Юлия Шилова.

Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

– Все равно красивый.

Поднеся медведя к лицу, я почувствовала, как мои глаза наполняются слезами, и поцеловала его в потрепанное ухо.

– Топтыжкин.

– Аня тоже называла его Топтыжкиным.

– А Анечкин муж как это все пережил? Страдает, наверно, до сих пор?

– Да как мужики все переносят… Женился он, когда еще и года не было, как Анечка погибла.

– Женился???

– Ну а что? Молодой, красивый, видный. Такие в холостяках не ходят. Конечно, мне, как матери, было очень обидно, оттого что Матвей женился, да еще так быстро, но это дело молодое, никуда не денешься.

– А на ком женился?

– Да на своей соседке. Видно, она после смерти жены поспешила его утешить.

– На Люське, что ли? – вырвалось у меня.

– На Люсе. А откуда вы про нее знаете? – Взгляд матери стал настолько проницательным, что я съежилась. Стало еще больше не по себе.

– А мне Аня про нее рассказывала, когда еще только с Матвеем познакомилась, – тут же выкрутилась я. – Говорила, что соседка к нему неровно дышит и на шею вешается. Люська до его знакомства с Аней очень часто захаживала…

– Вот она своего и добилась. Ребенку уже полтора года.

Известие о ребенке добило меня окончательно, и я уронила медведя на пол.

– Как, и ребенок есть?

– Сын. Ванечка, полтора года. Матвей мне звонил, когда ему год исполнился. Радостный такой, хвастался. А теперь мальчишке уже полтора. Мы не общаемся. Матвей в последний раз на Анечкину годовщину приезжал. Я уже знала, что он женат. Хорошо хоть свою новую жену не привел, а то бы как-то совсем не по-человечески было. Мы здесь с родней столы накрыли, а Матвей час посидел и уехал. И то этот час он в основном говорил по телефону. Видно, новая жена названивала. Он постоянно оправдывался, говорил, что скоро будет. Я так поняла, что она его ревновала, но ведь какая это дикость – постоянно дергать человека на годовщине смерти жены! Больше я его и не видела. Он только один-единственный раз позвонил. Сказал, что сыну год исполнился. Ровно полгода назад. Вот, собственно, и все.

– Козел. – Я подняла с пола медведя и посадила его на подоконник. – Он по жизни малодушный козел. Обещал любить всю жизнь.

– Да что вы такое говорите? Кто сейчас любит всю жизнь? Таких мужчин сейчас нет. Кстати, я даже не спросила, как вас зовут.

– Яна.

– Яночка, таких мужчин, которые могут любить всю жизнь, можно пересчитать по пальцам. Да и любят ли? Возможно, любовь у них уже трансформировалась в совсем другое чувство. Сейчас что молодых вдовцов, что пожилых сразу в оборот берут.

Допив чай, я чуть слышно произнесла:

– Я пойду. Спасибо за теплый прием.

– Вы же из Омска приехали! Вам есть где остановиться?

– У меня здесь родственники. Скажите, а где похоронена Анна?

– А вы хотите съездить к ней на могилу?

– Хочу.

– А Москву вы хорошо знаете?

– Знаю немного. Но вы не переживайте: я, если что, справочник куплю и найду.

– На Троекуровском кладбище.

– А где ж мне там ее могилу найти?

– А я вам схему нарисую.

Сложив протянутый мне листок бумаги вчетверо, я не удержалась и перед тем, как выйти из квартиры, обняла и поцеловала свою маму.

– Яна, вы так похожи на мою дочь, – сказала мне мать в тот момент, когда я подходила к лифту.

– Мне кажется, что внешне мы совершенно разные…

– Я имела в виду не внешнее сходство, – донесся до меня голос матери.

Когда я садилась в свою машину, то заметила, как мама подошла к окну и, отодвинув занавеску, наблюдает за каждым моим движением.

Вот теперь она вряд ли поверит, что я скромная провинциалка и что мне требуется справочник, чтобы передвигаться по Москве. Ведь я сажусь за руль такой дорогой машины. Надев темные очки, для того чтобы мать не видела моих слез, я мысленно поцеловала ее силуэт, стоящий в окне, и прибавила газу.

Нетрудно было догадаться, что мой путь лежал на Троекуровское кладбище. На кладбище чувствовалась особая энергетика: здесь похоронено много писателей и артистов. Территория кладбища была благоустроена, повсюду идеальная чистота. Кругом зеленые насаждения, газоны, цветники и альпийские горки. К моему удивлению, нигде не было даже опавшей листвы.

Я шла по дорожке и думала о том, что я иду к своей могиле для того, чтобы окончательно проститься с прошлым. Я даже повторила свое новое имя вслух несколько раз. Уж если судьба оставила жить меня вместо Яны, значит, я и должна ею быть. Присев на скамейку на одной из центральных дорожек, я набрала номер Аскольда и с чувством произнесла:

– Аскольд, я так благодарна тебе за все, что ты для меня делаешь! Ты самый лучший мужчина на земле. Спасибо тебе за все.

– Яна, какие могут быть благодарности? Ты же моя жена, и я очень сильно тебя люблю. Мы же с тобой сразу договорились, что мы вместе и в горе, и в радости. Ты где, дорогая?

– На Троекуровском кладбище. – Я и сама не смогла понять, зачем сказала правду.

– А что ты там делаешь? – заметно растерялся Аскольд.

– Просто мимо проезжала, решила заглянуть.

– Не понимаю.

Почувствовав в голосе мужа достаточно сильное волнение, я разозлилась на себя за то, что говорю лишнее, и тут же постаралась исправить ситуацию:

– Знаешь, тут много людей с нашего злосчастного рейса похоронено. Я решила навестить их могилы.

– Ян, ну ты что, совсем с ума сошла? Хватит заниматься ерундой. Они умерли, а мы должны жить. Понимаешь?! Их уже нет. И вообще, у тебя же сего–дня день рождения.

– Милый, не ругайся. Я должна была сюда за–ехать. Я скоро еду домой.

– Я не ругаюсь. Я очень сильно беспокоюсь за твое душевное состояние. Я хочу, чтобы сегодняшний день рождения мы встретили вдвоем в хорошем настроении. Хватит уже вспоминать то, что произошло. Главное, что мы оба остались живы.

– Дорогой, все будет, как ты захочешь.

Вспомнив о том, как я всегда обожествляла Матвея, твердила, что он самый-самый, жила им до по–следнего, восхищалась его манерами, привычками, вкусами, я подумала о том, что Аскольд заслужил те слова, которые он скорее всего уже давно хотел от меня услышать.

– Аскольд, я тебя люблю, – вырвалось у меня.

– Что ты сказала?

– Я тебя люблю.

– Как же мне не хватало этих слов! Ты сделала меня самым счастливым мужчиной на свете. Спасибо тебе за эти слова. Яна, хватит шататься по кладбищу. Возвращайся домой, к той жизни, которую мы с тобой вели все эти годы.

Глава 7

Я стояла у могилы, рассматривала свою фотографию и корила себя за то, что не купила цветов. Говорят, к покойникам лучше всего приходить с цветами…

Мир Анны был разрушен крушением самолета, и в этом мире больше не было места тем чувствам, которые вызывал Матвей. И от этой мысли мне хотелось упасть на собственную могилу, свернуться по детски калачиком и бессильно заплакать.

Я пристально смотрела на свою фотографию и думала о том, что если бы после крушения самолета не привела бы Матвея в чувство, не била бы его по щекам и не трясла за плечи, он бы так и не пришел в себя. Его могила была бы рядом.

Закурив сигарету, я почувствовала, как затряслись мои руки, и вспомнила весь тот ужас, который мне довелось пережить. Как в кино, кадр за кадром…

…Хаос и жуткая давка. Оставшиеся в живых люди бросаются к аварийному выходу. Толкаются, глотают дым, пытаются выбраться из самолета. Из-за дыма ничего не видно. Матвей теряет сознание от страшного удара по голове, я пытаюсь освободиться от ремня, но замок, как назло, заело. Тогда я расстегиваю ремень Матвея, трясу его за плечи, хлещу по щекам. Когда Матвей открывает глаза, я плачу от страха и говорю, что мы родились в рубашках. Из носа течет кровь, и я понимаю, что он сломан. Да и рот представлял собой сплошную рану. Матвей встает, хватает меня за руку. Я признаюсь, что у меня заело ремень. В этот момент недалеко от нас возникает стена огня. Проход к аварийному выходу завален телами погибших и багажными сумками. Оставшиеся в живых пассажиры пробираются к выходу, перелезая через кресла. Из-за сильнейшего задымления люди как слепые – рвутся к аварийному выходу на ощупь. Вдалеке звучат команды стюардессы. Сквозь дым мне уже не видно Матвея, но я нащупываю его руку. Прошу мне помочь. Умоляю…

– Аня, я жить хочу! – Увидев огненную стену, Матвей вырывает руку и хрипит: – Извини.

Сказав это, он разворачивается ко мне спиной.

– Матвей! – кричу я, задыхаясь от дыма. – Матвей, не бросай меня! Не оставляй меня умирать!!!

– Анька, извини! – откуда-то издалека доносится хриплый голос моего любимого мужчины.

– Матвей, не бросай!!!

– Ань, я жить хочу!!! – услышала я в ответ.

…Это последний эпизод моей некогда счастливой семейной жизни. Так закончилась жизнь, в которой мне было ничего не нужно, кроме НЕГО. Даже не верится, что этот человек был смыслом всего, без него я не представляла дальнейшего существования. До Матвея с мужчинами меня могла связывать только постель. Цинично, но если кто-то хотел от меня большего, я всегда говорила о том, что секс – это еще не повод для знакомства. И только с Матвеем все было совсем по-другому. После каждого нашего свидания я приходила домой в страхе от того, что эта встреча окажется последней. Матвей сразу прочувствовал, что я его собственность, и я совершенно этому не противилась, потому что настолько его любила, что согласна была быть пылью на его ботинках. Только бы остаться с ним. Я подчинилась ему сразу и, как верная собака, терпеливо ждала с работы. Я была влюблена как кошка.

Сейчас, стоя у своей собственной могилы, я уже не могу однозначно ответить на вопрос, любил ли меня когда-нибудь Матвей. Скорее всего нет. Просто привык ко мне так, как обычно привыкают к людям. А женился по той причине, что знал: я буду идеальной женой, ведь добрее и нежнее меня не было в целом мире. Ему даже нравилось со мной ссориться, ведь я всегда первая просила прощения и давала понять, что я без него не могу. Мне всегда казалось, он обязательно оценит мою жертвенность и придет к выводу, что лучше меня нет. Конечно, я понимала, что уже давно потеряла себя, но для меня важнее было находиться рядом с любимым человеком. И все же, несмотря ни на что, время, проведенное с Матвеем, было лучшим в моей жизни. Я боготворила его, и теперь уже не важно, что он не любил меня. Он просто мною пользовался. Я любила и не просила ничего взамен. Не суждено нам было нарожать кучу детей и жить долго и счастливо.

И все же планета вертится. Каждый день в этом мире ссорятся и мирятся миллионы пар. Вот распалась и еще одна: я и Матвей.

Годы борьбы за жизнь и за внешность сделали меня совершенно другим человеком. Теперь я уже не отношусь к числу тех людей, для которых предательство любимого сродни концу света. И пусть былая любовь запомнится на всю жизнь. Пусть! Боль со временем притупится, а однажды исчезнет совсем. От любви останутся только воспоминания. Я СТАЛА СИЛЬНОЙ. Не каждый умеет любить, и не каждому это дано. Потеряв рай и пройдя ад, я наконец-то обрела силу.

Прошлого уже не изменить. Я знаю, что никому не нужна слабой, несчастной и страдающей. Я нужна другим людям сильной. Я не буду больше искать смысл жизни. Я просто буду жить осмысленно.

Я смотрела на свою могилу и думала о Яне. Она лежала одна в холодной земле.

– Прости, но теперь я должна жить за тебя.

Не успела я сказать эти слова, как заморосил дождь. Я подняла голову к небу и подумала о том, что после смерти Яна скорее всего стала ангелом. Среди тучек я увидела ее лицо. Я узнала Яну по фотографии, которую показывал мне Аскольд. А значит, дождь пошел по той причине, что Яна заплакала. Она плакала от того, что жизнь продолжается, но ее в этой жизни больше нет. Дождь – это всегда плачущая душа. И на сей раз плачет душа Яны…

– Яна, я буду жить за тебя. Я сделаю Аскольда счаст–ливым! – крикнула я, глядя на небо, и поразилась тому, как быстро прекратился дождь и на небе показалось солнышко. – Спасибо, что ты меня услышала.


Остался еще один долг. Я решила подъехать к дому Матвея и побыть там несколько минут, чтобы поставить крест на всей этой истории и внушить себе: мне больше никогда в жизни не стоит сюда возвращаться. Нужно проститься со всем, что мне было когда-то так дорого.

Подъехав к бывшему дому, я припарковалась и с особой тоской посмотрела на некогда родные окна. На них новые занавески, а это значит, что в нашей квартире теперь совсем другая хозяйка. На подоконник кухни прыгнул кот, и я ощутила тоску по тем временам, когда на этих окнах развевались совсем другие занавески.

– Мурзик, привет, – вырвалось у меня.

Мурзик смотрел в окно и вылизывал лапы. Потрясающий кот! Он так любил тереться о мои ноги, громко мурлыкать и ночью ложиться ко мне на грудь.

Чем дольше я смотрела на свои окна, тем сильнее ощущала, как меня трясет. Мне стало казаться, что мое второе рождение уже не принесет мне ничего хорошего и что моя дальнейшая жизнь превратится в сплошное мучение. И вообще, это будет не жизнь, а жалкое существование.

Пригладив волосы, я бросила прощальный взгляд на бывшее гнездышко с такими несимпатичными новыми занавесками и что было силы надавила педаль газа. Выехав со двора, я увидела мирно следующую к родным пенатам машину Матвея. От неожиданности я не смогла справиться с управлением и врезалась в нее. Матвей тут же выскочил из машины и принялся громко возмущаться:

– Дура, ты что, не видела, что я поворачиваю?! У меня же преимущество!!! Ты что, совсем правил не знаешь?! Ты сколько дней за рулем, идиотка?! Думаешь, если у тебя тачка дорогая, то тебе все можно?! Думаешь, на такой тачке море по колено?!

Я сидела в оцепенении, положив руки на руль, и смотрела на бегающего кругами Матвея.

– Ну, что теперь делать?! У меня, как назло, страховка закончилась неделю назад! Я машину застраховать не успел! Хотел сделать это завтра!

Собрав силу воли в кулак, я вышла из салона и подошла к Матвею вплотную.

– Ты что орешь? – Я не хотела показывать, как тяжело мне дается каждое слово, но губы предатель–ски дрожали.

– Как это что? – опешил Матвей. – Ты же в меня врезалась. Полдвери разнесла!

Разнервничавшийся Матвей закурил сигарету и одарил меня взглядом, полным ненависти.

– Послушай, давай по-мирному разойдемся. Я, конечно, могу ГАИ вызвать, но, мне кажется, лучше бы ты мне просто денег отвалила. Я в сервис поеду, ремонт сделаю – и дело с концом. Зачем нам эта бодяга нужна? Сейчас только ГАИ будем ждать часа два, не меньше. На такой крутой тачке катаешься, для тебя деньги не должны быть проблемой.

Я смотрела на бывшего любимого во все глаза. И тут мне так захотелось курить… Господи, а я ведь не курила все эти годы.

– У тебя есть сигарета?

– Держи.

Матвей протянул мне сигарету и поднес зажигалку.

– Послушай, ты сумасшедшая, что ли? Ну что ты так на меня уставилась? Что решать будем?!

В этот момент я потеряла дар речи. Я смотрела на человека, которого столько времени боготворила, и не верила в то, что вижу его наяву. Грустная правда жизни состояла в том, что Матвей больше не мой муж. А может быть, это не такая уж и грустная правда жизни, а скорее наоборот… Этот человек был совершенно не способен оценить благородные порывы моего сердца. Моя любовь лишь открывала широкое поле для манипуляций.

– Послушай, ты в себе? Ты хоть понимаешь, что я тебе говорю?!

– У тебя воротник грязный, – неожиданно для себя сказала я.

– А при чем тут воротник?

– При том, что жена у тебя хреновая, если даже не видит, что мужик в грязной куртке ходит.

– А при чем тут моя жена?! – тут же вспылил Матвей. – Я со своей женой сам разберусь. Лучше давай решать, как мы с тобой по деньгам разойдемся.

– Да пошел ты со своими деньгами куда подальше! – вне себя от ярости крикнула я и села в машину.

Увидев, что я завела мотор, Матвей бросился к дверце и заорал:

– Я сейчас ГАИ вызову!

– Вызывай, – холодно ответила я. – Только не ори мне в ухо. Я оглохла уже.

– Ты не представляешь, что тебе за это будет! Ты же с места аварии сейчас смоешься!

– Ничего мне не будет, – безразлично ответила я.

– Как это не будет?

– У меня муж крутой, отмажет. – Я с вызовом посмотрела на Матвея. – Для него это пара пустяков.

Видимо, хамский ответ окончательно вывел Матвея из себя, и он закричал как ошпаренный:

– Ты думаешь, если вышла замуж за крутого и села на дорогую тачку, то тебе в этой жизни все можно, что ли?! Да?!

– Да, – совершенно спокойно ответила я. – А за кого замуж еще выходить?! За такого лоха, как ты? Чтобы потом на таких дровах ездить?! – И многозначительно посмотрела в сторону разбитой машины Матвея.

– Ах ты, сука, – только и мог высказать мне Матвей. – Продажная циничная тварь. Продалась за бабки!

– А ты как думал? Не забесплатно же таким, как ты, чтобы потом грязные от пота воротнички на курт–ках стирать.

Я включила заднюю скорость, сдала назад, отъ–ехала от колымаги, которую только что разнесла. Резко вывернула руль в сторону и, посмотрев на обезумевшего Матвея, который едва успел отпрыгнуть на клумбу, крикнула:

– Тебе от Ани привет!

– От какой Ани?!

– От Кочетковой Анны Георгиевны, твоей первой жены.

– Ах, ты еще и жену мою знала! Решила надо мной поиздеваться?! Я это так не оставлю! Никакие деньги тебе не помогут!

– Она просила передать, что ты кретин!!!

– Кто просил? – растерялся Матвей.

– Аня, кто ж еще! Ты кретин, понимаешь?! Кретин!!! Трусливый, жалкий и подлый кретин!

Сказав это, я надавила на газ и помчалась в сторону центральной трассы. Не прошло и пяти минут, как я набрала номер Аскольда и устало произнесла:

– Аскольд, у меня неприятности. Я задумалась и въехала в одну машину. Разнесла ей полдвери. У меня тоже повреждения. А еще я уехала с места аварии. У меня могут возникнуть проблемы с ГАИ.

– Это все или у тебя есть что еще? – на всякий случай поинтересовался Аскольд.

– Вроде бы все. Если будет что-то еще, я обязательно тебе сообщу.

– А с места аварии ты зачем уехала? Нужно было деньгами все решить.

– Да там из машины такой идиот выскочил… Истерику закатил. По его фэйсу сразу стало понятно, что по поводу денег с ним говорить бесполезно. Аскольд, ты ж меня отмажешь?

– Куда мне деваться. А свою машину сильно зацепила?

– Прилично.

– Ладно, не переживай. В конце концов, у тебя сегодня день рождения. Знаешь, я даже рад, что ты ударила чужую машину.

– Почему?

– Потому что ты моментально встряхнулась и позвонила мне. Узнаю прежнюю Яну.

Я нажала на «отбой», всхлипнула и громко, совсем по-бабски заревела…

Глава 8

Как только мы с Аскольдом вернулись после восхитительного ужина на двоих в специально арендованной VIP-комнате отличного ресторана, я бросила цветы на пол и обвила шею Аскольда руками.

– Я хочу, чтобы ты любил меня.

– Ты уверена?

– Хочу, чтобы мы наконец занялись любовью, – выдохнула я, впилась в Аскольда губами и задрожала.

Аскольд не заставил себя ждать. Он тут же покрыл поцелуями мое лицо и грудь. Я судорожно вздохнула, и после того как Аскольд потянул меня на пол, почувствовала его силу и мощь. В тот момент, когда наши тела соединились, мне показалось, что мы стали единым целым. Я ощущала, как дрожит тело Аскольда, а его руки крепко обхватили мои бедра. Какое же блаженство я испытывала!

Когда мы, мокрые от пота, бессильно лежали на паркетном полу, я с обожанием посмотрела на Аскольда и прошептала:

– Это было так потрясающе.

– Ты уже, наверно, забыла, что это такое, – улыбнулся Аскольд.

– Теперь вспомнила.

Я хотела еще что-то сказать, но Аскольд поцеловал меня в губы. Я прикрыла глаза, и тут нахлынули воспоминания. Последний раз мы были близки с Матвеем перед злосчастным рейсом на Мальдивы. Мы занялись любовью незадолго до того, как ехать в аэропорт. После хорошей порции секса Матвей пошел принимать душ, а я дотянулась до тумбочки и достала свидетельство о регистрации нашего брака. Боже, какая же я тогда была счастливая… Ведь совсем недавно все еще было так хрупко. Матвей для меня стал целым миром, и я не задумываясь готова была преподнести ему свою жизнь в подарок.

Сейчас я ненавидела себя за то, что даже в такой момент думаю о Матвее. Ну когда же наконец я перестану о нем вспоминать и ЭТО пройдет? Ведь говорят же, что мы сами растим свою любовь и сами ее убиваем. Как же я хочу убить это чувство… Пусть оно пройдет, утихнут страдания и замолчит память. Когда я увидела Матвея, первый вопрос, который пришел мне в голову: «Стоило ли мне так убиваться?» Это правда, что от любви до ненависти один шаг. Матвей так и не оценил мои страдания и так хладнокровно растоптал мою любовь. В отношениях всегда один любит, а другой просто позволяет себя любить. Я посвятила свою жизнь Матвею, а моя слепая любовь так и не позволила мне понять, какой же он на самом деле. Я видела все в розовом цвете, закрывала глаза на все его недостатки. Все, что произошло со мной после крушения самолета, позволило мне по-другому оценить собственную жизнь. Я поняла главное: ЕСЛИ НЕ ПРЕДАЕМ МЫ, ТО ПРЕДАЮТ НАС.

– О чем ты думаешь? – отвлек меня Аскольд.

– О том, что я наконец-то тебя вспоминаю.

– Я старался делать все, чтобы ты меня не забыла. Я скучал по тебе. Ты всегда умела устроить настоящий пожар в постели.

– Аскольд, а ведь я обязана тебе своей жизнью. Если бы не ты…

– Ты ничем мне не обязана. Я хочу, чтобы ты жила со мной, потому что любишь меня, а не из благодарности.


Утром я проснулась на плече Аскольда и подумала о том, что в моей новой жизни все не так плохо, только очень уж жаль той доверчивой и ослепленной любовью Анны. Увидев, что Аскольд просыпается, я поцеловала его и подумала: «Только бы не утонуть в любви, заботе и нежности».

Нет, добрая, милая, услужливая и преданная Анна осталась в прошлом. Анна погибла в страшной катастрофе. Теперь родилась Яна. Судя по рассказам Аскольда, Яна была очень неординарной женщиной. Скорее всего именно поэтому она так сильно и зацепила своего мужа. Она была слишком непредсказуемой и своевольной, свободной и независимой как внутренне, так и внешне. Яна умела выделиться из толпы и держать мужчин в напряжении. Она контролировала свои чувства и заставляла окружающих считаться с ней. Она чувствовала вкус и аромат жизни. Аскольд признался, что при знакомстве с будущей женой просто потерял голову от ее взгляда. Она умела оцарапать сердце мужчины. Вот у кого нужно учиться общению с противоположным полом. Яна расставила на Аскольда свои силки, и он тут же в них попал. Она обставила все так, что ему было мало одной постели, и он тут же подыскал для красавицы местечко в своем сердце, а она заняла в нем главные позиции.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное