. – Слушай, ты отдаешь себе отчет, что протащил меня через границу миров? Ты не пробовал податься в Великие маги?

– Я только сказал «демон вас побори», и больше ничего не делал, – оправдывался Макс.

– Вообще ничего? Ни пентаграммы, ни заклинаний?

– Абсолютно ничего. Когда бы я, по-твоему, чертил пентаграмму, если на меня напали?

– Да, – признал Хельги, поразмыслив, – в бою и камни толком не разложишь, где уж пентаграмму начертить… Тогда одно из двух: либо ты величайший: из ныне живущих… впрочем, нет… – Он нырнул в Астрал. – Магии в тебе не больше чем в Рагнаре. Значит, второе. Это Силы Судьбы все устроили. Ты не станешь очень возражать, если я поживу у тебя день-два? Или три?

– Зачем?! – выпалил Макс бестактно. Он был совершенно не готов к подобной просьбе и, честно говоря, рассчитывал, что сразу после того, как демон придет в себя, он незамедлительно отправится на родину. После первого столкновения с реалиями иного мира Макс потерял работу, душевное спокойствие и трезвость мироощущений. Ему стоило немалых усилий вогнать свою жизнь в приемлемое для нормального человека русло. Он прекрасно относился и к Хельги, и ко всей компании, но продолжения инфернальной истории категорически не желал. Он перерос возраст волшебных сказок и хотел жить как все.

– Извини. – Видимо, Хельги догадался, что было у Макса на уме. – Но я обязательно должен узнать, зачем сюда попал. Надеюсь, нескольких дней мне хватит. Если тебе неудобно, я могу остаться на улице.

Макс взглянул в лицо Хельги – красивое, но совершенно не человеческое. Нос, глаза, губы, – все почти как у людей, но вот общее впечатление… Плюс одежда, мягко говоря, несовременного покроя, да вдобавок холодное оружие… Инфернальное чудовище на ночных московских улицах…

– Ни в коем случае! Ты будешь жить у меня, это не обсуждается.

– Как скажешь, – кивнул Хельги покорно. – Можно, я где-нибудь помоюсь? Знаешь, мы не первый день в пути, а у тебя такие хоромы… Не хуже королевских! Я даже присесть боюсь.

Макс плюнул с досады.

Сам он художественным вкусом не обладал и осознавал это, а потому для оформления своей квартиры (большой, но временной; работа в фирме оказалась для него гораздо более выгодным делом, чем военная служба, и теперь он мог осуществить свою давнюю мечту о загородном доме), он решил нанять специалиста. Нанял и пожалел. Его не покидало подозрение, что дизайнер перестарался. Слишком много позолоты, мрамора и бархата было вокруг. И если даже существо из другого мира сочло обстановку по-королевски помпезной, значит, с ней и в самом деле не все в порядке.

– Краны у тебя не очень! – крикнул Хельги из ванной. – Вот у Рагнарова папаши в дворцовой купальне вода идет из пасти голой дамы. Такая, знаешь, здоровая статуя из чистого золота! Тебе бы подошло.

Макс опять плюнул. Голос демона звучал совершенно серьезно, но складывалось полное впечатление, что он издевается.


– Хельги будет отсутствовать несколько дней, – объявила Меридит. – Он в другом мире.

Подменный сын ярла исчез внезапно, во время еды. Она не особенно обеспокоилась. Случалось, что тот, задумавшись, проваливался в Астрал или попадался на вызов какого-нибудь мага. Обычно он возвращался спустя несколько минут. Но прошло не менее получаса, Хельги не появлялся. Меридит уже начинала нервничать, когда в ее левом ухе раздался голос брата по оружию и поведал, что с ним приключилось.

– Извольте радоваться! – встал на дыбы гном. – Он будет по чужим мирам разгуливать, мы должны сидеть, его дожидаться, а девчонки пусть себе пропадают в Аполидий.

– Мы вовсе не должны его дожидаться. Он примотал нить к моему уху и по ней найдет нас, где бы мы ни были.

– Еще лучше! Мы будем себе ноги сбивать, а он явится на готовенькое! – Гном всегда был чем-то недоволен.


Ночь под одной крышей с демоном прошла очень мирно. Хельги спал как убитый до половины второго дня. Макс, конечно, давно был в курсе, что «спригганы есть существа ночные и к образу жизни созданий дневных приспосабливаются с трудом», но не настолько же!

– Ты намерен дрыхнуть или выяснять про Силы Судьбы? – поинтересовался Макс не без ехидства.

Но Хельги, прошедшего боевую выучку в общении с сильфидой, не так-то легко было поддеть.

– Просто я надеялся, что мне будет откровение во сне, – с ходу парировал он.

– Ну и как, было?

– Не было. Придется скитаться по твоему миру в поисках судьбы.

– Ладно. Сейчас… гм… позавтракаем и отправимся. Я уже звонил на фирму, чтобы меня не ждали три дня.

– Где не ждали? – не понял демон.

– На фирме… Работа такая. Я называю это «экстремальный инсценированный туризм». – Он усмехнулся. – Продаем людям сказку.

«Странный мир, – подумал Хельги. – У нас хоть сказки бесплатные».

– Значит, ты теперь торговец, – рассудил он по-своему. – Раз так – пошли скитаться. У тебя карта есть?

– Думаешь, если я теперь торговец, а не воин, без карты заблужусь?

– Не думаю. Но мир ваш велик, и за три дня весь не обойдешь. Надо сузить круг поиска.

– Вот, – Макс протянул ему карту Москвы, первую попавшуюся под руку, недоумевая, чем она поможет.

Но Хельги точно знал, как получить информацию от Сил Судьбы. Он закрыл глаза и ткнул пальцем в карту наугад.

– Мы идем сюда, читай, что это за место.

Каким-то таинственным образом Хельги и Макс прекрасно понимали друг друга, хотя каждый говорил на своем языке. Но читать по-русски Хельги не мог. Макс взглянул на карту.

– МГУ. Университет это.

– Вот видишь! – обрадовался Хельги непонятно чему. – Нам надо в университет. Правда, мило с их стороны?

Макс вздохнул. Он не понял, что и с чьей стороны «мило», и, честно говоря, надеялся, что их первый маршрут будет не столь отдаленным. Неизвестно, как поведет себя Хельги на людях и как будут реагировать на него окружающие. Вторым пунктом своих сомнений он поделился с главным их виновником.

– Ерунда, – махнул рукой демон. – Сам подумай, если в вашем мире нет никого, кроме людей, никто не заподозрит во мне нечеловека. В крайнем случае, примут за урода. Я уж как-нибудь переживу.

Макс снова вздохнул. В логике Хельги, конечно, но откажешь, но разве от этого легче?

– Не вздыхай, – фыркнул демон, – скажи спасибо, что я не гоблин или кобольд какой-нибудь. Тогда проблем было бы еще больше.


Макс почему-то воображал, что Хельги станет вести себя подобно дикарю, впервые попавшему в лоно цивилизации: шарахаться от транспорта, перебегать улицу как попало, попадать в нелепые ситуации. Себе же он примерял роль проводника, этакого добродушно-насмешливого наставника, – все-таки он еще очень плохо знал Хельги. Демон хранил полнейшее спокойствие, будто шёл не по московским улицам, а по родному Дольмену. На автомобили обращал ровно столько внимания, чтобы под них не попасть, и вообще ничем не выделялся из толпы, поскольку в человеческой одежде: джинсах и майке из гардероба Макса утратил значительную часть своей экзотичности. Особое опасение Макса вызывал метрополитен, но и тут всё прошло гладко. На эскалаторе гость из иного мира не спотыкался, поезд, вырвавшийся из тоннеля с рёвом и грохотом, за огненноглазого змея не принимал, на Кропоткинской вежливо уступил место старушке, а подвыпившего парня, отдавившего ему ногу, не уничтожил на месте, а чисто по-человечески обругал идиотом.

В университет они проникли без помех – даже пропуск не спросили. Макса такая беспечность охраны возмутила.

– Так я же им глаза отвел, они нас даже не видели, – пояснил Хельги.

Следующие несколько часов были едва ли не самыми скучными во всей жизни господина Ветлицкого. Они миновали нижние этажи главного здания. «Ах, как же в вашем мире развита наука! Подумать только, целый факультет – и весь геологический! Какая прелесть!» Проскочили ректорат, а дальше лифт – или судьба? – занес их прямо в музей землеведения. Тут они и застряли. Надолго. Макс, не имевший ни малейшей склонности к естественным наукам, помирал с тоски, взирая на бесчисленные камешки, косточки, черепушечки, колбочки, пробирочки и т. д. и т. п. И вот ведь что интересно: чем скучнее и неказистее с точки зрения Макса был экспонат, тем больше он занимал Хельги. «Подумаешь, вкрапления самородного золота в породе! Золота мы, что ли, не видели? Лучше взгляни, какие чудесные фельдшпатоиды!»

Грязно-серые невзрачные фельдшпатоиды вовсе не казались Максу чудесными. Со скуки он побрел куда глаза глядят и вдруг наткнулся на нечто в самом деле примечательное. На отдельной витрине с эффектной подсветкой лежал здоровущий кристалл. Но внимание привлекали не размеры его. Внутри породы была заключена настоящая объемная картина, причудливо созданная самой природой. Суровый северный ландшафт: низкие горы, заснеженные ели… А на переднем плане: поляна – не поляна, вырубка – не вырубка, а что-то вроде гигантской взрывной воронки, окаймленной поломанными и вырванными деревьями. Максу доводилось видеть фотографии места падения Тунгусского метеорита – очень похоже. И еще: с левого края искореженной равнины ясно виднелось нечто округлое, на ножках, рождающее однозначную ассоциацию с летающей тарелкой. Что-то необъяснимо-притягательное было в этой каменной картине, на нее хотелось смотреть и смотреть не отрываясь, дав волю воображению и фантазии…

Хельги возник за спиной бесшумно, по своей дурацкой привычке профессионального диверсанта:

– Ты куда запропастился? Там такие классные… – Это он за день пребывания в мире ином успел подхватить местное словечко. – Такие классные цеолиты идем, покажу… Силы Стихий!!! Что это ОН у вас делает?!!

– Кто что делает? – обернулся Макс.

– Кристалл Акнагаррона! Его уже лет триста не могут найти! А он, выходит, у вас! Убиться можно! – Демон нервно хихикнул.

– Кто не может найти?

– Маги, разумеется. – Хельги рассердила непонятливость Макса. – Кто еще, по-твоему, может его искать? Ремесленники и землекопы? Это бесценный магический артефакт.

– Правда? – Потрясенный Макс, даже не подозревавший, что в его рациональном мире водятся бесценные магические артефакты. – А что он делает магического?

– Ну… – вдруг замялся Хельги. – Ну… он приносит пользу.

Слава богам, рядом не было сильфиды! Уж она бы не упустила бы случая отметить его дремучее невежество.

– Это я понимаю, – кивнул Макс. – Я спрашиваю, какую именно пользу? Как он действует? Зачем он нужен?

– Слушай, – решился сознаться загнанный в тупик магистр Ингрем. – Я помню кристалл, как он был нарисован в учебнике, и знаю, что он страшно ценный. Из-за него даже войны были. Но зачем он нужен – убейте боги, не представляю! Я в магии вообще не того… плохо смыслю.

Тут Макс и вовсе перестал что-либо понимать.

– Но ты же этот… как его? Супердемон! Грозный, могучий, и все такое! Ты же постоянно применяешь магию, даже здесь, у нас. Как же ты можешь в ней плохо смыслить?

Грозный и могучий супердемон горько вздохнул, а потом спросил:

– Ты умеешь дышать? Дышишь постоянно?

– Дышу, – согласился озадаченный Макс.

– А знаешь, что при этом происходит в твоем организме? Можешь рассказать?

– Ну… очень приблизительно. Что со школы помню. Я же не биолог.

– Вот и я не маг. Я – магическое существо, у меня магия в крови – пользуюсь ей, и все. А в теории – полный ноль. Зачеты всегда с третьего захода сдавал.

– Тяжелый случай! – покачал головой Макс.

«Теперь ясно, что имели в виду Силы Судьбы», – сделал вывод Хельги, но возвращаться в свой мир не поспешил. А вдруг в этом есть и другие артефакты, о которых ему надлежит узнать? Под таким благовидным предлогом они за три дня прочесали Политехнический музей, музей Ферсмана, Палеонтологический, Зоологический на Малой Грузинской (с заходом в зоопарк), Ботанический сад и те павильоны ВВЦ, что еще не успели превратиться в торговые ряды. Но никаких артефактов, разумеется, больше не обнаружили. Впрочем, демона это нимало не огорчило, он выглядел вполне довольным жизнью, чего никак нельзя было сказать о его бедном проводнике. Ноги Макса гудели от усталости, а мозги – от обилия обрушившейся на них непривычной информации. Чтобы дать себе отдых, несчастный попытался усадить гостя за телевизор, но тот не понимал ни слова, а движущиеся картинки его не занимали.

– Не видел я, что ли, магического ока? Я понимаю, что принцип действия разный, но суть-то одна. Давай лучше еще куда-нибудь пойдем.

Утомленному Максу казалось, что он ждет не дождется того часа, когда нежданный гость отбудет восвояси. И вот час настал. И он опять остался один в своей шикарной квартире, в своем рациональном мире… И оказалось, что вместо облегчения он испытывает горькое разочарование, будто ребенок, которого обещали отвезти в Диснейленд, но в последний момент оставили дома…


Магистр Ингрем, тихо повизгивая от невыразимого блаженства, растянулся на травке. У него никогда не было собственного дома, только временные пристанища. И теперь, после этого немыслимо далекого путешествия, он впервые понял, почувствовал, что значит выражение «вернуться домой». Мир иной подавлял и ошеломлял – Хельги стоило большого труда скрывать от Макса свое смятение. Хотя музеи у них там имелись превосходные. Ради них стоило терпеть и отравленный воздух, от которого болит готова и мерзко подташнивает, и постоянный шум, глубинный гул – его даже не ушами слышишь, а будто ощущаешь всем телом, и эту пакостную вонючую корку под ногами вместо нормальной мостовой: сперва кажется, что ходить по ней удобно, но быстро устаешь от однообразия движения мышц. А чего стоит эта утомительная суета и толчея на улицах! Люди вообще не самые приятные существа, но когда их слишком много, они становятся просто невыносимыми.

Любому терпению рано или поздно приходит конец. Хельги хватило на три дня. И вот он вернулся, и теперь его, будто сентиментальную деву корриган, умиляла всякая ерунда вроде легкого ночного ветерка, звездочек над головой, искорОкот костра на фоне темного неба, степной травки, которая на самом деле уже пыльная и довольно колючая…

– Ну и где же он? Где кристалл Акнагаррона?

Хельги взглянул на непонятливого гнома с неодобрением.

– Я же говорю, в мире Макса, в музее, на специальной витрине…

– Ты хочешь сказать… – От возмущения борода Орвуда встала дыбом. – Хочешь сказать, что не забрал его?!! Три тысячелетия… – (Ох, Силы Стихий! А он-то наврал Максу про триста лет! Беда у него с хронологией!) – Величайшие маги мира ищут кристалл, а ты нашел и не забрал? Тебя за ним сами Силы Судьбы послали, а ты…

– Ну, знаешь, – перебил Хельги сердито, – если Силы Судьбы воображают, что я, впервые оказавшись в мире ином, сразу начну грабить университетские музеи, они здорово заблуждаются. Это по меньшей мере непорядочно.

– Твои представления о порядочности граничат с клиническим идиотизмом, – постановил гном.

– Сам идиот, – буркнул Эдуард, обидевшись за наставника.

А Хельги дуться не стал, его занимало иное. Он подполз поближе к сестре по оружию и на ухо, по-атахански, спросил:

– Меридит, этот кристалл… а зачем он вообще нужен?

– Ты что?! Ты правда не знаешь или придуриваешься? – изумилась та.

– Да тихо ты! Ясно, не знаю. Забыл. Имею я право что-то забыть?

– Перегрина на тебя нет! Смотри, никому не признавайся, а то еще степени лишат. Это же любой школяр знает, кристалл Акнагаррона позволяет видеть прошлое.

Хельги презрительно фыркнул. Ему представлялось, что этот артефакт, раз уж так знаменит, способен на нечто большее. Тем более что существует множество других способов видеть прошлое. Но если уж им так не терпится узреть былое именно через данный кристалл – пожалуйста! Он обо всем позаботился, привязал к артефакту – коготь, что ли? – Нет, пожалуй, это передний зуб.


– Вот он! – Энка царственным жестом указала на памятник. – Здесь мы и должны их дожидаться.

Ильза огляделась, и увиденное ей совершенно не понравилось: ни статуя – здоровенная, грубой работы, к тому же вся в выбоинах и трещинах, нос отколот почти полностью, ни то, что ее окружало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное