Далия Трускиновская.

Маршрут Оккама

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

   В принципе, владелец новости обычно сам заботится, чтобы она угодила сперва в агентство новостей, а потом в средства массовой информации. Но бывают и другие пути. Иногда сотрудник агентства полгода сидит в засаде, пока до некого события не останется буквально пять минут. А тогда он, удостоверившись, что ошибки не будет, и дает сверхценную информацию, которая начинается с прекрасного слова «завтра».
   Чтобы сесть в засаду, нужно внимательно читать документы. Витька этого еще не умеет, но научится. Когда сотрудник агентства новостей получает распечатку доклада, или прений в городской думе, или я уж не знаю что, он внимательно отслеживает формулировочки типа: «срок сдачи в эксплуатацию – такое-то число», «предполагаемый срок визита – такое-то число», и так далее. Остается только сделать пометку в своем календаре и ждать, пока новость созреет.
   Собственно, на проект «Янус» Витька напоролся как раз в поисках грядущих новостей, прочесывая в думе знакомые кабинеты и собирая ксерокопии всяких протоколов. Новостнику, чтобы не приставал, дают это добро со стола не глядя и сразу выпроваживают за дверь. И Витьку злило вовсе не то, что налогоплательщикам на шею повесят очередную авантюру. Он просто пытался у меня выяснить: годится вся эта ахинея для агентства новостей, или ее можно сразу кидать в мусорник?
   Похоже, Витьке нечаянно вместе с постановлением о переносе трех трамвайных остановок дали материалы какого-то секретного обсуждения. В таком случае умнее всего – их уничтожить.
   Я сказал, что еще ничего не решено, проект в стадии рассмотрения, и если Витька преждевременно вылезет с новостью – не пришлось бы ему расхлебывать эту инициативу… Тем более – не исключено, что владелец бумажек ищет их сейчас, матерясь, по всей думе. И очень болезненно отреагирует на такую рекламу.
   Судя по тому, что ни одна занюханная газетенка ни словом о сути проекта не обмолвилась, с проектом работали люди умные и осторожные. Тот, кто догадался, – помалкивал. Даже мерлинизация менсонизма – и та нигде не засветилась.
   Витька только второй год работал в агентстве новостей. А я в нем уже лет десять как не работал. У меня свое маленькое дельце, которое неплохо кормит. И великовозрастное дитя, не видя во мне конкурента, все время прибегало за консультациями. То есть, какое он мне дитя? Он мне – нашему плетню двоюродный забор. Он – сын мужа моей троюродной сестры от первого брака.
   А я ему – дядька Юст. Ничего не поделаешь – впрягся, так вези.
   Иногда он прислушивался к моим советам. То есть, он регулярно прибегал требовать советов, а некоторое время спустя я узнавал, что один из десяти он принял к сведению.
   О том, как поступить с информацией о проекте «Янус», я советов не давал – как-то так вышло, что я успел только объяснить смысл этой научно-финансовой авантюры. А ведь там были конкретные даты! Там было сказано, что совещания рабочей группы намечено проводить раз в месяц, и в столбик напечатан весь ее состав.
   Витька появился недели три спустя – несколько озадаченный.
Он, оказывается, вел беседы с разными людьми, задавая в финале один вопрос: что бы ты сделал, если бы у нас построили машину времени? Собеседники все, как один, сперва хлопали крыльями и кудахтали, поминая всуе Эйнштейна, а потом выдвигали блистательные коммерческие идеи: если бы машина принадлежала мне, я бы вывез сюда то-то и то-то… Витька не поленился и составил список, в который входили трактаты Леонардо да Винчи, сокровища дворцов Лиссабона (все равно ведь погибли бы в восемнадцатом веке от землетрясения), необработанные африканские алмазы (автор идеи что-то такое читал, будто ресурсы кимберлитовых трубок планеты на исходе), коллекционный китайский фарфор и живой кардинал Ришелье (этому, очевидно, хотели предложить пост председателя какой-нибудь оппозиционной партии).
   Но такова была первая очередь прожектов, связанных с машиной. Автор идеи о леонардовских трактатах был Витьке настолько близок, что мой кадет раскололся. Он даже список рабочей группы огласил. В итоге родной папа автора пригласил Витьку для беседы. Сперва он тоже возмущался научной безграмотностью думцев, а потом полюбопытствовал – нет ли в документах указания, где именно хотят строить все эти блоки, залы и бункера. Вряд ли посреди столиц и даже крупных городов – по прикидкам авторов, машина займет площадь в несколько гектаров плюс еще зона отчуждения. То есть, это будет окраина. Но хорошо расположенная окраина – чтобы уже имелись для начала хоть какие-то коммуникации.
   Умный папа предположил даже, что это может быть какая-то из наших окраин (неспроста же документ объявился в нашей городской думе!) и выдвинул версию. Есть у нас в десяти километрах от городской черты озеро, которое окружено садово-огородными участками. Многие из них заброшены и пришли в упадок, некоторые еще обрабатываются и дают урожаи, но их все меньше, потому что в полуразрушенных домиках поселились бомжи и проводят свою бомжовую экспансию. В общем, солидный человек там строиться не станет – разве что с полсотни солидных людей разом. И прекрасное место пропадает зря!
   Нечетко представляя себе роль сотрудника агентства новостей, папа настоятельно советовал Витьке пропихнуть озерную идею в городской думе, и даже намекал, что в долгу не останется.
   – Вся эта земля десять лет назад была приватизирована, – объяснил я. – Просто люди на нее рукой махнули – ведь она не имеет рыночной стоимости. Кому она нужна??? А теперь, когда окончательно провозгласили собственность на землю, но пакет сопутствующих документов составить все никак не соберутся, возможны всякие махинации. И папа твоего друга может потихоньку приобрести ее на подставных лиц. Зато потом он уже уступит ее представителям фонда Красти по СВОЕЙ цене. Или, если побоится продавать российскую землю иностранцам, сдаст ее в аренду на девяносто девять лет. Вот видишь? Уже начинается!
   – Дядька, ты думаешь, они действительно возьмутся за «Янус»?
   – Не могут не взяться! Витя, он нужен всем! И ты не забывай – кто-то умный догадался заглянуть в книжку и предположил, что «Янус» – внучатный племянник «Ловондатра», но доказать это, имея только пятерку по физике в школьном аттестате, совершенно невозможно. И думе сейчас выгоднее всего НЕ ЗНАТЬ, что это за прект такой. Достаточно, что в него вкладываются американские баксы. Первая ранняя пташка уже проснулась. И первая польза налицо – люди получат за совершенно бесполезную землю хоть какие-то деньги.
   – Гроши!
   – Лучше маленькая рыбка, чем большой таракан.
   Витька долго возмущался умным папой, который нашел еще один способ нажиться, но это уже было скучно. Да и не он лично нашел – всюду так делается.
   Что в агентстве новостей плохо – за деревьями леса не видишь. Прокукарекал – а там хоть солнце не вставай. В юности это еще полбеды, но как только начинаешь искать связи между событиями, лучше поменять работу. Когда Витька уже научился прослеживать зависимость между постановлением о новых формах отчетности благотворительных организаций и ростом детской преступности в деревне Красные Галоши, новости как таковые утратили для него смысл. Он ощутил себя котом, который уже не хочет гоняться за конфетными бумажками, а требует конкретного куска мяса.
   Но к тому времени строительство комплекса уже шло полным ходом. Кстати, как раз у озера. А умный папа вошел в правление полугосударственного банка, который был реорганизован как раз для обеспечения проекта. Возглавила же его совершенно непонятная женщина – я не женофоб, но в этом возрасте у них, у баб, одни мужики на уме, и поди знай – она всего лишь зиц-председатель, или входит в команду по прокрутке крастовских зелененьких.
   В городе появились люди Красти и привезли того самого Дусика. Я был на пресс-конференции, где речь шла о научных теориях и экспериментах. Электромагнитное излучение поминалось вскользь, зато бритниспирсации, земфиризации и киркоризмы имелись в избытке. Дусик оказался совершенно лысым плотненьким мужичком с рыжими, прошитыми сединой усами. Он восторженно на всех таращился и не мог сказать ничего вразумительного – даже термины от волнения плохо выговаривал.
   По агентурным данным, этого изобретателя, чтобы не путался в ногах, поселили в номере-люкс, приставили к нему секретаршу с телохранителем и распорядились протрезвлять раз в две недели, не чаще. Потом его увезли, через несколько месяцев опять привезли – якобы для показа отрытого под строительство котлована, опять поили до поросячьего визга позволяли встречаться с общественностью только с том состоянии, когда человек не то что своего имени – своего пола уже не помнит.
   В тот день, когда старый дурак Джереми Красти с опозданием на два с половиной года получил результаты независимой экспертизы, Витька и Маша сходили в церковь и разузнали о венчании. То есть, точно я не знаю, но по закону подлости иначе и быть не могло.
   Маша собралась венчаться тайком, потому что ее умный папа – ну да, тот самый! – полагал, будто сотрудник агентства новостей, да еще собравшийся покидать это милое место, богатой наследнице не пара. О том, что благодаря дочкиной дружбе с Витькой он вовремя оказался в курсе и успел схапать свой кусок белого хлеба с красной икрой, он, разумеется, забыл.
   Красти принял экспертов в обстановке особой секретности. Откуда я про это знаю? Иначе быть не могло – речь шла об очень больших деньгах. И ученые то ли из Колумбии, то ли из Уганды, недавно совершившие некий прорыв в области электромагнитного излучения, довольно долго провозившись с документацией по проекту «Янус», преподнесли ему несколько ошибок, смысла которых он, конечно, не понял. Ему и незачем было понимать, ему хватало листка распечатки с лаконичным выводом: строительство бессмысленно, деньги пропали. Ну, не все, но определенная их часть – уж точно!
   Информация о том, что резко поумневший Красти вполне способен перекрыть кислород проекту «Янус», попала к тем, кто у нас в городе заварил эту кашу. Как попала – могу только догадываться. Очевидно, эти господа уже держали на окладе кого-то из служащих фонда.
   И тут-то начинается подлинная и неподдельная история «маршрута Оккама», которую пока знают немногие, но скоро она, пожалуй, вылезет на свет Божий.
 //-- * * * --// 
   Витька заявился ко мне около полуночи. Это был уже не вопящий мальчишка, которому я наливал большую чашку чая и выдавал полкило печенья с изюмом. Это был двадцатипятилетний мужчина, и все необходимое для мужского застолья он приносил с собой.
   – Послушай, дядька Юст, мне нужны твои книги.
   – Все сразу?
   – Нет, только вон те две полки.
   А полки у меня самодельные, во всю стенку.
   Я посмотрел на корешки и очень удивился. Все то же самое можно было найти в Сетях, а не перелистывать странички.
   – В Сетях нет самого главного. Да и вообще там ничего нет!
   – А что тебе нужно?
   – Что мне нужно? Хороший вопрос…
   – Тебе нужны именно вурдалаки, вампиры, оборотни? Нет? Летающие тарелочки? Полтергейсты? Пришельцы? Тайны пирамид? Нет? Атлантида, лемуры, континент Му?
   Мое маленькое дельце, которое неплохо кормит, – это издательство с особой специализацией. Именно я предлагаю сборники статей о снежных людях, летающих крокодилах, переселении душ, привидениях. Составлять их несложно – я берусь, не сходя с рабочего места, нагрести на полках книг с журналами и в течение часа подготовить скелет книги в двадцать авторских на любую идиотскую тему. Я прочитал уже столько этой псевдонаучной белиберды, что могу импровизировать в том же духе от забора до обеда. Книги пользутся таким спросом, что я за пять лет смог купить себе двухкомнатную квартиру в солидном старом доме (маленькая комната – спальня, большая – кабинет, больше мне одному и не нужно, но только маленькая площадью в восемнадцать метров, а большая – в тридцать семь…), затем подарил однокомнатную квартирку внучке к свадьбе, выкупил здание, где сперва арендовал три закутка для редакции, поменял «москвич» на «субару» и приобрел много всяких ненужных вещей.
   Витька отказался от атлантов и вурдалаков. Странно было бы, если бы он за ними явился. Он понемногу становился собственным антиподом. Я видел все изменения и лишь задумчиво хмыкал. Витька уже не вопил от негодования, он стригся в лучшем салоне, его новый костюм вызвал во мне что-то вроде комплекса неполноценности, я же зарабатывал куда больше, но у меня не было ни времени, ни желания ездить по бутикам и примерять все эти шедевры.
   – Так чего тебе нужно?
   – Таинственные исчезновения.
   – Людей? Самолетов? Пароходов? Домов? Озер и рек?
   – Всего.
   Витька был не в духе. Я уж забеспокоился – не разругался ли он с Машей.
   – Нет, дядька, с Машей все о-кей.
   – Из тебя информацию, как гнилой зуб клещами, вытаскивать?
   – Дядька, дело очень важное. Я два дня не вылезал из Сетей. Я перепробовал кучу ключевых слов и все равно не нашел того, что мне надо. Я пересмотрел штук триста сетевых журналов. По-моему, они просто пережевывают одну и ту же жвачку!
   Витька, возмущаясь, вроде начал оживать.
   – Дядька, я же видел у тебя эти книги! Куча полезного материала до сих пор не набита, а в Сетях болтается всякая ересь!
   Он взял с полки книгу – как оказалось, вовсе не наугад. Раскрыл, прочитал вслух название главы:
   – «Путешественники во времени»! Автор – Караваев! Ты думаешь, мне в Сетях попался хоть один Караваев? Человек книги пишет – а в Паутине его нет!
   – Погоди, сядь и подумай о вечном, – проникновенно попросил я. – Мне для тебя ни книг, ни журналов, ни вырезок и ни ксерокопий не жалко. Ты только объясни наконец, что стряслось! Зачем тебе какие-то выдуманные путешествия во времени, если у вас там скоро будет своя действующая машина?
   «У вас» – это был не риторический оборот. Просто умный Машин папа, скупив садово-огородные участки у озера, часть земли продал, часть благоразумно оставил за собой на каких-то невыгодных для себя условиях, но зато он был в курсе всех строительных новостей. Он устраивал заказы дружественным стройфирмам, и с одного этого мог бы жить припеваючи. О том, как раздувались предназначенные для фонда Красти счета, я мог только догадываться, и то – догадываться как человек умеренный, не как оголтелый от безнаказанности бизнесмен местного разлива. То есть, человек всерьез связал свою судьбу с проектом «Янус» и активно помогал прокручивать крастовские денежки.
   – Ни хрена у нас не будет.
   Витька рассказал о результатах экспертизы.
   Прежний Витька скакал бы козлом и верещал от восторга. Победа научной справедливости осчастливила бы его надолго. Теперешний был угрюм. Теперешний понимал, что произойдет, если проект «Янус» будет в ближайшие месяцы развенчан. Сколько-то времени удастся сопротивляться, сталкивая лбами угандийский ученых и протрезвевшего Дусика, но Джереми Красти потребует реальных результатов. Ведь по бумагам, лежащим на столе у Красти, первая очередь многослойной установки уже смонтирована и пробные пуски намечены на самое ближайшее время.
   Если бы речь шла о проверке эффективности мерлинизации менсонизма, наши жулики так и сидели бы в растерянности. Собственно, они и по сей день не верили, что необъятная железная сфера способна извлекать из прошлых веков всякую ерунду. Но это им, по крайней мере, было понятно!
   Вот они и подумали: самый действенный аргумент против угандийцев и за продолжение возни с проектом – что-то этакое, добытое методом тыка в глуби веков. Другой вопрос – что закуплена примерно пятая часть необходимого по смете оборудования, но это совершенно нормально – из шести бункеров тоже ведь только два кое-как построены, а прочие затерялись в бумагах.
   – Еще удивительно, что они продержались до монтажа оборудования, – заметил я, имея в виду высшее строительное начальство; по моему прогнозу, оно могло ограничиться и котлованом. – А теперь послушайся доброго совета – устраняйся от этого безнадежного дела. Помяни мое слово – в верхах грядут перетасовки, командные посты вот-вот займут другие люди, а те, кто успел навариться, исчезнут и вынырнут где-нибудь в Австралии и под другими именами.
   – У Машкиной родни тут вся недвижимость.
   – Плохо дело.
   – Дядька, мы все придумали! Деньги есть! Нужно только знать места!
   – Какие места?
   – Откуда я знаю – какие! – он принялся листать книгу. – Вот!
   И, то зачитывая куски, то пересказывая сюжет своими словами, он преподнес мне историю о том, как в вагоне английской электрички вдруг появился английский же кучер из восемнадцатого века. Потом, правда, исчез, оставив потомкам бич и треуголку.
   – Люди всегда путешествовали во времени! – проповедовал он. – Ты же знаешь – одни появлялись ниоткуда, вроде кучера, другие на ровном месте исчезали! А это они проваливались в прошлое! Или выскакивали из прошлого! Или из будущего.
   – Ну и при чем тут мои книги?
   План Машиного папы и его высокопоставленных друзей (подсказанный, как я понял, опять же Витькой) был очаровательно прост: найти такое место на планете, где можно провалиться, скажем, в пятнадцатый век, привезти оттуда сувенирчики и придержать их до той поры, когда будут объявлены первые секретные экспериментальные пуски установки. Пьяный Дусик охотно подпишет любые бумаги о своем присутствии при эксперименте, сотрудников фонда, командированных для присмотра за проектом, тоже можно ублаготворить. А потом предъявить добычу лично Джереми Красти, отложив таким образом финансовый скандал на полгода, а то и больше.
   – А вам не приходило в голову, что три четверти данной продукции – беспардонное вранье? – я провел рукой вдоль полок. Это было глубоко эшелонированное утверждение – кто, как не я, поставлял на рынок кучи псевдонаучных врак?
   – Приходило. Но ведь кто-то же появлялся ниоткуда! Дядька, у нас есть деньги. Хочешь – буду по стольнику в час платить? Ты же знаешь, где тут у тебя что! Собери информацию до кучи!
   – Тебя прислали ко мне парламентером?
   – Ну…
   Плохи были дела умного папы, если он призвал на помощь нежелательного жениха. И очень плохи – если спасения ждали от безумцев. На безумцах можно делать кое-какие деньги – и не более того. Если каждого, кто клянется, будто побывал в гостях на летающей тарелке, принимать всерьез и при помощи калькулятора сосчитать инопланетян, детально описанных этими деятелями, то получится население Китая, не меньше. Но публиковать их жуткие воспоминания об этих визитах – дело доходное.
   – Ладно, – сказал я. – Допустим, завтра я даю тебе координаты десяти таких мест. Одно могу назвать сразу – Франция, Версаль. Допустим, вы организуете экспедицию, это несложно, были бы деньги. Допустим, она успешно растает в воздухе, дойдя до нужной точки. Но как вы собираетесь возвращать ее обратно? Привязать к ней веревочку?
   – Где вошла – там и выйдет, – не очень уверенно возразил Витька.
   – Шиш тебе, сынок. Если бы те, кто проваливался в прошлые века, на том бы самом месте оттуда и вылезали, то откуда у места взялась бы плохая слава? И вообще путешествия во времени для нас были бы нормой жизни.
   До него дошло.
   – Так что же делать?! – яростно спросил он, и я на секундочку признал в нем прежнего Витьку. Только тот не понимал, как избавить человечество от жульнического проекта, а этот не понимал, как жульнический проект спасти.
   – Оставить все как есть. Рано или поздно это должно было случиться. Не тратьте силы, куме, опускайтеся на дно.
   – Ч-ч-ч-черт! Что же я Машке скажу?!?
   Вот это был аргумент!
   В общем, я обещал ему изучить ситуацию. Кто их, безумцев, ведает – может, один из них действительно что-то такое видел и понял?
   Вообще-то я не дурак. Делаю, конечно, кое-какие глупости, но в меру. Слушая Витьку, я не оценил до конца той опасности, которая угрожала участникам проекта. Ведь сейчас, когда стало известно о скверных результатах экспертизы, мнения наших местных главарей должны были резко разойтись. Одни собирались морочить голову Джереми Красти до тех пор, пока это только будет возможно, а потом скрыться в неизвестном направлении. Время, которое удалось бы выгадать, они употребили бы на организацию бегства – перевод денег на всякие хитрые счета, пластические операции и прочие общеизвестные штуки. Другие же собирались поднять лапки кверху, покаяться, объявить себя банкротами, добиться, чтобы долг скостили до разумной суммы, и понемногу все это дело замять. Подставляться под розыск Интерпола они решительно не желали. Они здраво рассудили – шум и треск будет первые года полтора, через десять лет о проекте «Янус» вспомнят разве что безумцы, которые снабжают меня материалами. И опять же, если вовремя подсуетиться, немалую часть наворованных денег можно спасти.
   Если бы я подумал на пять минут больше, я бы представил себе это противостояние и в трех словах растолковал его Витьке. И он бы понял, что партия сопротивленцев и партия «лапки кверху», скорее всего, уже образовались, причем без всяких учредительных конгрессов. Более того – еще не успев возникнуть, они принялись друг за другом шпионить. Ибо в тяжкий день расплаты очень хорошо в зачет финансовых грехов выдать фонду Красти с головой бывшего союзника.
   К чему я веду? Да к тому, что за Витькой уже следили. Он у нас мальчик видный, под два метра, да еще возможный зять одного из крупных деятелей проекта. Когда начались поиски выхода, партия «лапки кверху» сразу узнала, что у сопротивленцев возник план. А пригласить частного детектива этим господам вполне по карману. Вот им и стало известно, что Витька, который явно участвовал в разработке плана, отправился к старому своему приятелю-издателю, у которого уже год как не показывался.
   И как после этого не нанять хакера? Не залезть в компьютер к старому дураку дядьке Юсту? Не вытащить подготовленный им файл о загадочных местечках с соответствующими комментариями?
   Все это и было проделано буквально на той же неделе.
   И вот теперь, изложив преамбулу этой истории, я могу перейти к рассказу о Караваеве.
   Его не было в Сетях по уважительной причине – я его выдумал. И выдумал не так давно. Книга, автором которой числился Караваев, встала на мою полку недели две назад. Тираж уже был отшлепан, вывезен из типографии и ждал своего оптовика. То есть, я хотел малость поторговаться насчет отпускной цены. Я дал начальнику отдела реализации инструкции – а он уже лавировал, крутил пируэты, грозился и плакал в жилетку, – словом, делал все то, за что я ему плачу зарплату.
   Но вообще-то человек, который писал о путешествиях во времени, на свете был. Просто я переписывал на свой лад его корявые статьи, так что он и сам бы их в моем изложении не признал. Статьи у меня валялись в виде ксерокопий десятилетней давности. Фамилия, которой они были подписаны, большого доверия не внушала. Не может человек быть Грядущим, это псевдоним.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное