Лев Толстой.

Путь жизни

(страница 6 из 33)

скачать книгу бесплатно

   Один раз один из этих духов сказал другому: «Человек этот свят, и, странное дело, он не знает этого. Мало на свете таких людей. Давайте спросим его, чем мы можем служить ему и какими дарами он хочет, чтобы мы одарили его». – «Хорошо», – сказали все другие духи. И вот один из духов неслышно и невидимо, но явственно, понятно сказал доброму человеку: «Мы видим твою жизнь и святость и хотели бы знать, чем мы можем одарить тебя? Скажи, чего ты желаешь? То ли, чтобы ты мог облегчить бедность, нужду всем, кого видишь, о ком жалеешь? Мы это можем сделать. Или хочешь, мы дадим тебе такую силу, что ты будешь избавлять людей от болезней и страданий, так, чтобы те, кого ты пожалеешь, не будут умирать прежде времени? И это в нашей власти. Или ты желаешь того, чтобы все люди на свете – мужчины, женщины, дети любили тебя? Мы можем и это сделать. Скажи, чего ты желаешь?»
   И святой сказал: «Ничего из этого не желаю, потому что Господу Богу подобает избавлять людей от того, что Он посылает им: от нужды и страданий, от болезней и от преждевременной смерти. Любви же от людей я боюсь. Боюсь, как бы любовь людская не соблазнила меня, не помешала мне в одном главном моем деле, в том, чтобы увеличить в себе любовь к Богу и к людям».
   И все духи сказали: «Да, этот человек свят истинной святостью и истинно любит Бога».
   Любовь дает, но ничего не желает.


   Жизнь человеческая была бы неперестающим благом, если бы суеверия, соблазны и грехи людей не лишали их этого возможного и доступного им блага. Грех – это потворство телесным похотям; соблазны – это ложное представление человека о своем отношении к миру; суеверия – это принятое на веру ложное учение.
 //-- 1. ИСТИННАЯ ЖИЗНЬ – НЕ В ТЕЛЕ, А В ДУХЕ --// 
   1
   Грехом в пахоте называется то, когда пахарь не удержал плуг, и он выскочил из борозды и не захватил того, что должно.
   То же и в жизни. Грех это то, когда человек не удержал тела, – оно сорвалось с пути и сделало не то, что должно.
   2
   В молодости люди, не зная истинной цели жизни – единения любовью, ставят себе целью жизни удовлетворение похотей тела. Хорошо бы было, если бы это заблуждение оставалось только заблуждением ума; но дело в том, что удовлетворение похотей тела загрязняет душу, так что человек, загрязнивший похотливой жизнью свою душу, уже теряет способность находить свое благо в любви. Это подобно тому, что бы сделал человек, который для того, чтобы добыть чистую воду для питья, опоганил бы тот сосуд, которым ему придется черпать эту воду.
   3
   Ты хочешь доставить как можно большее удовольствие твоему телу. Но долго ли будет жить твое тело? Заботиться о благе тела – это все равно, что строить себе дом на льду. Какая радость может быть в такой жизни, какое спокойствие? Не опасаешься ли ты постоянно, что рано или поздно лед растает, рано или поздно придется тебе оставить смертное твое тело.
   Перенеси же дом твой на твердую почву – работай над тем, что не умирает: улучшай свою душу, освобождайся от грехов, соблазнов и суеверий.
В этом благо.
   По Гр. Сковороде
   4
   Ребенок еще не чует в себе душу, и потому с ним не бывает того, что бывает со взрослым человеком, когда в нем в одно и то же время говорят два несогласных голоса. Один говорит: съешь сам, а другой: отдай тому, кто просит. Один говорит: отплати, а другой говорит: прости. Один говорит: верь тому, что говорят, а другой говорит: сам подумай.
   И чем старше становится человек, тем все чаще слышит он эти два несогласных голоса: один – голос тела, а другой – голос духа. И хорошо будет тому человеку, который приучит себя слушаться голоса души, а не голоса тела.
   5
   Одни люди полагают жизнь в чревоугодии, другие – в половой похоти, третьи – во власти, четвертые – в славе людской, и на все это тратят свои силы, а нужно всегда и всем людям только одно: растить душу. Только одно это дает людям то истинное благо, такое благо, какого никто отнять не может.
   6
   Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне.
   Мф. VI, 24
   7
   Нельзя заботиться зараз и о душе своей и о мирских благах. Если хочешь мирских благ, – откажись от души; если хочешь уберечь свою душу, – отрекись от мирских благ. Иначе будешь только раздергиваться и не получишь ни того, ни другого.
   8
   Люди хотят добиться свободы тем, чтобы оградить себя, свое тело, от всего того, что может связать тело и помешать ему делать все, что ему захочется. В этом большая ошибка. То самое, чем люди ограждают свое тело от всяких стеснений: богатство, высокое положение, добрая слава, это самое не дает желаемой свободы, а, напротив, только больше связывает. Для того, чтобы добиться большей свободы, люди из своих грехов, соблазнов и суеверий строят себе тюрьму и садятся в нее.
   9
   Дело нашей жизни на этом свете двойное. Одно – возрастить в себе свою душу, и другое – устанавливать Царство Божие на земле. Делаем мы и то и другое одним и тем же: тем, что освобождаем в себе тот божественный свет, который заложен нам в душу.
   10
   Истинный путь прямой и свободный, и не споткнешься, если идешь по нем. Как только почувствуешь, что ноги путаются в заботах земной жизни, знай, что ты сбился с истинного пути.
 //-- 2. ЧТО ТАКОЕ ГРЕХИ --// 
   1
   По учению буддистов, есть пять главных заповедей. Первая: не убивай умышленно никакое живое существо. Вторая: не присваивай себе то, что другой человек считает своей собственностью. Третья: будь целомудрен. Четвертая: не говори неправды. Пятая: не одурманивай себя ни пьяными напитками, ни куреньями. И потому грехами у буддистов считаются: убийство, воровство, блуд, ложь, пьянство.
   2
   По учению евангельскому, есть только две заповеди любви. Когда «законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! Какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. XXII, 35–39).
   И потому, по христианскому учению, грех все то, что несогласно с этими двумя заповедями.
   3
   Люди наказываются не за грехи, а наказываются самими грехами. И это самое тяжелое и самое верное наказание.
   Бывает, что человек обманщик, обидчик проживает жизнь и умирает в богатстве и почете, но это не значит, чтобы он ушел от наказаний за свои грехи. Наказания эти будут не где-то там, где никто не бывал и не будет, а наказания эти здесь. Здесь уже человек этот наказан тем, что с каждым новым грехом он все больше и больше отдаляется от истинного блага – любви и становится все меньше и меньше радостным. Все равно как пьяница, будет ли он или не будет наказан за свое пьянство от людей, он уже всегда наверное наказан, кроме головной боли и похмелья, уже тем, что чем чаще он напивается, тем телу и душе его становится все хуже и хуже.
   4
   Если люди думают, что можно в этой жизни освободиться от грехов, то они очень ошибаются. Человек может быть более или менее грешен, но никогда не может быть безгрешен. Не может живой человек быть безгрешен потому, что в освобождении от грехов вся жизнь человеческая, и только в этом освобождении и истинное благо жизни.
 //-- 3. СОБЛАЗНЫ И СУЕВЕРИЯ --// 
   1
   Дело человека в этой жизни в том, чтобы исполнять волю Бога. Воля Бога в том, чтобы человек увеличивал в себе любовь и проявлял ее в мире. Что же может делать человек для того, чтобы проявлять в себе любовь? Одно: устранять все то, что мешает ее проявлению. Что же мешает этому? Грехи мешают проявлению любви.
   Так что делать человеку для исполнения воли Бога нужно одно: освобождаться от грехов.
   2
   Грешить дело человеческое, оправдывать грехи – дело дьявольское.
   3
   Пока у человека нет разума, он живет как животное, и хорошо ли, дурно ли ему, он не виноват в этом. Но приходит время, когда человек может рассуждать, что ему должно и чего не должно делать. И вот тут-то человек часто, вместо того чтобы понять, что разум ему дан для того, чтобы познавать то, что должно, и то, чего не должно делать, употребляет свой разум на то, чтобы оправдать то дурное, что ему приятно и что он привык делать.
   Вот это-то и приводит людей к тем соблазнам и суевериям, от которых более всего страдает мир.
   4
   Плохо, если человек думает, что в нем нет грехов и ему незачем работать над собой. Но так же плохо, когда человек думает, что он родился весь в грехах и в грехах умрет, и что поэтому ему и незачем над собой работать. Оба заблуждения одинаково губительны.
   5
   Плохо, когда человек, живя среди грешных людей, не видит ни своих грехов, ни грехов других людей, но еще хуже положение такого человека, когда он видит грехи тех людей, среди которых живет, но не видит только своих.
   6
   В первое время жизни человека растет в нем одно тело, и человек считает собою только свое тело. Даже и тогда, когда в человеке пробуждается сознание своей души, он все-таки исполняет желания тела, противные желанию души, и этим делает себе вред, ошибается, грешит. Но чем дольше живет человек, тем громче и громче говорит голос души, и все дальше и дальше расходятся желания тела и желания души. И приходит время, когда тело стареется, слабеет, все меньшего и меньшего требует, духовное же «я» все больше и больше растет. И тогда-то люди, привыкшие служить своему телу, чтобы не отречься от прошедшей жизни, придумывают соблазны и суеверия, которые дают им возможность жить в грехах. Но как бы ни старались люди защитить тело от духовного «я», духовное «я» всегда побеждает, хотя бы в последние минуты жизни.
   7
   Всякая ошибка, всякий грех, когда ты в первый раз его сделал, связывает тебя. Но когда только что сделал его, он связывает тебя легко, как паутина. Если же повторишь тот же грех, паутина становится ниткой, потом бечевкой. Если еще и еще повторяешь тот же грех, он затягивает тебя сначала веревкой, а потом еще и еще.
   Сначала грех в твоей душе чужой, потом гость. Когда ты привык к этому греху, он уже в твоей душе, как хозяин в доме.
   8
   Такое состояние души, при котором человек не сознает того зла, которое делает, бывает у человека тогда, когда он или не желает проверять разумом свое поведение, или, еще хуже, употребляет свой разум на оправдание своих поступков, когда он подпал соблазнам и связанным с ними суевериям.
   9
   Кто согрешит в первый раз, тот всегда чувствует свою виноватость; тот же, кто много раз повторяет тот же грех, – в особенности когда люди вокруг него находятся в том же грехе, – тот впадает в соблазн и перестает чувствовать свой грех.
   10
   Молодые люди, начинающие жить, выходят на новые, незнакомые им пути и находят направо и налево незнакомые дорожки, – гладкие, заманчивые, веселые. Стоит только пойти по ним – и покажется сначала так весело и хорошо идти по ним, что зайдешь по ним так далеко, что когда и захочешь вернуться с них на старую, коренную дорогу, уже и не знаешь, как вернуться, и идешь все дальше и дальше и заходишь в погибель.
   11
   Когда человек сделал грех и понял, что он согрешил, ему две дороги: одна та, чтобы признать грех и думать о том, как бы не повторять его, другая та, чтобы, не веря своей совести, справиться о том, как люди смотрят на тот грех, который он сделал, и если люди не осуждают, продолжать грешить, не сознавая своих грехов.
   «Все так, отчего же мне не делать того же, что и люди».
   Как только человек пошел по этой второй накатанной дорожке, он и не заметит, как укатится далеко от доброй жизни.
   12
   Соблазны и суеверия со всех сторон окружают человека. Идти в жизни среди этих опасностей все равно, как идти по болоту, постоянно погрязая и постоянно выбираясь.
   13
   «Соблазнам должно прийти в мир», – сказал Христос. Я думаю, что смысл этого воззрения тот, что знания истины недостаточно для того, чтобы отвратить людей от зла и привлечь к добру. Для того, чтобы большинство людей узнало истину, им необходимо, благодаря грехам, соблазнам и суевериям, быть доведенными до последней степени заблуждения и вытекающего из заблуждения страдания.
   14
   От тела – грехи, от мнения людей – соблазны, от недоверия к своему разуму – суеверия.
   15
   Чисто обутый человек осторожно обходит грязь, но раз оступился, запачкал обувь, он уже меньше остерегается, а когда видит, что обувь вся испачкана, уже смело шлепает по грязи, пачкаясь все больше и больше.
   Так и человек смолоду, пока он еще чист от дурных и развратных дел, бережется и сторонится от всего дурного, но стоит раз-другой ошибиться, и он думает: берегись, не берегись, все то же будет, и пускается во все пороки. Не делай так. Запачкался – вытирайся, и будь еще осторожнее; согрешишь – кайся, и еще больше берегись греха.
   16
   Грехи телесные ослабевают с годами, но не ослабевают, а, напротив, усиливаются с годами соблазны и суеверия.
 //-- 4. ГЛАВНОЕ ДЕЛО ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА В ОСВОБОЖДЕНИИ СЕБЯ – ОТ ГРЕХОВ, СОБЛАЗНОВ И СУЕВЕРИЙ --// 
   1
   Человек радуется, когда тело его освобождается из плена или тюрьмы. Как же не радоваться человеку, когда он освобождается от грехов, соблазнов и суеверий, которые держали в плену его душу?
   2
   Представить себе, что люди живут одной животной жизнью, не борются со своими страстями, – какая бы была ужасная жизнь, какая бы была ненависть всех против всех людей, какое бы было распутство, какая жестокость! Только то, что люди знают свои слабости и страсти и борются со своими грехами, соблазнами и суевериями, делает то, что люди могут жить вместе.
   3
   Тело человека связывает тот дух, который живет в нем. Но дух пробивается через тело и все больше и больше освобождается. В этом – жизнь.
   Жизнь человека, хочет ли он этого или не хочет, ведет к все большему и большему освобождению его от грехов. Человек, понимающий это, помогает своими усилиями тому, что делается его жизнью, и жизнь такого человека легка, потому что согласна с тем, что делается с ним.
   4
   Дети еще не привыкли к грехам, и всякий грех противен им. Взрослые уже попали в соблазны и грешат и не замечают этого.
   5
   Если человек не признает своих грехов, то он, как плотно закупоренная посуда, не может принять в себя того, что освобождает от грехов. Смириться, покаяться – это значит открыть посуду, сделать себя способным к освобождению от грехов.
   6
   Каяться – значит сознавать свои грехи и готовиться к борьбе с ними, и потому хорошо каяться, пока еще в силах.
   Надо подливать масла, пока еще не погасла светильня.
   7
   Пришли две женщины к старцу за поучением. Одна считала себя великой грешницей. Она в молодости изменила мужу и не переставая мучилась. Другая же, прожив всю жизнь по закону, ни в каком особенном грехе не упрекала себя и была довольна собою.
   Старец расспросил обеих женщин об их жизни. Одна со слезами призналась ему в своем великом грехе. Она считала свой грех столь великим, что не ожидала за него прощения; другая же сказала, что не знает за собой никаких особенных грехов. Старец сказал первой:
   – Поди ты, раба божия, за ограду и найди ты мне большой камень – такой, какой поднять можешь, и принеси… А ты, – сказал он той, которая не знала за собой больших грехов, – принеси мне тоже каменьев, сколько осилишь, только все мелких.
   Женщины пошли и исполнили приказание старца. Одна принесла большой камень, другая – полный мешок мелких каменьев.
   Старец осмотрел камни и сказал:
   – Теперь вот что сделайте: снесите вы назад камни и положите на те самые места, где взяли, и когда положите, приходите ко мне.
   И женщины пошли исполнять приказание старца. Первая легко нашла то место, с которого взяла камень, и положила его, как он был; но другая никак не могла вспомнить, с какого места брала какой камень, и так, не исполнив приказания, с тем же мешком вернулась к старцу.
   – Так вот, – сказал старец, – то же бывает и с грехами. Ты легко положила большой и тяжелый камень на прежнее место, потому что помнила, откуда взяла его.
   А ты не могла, потому что не помнила, где взяла мелкие камни.
   То же и с грехами.
   Ты помнила свой грех, несла за него укоры людей и своей совести, смирялась и потому освобождалась от последствий греха.
   Ты же, – обратился старец к женщине, принесшей назад мелкие камни, – греша мелкими грехами, не помнила о них, не каялась в них, привыкла к жизни в грехах и, осуждая грехи других, все глубже и глубже завязала в своих.
   8
   Человек рожден в грехах. От тела все грехи, но дух живет в человеке и борется с телом. Вся жизнь человека это – борьба духа с телом. И хорошо тому человеку, который в борьбе этой на стороне не тела, – того тела, которое наверное будет побеждено, а на стороне духа, – того духа, который наверное победит, хотя бы в последний час жизни.
   9
   Большая ошибка думать, что от греха можно освободиться верою или прощением от людей. От греха ничем нельзя освободиться. Можно только сознавать свой грех и стараться не повторять его.
   10
   Никогда не робей перед грехом, не говори себе: я не могу не грешить, я привык, я слаб. Пока жив, всегда можешь и бороться с грехом и побороть его, не нынче, так завтра, не завтра, так послезавтра, не послезавтра, так уже наверное перед смертью. Если же вперед отказываешься от борьбы, то отказываешься от самого главного дела жизни.
   11
   Нельзя заставить себя любить. Но то, что ты не любишь, не значит то, что в тебе нет любви, а только то, что в тебе есть что-то такое, что мешает любви. Как ни переворачивай и сколько ни тряси бутылку, если в ней засела пробка, ничего не выльется, пока не вынешь пробку. То же и с любовью. Душа твоя полна любовью, но любовь эта не может проявиться, потому что грехи твои не дают ей хода. Освободи душу от того, что засоряет ее, и ты полюбишь всех и даже того, кого называл врагом и ненавидел.
   12
   Горе тому человеку, который скажет себе, что освободился от грехов.
   13
   Безгрешно то, в чем нет сознания единого с Богом и со всем живым духа. От этого безгрешно животное, растение.
   Человек же сознает в себе в одно и то же время и животное и Бога, и потому не может быть безгрешным. Мы называем безгрешными детей, это – неверно. Ребенок не безгрешен. В нем меньше грехов, чем во взрослом, но уже есть грехи тела. Также не безгрешен человек самой святой жизни. В святом меньше грехов, но грехи есть – без грехов нет жизни.
   14
   Для того, чтобы приучить себя к борьбе с грехами, полезно время от времени переставать делать то, к чему привык, для того, чтобы знать, что ты властен над телом, а не тело над тобой.
 //-- 5. ЗНАЧЕНИЕ ГРЕХОВ, СОБЛАЗНОВ И СУЕВЕРИЙ ДЛЯ ПРОЯВЛЕНИЯ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ --// 
   1
   Те люди, которые верят в то, что Бог сотворил мир, часто спрашивают: зачем же сотворил Бог людей так, что они должны грешить, не могут не грешить? Спрашивать об этом, все равно что спрашивать о том, зачем Бог сотворил матерей так, что для того, чтобы им иметь детей, им надо мучиться, рожать, выкармливать, воспитывать детей? Не проще ли было бы, если бы Бог сразу дал матерям готовых детей, без родов, без кормления, без трудов, забот и страхов? Никакая мать не спросит этого, потому что ребенок и дорог ей потому, что и в муках родов, и в кормлении, и в выращивании, и в заботах о детях была ее лучшая радость жизни.
   То же и с человеческою жизнью: грехи, соблазны и суеверия, борьба с ними и победа над ними, – в этом и смысл, и радость человеческой жизни.
   2
   Тяжело бывает человеку знать про свои грехи, но и зато большая радость чувствовать, что освобождаешься от них. Не было бы ночи, мы не радовались бы свету солнца. Не было бы греха, не знал бы человек радости праведности.
   3
   Если бы в человеке не было души, он не знал бы грехов тела, а если бы не было грехов тела, он не знал бы, что у него есть душа.
   4
   С тех пор как есть люди, разумные существа, они различали добро от зла и пользовались тем, что до них в этом различении сделали люди, – боролись со злом, искали истинный наилучший путь и медленно, но неотступно подвигались на этом пути. И всегда, заграждая этот путь, становились перед людьми различные соблазны, суеверия и ложные учения, говорившие людям, что этого не нужно делать, что не нужно ничего искать, что им и так хорошо и нужно жить, как живется.
   5
   Грехи, соблазны и суеверия – это та земля, которая должна покрывать семена любви для того, чтобы они могли взойти.


   Единое, истинное благо человека в любви. Лишается же человек этого блага, когда он, вместо того чтобы увеличивать в себе любовь, увеличивает в себе потребности тела, потакая им.
 //-- 1. ВСЕ ЛИШНЕЕ ДЛЯ ТЕЛА ВРЕДНО И ТЕЛУ И ДУШЕ --// 
   1
   Служить телу надо только тогда, когда оно требует этого. Употреблять же свой разум на то, чтобы придумывать удовольствия телу, – значит жить навыворот: не тело заставлять служить душе, а душу телу.
   2
   Чем меньше потребностей, тем счастливее жизнь, – (известная) но далеко не признанная всеми людьми старая истина.
   3
   Чем больше ты приучаешь себя к роскоши, тем больше подвергаешься рабству: потому что чем в большем ты будешь нуждаться, тем больше сократишь свою свободу. Совершенная свобода в том, чтобы вовсе ни в чем не нуждаться, а следующая за нею – нуждаться в немногом.
   Иоанн Златоуст
   4
   Есть грехи против людей и есть грехи против себя. Грехи против людей бывают оттого, что человек не уважает дух Божий в другом человеке. Грехи против себя – оттого, что человек не уважает дух Божий в самом себе.
   5
   Хочешь жить спокойно и свободно – отучай себя от того, без чего можешь обойтись.
   6
   Все, что точно нужно для тела, легко добывается. Трудно добывается только то, что не нужно.
   7
   Хорошо иметь то, чего желаешь, но еще лучше ничего не желать, кроме того, что имеешь.
   Менедем
   8
   Если ты здоров да поработал до усталости, то хлеб с водой тебе слаще покажется, чем богачу все его приправы, солома для постели мягче всяких пружинных кроватей и кафтан рабочий приятнее на теле всяких бархатных и меховых одежд.
   9
   Будешь слишком угождать телу, – ослабишь его; будешь слишком утруждать его, – тоже ослабишь. Если уж выбирать одно из двух, то лучше изнурять, чем нежить, тело, – потому лучше, что, если недоел, недоспал, переработал, тело сейчас же покажет тебе ошибку. Если же слишком изнежил тело, то оно, не сейчас, но гораздо позже, покажет тебе твою ошибку тем, что будет слабое и больное.
   10


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Поделиться ссылкой на выделенное