Тимур Свиридов.

Миры Непримиримых

(страница 5 из 35)

скачать книгу бесплатно

Юноша-хуураданец бешено вращал глазами, но лапа Дара переместилась с горла на лицо, и даже пискнуть Ходват бы не смог.

– С-ссшшш! – шипел Дар, тоже делая большие глаза, продолжая закрывать пол-лица парню и не обращая внимания на нервно вздрагивающий в его руке шиташ.

Тот наконец узнал Дара, в его округлившихся глазах, в раскрывшихся продолговатых зеленых зрачках читались недоверие и масса вопросов. Убедившись, что парень не собирается вопить, Дар ослабил хватку, показывая глазами на группу темнокожих охотников за головами. Ненависть стянула мышцы лица Ходвата в гримасу. Он согласно склонил голову к плечу.

– Я, может, и не твоего клана, малыш, – прошептал Дар, – но похоже наши гости этого не понимают. Только что мне пришлось прикончить одного из них, потому что наглец заинтересовался, какого цвета у меня кровь!

– Меня зовут Ходват, – быстро зашептал молодой тангр, глаза которого зажглись надеждой. – Что будем делать?

– Характер у тебя стал намного более покладистым, – похвалил его Дар. – Умеешь обращаться с этим? – он показал на стреляющее полено с дырками.

– Да, да, – шумно закивал тот, – это тронк.

– Сколько эта штука может делать выстрелов? – Дар снова бесцеремонно прикрыл рукой рот тангру.

Тот встопорщил три пальца.

Дар осмотрелся, физически ощущая на лице жгучий взгляд Ходвата. «Что делать?» – звучал его немой вопрос. Ясно что. Дойдя до вершины воины повернут обратно. Потому что добыча ускользнула, да и спуск с той стороны слишком крутой.

– Спрячься там, – он махнул в сторону кустов меж поваленных, еще крепких стволов. – Когда чернокостные пойдут назад, выпусти в них три стрелы. Лучше если в кого-нибудь попадешь, но главное отвлечь их внимание. Понял?

Ходват согласно кивнул. Но внезапно выражение его лица переменилось. Зеленые глаза вспыхнули возмущением и недоверием, когда он глянул на зажимавшую ему рот ручищу Дара. Взгляд юноши был прикован к приклеившейся на запястье ниточке сине-зеленой травы с мелкими листочками.

– Откуда это у тебя? – он злобно отпихнул руку Дара, подозрительно шаря глазами по его лицу.

– В чужой лодке внизу целый короб этой дряни. Если тебе нужно, после сходим за ней.

– Мне это не требуется! – в его голосе прозвучал вызов.

– Да что с тобой? – Дар встряхнул парня. – Не до глупостей сейчас!

Но тот уже заметил чужой наручень со следами крови на руке Дара. И вновь его глаза засветились теплым светом вернувшегося доверия. Похоже, убийство врага тут было лучшим атрибутом для зарождения глубокой дружбы.

– Постой, – прошептал Ходват, отводя подобревшее лицо, – ты заметил что это не а_зарды?

– Не а_зарды? – удивленно повторил Дар. – А кто же?

– Не знаю. Никогда не видел таких…

– Ладно, этот тронк стреляет только три раза?

– Не только, – Ходват был заметно удивлен невежеством Дара. – Надо перевернуть его вертикально и считать три раза по девять. Потом он может стрелять снова.

– И сколько раз это может повторяться?

– Пока не кончатся стрелы.

Я не знаю, сколько у тебя. В моем тронке на пять тройных выстрелов!

Тут Дар обратил внимание, что его пятнистое поленце другой формы и цвета, чем у юного тангра. Как и шиташ. Топорика у юноши вообще не было.

– Ладно, больше трех выстрелов, я думаю, нам не понадобится.

Ходват оказался дельным парнем, он сумел мгновенно раствориться в листве. Даже зная, где он, разглядеть его было невозможно. Дар перешел к своим делам: вытащил и разложил перед собой на траве – тронк, топорик и меч, прикидывая, с чего начинать.

Ждать пришлось недолго. Скоро послышались гортанные звуки разговора: возвращаясь после неудачных поисков, врагами владело обманчивое чувство безопасности. Затем показались и сами темнокожие воины. Однако, сколько ни пересчитывал их Дар, но видел только семерых. Это было нехорошо. Двое оставшихся чужаков теперь могли внезапно появиться откуда угодно.

Чужая клокочущая речь, покачивающиеся громоздкие фигуры… Они шли скученно, уже не такие настороженные, как раньше, перебрасываясь громкими щелкающими фразами. Дар следил за их приближением к линии выстрела, обозначенной для Ходвата. И поймал себя на том, что каким-то образом понимает их речь.

Шаг, еще один, вот уже все семеро на оговоренной дистанции… и ничего! Дар недовольно поднял голову, пытаясь разглядеть чем занят мальчишка. И в этот момент произошло непонятное.

Чернокожие тангры разом замерли, словно услышав беззвучную команду. Затем одновременно повернулись в сторону Ходвата.

– Я слышу отбив хуураданца! – вскричал один из них, хватаясь за шиташ.

Дар опешил. Как они могли заметить парня?

И тут же резкий вопль боли прокатился по перелеску. Затем еще один, и еще. Юноша умудрился поразить трех врагов с трех выстрелов! Дар видел, как чернокожие воины схватились за шеи и надплечья, где кожно-костяные пластины очень мягки. Раны вряд ли были смертельными, но в схватке неожиданность нападения стоит дорого. Чужаки с ревом рванулись в сторону все еще невидимого Ходвата, выхватывая шиташи. Слаженная согласованность их действий явилась неожиданной для Дара.

Топочущие, потерявшие бдительность – они были как на ладони: крупные, четкие мишени. И Дар не стал медлить. Подставлять малыша Ходвата под удар этих громил ему совсем не улыбалось. Свирепая злость вдруг вспыхнула в груди, и рука вложила всю силу в первый бросок. Топор, тяжело просвистев в воздухе, с хрясом пробил боковые пластины ближайшего врага. Чернокостный воин, не издав ни звука, замертво рухнул в траву. Три вылетевшие следом стрелки не были столь метки как у хуураданского мальца. Но еще две фигуры притормозили, присев к земле и схватившись за бедра. Однако черные тангры были отличными бойцами. Будто выключив чувство боли, они тут же вскочили, размахивая клинками. Дистанция теперь была столь ничтожной, что использовать тронки они уже не успевали.

Противники схлестнулись в звоне стали. Мечевые схватки коротки – более быстрый и удачливый редко нуждается в длительном фехтовании. Тот же, кто не освоил воинское мастерство в совершенстве, рискует навсегда потерять эту возможность. Дар действовал молниеносно, с первого удара раскроив набежавшему пришельцу шлем и шею ниже уха, успел парировать наручнем удар второго и пнуть ногой третьего. Шиташи при встрече хищно клацали – лоснящиеся, плоские куски металла. Грубая рукоять сильно отдавала в ладонь при ударе, норовя выскочить. Возникло чувство, что когда-то давно у него было оружие – не чета этому. Но на отвлеченные мысли не оставалось времени. Дар орудовал клинком, поражаясь своему мастерству. Где он мог научиться так безукоризненно владеть смертоносной сталью, да и собственным телом в схватке?

Однако было в этом бою что-то еще более странное. Двое черных тангров, противостоящих ему, теперь сражались слаженно, будто части одного тела. Словно единая голова определяла все их действия – удары и блоки были согласованы до мгновений. Поражаясь их тренировке, Дар вынужден был перейти к обороне. Только высочайшая техника борьбы помогала ему оставаться пока невредимым, ускользая от парных разящих ударов. Враги наседали, уверенно перехватывая инициативу.

Послышался звон стали в стороне – там уже рубился и Ходват. Дару наконец повезло, и, поймав легкий промах одного из противников, он нанес неожиданный сокрушающий удар. Вырывая дымящееся лезвие из его груди, Дар бессознательно подхватил из ослабевшей руки врага второй шиташ. И вдруг почувствовал удобство, будто всю жизнь провел с клинками в обеих ладонях. Блеск вращающегося металла в его руках теперь едва не ослеплял. Это было странно знакомое, упоительное состояние – он чувствовал себя намного сильнее любого из соперников, пусть они тренированы нападать хоть тройками! Когда еще один враг рухнул на землю, Дар только усмехнулся и поспешил было к Ходвату. Но, почувствовав движение позади, перехватил шиташ лезвием к себе и без замаха резко ударил назад. Хищное железо тяжело вошло в тело врага, останавливая на месте и заставляя болезненно кривиться. Щелкающий крик взлетел и запнулся, перейдя в стон. Развернувшись, Дар с размаху обрушил второй меч, обрубая по локоть дрогнувшую руку с уже поднятым шиташем.

Алая кровь на листьях, крики боли, перекошенные лица, звон стали, стоны умирающих. Все вокруг было окрашено тональностью смерти. В этот короткий промежуток времени уместилось так много – до отказа наполнив его ненавистью и отчаянием, агрессией и азартом, извечным соревнованием мускулов и навыков, соревнованием жизни и смерти…

Всхрипывая от напряжения, Дар бросился на помощь Ходвату. Вокруг юноши уже слаженно орудовала пара – такая же тренированная двойка, уверенно прижимающая его к стволу громадного поваленного дерева. У каждого из атакующих торчало по стрелке в мышцах, где шея переходит в плечи. Крупные черные лица были перекошены истовой злобой, рты оскалены в предвкушении близкой победы. Оба тангра были гораздо крупнее и мускулистее Ходвата, и если бы не стеснявшие их ранения, парень уже был бы гарантированно мертв.

Завидев приближающегося Дара, один из врагов рванулся навстречу. Голову его позади украшал небольшой яркий пук не то волос, не то перьев. Что-то похожее было и у Саудрака, припомнил Дар. Сверкающие наклепки на шлеме выглядели крупнее чем у остальных, а в руках красовался необычного цвета голубоватый клинок. Похоже, это был командир нападавших. Надменность и хладнокровие его лица ясно показывали, какую участь он уготовил Дару. Но у Дара было иное представление об исходе схватки, и его сталь уверенно отразила удар голубого клинка. Сила этого удара болью отдалась в предплечье, а оружие отозвалось каким-то хриплым звуком. Посмотрев на свой шиташ, Дар невольно округлил глаза – на лезвии красовалась огромная зазубрина, едва ли не в четверть ширины. Голубой шиташ врага резал простую сталь как дерево! Заметив его реакцию, чужак надменно усмехнулся и пошел в новую атаку. Да, пожалуй такой меч реально способен приносить удачу! Продолжать фехтование и принимать сталь на сталь было попросту глупо. Решив не поддаваться предложенному стилю поединка, Дар начал уходить в стороны, невероятными усилиями уклоняться от свистящих молниеносных ударов. Его противник хорошо знал свое ремесло, и свои отличительные наклепки – или что там у него сверкало на голове – он получил явно не задаром. Его мастерство превосходило все, с чем Дар успел повстречаться сегодня. Но и он не уступал, уходя от прямого столкновения, сберегая свои шиташи, и отбивая голубую сталь только по касательной. Видимо застрявшая стрелка в надплечье все же мешала чернокостному, и он заметно терял в скорости. Заметив это, Дар провел серию отвлекающих уколов, и затем обрушил на врага двойной завершающий удар. Чужак успел отбить выпад только одного из клинков Дара – но как отбить! Половинка шиташа, срезанная как травинка, со слабым всхлипом скользнула в сторону. Но в это время второй меч уже звонко ударил черного посредине налобной кости. Ноги врага подкосились, будто из него выдернули нитки, и чернокостный замертво рухнул вниз.

Увидев это, последний тангр загнанно оглянулся, отыскивая оставшихся товарищей. Но зрелище поверженных Даром соратников лишило его последних сил. Он призывно завопил, в надежде что его услышат оставшиеся где-то в тылу двое черных. Крики разнеслись словно громкое каркание, их слабое эхо отразилось от ближайших холмов. Но ни звука не прилетело в ответ. В глазах чужака появилось отчаянное выражение. Он оборотился к Дару, как более опасному противнику, задом отходя в лес и неразумно забыв про Ходвата. Когда он все же повернулся к месту, где стоял юноша, там уже было пусто. На лице чернокожего отразилось испуганное удивление, которое тут же сменилось перекошенной гимасой боли. Протяжный истошный вой был последним звуком этой короткой схватки. Дар видел, как быстро мелькнул в траве шиташ Ходвата, перерезая сухожилия под коленями тангра. Враг упал на бок, и клинок хуударанца молниеносно поднялся и опустился над ним еще несколько раз.

Они стояли рядом, тяжело дыша и оглядываясь в ожидании новых противников. Только трупы и стонущие раненые были рядом с ними. Дар шумно выдохнул, остывая и возвращая уцелевший шиташ в ножны. Посмотрел на свои руки – слабо отблескивающие пластинки покрывали жесткую кожу. Крепкие пальцы, обхватившие рукоять, почти касались темными когтями ладони. Сильные руки тангра – они честно послужили ему в бою…

Разум отказывался признавать эти руки своими!

Клинок в руке юноши едва заметно вздрагивал. Его блестящие глаза перебегали с одного поверженного чужака на другого. Юношеский взор был полон победного ликования. Повернувшись к Дару, Ходват сощурился в восхищении:

– Ты был хорош! – он дружески толкнул Дара в грудь. – Я совсем не слышал тебя, но это не помешало нам их прикончить!

Это «нам» звучало несколько преувеличенно, но Дар только усмехнулся. Ответно осклабившись, Ходват поднял из травы свой тронк.

– Их элитар был с эриг-шиташем, но ты все равно осилил его!

– Эриг-шиташ?

– Да! Тем самым, что перебил твой шиташ!

– Что значит «эриг»?

– Не знаю… Это название, которое дали Кузнецы, и все так говорят за ними. Кузнецы делают самые лучшие клинки. Очень дорого…

Ходват подошел к недавнему противнику Дара и поднял из травы голубой меч:

– Этот шиташ стоит сотни простых! А может, и поболее. Он по праву теперь твой. Как и латнир его бывшего хозяина!

Юноша восторженно поднес трофей Дару, смешными приседаниями выражая свое почтение.

«Латнир» – резануло слух странное слово. Где-то Дар уже его слышал…

– Что такое «латнир»?

– Ну, ты даешь! – удивился Ходват. – А как дышать ты еще не забыл? Это же латнир! – он с треском хлопнул рукой себя по наспинному костяному панцирю, тому самому, что прикрывал тело тангра с задней полусферы.

– Ясно.

Дар наклонил голову, рассматривая чудной клинок эриг-шиташа с непонятной вязью узоров на лезвии и рукояти. И вдруг заметил, как с хищной деловитостью Ходват носится вокруг, беспощадно добивая поверженных врагов. Рассеянно наблюдая за ним, Дар почувствовал смутный протест. Хотя сам он только недавно сеял смерть, но теперь, когда ему ничто не угрожало, не мог вот так запросто оборвать чью-то жизнь. Похоже там, откуда он прибыл, после схватки раненых не добивали…

Увидев, как Ходват замахивается над последним врагом, Дар остановил его предостерегающим криком. Это был тот самый черный элитар, что получил удар мечом поперек шлема. Он все еще был без сознания, кровь залила ему лицо.

– Оставь его! – рыкнул Дар и, видя честно недоумевающее выражение на лице Ходвата, добавил: – Хотя бы одного я должен допросить!

Взгляд парня из возмущенного стал задумчивым, потом он исчез в кустах и вскорости оборотился с веревкой. Сообразительный!

– Все будет хорошо, Дарат! – заверил в конце юный хуураданец, связывая выжившему руки.

– Мое имя Дар.

– Ты знаешь, – юноша повернул к нему озадаченно-смущенное лицо. – Лучше тебе так не называться.

– Это почему же?

– Имя в один слог носят только подростки до инициации воином… Называйся лучше Даратом, а?!

Голубой меч Дар приладил себе на пояс, сняв с черного элитара богато разукрашенные ножны. Осмотрел перебитое лезвие старого меча – он совсем не производил впечатление хрупкого или некачественного, и явно побывал во множестве схваток. Чтобы перерубить такой пополам требовалось что-то невероятное!

В поисках двух оставшихся пришельцев они безуспешно прочесали окрестности, затем осторожно поднялись на вершину холма. Но и там было пусто. Дар некоторое время мудрил над землей, пытаясь разглядеть следы. Подошедший Ходват легонько тронул его за плечо:

– Смотри!

Внизу он увидел лодку, почти скрывшуюся за изгибом реки. Она уходила на веслах, и в ней хорошо различались две темные, быстро гребущие фигуры…

* * *

Когда совершенно счастливый Ходват приволок срезанные панцири убитых врагов, Дара чуть не вырвало. Однако измазанный алой кровью молодой соратник светился чистой радостью. Наклонами и приседаниями выражая свое почтение Дару, он со стуком выложил перед ним семь костяных овалов, заляпанных свежей кровью, затекшей внутрь выточенных иероглифов. Особо гордился восьмым – единственным панцирем самолично убитого врага. Этот латнир он тщательно обмыл в реке и начистил, когда ходил наполнять водой объемистые бурдюки. Стуча костяшками пальцев по латнирам, Ходват скрежетал прозрачными зубами и делал страшные гримасы, изображая врагов. И тут же опять заразительно хохотал. Дар не смог удержаться и невольно присоединился к хохоту молодого, с удивлением слушая шелестяще-каркающий звук собственного смеха.

Прежде чем покинуть стоянку, они собрали все оружие, взгромоздив его на дрома. Затем тщательно закопали трупы сородичей Ходвата. Бережность обращения молодого хуураданца с умершими производила впечатление. Парень вел себя так, будто мертвые были живыми, а окружающая пустота – сочувствующими зрителями.

– Мы обязательно придем за тобой! – слышался горячий быстрый шепот, когда он засыпал недвижные тела. Его лицо некрасиво сжималось в щеках под глазами. – Мы не оставим великую цнбр засыхать в безземелье! Она вернется домой… Она не останется одна…

Трудно было понять, что он имел в виду. Трупам было явно безразлично где «засыхать». Но, конечно, обычаи есть обычаи.

Оставив юношу заниматься его ритуалами, Дар отправился потолковать с пленником.

Завидя недавнего врага, чернокостник подозрительно дернулся и замер. Взгляд чужака горел неукротимой яростью. Однако в его глазах было также что-то более подходящее ситуации – если не испуг, то по крайней мере удивление. Пленник выглядел цивилизованно – алая кровь, стекавшая прежде из-под налобника, была уже аккуратно стерта. Его лицо хранило отпечаток ума и некой культурности, губы были изогнуты косой усмешкой собственного превосходства, проскальзывавшего и во взгляде. Тем не менее главарь «охотников на тангров» – как Дар окрестил черных пришельцев с лодки, – производил весьма воинственное впечатление. Его щеки обезображивали два резаных шрама, слишком несимметричных, чтобы быть татуировкой.

Обойдя вокруг, Дар заметил что веревка на руках пленника была наполовину сточена. Что ж, он сам недавно пребывал в подобном положении и хорошо понимал настроение черного. Однако бегство последнего из врагов отнюдь не входило в планы Дара.

«Охотник» углядел перемену в лице победителя и рванулся изо всех сил. Мышцы его могучих рук вздулись тугими буграми, разрывая размахрившуюся веревку. Тут же обнаружилась его хитрость – края спинного панциря возле стянутых назад рук имели подкованные снизу металлические полоски. Хитроумная бестия!

Мгновения хватило Дару, чтобы выхватить эриг-шиташ. При виде сверкнувшего голубым огнем клинка, чернокостник моментально остыл и замер, испуганно вперившись в блестящее острие.

– Мне не потребуется шиташ, чтобы прикончить такого растяпу, как ты, – заверил его Дар по-хуурадански. – Но я решил сохранить тебе жизнь, вопреки желаниям моего юного друга, чьих родственников ты зарезал сегодня.

Ни один мускул не дрогнул на лице чужака, и однако же Дар не сомневался, что тот прекрасно его понимает. «Охотники» не могли не изучить языка своих жертв. Их работа была явно тоньше, чем примитивное проламывание костяных налобников.

– Я жду от тебя ответной услуги, – намекнул Дар. – Например сведений о твоем племени, о твоих планах, и о том куда отплыли на лодке двое твоих воинов?

Молчание было ему ответом.

– Твое имя?

Чернокостник продолжал смотреть на него – немо, не мигая, не меняя выражения лица. С таким же успехом можно было разговаривать с деревом. Дар с неудовольствием отметил крепость позиции чужака – ведь непонимание языка не может быть наказуемо.

Совершенно беззвучно рядом обрисовался Ходват. Одного взгляда на порванную веревку и обнаженный шиташ в руке Дара ему оказалось достаточно, чтобы сделать собственные выводы. Удар ногой заставил пленника согнуться, и скоро он был снова связан – теперь уже не только в запястьях, но и в локтях. Металлические полоски по краю латнира Ходват безжалостно выбил шиташем, уродуя темный холеный панцирь.

– Проклятые чужаки! – шипел, вращая глазами, юноша, – Мало что с а_зардами разбираться приходится, так еще какие-то черные на голову выискались!

Однако все манипуляции юного хуураданца произвели мало впечатления на пришельца. Собственный панцирь, да похоже и жизнь, его будто не волновали. Надменный взгляд по прежнему выражал презрение и ненависть. Странная идея пришла в голову Дару, и он решил тут же проверить ее.

– Смотри, – сказал он медленно, – я покажу тебе кое-что необычное!

Он вернул голубой клинок в ножны и неторопясь повернулся к пленнику спиной. Когда он вновь оборотился, выражение черного лица было уже другим. Надменность и превосходство будто ветром сдуло. Черные глаза пораженно шарили по лицу и фигуре Дара. Ходват язвительно рассмеялся и еще раз пнул врага. Можно подумать, что сам он не был так же удивлен, когда прошлой ночью увидел панцирь Дара, лишенный родовых надписей.

– А сейчас ты будешь говорить? – надвинулся на него Дар.

Но и теперь из чужака ничего не удалось выжать. Он лупал глазами на удивительного воина, чей латнир был лишен привычных знаков, раздувал ноздри, но молчал как камень. Там, откуда он пришел, воинов, похоже, готовили весьма старательно.

– Поднимай его на дрома! – крикнул Дар. – Мы не можем больше задерживаться!..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное