Тимур Свиридов.

Миры Непримиримых

(страница 6 из 35)

скачать книгу бесплатно

Глава 5
Первый друг

Люлька всадников крепилась в лопаточной впадине дрома – углублении как раз достаточном, чтобы поместить широкую причудливо изогнутую кожаную капсулу с твердыми бортами. Тут были два гнутых седла, куда садились на колени и ягодицы, растопырив ноги и тщательно распределяя вес. Процесс связывания-перевязывания, оказался столь непростым, что глядя на орудующего кожаными ремнями молодого хуураданца, Дар начал смутно подозревать что стать хорошим наездником у него самого вряд ли получится.

Ходват, отныне опасавшийся новых засад, вел дрома по совершенному бездорожью. Ветки ближних деревьев так и норовили полоснуть по лицу, хотя умница серо-голубой дром корректировал путь и старался держаться прогалин. Соображения Дара, полагавшего что подобных преследователей у них больше не будет, возница оставил без внимания. Сказал только мрачно:

– Бойцы Саудрака далеко. Мы – легкая добыча…

Резонно, особенно учитывая, что врагов у них теперь минимум два клана! Честно сказать, Дар и сам не ощущал особой безопасности. Они давно покинули старое становище, но напряжение первой схватки все еще не прошло. Перед глазами продолжали стоять сцены недавнего боя, черные бойцы, натренированные атаковать парами. Пальцы сами, нет-нет, да сжимали нервно рукоять голубого шиташа, что умел перерубать кованую сталь.

Скакун неутомимо поглощал пространство, толстая кожа его спины то сминалась плотными буграми, то разглаживалась в монотонном ритме бега. Время от времени Ходват поднимал дрома на холмы, выбирая путь среди бесконечных зеленых пространств, и давая новому соратнику лишний раз насладиться красотой местной природы.

Из седла вид открывался стратегический. Зеленые позади, нарастающе желтые впереди, холмы образовывали сочную панораму выразительными объемами да игрой теневых и освещенных склонов. Спокойно-синее небо было высоким и холодным, добавляя пейзажу глубину и величественную отрешенность.

Откинувшись в ерзающем седле, Дар задумался, оценивая ситуацию.

Клановая междуусобица втянула его, как большой водоворот затягивает случайную щепку. Три расы аборигенов схлестнулись на холмистом клочке пространства, и события обострялись с каждым часом. Помочь юноше-хуураданцу выстоять против чужаков было естественным порывом его души. Но победа в этой схватке пришлась весьма кстати – она принесла Дару друга. Как знать, может быть, это откроет ему двери в клан? Здесь, похоже, день начинался и кончался богатыми возможностями расстаться с собственной головой. Примкнуть же к многочисленным хуураданцам – верный способ удлинить жизнь. В этом мире свистящих стрел и звенящих шиташей стоило иметь крепкие тылы за спиной!

Дар глянул на Ходвата, сидящего впереди в седле наездника и гордо звенящего браслетами на запястьях. Перед глазами, раскачиваемый мерным ходом скакуна, поблескивал его спинной латнир. Центральный гребень делил костяной овал на два симметричных крыла с плоскими ровными сегментами. Панцирь был темнее кожи и сверкал, словно намазанный жиром.

В левой верхней части высечены три рядка ровных значков. Почти все они были залиты красноватой краской, что контрастно выделяло их из костяного фона. Особых инкрустаций или металлических накладок, типа красовавшихся на латнирах черных тангров, у Ходвата не было. Скорее всего насечки описывали ранг и военные успехи индивидуума, пожалуй, еще род и клан – раз они тут все такие кровники. Бросив взгляд на латнир собеседника можно понять, имеешь ли дело с вернейшим союзником или с непримиримым врагом.

Взгромоздившись на дрома, молодой хуураданец переменился. Осанка его стала властной, взгляд надменным, а слова – щелкающими, как бич. Интонациями он явно подражал Саудраку, хотя мощности голоса пока не хватало.

Продолжая блуждать взглядом по насечкам его панциря, Дар невольно вспомнил свое пробуждение в этом мире, вспомнил ошарашенные лица Саудрака и Шурата, обнаруживших, что его панцирь пуст. Интересно, насколько редко тут встречаются тангры с чистым латниром?

– Эй, Ходват!

– А-э?

– На твоем латнире обозначен твой род?

Юноша обернулся и удивленно оглядел странного собеседника, не знающего столь очевидных вещей.

– Самый верхний ряд. Четыре первых прямоугольных иероглифа. Видишь?

– Да.

– Это «азы латнира». Моя цнбр, клан, род и знак Хуурадана. Их врезают младенцу сразу после рождения. Может, даже раньше чем отведает материнского молока!..

Он грубо захохотал.

Первые три знака были схожи между собой – квадратные формы, заключавшие в себе прямые или наклонные значки. Но четвертая – знак Хуурадана – отличалась от всех. Это была выпрямившаяся птица, гордо расправившая крылья. Она повернула голову так, что стал виден хищно изогнутый огромный клюв. Что-то странное было с крыльями… Но детали рисунка сильно смазаны, так что рассмотреть его получше не получалось.

– Пусть тебя не смущает, – хвастливо продолжал Ходват, – что мой латнир почти пуст. Это ненадолго!

Он наклонился и радостно пнул панцирь самолично сраженного сегодня врага. Юноша приторочил его у ног – свой самый дорогой трофей. Очевидно, в наспинной костяной биографии молодого ратника скоро появится новая насечка.

– Недолго моей правой стороне оставаться пустой! Элитар в таких делах не медлит!

– Элитар – это Саудрак? – уточнил Дар, общее значение слова ему было ясно.

– Да, чужеземец. Элитар – большой командир. И сегодня Саудрак будет очень доволен мною!

– Мои поздравления, – усмехнулся Дар. – Если твой латнир пуст, что тогда можно сказать о моем?

– Э-э… ты имеешь в виду ту костяшку, что на твоей спине?

– Костяшку?!

– Не называть же латниром то, что не облагорожено тангрописью?! Чистая костяшка – удел животного! – парень довольно гоготнул.

– Ах вот как?

Дар вспыхнул, чувствуя, что даже дружелюбного смеха над собой он не стерпит. Звук выдвигаемого из ножен эриг-шиташа моментально лишил Ходвата спокойствия.

– Эй-эй! Ты спятил?

– Так что ты думаешь насчет моего латнира?

– Пошутить нельзя? – взвился юноша, опасливо озираясь. – По мне, нет знака врага – так и ладно. Если элитар не будет против, Кортак и тебе обновит латнир.

Юноша бросил завистливый взгляд на две связки черных панцирей позади.

– То-то! – Дар был удовлетворен новой расстановкой акцентов. Входить в клан на правах слизняка он не собирался, хотя конечно этот вопрос решался не с Ходватом. – Часто ли тебе доводилось видеть тангров, как я? – вопрос о пустом латнире занимал его все больше.

– Отаругов?

– Отаругов?!

– Отаруг – избранный воин. Лучший. Ты рубил их как простое дерево! Я сразу понял, что ты настоящий отаруг! – уважительно сообщил юноша.

– Ладно. Я спрашиваю, часто ли ты видел воинов без знаков на панцире?

– Ты – первый в моей жизни. Да и не только в моей! Я даже не слыхал, чтобы такое было возможно. Это же оскорбление для воина – оказаться вдруг без насечек… То есть просто ни одной! – Его тон вдруг стал меняться на глазах. – И то сказать, для отаруга ты странный. Слишком. Я вот еду и думаю, правильно ли везу тебя к нашим…

Дар обратил внимание, что Ходват теперь сидел полуобернувшись, стараясь держать в секторе обзора и дорогу, и попутчика. Между двумя всадниками в воздухе будто соткалась преграда, как невидимая, но однако же хорошо ощущаемая стена холода. Они снова скатывались к отношениям «сторож-пленник». Такое допустить было нельзя.

– Эй! Ты не забыл, кто тебя спас от чернокостных?

– Не забыл вроде, – если в молодом голосе и прибавилось теплоты, то лишь самую малость.

– И разве не к Саудраку ты меня везешь? Пусть он разбирается.

– Это уж точно! – окончательно повеселел юноша.

Ну как же, всемогущий элитар разберется в чем угодно! Тем более в окружении сотни свирепых хуураданских отаругов на дромах. Вот только Дар почему-то нисколько не разделял этой веры.

– А мы просто поболтаем как друзья, верно?

Ответом было молчание. Покачивающийся впереди панцирь-латнир хуураданца, надписанный едва ли на четверть, был так же нем как и его хозяин.

– Или мы не друзья? – старательно удивился Дар.

– Дарат, – донеслось тихо, – ты не можешь не знать, что другом хуураданца может быть только хуураданец.

Дар с шумом выдохнул. Как он и подозревал, клановые барьеры угрожали едва родившемуся знакомству.

– А жизнь тебе может спасать кто угодно?

Погонщик смолчал. Однако усилившееся сопение доказывало, что Дар попал в точку. Интересно, существует ли тут взаимопомощь между членами разных кланов? Или хотя бы благодарность за спасение?

– Ты как будто прав, Дарат. Но…

– Но?..

– Ты не враг, конечно…

– Еще бы!

– Но и не друг.

– Разве? И как ты это определяешь?

– Друг тангр или враг может сказать только его отбив, – простодушным тоном сообщил Ходват. – А у тебя его нет!

– Отбив?.. Что такое «отбив»?

– А-э… Ты не можешь серьезно спрашивать о таких вещах!

– И все же?..

– Перестань! Ты не дурак и не сопливый малыш…

Отлично! Он не мог быть принят в друзья из-за отсутствия непонятного качества, спрашивать о котором – дурной тон.

– Да поймешь ты или нет?! – взревел Дар, теряя терпение. – Я ничего не помню! У меня нет памяти, с тех пор как меня разбудили там, у костров.

– Эге, – насмешливо раздалось в ответ. – А как драться двумя шиташами помнишь?

– Ходват! – рыкнул Дар. На этот раз у него получилась почти саудраковая громкость. – Что такое «отбив»?

– Я не могу поверить, что я должен рассказывать об этом! Джаммш!.. – Ходват коротко и нервно рассмеялся. – Хорошо. Отбив – это то, что соединяет с другом. И то что отделяет тебя от твоего врага!

– Как – соединяет? И как – отделяет?

– Ты первый тангр который задает такие вопросы… У тебя пуст латнир, и у тебя нет отбива. Может быть, ты и вправду не знаешь что это такое?.. Это как тепло солнца или холод ночи. Ты чувствуешь это, но как ты можешь объяснить это? Если есть тепло – значит, рядом друг. Как я могу еще сказать?

Дар молча переваривал эту скупую информацию. Неуловимое нечто, именуемое «отбив», которое тангры могли чуять друг в друге, и которое было различным у разных кланов. Припомнилось, как поражены были той злосчастной ночью все окружающие именно отсутствием «отбива». Может быть, это и спасло Дару жизнь, когда Шурат рвался прикончить его.

– «Отбив» есть у каждого тангра?

– Еще как!

– И что насчет меня? Кто я по «отбиву» – друг или враг?

Ходват снова надолго замолчал.

– У тебя вообще нет отбива, – наконец выдавил он. – Мне трудно это передать. Это как чувство пустоты. Как если бы ты видел глазами, но руками впереди ощущал пустоту. Ощущение обмана чувств… Я вижу тебя глазами, хотя рядом никого нет! Мое тело говорит, что тебя рядом нет!

Лапы дрома впечатывались в почву как молоты. Наверное, их слышно было издалека.

– Нет отбива, нет «азов латнира»…

– Отлично. Раз ты не можешь назвать меня врагом, давай считать, что я твой друг?

Вместо ответа юноша резко двинул руками, возмущенно прозвенели браслеты.

– Я в сражении доказал, что друг, а не враг! – продолжал наседать Дар. – Или это не латниры убитых мною чернокостников громыхают по заднице твоего дрома? Или не ты в безопасности скачешь на встречу с отаругами Саудрака?

– Ты прав, – наконец хмуро согласился Ходват. – У тебя есть право называться другом хуураданца. Раз ты не враг… Хотя я еще сверюсь об этом у элитара, да и у махо на Царакклане Хоргурда.

– Давай на этом и остановимся, друг-Ходват!

– Хорошо…

– «Хорошо друг-Дарат»?

– Хорошо друг-Дарат! – повторил Ходват после короткой запинки.

Голос юноши звучал чрезвычайно серьезно.

А Дар задумался, каково это – иметь дело с тем, кого видно глазами, но нельзя нащупать…

Глава 6
Сердце Клана

Тела двух седоков ритмично взлетали и падали, вместе с притороченными вьюками, связками коротких и длинных копий, с подвязанным пленником. Туго похлопывали тюки, чуть всхлипывая падали бурдюки с водой, глухо и костяно погромыхивали горки панцирей-латниров, укрепленные Ходватом на крупе дрома.

Дром шел своим полулетящим размашистым шагом, неутомимо и мощно. Скакун чутко следовал движениям поводьев, что тянулись от качающейся морды к ушным кольцам, а после – к рукам хуураданца. Было чудно смотреть на эту пару – крохотного погонщика на массивном и страшном звере. Казалось невероятным, что эта гора мускулов, зубов и когтей повинуется воле юного тангра.

– Это еще не боевой ход, – полуобернувшись, гордо сообщил Ходват, будто читая мысли Дара. – Всего лишь походный тернит. Когда дром пойдет боевым ракатом, тебе покажется, что ты стал птицей!

Дар невольно представил огромного зверя, несущегося во весь опор, мелькание мощных лап под распрямляющимся и сжимающимся телом… Интересное должно быть зрелище!

«Погоди, – сказал он самому себе, – Похоже, тебе скоро представится случай пережить все это в реале».

– Дрохуг умница! Дрохуг знает сам, как идти. – Ходват любовно похлопал по шее разгоряченного зверя.

И прежде чем Дар успел подумать, что вряд ли толстенная шкура Дрохуга, спеленутая тяжелыми попонами, почувствовала эту слабую ласку, огромное животное неожиданно промычало в ответ на тонкой и нежной ноте.

– Вообще-то я могу пустить Дрохуга в тердат, и мы пойдем побыстрее… – важно заявил Ходват. – Но тогда он выдохнется через полдня. А нам лучше иметь в землях а_зардов свежего скакуна!

– Хорош свежий скакун, – невольно фыркнул Дар, – после столь длинного перехода!

– Хуураданские дромы – мечта любого наездника! – наставительно прозвучало в ответ. – Самые выносливые, могут без остановки идти двое суток. Могут даже есть и спать на ходу.

– Ну уж, спать… – недоверчиво протянул Дар.

– Я сам, конечно, не пробовал. Но старики рассказывали, что после сражения с йарбами Болотополья, их дромы неслись назад в Хоргурд полтора дня без остановки.

Дар покачал головой в сомнении. Он попытался представить себе отряд спящих гигантов, бредущих, к примеру, между деревьев. Громадные темные туши цепляют кряхтящие стволы, всадники делают безуспешные попытки разбудить уставших скакунов, уворачиваясь от разлапистых ветвей…

Но его видения вдруг были прерваны самым бесцеремонным образом. Седло предательски соскользнуло вниз, и на неправдоподобно длинное мгновение Дар завис между небом и землей.

– Держи-и-ись! – достиг ушей пронзительный вопль Ходвата.

Земля внизу плыла словно в другой реальности, медленно отдаляясь. Затем трава и камни стремительно надвинулись, и передние лапы дрома гулко впечатались в почву. Тяжелая туша зверя вздрогнула, какие-то огромные кости внутри его тела отчетливо хрустнули. Дар рухнул на мгновенно приблизившуюся хребтину, с жестким хаканьем из легких выбило весь воздух. Ходват приземлился не лучше, косо обернувшись и скаля темные прозрачные зубы.

– Не выпал? – Он захохотал. – Прыжок дрома не для детей!

– Да я уж вижу… – еле выдавил Дар, пробуя прикусанные языки.

– Мы с Дрохугом решили не обходить поваленное дерево – слишком похоже на засаду!

– Мог бы и предупредить, – Дар закашлялся, все тело ныло от удара. Он с содроганием представил себя на месте погонщика при таком прыжке.

– Джаммш-ш-ш! – прошипело из-под ног сдавленное ругательство.

Дар удивленно глянул вниз. Там, спеленутый в засаленом кожаном мешке, меж притороченных тюков болтался пленник. Вспомнив собственные ощущения внутри такого же мешка, Дар ощутил приступ дурноты. Хотя, философски рассуждая, лучше тесный и вонючий мешок, чем мягкая и комфортная могила.

– Клянусь злыми гонклардами! – весело послышалось впереди. – А я почти забыл, что мы везем Саудраку хороший подарок! Таких черных он, наверное, еще не видел! А ты?

Юноша вопросительно обернулся, словно Дар мог ему чем-то помочь. Дар только головой покачал: как ни крути, а Ходвату любой из местных кланов был несравнимо ближе.

– Морды этих демонов будто вымазаны в золе. А насечки их латниров… я даже не слыхал о кланах, чьи сражения там упомянуты!

– Ты можешь читать знаки его панциря?!

– А то? – приосанился Ходват. – Это же одно из воинских умений!

– Ты говорил, что не понимаешь его языка.

– Тангропись едина для всех кланов! – Ходват снова обернулся, чтобы удивленно взглянуть на Дара.

Тот запоздало нахмурился. Действительно, с чего это он взял, что другие кланы должны писать по-иному?

– И что же там у него написано?

– Я особо не вчитывался, – снизил тон юноша, – не до того было. Посмотрел, бился ли он с нашими – и все.

– И как?

– Ни одного упоминания о Хуурадане. Это к лучшему. А то наши его сразу в куски разорвут! – Ходват снова попытался пнуть пленника, но не дотянулся и сплюнул вниз. – Ничего, Саудрак из него живо весь навоз вытрясет!

Перспектива оказаться перед Саудраком, похоже, мало взволновала пленника. Холодный голос послышался снизу, обращаясь, по-видимому, к Дару:

– Ты не хуураданец, безродный воин! И у тебя нет отбива…

Его слова шипели ужасным акцентом – чувствовалось, что хуураданский язык черному чужд.

Ходват громко хмыкнул, показывая что эта новость – пустяшная. Однако пленник не унимался.

– Тебе не стоит примыкать к рыжему клану, безродный воин!

– А тебе не стоит поучать своих победителей, раб! – Плеть взвилась в руке юноши и звонко ужалила кожаный мешок пленника. Удар был сильным, но он не вырвал и стона из губ того, кто находился внутри.

– Не ходи к хуураданцам! – горячо зашипело снизу. – Они отплатят тебе злом за добро! Пока ты еще не с ними…

Новый удар плетью прервал речь черного тангра и заставил его мучительно корчиться.

– Еще раз откроешь рот, и я отрежу один из твоих языков, – зловеще проскрежетал Ходват. Тон, каким это было сказано, был внове для Дара, но не давал усомниться в намерениях хуураданца.

Дар задумался. Конечно, чернокостник уловил трещину в отношениях между победителями и теперь старался ее расширить. Это увеличивало его шансы. И все же…

Что если он прав?

Что знает Дар о клане Хуурадана?

Он поймал себя на том, что с подозрением вглядывается в латнир юноши-погонщика. Как сложно было заставить паренька вымолвить слово «друг»… А ведь с его стороны это была простая благодарность за то что Дар не дал черным растерзать его на стоянке!

– Не слушай черноспинника! – Ходват был взбешен. – Хуураданцы благородны и великодушны, и они всегда вознаграждают тех, кто правдив и смел!

– Ну да! – снова послышались шипящие звуки снизу. – А как Хуурадан поступил с посольством трех городов Лахирда?

Издевку в словах пленника услышал бы и глухой.

– Ах ты, проклятый! – взвился Ходват, охаживая плетью кожаный мешок и так и эдак. – Не твое черное дело совать нос в отношения бесчестного ю_Линнора и великого Хуурадана!

Однако выбить стонов из чернокостника он так и не смог.

Дар увидел, как Ходват исступленно отвязывает копье из боевой связки – одной из многих, что были прикреплены на спине дрома. Вытянув длинное древко, он тут же двинул им вниз, ткнув острием в кожаное вместилище пленника. Металлическое навершие полностью погрузилось в потрепаную кожу, сделав небольшую прореху. Мешок при этом заметно дернулся.

– Это тебе, чтобы… – свирепо крикнул юноша, но Дар резко наклонившись вперед, коротко ударил по древку. Копье переломилось посередине, нижняя часть с блестящим острием упала в траву и тут же скрылась далеко позади. Ходват с проклятиями швырнул свою часть высоко в воздух:

– Ты что? Джаммшшшшш!!! Уже с черным заодно?!

– Зачем уродовать того, кого будет допрашивать Саудрак?

– А-э, ага… – видно было, что Ходват пытается совладать с собой, и что ему это нелегко. Еще совсем недавно дружелюбный и спокойный, парень теперь трясся от ярости. Глаза готовы были выпрыгнуть из орбит, рот судорожно скрючен. – Я просто хотел показать этому… этой…

Дар был поражен внезапному неистовству Ходвата, а в особенности той скорости, с каким оно овладело юношей.

– Ходват! – крикнул он так громко, что даже дром двинул ушами. – Что с тобой?!

Что-то странное происходило во отношениях тангров разных кланов. Нападение в лесу у лодки, схватка у становища, и вот теперь приступ бешенства у Ходвата… Они словно не могли выносить друг друга, словно теряли разум от присутствия чужака, превращаясь в злобных и агрессивных зверей. Неужели так складываются все межклановые отношения?

И вдруг Дара осенило:

– Ты слышишь его отбив?

– Да я уже задыхаюсь от его проклятого отбива! И от его мерзкой травы! И пусть он заткнет свой грязный рот, иначе я за себя не ручаюсь.

Словно понимая состояние молодого хуураданца, плененный черный тангр внизу больше не издавал звуков. Впрочем, признаков жизни тоже.

Они все еще продвигались между холмов на запад, но местность вокруг изменилась. Лишь в низинах еще пряталась зелень, все остальное было желто-коричневым. Среди расступившихся холмов открылись плоские пространства сухих травяных полей. Вдали, по правую руку, плавясь в сизом мареве жаркого дня, висели над горизонтом далекие горы. Они царственно высились над окружающей природой величавым голубоватым ориентиром. За все долгое время пути не встретился ни один поселок, ни одна живая душа.

Нахмурившись, Дар обдумывал только что произошедшую вспышку молодого хуураданца, слова пленника, свое положение. Слишком многое было непонятно, и хотя рядом был тот, у кого можно получить разъяснения, он не всегда был в состоянии отвечать. Дождавшись, когда латнир Ходвата перестанет возмущенно вздрагивать, Дар спросил:

– Вы деретесь с а_зардами за эту землю?

– За землю? – Ходват осклабился. – Еще чего. Кому нужна просто земля? Мы бьемся для Сердца Клана!

– Так эта война – за «сердце клана»?

– Это не война, здесь тихо. Вот с йарбами и ю_Линнором наши бились за укромы, это да!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное