Михаил Тырин.

Желтая линия

(страница 5 из 32)

скачать книгу бесплатно

Потом вдруг Щербатин, шедший впереди, зацепился за что-то ногой.

– Ну и ну! – сказал он, поднимая находку. – Вот она – последняя весточка от незабвенного Дядюшки Лу, нашего доблестного капитана.

Он держал в руках Дядюшкин халат. Я машинально взглянул наверх, но там была только чернота.

– Хочешь? – спросил Щербатин.

Мне было все равно.

– Ну тогда я поношу. – Он натянул халат на себя. – Кажется, впору.

Что и говорить, странное зрелище мы представляли. Два путника в призрачном свете: один в золотом халате и с копьем, другой – понурый и поникший, со всем смирившийся.

– Щербатин. – Я остановился. – Посмотри. Этого следовало ожидать.

Впереди громоздились останки ледохода. Нашего ледохода. Естественно, что, идя без ориентиров, мы сделали круг.

– Тихо. – Щербатин вдруг насторожился. Я присел на корточки.

Здесь были люди, несколько человек. Они ползали среди светящихся растений и, видимо, собирали останки нашего кораблекрушения.

– Зря мы ушли, Щербатин, – сказал я. – Наше место уже захватили аборигены.

– Они его и так бы захватили, – ответил он и смерил меня взглядом. – С такими-то защитниками…

Нас заметили. Худые оборванные фигуры вдруг зашевелились совсем рядом, заблестели глаза. Костлявые пальцы сжимали палки или пики вроде нашей.

– Проваливайте, – сипло проговорил один незнакомец.

– Да мы… – Щербатин шагнул вперед, но едва не наткнулся грудью на пику.

– Проваливайте.

– Это наш ледоход, – клялся Щербатин. – Мы только что на нем…

– Это не ваш ледоход. Проваливайте.

Аборигены вообще не желали с нами разговаривать. Придвигаясь маленькими шажками, помахивая пиками и дубинами, они оттесняли нас от трофеев. Я мог их понять. Когда еды на всех мало, любой незнакомец – враг.

– Ты вроде людей искал? – произнес я, когда нас отогнали и ледоход скрылся из вида. – Нашел, поздравляю. Хорошо, хоть не раздели.

– Мы идиоты, Беня.

– За всех не говори.

– Нет, я за всех скажу. Ты тоже идиот. Ты тоже не догадался, что в машине мог сохраниться ящик с комбикормом.

– О-о, черт! – простонал я. – Но ведь мог и не сохраниться?

– Да, Беня, мог и не сохраниться. Будем утешать себя этим. Два идиота…

Мы побродили немного, потом посидели. Потом снова отправились бродить. Нашли почерневшие обрывки бумажного носка.

– Надо было хоть спросить, что они тут жрут, – подал голос Щербатин.

– В данный момент – наш комбикорм.

– Давай, что ли, присядем.

Видимо, голод уже начал пробирать. Ноги не хотели ходить, руки – шевелиться. Наступила апатия. Мы сидели прямо на светящихся растениях и даже не разговаривали.

Потом я прилег. Но лежать было не очень удобно, я снял теплую куртку и подстелил под себя. И, кажется, уснул.

Сколько спал, не знаю. Но когда открыл глаза, послышался какой-то гул. Щербатин был рядом, он тоже прислушался. Мы оба решили, что очередная ледяная глыба обрушилась с потолка.

Впрочем, для нас этот потолок был небом.

А глыба оказалась вовсе и не глыбой.

Мы решили, что начался какой-то катаклизм. С потолка-неба очень быстро опустилось нечто черное, огромное и подвижное. Там, где оно касалось светящихся зарослей, оставались черные полосы и кучи поднятого грунта. Ледяная крошка вперемешку с громадными кусками валилась непрерывным потоком, это был настоящий ледопад.

Мы со Щербатиным, естественно, уже удирали изо всех своих слабых сил. Он даже позабыл про пику.

– Все, стой, – выдавил вдруг он. – Не могу....

– Что… – Я тоже тяжело дышал. – Что это было?

– Это червяк. – Щербатин с шумным выдохом опустился на колени. – Это чертов ледяной червяк, он жрет свою траву.

– Он мог нас придавить и даже не заметить.

– Мог, Беня…

Мы посидели, отдышались. Переглянулись.

– Ну пошли, что ли, поглядим, – вздохнул Щербатин. – Он уже, наверно, не вернется. Он там все сожрал.

Мы ходили по вспоротой земле, присыпанной ледком. Медленно угасали обломки светящихся веточек. Было жутко видеть это: так, наверно, выглядит земля после бомбежки.

Щербатин нашел свою пику и нехотя поднял ее, словно не очень стремился принимать на себя лишнюю тяжесть.

– Посидим, – предложил он.

Мы сперва помалкивали. Щербатин задумчиво обнюхивал обломок светящейся ветки, потом лизнул его, попробовал укусить. Наконец бросил под ноги.

– Щербатин, – вяло проговорил я, – вот скажи: тебе плохо было в твоей пятикомнатной квартире?

– Плохо, – просто ответил он.

– Что, даже хуже, чем здесь и сейчас?

– Хуже.

– Не понимаю… – пробормотал я. – Ну ладно я – спьяну, можно сказать, сюда попал. Но ты! Сознательно ведь!

Щербатин воспроизвел нечто среднее между вздохом и стоном. Мы не понимали друг друга.

– Что у тебя там осталось, Беня? – проговорил он, стараясь выглядеть спокойным и терпеливым наставником.

– Жизнь! – воскликнул я. – Нормальная человеческая жизнь! Ты что, идиот?

– Жизнь, – кивнул мой приятель. – Хорошо. Нормальная жизнь. Дай-ка я попробую ее себе представить. Итак…

Он прищурился, подперев голову кулаком.

– Итак, – повторил он, – жизнь. Утро. Ты просыпаешься в несвежей постели. И из холодильника наверняка воняет. Это твое утро. Оно начинается с затхлых простыней и такого же холодильника. Продолжать?

– Зачем?

– Буду продолжать. Работа. Нет, дорога на работу. В троллейбусе ты смотришь на красивых женщин. Ты думаешь: «Когда-нибудь, может быть…» Верно?

– Все смотрят!

– Верно. Смотрят, а потом действуют. Ты – просто смотришь. Тебе ничего не светит, ты это знаешь и поэтому только смотришь. Дальше – работа…

– Да заткнись же ты!

– Тихо, тихо… Слушай. Работа. Начать с того, что в твоем театре здороваться с тобой, пожалуй, не считает нужным даже вахтер. С тобой не пьют. И курить ты ходишь один…

– Я не курю!

– Соболезную. Даже в этом ты в стороне от коллектива. Над тобой посмеиваются. Стоит тебе просто споткнуться на лестнице, это превращается в местный анекдот. Так?

– Щербатин, хватит, – с угрозой проговорил я.

– Хорошо, хорошо. – Я заметил, как он отставил пику подальше. – Похоже, я угадал все в точности. Но самое ужасное, что это ты назвал нормальной жизнью! Для тебя это норма, Беня!

– Я не это имел в виду!

– Да знаю я, что ты имел… Ну, теперь скажи – чем хуже сидеть тут со мной и думать, как выбраться отсюда? Беня, учти, что мы будем хотя бы бороться. Пробовать. Ведь там ты и этого не делал.

– А если делал?

– Да перестань, не верю. О, чуть не забыл! Твоя жена, Беня! От тебя ведь убежала жена. Уверен, это потрясающая история. Немедленно расскажи ее мне. – Он даже уселся поудобней, готовясь слушать.

– Щербатин, я не собираюсь это вспоминать.

– Ну, пожалуйста! – взмолился он и потер ладошки от нетерпения.

– Ладно, – проговорил я после непродолжительной паузы. – Раз уж тебя так разбирает… Это и вправду потрясающая история. Меня до сих пор трясет.

– Ну давай же, давай!

– Прихожу домой. Шкафы вывернуты, в серванте пусто. Я сразу понял, что она ушла. А потом увидел кассету на телевизоре – явно для меня положили. Я пошел к соседу – у меня видео нет…

– Естественно, – обронил Щербатин.

– Включаю. Там – она во весь экран. Улыбается. Говорит: «Смотри, дурачок, и учись». Отходит – и с учителем физкультуры… В разных позах. В спортзале. На кожаном мате. На коне. Долго, со стонами. Никогда не слышал, чтоб она так стонала…

– И это естественно.

– Меня тут словно паралич прохватил. Прихожу в себя – сосед на свою кассету копию переписывает.

– А дальше?

– А все.

– А ты? – изумился Щербатин.

– Что я?

– Так и жил? Так ничего и не понял?

– Что я должен понять?! Черт возьми, я ждал от тебя сочувствия, а не нравоучений. Больше никогда и ничего не стану рассказывать.

– Беня, Беня… – Он устало покачал головой. И вдруг повел по сторонам глазами. – Слушай, мне это кажется или?..

Он прислушался. Я тоже.

– Какой-то стук, а? Или глючит?

– Вообще, да, – неуверенно согласился я. – И уже давно. Я думал, капли падают…

– А ну… – Он поднялся, подхватив пику.

Мы принялись ходить взад-вперед, определяя, откуда идет звук. Я остановился возле гигантского ледяного столба, наполовину обрушенного. Похоже, его зацепил во время обеда червь. Я уже почти прошел мимо и вдруг встал как вкопанный.

Это было невероятно. Внутри столба что-то двигалось, дергалось и прыгало. Стук шел изнутри.

Я так испугался, что бросился бежать. Из моего горла вырывался бессвязный крик – я пытался позвать Щербатина. Он и сам бежал ко мне, догадавшись, что дело неладно.

– Ну?!

– Там! – только и смог выдавить я.

Вдвоем было не так страшно. Я набрался смелости подойти, хотя и держался за спиной Щербатина.

– Там человек, Беня, – сказал он.

– Вижу.

– За работу. – Он перевел дух и поплевал на ладони.

* * *

Пика вгрызалась в лед, но он был прочным, сплошным, и отковырнуть большой кусок удавалось редко. Через несколько минут я сменил Щербатина и тут же убедился, насколько этот труд тяжел. Столб был огромным – как дом, он уходил вверх, в черную пустоту. Я со своей железкой ковырялся у его подножия, словно муравей с соломинкой.

Мы со Щербатиным сменили друг друга уже по два раза. Человек внутри, похоже, заметил наши старания. Он больше не колотился о стены ледяного склепа, терпеливо дожидаясь освобождения.

Наконец очередной удар Щербатина вывернул и обрушил здоровенную глыбу. Образовалось отверстие размером с форточку, из него к нам протянулись две тонкие, посиневшие от холода ручонки. Щербатин осторожно тюкал железкой, расширяя проход.

– Бог послал нам женщину, Беня, – сказал он.

Это и в самом деле была женщина. Миниатюрная дамочка с короткой стрижкой. Сколько ей лет, я понять не смог. Может, двадцать, а может – тридцать пять. Это была типичная женщина без возраста.

Она упала нам в руки сама не своя от холода и страха. На ней я увидел нечто похожее на военную форму, и, судя по всему, это облачение мало спасало ее от холода вечной мерзлоты. На рукаве я заметил эмблему – шесть звездочек, вписанных в треугольник.

– Спокойно, девочка, – добродушно произнес Щербатин и закутал ее в свой богатый золотой халат.

Некоторое время мы только разглядывали ее, жалели, гладили ладони и бормотали успокаивающие слова. И очень скоро пленница начала приходить в себя.

– Там Иль! – проговорила она и протянула маленький пальчик в сторону ледяного столба. – И оборудование. Там рамка, генератор и все наши запасы.

Щербатин послал в мою сторону едва заметный, но красноречивый взгляд. Я пожал плечами и полез вместе с пикой внутрь столба.

Природная келья, в которой неизвестно сколько просидела наша новая знакомая, была объемом не больше кабины лифта. Я сразу увидел угол железного ящика, вмерзшего в лед. Ящик оказался большим, выковыривать его пришлось бы долго. Еще я увидел того, кого дамочка назвала Иль.

Скорченное тело висело в прозрачной синеве льда. Глубоко – я едва различал очертания. Вряд ли человек, целиком вмороженный в лед, прожил хотя бы пять минут. Об этом я и сказал, вернувшись к Щербатину и женщине.

– Бедный Иль, – всхлипнула дамочка, уткнув лицо в ладони. Потом быстро подняла на нас глаза. – Надо достать оборудование. Там рамка телепортатора и генератор.

– Телепортатор?! – Щербатин аж переменился в лице. Вскочил, отобрал у меня пику и бросился выдалбливать ящик.

– Вы поможете мне установить технику? – Женщина обратила ко мне умоляющие глаза.

– Вы еще спрашиваете! – живо отозвался я.

Мы больше не разговаривали. Женщина куталась в халат, ее по-прежнему колотила дрожь, глаза бездумно смотрели в пустоту. Я решил не тревожить ее расспросами. Успеется. Минут через десять вернулся взмыленный Щербатин.

– Тяжко, – сообщил он, покачав головой. – Отдохну малость. Иди теперь ты поколоти.

Я, естественно, поколотил, хотя толку от моих стараний было куда меньше, чем от работы Щербатина. Ящик уже чуть-чуть шатался, он явно был очень тяжелым. Присутствие замороженного Иля нервировало. Мне казалось, он ревностно следит сквозь ледяную корку, аккуратно ли я обхожусь с его имуществом.

Силы наконец иссякли, и я отправился отдыхать. Щербатина и дамочку я застал за довольно оживленным разговором.

– Много здесь людей? – спрашивала она.

– Мы видели с десяток, – отвечал мой приятель. – Но мы здесь сами недавно. Еще даже толком не осмотрелись.

– А ваш экипаж – все погибли?

– Не видели их с тех пор, как ледоход развалился на части. Может статься, что и живы.

Я несмело присел рядом.

– Слышь, Беня, сама судьба нам улыбнулась, – безмятежно проговорил Щербатин. – Эта сеньорита специально отправлена сюда, чтобы вызволять потерпевших крушение.

– Я же говорил, что нужно ждать спасателей!

– Нет-нет, я не спасатель! – Женщина энергично покачала головой. Потом протянула мне руку. – Меня зовут Кох-Иль. Инспектор-агент войскового кадрового управления.

– Кох-Иль, – повторил я. – Очень приятно. И как же вы попали сюда из своего военного управления?

– Я уже все выяснил, – ответил за нее Щербатин. – Ее контора занимается набором военнослужащих для регулярной армии. Поскольку здесь, во льдах, по расчетам военных, бродит не меньше пяти тысяч таких же неудачников, штаб решил открыть специальный вербовочный пункт…

– Ты шутишь? – спросил я на всякий случай.

Щербатин поглядел на меня долгим, усталым взглядом, потом махнул рукой.

– Пойдем-ка извлекать ящик.

– Да-да! – обрадовалась инспектор Кох-Иль.

Мы втиснулись в ледяную пещерку, не взяв с собой пики. Мне казалось, ящик уже можно просто раскачать и вытащить.

– Ты понял, Беня? – горячо прошептал мне Щербатин прямо в ухо. – Мы вытаскиваем телепортатор! Никогда больше не заикайся, что тебе в жизни не везло.

– Какой еще телепортатор? – тоже зашептал я.

– Она сказала, рамочный. Раз – и там. Не знаешь, что ли?

– Зачем? Где там?

– Ну тебя в задницу, Беня. Хватайся за ящик.

Неважно, что мы устали, пока тянули контейнер изо льда. Зато не замерзли в ледяном склепе. Правда, пришлось еще малость помахать пикой, чтобы расширить выход и извлечь ящик. Он и вправду был тяжелый. Большой, неподъемный, с крошечными неудобными ручками по бокам. И со звездным треугольником на крышке.

Гордые собой, мы отдыхали, поглядывая на свой трофей. Кох-Иль суетилась вокруг, проверяя целостность замков.

– А ей, кажется, понравился мой халат, – шепнул Щербатин. – Гляди, как на ней сидит хорошо. Будто всю жизнь в нем провела.

– Поменяй на пару уцим, – посоветовал я.

– А еще поэт, – презрительно фыркнул Щербатин. И приветливо помахал рукой дамочке. – Надеюсь, все цело?

– Да, все очень хорошо! Этот контейнер рассчитан на удары, падения и многое другое.

– Скажите, барышня, – вежливо проговорил Щербатин. – А вас-то каким ударом в лед загнало? Тоже авария?

– Просто неточность в расчетах, – вздохнула она. – Нас телепортировали в стороне от расчетной точки.

– А где была расчетная точка?

– Сонорные локаторы определили обширные пустоты под поверхностью льда. Там мы и должны были оказаться. Но телепортация без наводящей рамки дает погрешности. Мы попали в самую толщу.

– Спасибо червяку, – усмехнулся Щербатин. – Если бы он не обрушил половину этой сосульки, мы бы вас и не услышали.

– Вы и в самом деле хотите набрать тут армию? – поинтересовался я.

– Штаб изучил статистику аварий во льдах, – охотно ответила Кох-Иль. – Здесь должно быть достаточно людей, чтобы окупить работу наборного пункта. Думаю, многие из них согласятся перейти отсюда на военную службу. Вот вы, например…

Мы со Щербатиным удивленно переглянулись.

– Мы подумаем, – пробормотал он.

– Конечно, подумайте. – Кох-Иль улыбнулась. – Теперь давайте установим рамку. Потом будем решать, что делать с вами.

Мы вскочили и ринулись разбирать ящик. Ничего сложного в этой работе не оказалось. Восьмиугольную рамку мы собрали из легких матово-серебристых панелей. Генератор – тяжелую ребристую штуковину – присоединили толстым кабелем и отволокли подальше, чтоб не создавал помех рамке. Ну, еще пульт и какие-то другие мелкие части. Раскладной стульчик, например.

Кох-Иль тут же села проверять, как все работает. Мы со Щербатиным расположились неподалеку на большом камне и умиротворенно поглядывали на нее.

– Как думаешь, куда нам лучше отправиться? – проговорил он.

– Наверно, обратно на базу, – предположил я. – Пусть ставят нас в новый экипаж.

– Не знаю, Беня, не знаю. Во-первых, хочется ли тебе снова гоняться за червями, рискуя сломать шею?

– Сам не знаю, чего мне хочется.

– Во-от. И еще боюсь, на нас повесят стоимость разбитого ледохода.

– На нас?! Мы-то здесь при чем?

– А на кого вешать? На червя? При таком раскладе, Беня, мы будем тут ишачить почти даром.

– И что ты предлагаешь?

– Бежать отсюда надо. Согласись, лучше числиться среди погибших, чем среди раздолбаев, которые угробили ледоход.

– Куда бежать?

– Понятия не имею. Спросим у дамочки, какие варианты она сможет предложить. Думаю, найдем удачный ход…

Мы одновременно посмотрели на Кох-Иль. Она ответила нам ослепительной улыбкой и сказала:

– Связь есть! Сейчас будет обед.

– О-о! – Я и Щербатин, не сговариваясь, захлопали в ладоши.

Пространство внутри рамки словно подернулось рябью, и в следующую секунду из него выпала продолговатая белая коробочка. Дамочка положила ее себе на колени, осторожно открыла и начала кушать. Некоторое время мы смотрели на нее и улыбались. Она нам тоже улыбалась. Потом наши улыбки стали какими-то натянутыми.

– Сударыня, – пробормотал Щербатин. – Простите за навязчивость, но… Когда доставят порции для нас с товарищем?

– Для вас? – Кох-Иль искренне удивилась. – Разве для вас должны что-то доставить?

– Не то чтобы должны… – Щербатин, похоже, смутился, что случалось с ним крайне редко. – Но нам тоже хотелось бы… э-э… В некотором роде немножко покушать…

– О, я понимаю, что вам нужно питаться. Дело в том, что смета не предусматривает питание посторонних. И тем более – доставку этого питания. Только я и Иль, но он уже исключен из сметы.

– Да я понимаю, – примирительно улыбнулся Щербатин. – Все получилось так неожиданно, мы тут тоже оказались непонятно как… Одним словом, положение сложилось критическое, и нам требуется помощь…

– О, я вас понимаю, – участливо заверила нас женщина. – Но я не занимаюсь разрешением критических ситуаций. Извините, я здесь совершенно по другой части.

Возникла небольшая, но тяжелая пауза.

– По другой части? – В голосе Щербатина просквозило нехорошее напряжение. – И что же нам делать?

– Питайтесь за счет собственных ресурсов. – Кох-Иль снова очень мило улыбнулась.

– Послушай, дамочка! – зарычал Щербатин. Это прозвучало как «Ты, сука!». – Каких еще ресурсов! Мы сидим тут и дохнем с голода. А ты рассуждаешь про смету.

– Все, что я могу, – она аккуратно промокнула уголки губ салфеткой, – это заказать питание за ваш собственный счет. Сейчас я проверю ваш социальный номер и…

– А у нас его нет, – развел руками Щербатин.

– Нет номера? – Она по-настоящему удивилась. – Так что же, выходит… У вас нулевое холо?

– Да, да, у нас нулевое холо! – заорал Щербатин. – Мы, два придурка с нулевым холо, битый час кололи лед и вытаскивали тебя наружу, а ты даже отказываешься нас покормить!

– Минуточку! – На щеках Кох-Иль вдруг прорезались прямые складки, она стала похожа на маленькую строгую старушонку. – Вы добровольно выполнили работы по спасению моей жизни и оборудования. Это верно?

– Да, верно! – У Щербатина от злости тряслись губы.

– Мы не заключали предварительных соглашений о материальной стоимости ваших трудозатрат, правильно? И, кроме того, ваши действия не повлекли никаких расходов с вашей стороны. Это так?

– Коз-за! – только и смог выдавить Щербатин.

– В то же время доставка питания для вас обоих имеет стоимость и влечет расходы со стороны военного ведомства. Причем формально неоправданные затраты! Таким образом, оснований для обеспечения вас питанием нет!

– Нет оснований?! А то, что мы хотим есть, – это не основания?

– Миллиарды граждан Цивилизации хотят есть, – пожала плечами дамочка. – И ни одному из них не приходит в голову вымогать еду у официальных организаций за просто так.

– Э-э, простите… – попытался вмешаться я. – Но нас обещали пожизненно кормить, как только мы прибыли…

– Да, я знаю. Вас должны кормить организации, взявшие вас на учет. Где вы состоите в данный момент?

– Не знаю, – растерялся я. – Кажется, все еще на пищевых разработках.

– Вот, – кивнула Кох-Иль. – А при чем тут военное ведомство?

– Я сейчас ее порву… – обреченно выдохнул Щербатин.

– Не советую, – хмыкнула Кох-Иль и хлопнула ладошкой по какой-то бляхе на груди. Вокруг ее тела в тот же миг пересеклись дрожащие светящиеся нити нежно-фиолетового цвета, запахло озоном. Наша новая знакомая проявила способности электрического ската.

– Нет, ты видел, а? – Щербатин задыхался от ненависти.

– Странно, что ты этому удивляешься, – безразлично ответил я. – Ты громче всех кричал, что мы тут никому не нужны, что мы ничтожества, разнорабочие, безвестные поэты и так далее.

– Но не в такой же степени! – рявкнул мой приятель.

Мне оставалось только пожать плечами. Кох-Иль тем временем выключила свою вольтову дугу, спокойно докушала, отряхнула ладошки и изучающе оглядела нас обоих.

– Вы успокоились? – сказала она. – Теперь выслушайте официальное предложение.

– Давай, только быстрее, – буркнул Щербатин. – Жрать охота.

Она села, выпрямив спину, одернула свою форму и наш халат. Придала лицу соответствующее выражение.

– Транспространственный сектор войскового кадрового управления оккупационного корпуса «Треугольник» уполномочил меня предложить вам деловое сотрудничество. Миротворческие силы, действующие в системе УС-2, нуждаются в пополнении. Вы, в свою очередь, нуждаетесь в благах Цивилизации и непрерывном наращивании своего социального статуса…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное