Юлия Шилова.

Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

– Зеленые.

– Да у него отродясь товару в лавке на такую сумму не было и не будет. Ты видела, каким дерьмом они там в лавках торгуют? Это же полный отстой!

– У него в магазине товар хороший. Полотенца, одежда, различные сувениры.

– Да какая в Хургаде может быть хорошая одежда? Я к одной комбинации подошла, а на ней цветы на клей обыкновенный посажены. Мэйд ин Египет, мать вашу. Жуть! А строчка – это вообще атас. Такое впечатление, что тот, кто эту комбинацию шил, страдает сильным косоглазием. А полотенца – так это вообще отдельная тема. Все как полоумные эти полотенца хватают, а когда возвращаются домой, идут на рынок и с ужасом узнают, что у нас эти полотенца стоят намного дешевле. А ты говоришь – собственный магазин… Бизнесмен… Альфонс, торгующий в пыльной лавке и вешащий лапшу на уши местным туристкам, – вот он кто.

Сняв со своих плеч Ленкины руки, я посмотрела на нее глазами, полными слез, и прошептала:

– Ты так и не поняла. что я без него умру!

– Не умрешь, – грубо ответила Ленка. – Еще ни одна не умерла.

– Значит, я буду первая.

ГЛАВА 4

Все последующие дни я мучилась мыслью о том, где взять деньги для того, чтобы вырвать Валида из лап кредиторов. Двадцать тысяч долларов были для меня просто безумной и совершенно не реальной суммой. Единственное, что меня поддерживало, – так это звонки и сообщения Валида. Я не могла допустить и мысли о том, что не смогу найти нужную сумму. Это означало бы только одно: я навсегда потеряю Валида и никогда больше его не увижу. У меня не получилось взять кредит в банке, но я нашла вариант, который показался мне наиболее приемлемым. В фирме, занимающейся недвижимостью, мне предложили поменять мою двухкомнатную квартиру на однокомнатную в менее престижном районе, но с доплатой, которая составляла ровно двадцать восемь тысяч долларов. Для того, чтобы получить большую доплату и найти более выгодный вариант обмена, требовалось определенное время, которого у меня, к сожалению, не было. Не раздумывая, я сразу дала свое согласие на сделку, и как только вышла из офиса фирмы на улицу, тут же позвонила Валиду.

– Привет, ты меня помнишь?

– Валя, я тебя люблю! – обрадовался моему звонку Валид.

– У меня хорошие новости. Тебя не посадят в тюрьму.

На несколько секунд в трубке воцарилось молчание, и мне показалось, что от моих слов Валид просто потерял дар речи.

– Валид, ты слышишь, что я тебе сказала?

– Слышу, – наконец ответил мой любимый мужчина.

– С тобой все в порядке?

– Валя, я не могу поверить, что ты это для меня сделала! Ты нашла деньги?

– Нашла.

– И меня не посадят в тюрьму? – не верил своим ушам Валид.

– Ну, если ты еще что-нибудь не натворил, то не посадят.

– Валя, я никогда не сделаю никому ничего плохого. Раньше я был плохим, но ты сделала меня хорошим. Я буду любить тебя всю свою жизнь. Когда ты приедешь?

– Как только состоится сделка.

– Ты передала своей маме, что я ее люблю?

– Передала, – слукавила я и попыталась перевести разговор на другую тему, но Валид не позволил мне это сделать.

– Она обрадовалась?

– Чему она должна обрадоваться?

– Тому, что я ее люблю.

– Господи, ну какой ты чудной! Конечно, она обрадовалась, – соврала я для того, чтобы не обидеть Валида. – Она тоже тебя любит.

– Валя, приезжай быстрее.

Мы уже знаем друг друга долгое время, а до сих пор не женаты. Я помню твои глаза. Они как море, мне хочется в них утонуть. Твои московские друзья тоже любят меня?

– Ой, Валид, ты такие вопросы задаешь! Как они могут тебя любить, если они совершенно тебя не знают? Когда мы будем в Москве, то я обязательно тебя со всеми познакомлю.

– Валя, все вокруг нам завидуют и если кто-то говорит тебе про меня плохо, то ты не слушай. Не слушай тех, кто будет говорить про меня гадости. Не верь им, малышка. Это просто зависть.

– Валид, мне никто не говорит про тебя гадости. Успокойся, что тебе в голову стукнуло? Все хорошо.

– Валя, я жду тебя. Без тебя в моей душе пусто. Приезжай побыстрее, а то мое сердце может просто остановиться.

– Валид, я приеду после того, как будет завершена сделка. Я меняю свою двухкомнатную квартиру на однокомнатную. Как только я получу деньги на руки, то сразу прилечу к тебе.

Через день я застала в своей квартире сидевшую на кухне мать. Она нервно курила сигарету и смотрела на меня заплаканными глазами.

– Мама, ты здесь? А почему ты не сообщила, что приедешь?

– А что бы тогда изменилось? – расстроенным голосом спросила меня мать.

– Я бы пораньше с работы отпросилась.

– Да ладно, я тут недолго сижу. Мне приятно, когда ты на работе.

– Почему?

– Это же замечательно, что ты при деле, что ты смогла себя реализовать и у тебя есть возможность зарабатывать деньги. Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Понимаю, – растерялась я и тут же спросила: – Мама, ты чем-то расстроена?

– Ничего ты не понимаешь, – проигнорировала мой вопрос мать. – Пока ты востребована, ты чувствуешь себя нужной. Люди ищут себе работу и не всегда могут устроиться по специальности. А ведь ты – профессиональный косметолог. У тебя много постоянных клиентов, тебя на работе уважают и считают хорошим специалистом. Ты же идешь в ногу со временем. Все конкурсы, семинары и выставки посещаешь, постоянно повышая свой профессиональный уровень, даже в конкурсах побеждаешь. Да и деньги получаешь ты неплохие, не бедствуешь. Ты с детства мечтала быть самодостаточной, ни от кого не зависящей девушкой. Такой ты и стала.

– Мама, я не понимаю, к чему ты все это говоришь? – перебила я мать.

– К тому, что я всегда гордилась тобой, дочка. А теперь не знаю, как мне дальше жить и что делать?

– Ты о чем?

– Мне тут Лена звонила. Все твои коллеги в шоке. Говорят, на днях ты проворачиваешь сделку: меняешь свою двухкомнатную квартиру на однокомнатную в другом районе и везешь вырученные деньги своей обезьянке на бананы.

– Какой еще обезьянке?

– Египетской, какой же еще. Да чтоб она этими бананами подавилась!

– Мама, мой любимый человек в беде. Я должна его выручить, иначе его посадят в тюрьму.

– Доченька, пусть сажают, – ни минуты не раздумывая, ответила мать. – Зачем тебе нужен зэк египетский?! Рецидивист. Маньяк! Ты его из тюрьмы вытащишь, а он все равно в нее потом попадет. С хулиганами всегда так.

Мама говорила отрывисто и чересчур нервно. Было видно, что каждое слово дается ей с огромным трудом, что ее душит сильнейшая внутренняя боль, которая просто просится наружу и не может больше находиться внутри.

– Лена сказала, что он не зэк, а аферист, что он придумал эту тюрьму, потому что хочет содрать с тебя денег. Она говорит, что по телевизору много рассуждают и в газетах пишут о том, что эти египтяне совсем совесть потеряли, водят наших девушек за нос.

– Мама, а почему ты слушаешь Лену? Она для тебя авторитет, что ли? Почему ты так рьяно слушаешь мою подругу, но не хочешь выслушать свою родную дочь?

– Потому, что моя родная дочь потеряла голову, – ответила мать. – Я всегда мечтала видеть рядом с тобой хорошего, порядочного, любящего человека. У тебя есть все условия для жизни, двухкомнатная благоустроенная квартира. Я представляла, как ты родишь мне внука, как я буду всегда тебе помогать, поддерживать и по-прежнему тобой гордиться.

– Мама, я встретила хорошего, порядочного и любящего человека. Это Валид. Я обязательно рожу тебе внука, и не одного. Мы будем приезжать к тебе в гости.

– Валя, а может быть, ты беременна? – заметно испугалась мать.

– Нет, не беременна.

– Вот и правильно. Нечего египтян плодить. Пусть им их красотки уровень рождаемости повышают, а мы в России как-нибудь с этой проблемой сами разберемся.

– Мама, Валид тебя любит, – перебила я свою мать и расплылась в доброжелательной улыбке. – Он просил тебе это передать. А его родители уже любят меня. Валид сказал, что они за нас молятся.

– Да на кой черт мне сдалась любовь этой обезьяны?! – не скрывая своей брезгливости, возмутилась мама. – Доченька, я приехала, чтобы достучаться до твоего разума. Пожалуйста, не меняй квартиру. Я тебя умоляю! Не отдавай наши деньги обезьянам.

– Мама, я приняла решение. Эту квартиру завещала мне бабушка, она записана на меня. Значит, я могу распоряжаться ею так, как мне захочется.

– Я все же надеялась, что ты распорядишься бабушкиной квартирой с умом. Если бы бабушка знала, что ты ее африканским обезьянам на бананы отдашь, она бы свою квартиру государству завещала. Валя, ты определенно меня пугаешь. Я не знаю, что мне сделать для того, чтобы ты опомнилась. Связать тебя по рукам и ногам? Упрятать в психиатрическую больницу?

Прислонившись к холодильнику, я с грустью посмотрела на мать и произнесла, не скрывая обиды в голосе:

– Мама, со мной ничего нельзя сделать, потому что я все равно поступлю так, как хочу. Вот уж не думала не гадала, что родная мать станет противницей моей свадьбы.

– Потому, что я и подумать никогда не могла, что ты выберешь себе такую страшную судьбу. – Мама встала и направилась к выходу. Остановившись у входной двери, она тревожно на меня посмотрела и честно призналась: – Я ведь приехала сюда за тем, чтобы у тебя документы на квартиру забрать. Думала, хоть это тебя остановит. Все обыскала, но документов не нашла. Видимо, я поздно приехала.

– Ты действительно поздно приехала. Я уже отвезла документы в офис фирмы, и на днях состоится сделка. Свою однокомнатную квартиру я собираюсь сдавать, а сама буду жить в Хургаде.

– Как знаешь. Ты уже достаточно взрослая, – со вздохом ответила мать. – Решила похоронить себя заживо – хорони. Когда твоя обезьяна промотает все твои деньги и ты будешь сидеть холодная, голодная и битая, мне не звони. Помощи не будет. Можешь каждый год рожать по маленькой обезьянке и на меня не рассчитывать. Я арабчонка никогда своим внуком не признаю. Так что будь счастлива, дочка.

– Спасибо, мама. Ты всегда можешь меня приободрить и успокоить.

Я надеялась, что мать не сможет уйти после таких страшных слов, произнесенных ею. Мне казалось, что она обязательно все поймет и простит, бросится мне на шею, но этого не произошло. Мать громко хлопнула дверью, а я медленно сползла по стене и заревела.

Весь вечер я сидела в одиночестве, глядя на темный экран телевизора, и ждала, когда позвонит мать и скажет мне о том, что погорячилась. Но не звонила ни она, ни Ленка, не звонил никто из моих друзей и знакомых. Все считали меня сумасшедшей и относились к моей любви как к временному помутнению рассудка, считая, что когда-нибудь наступит прозрение, но будет уже поздно. Я хотела позвонить маме сама, но пересилила себя, потому что знала, что в сложившейся ситуации она мне не союзник.

Когда сделка была завершена и до отлета в Хургаду оставались ровно сутки, я купила бутылку хорошего коньяка и поехала в косметический салон для того, чтобы попрощаться с девчонками. Все встретили меня очень доброжелательно, закрыли салон, быстренько накрыли стол и стали желать мне счастья в семейной жизни. Ленка села рядом со мной и поцеловала меня в щеку.

– Валя, ты на меня не злишься? – виноватым голосом спросила она.

– За что?

– За то, что я твоей матери звонила.

– Ни черта я не злюсь, она бы все равно все узнала.

– Валюша, ты пойми меня правильно. Я хотела как лучше, но раз ты уже приняла решение, то мы все обязаны с этим смириться.

– Валька, а у твоего египтянина верблюд есть? – поинтересовалась директриса, разливая коньяк по рюмкам.

– Нет у него никакого верблюда, – улыбнулась я, сунув в рот виноградину.

– А он в халате ходит или ему можно брюки носить? – улыбаясь, спросила парикмахерша Нинка.

– Ой, девчонки, ну у вас и вопросы! Вы как дикари, честное слово.

– Валя, ты просто пойми меня правильно, – принялась рассуждать Нинка. – Я в Египте никогда не была. Я его только по телевизору видела. Когда я Египет себе представляю, то я вижу пески, пирамиды, караваны верблюдов и местных мужчин в грязных длинных рубашках и чалмах. Я когда об этих мужиках думаю, то просто мучаюсь вопросом, есть ли у них под рубашками трусы или нет. Мне почему-то кажется, что они носят свои балахоны прямо на голое тело.

– Не знаю. Мой в рубашке не ходит.

– Ну другие же ходят. Интересно, так есть под рубашкой трусы или нет?

– Понятия не имею, я им рубашки не задирала.

– Ой, а эти рубашки такие сексуальные, – поддержала разговор Ленка. – Девчонки, не знаю, как вас, но меня они так возбуждают! Я своему Кольке такую вместо домашнего халатика купила. Он после ванны свою рубашечку надевает – загляденье. Я когда из Хургады прилетела, мой Колька меня к стенке прижал и стал пытать, спала я с египтянином или нет. Я тогда на него рубашечку надела, ароматические свечи зажгла, голову ему платком повязала, арабскую музыку включила и так его совратила, что ему мало не показалось. Тут я Кольке и сказала: мол, зачем мне с каким-то египтянином спать, если я русского египтянином могу нарядить и представить, что занимаюсь сексом с арабом. Честно признаюсь, я бы с настоящим египтянином переспать не смогла.

– Почему? – насмешливо спросила Нинка.

– Страшно как-то. Все-таки не наш русский Иван, а экзотический фрукт. Может, у него там что-то по мужской части не так устроено.

– Да там, кроме обрезания, ничего нового нет, – Нинка тут же покраснела и поспешила добавить: – Девочки, только вы не думайте, что я с ними спала. Мне подруга рассказывала.

– Да и у меня это только в фантазиях, – подняла свою рюмку Ленка. – Как мне экзотики захочется, я своего Кольку наряжаю и – полный вперед!

– Девочки, а давайте выпьем за Валю. Она у нас смелая, – предложила директриса и обратилась ко мне: – Валя, мы от души желаем тебе настоящего счастья. Мы тебя все очень любим и ждем. Если там что не срастется, то сразу возвращайся обратно. Мы тебя всегда приютим и без работы не оставим. Самое главное в твоей семейной жизни – всегда держать при себе паспорт и деньги. Необходимо иметь пути к отступлению, чтобы если что не по-нашему, можно было вернуться домой. Жалко, что мы на твоей свадьбе не погуляем – дорого и далеко. А чудо твое хотелось бы увидеть. Честное слово, очень хочется посмотреть, от кого наша серьезная Валя голову потеряла. Будем надеяться, что ты этого египетского супермена когда-нибудь в Москву привезешь, нам бы на твоего жениха хоть одним глазком посмотреть. Мы его на фотографии видели – красавец, ничего не скажешь. Но хотелось бы на него живьем взглянуть.

– Да куда ему в Москву? – перебила директрису Нинка. – Его же сразу на первом светофоре менты в обезьянник увезут.

– Не увезут, – покачала головой начальница. – Кто его туда заберет, если он Валькин муж будет?! Она ему регистрацию сделает. Валя, так что если там не уживетесь, – вези его сюда. Может, ему у нас понравится.

– А что он будет здесь делать? – сразу поинтересовалась Нина. – Арабы лишь у себя дома герои, а тут им трудно найти применение. Они только зажигательно танцевать умеют да в лавке всякую ерунду туристам втридорога впаривать.

– Будет у нас в салоне косметикой да краской для волос торговать. Может быть, мы твоему арабу и кассу доверим. А в обеденный перерыв будем с ним разучивать красивые восточные танцы.

– Девушки, ну вы тут нафантазировали! – укоризненно покачала я головой.

– Валька, ты только на нас не злись. Просто мы все очень сильно тебя любим и не хотим никуда отпускать. Нам будет тебя не хватать. Валюша, ты нас, пожалуйста, не забывай. – Директриса наполнила свою рюмку и заговорила вполне серьезно: – Девочки, а давайте выпьем за любовь. В конце концов, какая разница, какая это любовь – русская, турецкая или египетская. У меня вообще никакой нет. Жить без любви – это настоящая катастрофа. Ну кто виноват в том, что в России мужиков мало? Кто виноват, что они все в тюрьмах сидят, в Чечне гибнут и к сорока годам спиваются?! Я хочу выпить за Валькину смелость. За то, что она не отчаялась, не опустила руки и не осталась жить в одиночестве. Нет мужиков в России, зато они есть в Египте! Говорят, их там на всех хватит, еще и лишних целая куча останется. Так что, Валюша, если у тебя все получится, то мы следом за тобой поедем покорять египетские просторы. Только что-то мне в Хургаде совсем жить не хочется. Уж больно она нецивилизованная. Мы мужиков оттуда лучше сюда привезем. Будут клиентов танцами заманивать да массаж делать. Это же экзотика: массажист – настоящий египтянин. Ладно, Валюха, за тебя! За твое рискованное предприятие, называемое браком. Будь счастлива и помни, что мы тебя всегда ждем и любим.

Я осушила свою рюмку с коньяком, а затем поставила диск с арабской музыкой. Девчонки тут же вскочили со своих мест и принялись извиваться в зажигательном восточном танце.

ГЛАВА 5

Я вышла из самолета и почувствовала, как горячий египетский воздух обжег мои щеки. Получив свой багаж, две достаточно объемные сумки, я увидела встречающего меня Валида и бросилась к нему на шею.

– Господи, если бы ты только знал, как сильно мне не хватало твоего голоса, твоего дыхания и твоего взгляда. Как ты тут жил без меня?

– Плохо, – честно признался Валид. – Я думал, что ты никогда не вернешься.

– Да как же я могу не вернуться? Как же я смогла бы жить без тебя? – Неожиданно по моим щекам потекли слезы, которые тут же растрогали красавца Валида, и он сразу заключил меня в свои объятия.

– Валя, почему ты плачешь? Что случилось?

– Это от счастья. Знаешь, я никогда не думала, что можно плакать от счастья, – говорила я, тихонько всхлипывая. – Ты не представляешь, сколько людей меня уговаривало не выходить за тебя замуж. Все в один голос твердили о том, что ты просто разводишь меня на деньги. Но я никого не слушала, я слушала только мое сердце, – мой голос был полон жизни.

В объятиях Валида я чувствовала себя счастливой, спокойной и уверенной. Вся моя жизнь до этой встречи состояла из ежедневной переписки и многочисленных телефонных звонков. Я жила только этими сообщениями, красивыми словами и обещаниями. Если их не было, то у меня начиналось самая настоящая ломка, почти такая же, как у наркомана. Мне казалось, что если в течение короткого времени не придет сообщение, то я просто сдохну от боли. Я знала, что если Валид любит меня по-настоящему, то он сделает все возможное и невозможное для того, чтобы облегчить мою жизнь в чужой стране. Я знала и верила, что любовь творит чудеса и сметает на своем пути все трудности и препятствия.

– Валя, я говорил тебе о том, что все будут говорить про меня плохо, – отвлек меня от моих мыслей Валид. – Все завидуют нашему счастью. Я же тебе говорил, что раньше я был плохой, а теперь я стал хороший. Ты сделала меня таким, потому что ты не такая, как все. Я никогда не сделаю тебе ничего плохого, потому что тебя подарил мне Аллах.

Войдя в квартиру Валида, находящуюся в самом центре города, недалеко от «Макдоналдса», я посмотрела на разбросанные в ней вещи и отметила про себя, что помещение требует генеральной уборки. Квартира состояла всего из одной комнаты с балконом и кухни, но считалась вполне приличной по местным меркам.

– А тут ничего не изменилось, словно я никуда и не улетала.

Я увидела стоящие в вазе цветы и с улыбкой спросила:

– Это мне?

– Тебе.

– А почему ты не взял их в аэропорт?

– Я хотел сделать тебе приятное дома.

Валид притянул меня к себе и стал целовать мою шею и плечи.

– Ничто и никогда не разлучит нас, – прошептал он мне на ухо. – Ты навечно моя.

– А мне никто, кроме тебя, и не нужен.

– Валя, ты самая красивая девушка, которую я когда-либо видел, – снова прошептал Валид и бережно положил меня на кровать.

Ощущая нежные поцелуи Валида, я закрыла глаза и подумала о том, что ради этого мужчины я готова буквально на все. Я всегда боялась потерять свою драгоценную свободу, а теперь вдруг поняла, что она, оказывается, мне совсем не нужна. Я хочу всего лишь любить и быть любимой. Меня не устраивает одинокая жизнь в свое удовольствие. Я хочу жить жизнью мужчины. Только рядом с ним я смогла понять, что меня совершенно не интересует моя выстраданная годами независимость и прежняя власть над мужчинами, которым я искренне симпатизировала, но так и не смогла никого из них полюбить. Я всегда была равнодушной и довольно часто морально уставала от своих кавалеров, которые страстно желали моего тела, но совершенно не обращали внимания на мой внутренний мир. А теперь… Теперь моя душа принадлежала одному человеку, и я понимала, как многое я теряла, осознанно выбрав одиночество, и жалела, что не всретилась с Валидом раньше. Я боялась только одного: стать Валиду неинтересной и совершенно не нужной. Ведь, несмотря на мой прошлый опыт, до отношений с Валидом я просто не знала, как потрясающе хороши объятия любимого человека, эти страстные и многочисленные поцелуи, эти ласки. После долгого расставания они становятся еще более страстными и какими-то особенными. Даже страшно подумать, сколько лет я грезила, что обязательно встречу своего принца, полюблю и буду необыкновенно счастлива. И вот этот сон сбылся. Только по-настоящему любящий человек может говорить такие красивые слова и дарить мне столь необыкновенные поцелуи.

Прижимаясь к любимому как можно крепче, я двигалась ему в такт и ощущала, что нахлынувшая на меня страсть становилась все сильнее и сильнее с каждой секундой. Любовь Валида была мне необходима точно так же, как морфинисту – доза возбуждающего его яда. Я знала, что жизнь без любви – это не жизнь. Без любви жизнь пуста. В последнее время я живу и дышу только ею. Кто бы мог подумать, но я нашла смысл своей жизни. Я нашла его в любви.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное