Тимур Свиридов.

Миры Непримиримых

(страница 2 из 35)

скачать книгу бесплатно

Манола обернулся и поманил Корнвэлла к себе. Тот отошел от Дара и потрусил к шефу быстрыми шажками. Пожалуй, из всего экипажа реццам больше всех должен нравиться именно Корнвэлл – маленький, с писклявым тенорком и очень подвижным лицом.

Утирая бесконечный пот, Дар чертыхнулся. Наслаждаться летними комбинезонами могли все кроме Петлюгина – под одеждой пришлось напялить легкую синтетическую броню, проклятье инструкциям. Серьезных угроз для делегации землян он не чувствовал, несмотря на тянущее чувство в животе, а если б они и были – по условиям реццов все гости были безоружны. Бесконечно тупо – быть безоружным но в броне. Без трусов но в носках! При этом подразумевалось, что все его обязанности при высадке сохраняются: он должен защитить группу в случае чего. А что это «чего» – естественно никто не уточнял.

Ветер принес ароматы словно выжженной травы и козьего навоза, и еще чего-то непонятного, как смесь резины и сыра – чужое, но рождавшее эмоции. В данном случае эмоции отторжения. Они были какими-то совсем чужими, эти реццы. Дар подумал, что у него раньше не было к ним никакого специального отношения. Они были безразличны ему, как муравьи. Ведь совсем не важно, как пахнет муравей.

Но было, было тут кое-что интересное – а малыши пока не подпускали к этому на выстрел. Дар с удовольствием бы покопался во внутренностях Императорской колымаги, забрался бы внутрь звездогасителя Ац-Рецц, или прошелся по Чертогу Демона. Или хоть запустить Манолу с Корнвэллом в одну из их библиотек… Если прикинуть, у реццов должны бы накопиться приличные знания за миллионы-то лет! И про «скрытых» там, и про остальное всякое… Но нет, придется еще долго крутить реверансы перед мохнатыми, может еще летать туда-сюда не раз, прежде чем удасться получить хоть толику знаний. Дар нутром чуял: реццы за просто так не отдадут ничего, ни одной крупицы. Какими бы дряхлыми звездными пенсионерами ни были.

Сегодняшняя показуха касалась второй имперской достопримечательности. Светлейший Кнерец-как-его-там, Император, грозился предъявить самую выдающуюся часть своей планеты. Не размерами, конечно, содержанием. Великая Скала была тюрьмой вечной, сохранителем Вселенной. Согласно объяснениям реццов, за массивной броней защиты, в глубине укутанных гор был навеки погребен Царц – древний демон разрушения. Монстр был надежно изолирован от мира, который некогда намеревался поглотить, превзойденный силой и хитростью предков тех самых реццов, что напялив красные балахоны, теперь тысячелетиями стерегут запертые люки Чертога…

Поэтичная легенда… Особенно любопытным был ее финал – малыши утверждали, что Царц может вернуться в мир. Но сделает это только через кого-то, кто сумеет попасть внутрь. В катакомбы Чертога.

Вблизи срез гигантской скалы оказался еще более внушительным. Он буквально подавлял – трудно было себе представить, какого же размера должен быть излучатель, чтобы так рассекать горы. Наверняка не меньше звездобоя Ац-Рецц! Трое людей остановились, ошеломленно задрав головы.

Реццы притормозили тоже, с явным удовольствием наблюдая за ними. Великую Скалу смело можно было бы назвать гвоздем программы, если только забыть что они тут единственные посетители за последние – сколько там? – тридцать пять тысяч лет…

Пришла в голову шальная мысль – интересно, что станут делать мохнатыши, коли он ворвется сейчас внутрь императорской колымаги да покрепче прижмет Опору Света к теплой стенке? Допустят до своих секретов?

Дар усмехнулся краем губ этой забавной шутке. Нет, контакты так не проводят. Контакты – вещь цивилизованно-этикетная, страшно дипломатичная. Не для таких как он. Для таких, как Манола и Корнвэлл.

«А экипажи будут подыхать в Пространстве, уничтожаемые „скрытыми“», – горячо пронеслось в голове. – «Пока эти ксенопаты будут играть здесь в церемонии… Реццы постоянно отказывают, а Манола все это съедает… Будто приоритетов человечества не существует…»

Тихоходная процессия подтянулась к ряду домиков у подножия, путь им преградил плотный отряд воинов в широких горбатых балахонах. Особей так в полтыщу. Заинтересовавшись, Дар присмотрелся. Реццы стояли четкими рядами, почти как нормальная боевая группа. Эти были совсем другие, надо думать типа космопехов. На мордах выбритым был только треугольник – широкий у губ, острие выше межбровья. Все выбритое было густо закрашено красным. Любопытные такие мордашки…

– Смотрьи их weapon[12]12
  «оружие» – англ.


[Закрыть]
, – посоветовал Корнвэлл.

Дар посмотрел, но не увидел. Фигурки краснобалахонных были плотнее, конечно, но снаружи ничего не было заметно. Повернулся с вопросом в глазах.

– Под плащьом. – Приятель уверенно кивнул. – Оньи just reveal this[13]13
  «только что открыли это» – англ.


[Закрыть]
. Religious[14]14
  «религиозное» – англ.


[Закрыть]
орудье. «Bubatsi»…

Он как-то нервно хохотнул.

– Бубацы? – с любопытством переспросил Дар. – А что значит – религиозное?

Корнвэлл только пожал плечами.

Действительно, плащи у красных как-то тяжеловато горбились на спине. Хотя нет, это было не под балахоном, а поверх него! Как же он обсмотрелся? Любопытная компоновка… Интересно, что за «бубацы» они там прячут…

Часть сопровождающих из делегации вышли вперед и начали объясняться с буграми из «космопехов». Чинный, с расстановкой, писк заполнил жару. Потом к ним подтянулся Манола. Он был вдвое выше любого из «космопехов», пищал очень даже похоже.

От вынужденной остановки жара словно сконцентрировалась. Корнвэлл, видимо платя за откровенность откровенностью, вдруг неожиданно раскололся, что ему одному поставили био-декодер, и у него постоянно шла запись на вживленные в ягодицы носители. Всего что видел глазами – у него в голосе проскользнули даже нотки гордости.

– Вчера что-ли вживили? – Дар поперхнулся, с трудом сдерживая улыбку.

– Come on,[15]15
  «Ну ладно» – англ.


[Закрыть]
– отмахнулся тот, разочарованный реакцией Дара. – Anyway it was not my decision…[16]16
  «Все равно это решал не я» – англ.


[Закрыть]

– Секретчик! То-то тебя вчера не усадить было! – Петлюгин усмехнулся краем рта, и тут что-то случилось с нервами. Грудь словно сама выдохнула и он вдруг раскатисто расхохотался.

Все реццы как по команде замерли и оглянулись. Манола тоже повернулся и немедленно нахмурил свои многозначительные брови.

Дар прикусил язык. Нервишки пошаливают? Может быть, может быть… Но что-то было не так. Его тело подсказывало. Что-то ужасно странное только что случилось в этом месте. Как будто он переступил невидимую границу, перед ней было холодно, а за ней – пекло…

Дар тряхнул головой.

Сердце выстукивало в боевом, частом ритме. От жары наверное, ибо опасности в Скале он по-прежнему не чувствовал. Глубокий провал, вырезанный в массе камня, был полон тенистой прохлады, скрывая вход в запретные пещеры. Дар пытался отдегустировать в себе это чувство – вид полускрытого темнотой Чертога его сильно цеплял. Он как-то магнитил, назойливо притягивал своим прохладным мраком. Ох уж эти древние цивилизации! Но опасность шла не оттуда. Вектор рывком усилившегося напряжения нарастал позади, из придворной белошерстной толпы, среди которой высилась ржавая колесница Императора.

Все это было ненормально, двойное напряжение, двойное оцепенение в груди и животе. Он не встречался с подобным ни в Пространстве, ни на планетах. Впервые в жизни он не мог вычленить наиболее угрожающее направление. То-есть он знал направление опасности, это набухало в кортеже Императора. Но и Чертог Демона стоил не меньше. Он даже дыхание задержал, пытаясь определиться со своими ощущениями, «браттар» несчастный. Его будто распинало на двух лучах, и неудобство усиливалось с каждой секундой. Самым же странным было то, что он не чувствовал совершенно никакой опасности всего минуту назад!

Весь мир сконцентрировался и стал густым…

Дар снова тряхнул головой, загнанно оглядываясь. Казалось что все на него смотрят, хотя все уже отвернулись. Было странное чувство пристального взгляда…

Корнвэлл воротился от Манолы, стоял рядом, смотря по сторонам быстро и остро прищуриваясь. Дар вдруг понял, почему именно ему вживили биокамеру – он постоянно стрелял глазками во все стороны. Не глаза а ртутные шарики…

– Они говорьят тю Манола, что нье пустит нас дальше. – Корнвэлл старательно упражнялся в русском, но в сложных предложениях сразу переходил на родной английский. – Do they really think that one of us would turn into that bloody monster?[17]17
  «Неужели они действительно верят что кто-то из нас станет их монстром?» – англ.


[Закрыть]
– пробормотал он себе под нос. – Bullshit![18]18
  «Это чепуха!» – англ.


[Закрыть]

– Аборигены достаточно тупы для этого, – бросил Петлюгин и сам поразился своим словам.

Корнвэлл тоже удивился.

– Что ты говоришь?

– Так, – неопределенно махнул рукой Петлюгин, – от жары дурею. В тень бы куда-нибудь.

Темный прохладный провал входа в Чертог зиял выжидающе. Тихо. Странная это была тишина, сильно капканистая… Он вдруг начал опасаться что сейчас сделает то, что совершенно не должен был делать… Бред какой-то!

Вокруг скалы было плотное кольцо невысоких красноватых домиков, защитный вал лилипутов. По самой скале стлался многометровой толщины потемневший металлический пояс, будто подпоясывая огромное толстое тело. Или нет, скорее как мистическое кольцо, надетое на колоссальный каменный перст.

«Заковали гору», – неприязненно подумал Петлюгин, он почти задыхался, – «сторожат_Его_…»

5. Тьма

…Воспоминание улетучилось. Дар обнаружил, что все еще движется вперед. В ушах стоял свистящий шорох, странный но приятный. Он чувствовал, что смертельно выдохся после бега и недавней схватки. Но остановиться не смог. Какая-то ленивая истома плавала теперь в теле, успокаивая и усыпляя ум. После жары на поверхности тут было хорошо, вполне комфортно, если бы не этот гравий на полу…. Магнитность, что влекла его в самую глубь Катакомбов, шла волнами, становясь все более плотной. Он чувствовал это серединой своей груди, мог стопроцентно указать направление к этому – чему-то там, в глубине и темноте. Это воздействовало не только на грудь, что-то происходило с умом, сознанием. Будто мутило или вело – он лишь иногда скачком спохватывался, вспоминая себя, но тут же обратно проваливался в странное тягучее получувствие. Будто жидкость его мозга, вся кровь были намагничены и медленно тянулись к главному полюсу в глубине Скалы…

Один раз нормальное человеческое сознание вернулось к нему, и Дару впервые стало страшно. Это случилось после того как рука коснулась липкого на комбинезоне. С удивлением поднес пальцы к лицу. Ни черта не видел, но все же рефлекс сработал. Ибо странно – вокруг все сухое, каменное – а у него комбик липкий… С чего бы?

Пахло остро и неприятно – как сыром с резиной…

Он вдруг похолодел, поняв что это кровь рецца.

Проклятье… как это вышло? Как можно было ломать перспективных чужих в момент церемонии Контактной группы??? И в особенности – древних реццов, имеющих по подозрениям Комитета противооружие от «скрытых»… И ведь все шло хорошо, пока он, шеф защиты, браттар «Прямого Ветра», старший лейтекор 112 эскадрильи 82 отдельного истребительного полка спец-К-Флота запаса, Дарлан Петлюгин, им все не обломал…

Перехватило дыхание… Перед ногами разверзлась пропасть глубиной во вселенную. Его будто хирургическим взмахом отсекло от прошлой жизни, от родной цивилизации – как гангрену от здорового тела. Навалилось страшное одиночество, в груди будто открылась сквозная дыра…

Что-то было не так… Сам бы он этих дров не нарубил. Никогда! Что-то вело его, какая-то внешняя сила… Словно кутенка с закрытыми глазами…

Но при попытках вспомнить это детальнее, мутилось перед глазами и начиналась головная боль.

Что теперь? Пойти на зов Корнвэлла? Да, пожалуй это было самым разумным. Именно так – пойти на зов человека чтобы сдаться реццам…

«НЕ-ЕТ!» – оглушительно пророкотало не то в мозгу, не то в пространстве вокруг. – «НЕТ В МИРЕ СИЛЫ, ЧТО ЗАСТАВИТ МЕНЯ ПРЕДАТЬСЯ В РУКИ РЕЦЦА!»

Дар рывком оглянулся.

Кто крикнул это?

Он сам сходит с ума, или все же кто-то есть поблизости? Уж не Демон ли чужих вмешался в события? Сейчас бы в самый раз встретиться и потолковать с этим, как его, Царцем, Разрушителем Мира… Если, конечно, легенда реццов не врет.

Внезапно, из далекого далека, где был выход наружу, через длинные пройденные коридоры принеслось:

– You’re idiot![19]19
  «Ты идиот!» – англ.


[Закрыть]
– голос Корнвэлла было трудно узнать в этом искореженном вопле: That was a set-up!!! They bring all extraterrestrials to Chamber of the Daemon purposely! To find the servant of bloody Daemon! And you have done this, idiot… [20]20
  «Это было подстроено! Они приводят всех чужаков к Чертогам Демона умышленно! Чтобы найти служителя чертова Демона! И ты сделал это, идиот!» – англ.


[Закрыть]
Тепьер оньи вкльючает звездобой! The first target now – Solar System! You hear it? Earth would be destroyed[21]21
  «Первая цель теперь – Солнечная Система. Ты слышишь? Земля будет разрушена…» – англ.


[Закрыть]
……….

Голову опять страшно замутило, будто тело само реагировало на слова Корнвэлла. Дар успел еще раз пожалеть, что в руках никакого оружия. Затем, тяжко и окончательно хлюпнув, густая тьма поглотила его сознание …

Часть первая
ЛАТНИРЫ ХУУРАДАНА
Глава 1
Сошествие

…Он очнулся от тряски.

Свет и звуки вломились в Него, еще замутненного вязким клеем небытия. Медленно открывшиеся веки впустили ночь…

Красные блики на вершинах небольших холмов, глубокая тень в низинах. Прямо в лицо тянул холодный ветер. Неподвижные фигуры рядом с кострами. Отблеск огня на металле одежд…

В голове замутилось, и веки опять сомкнулись.

Его затрясло так, что подбородок забарабанил по груди. Черный туман небытия испуганно свернулся в себя и растворился, как капля крови в воде.

– …ухайся! – орал рядом низкий скрежещущий голос. – Чей ты? А-э?

В ушах отозвалось зудящим рокотом. Чужой голос звучал словно через глубокую воду. Самые звуки его был инородными, как ад. Он вдруг осознал что обращались – к Нему. Говорили на языке, которого Он никогда прежде не знал. Странное сочетание голоса, шелеста и клекота и черт знает чего еще. И еще Он осознал, что понимает эту речь, так же как понимал и ту, свою прежнюю… Он сделал движение, попробовал ответить, но два языка сцепились во рту. Он замычал и онемел от ужаса.

– Шурат! Ты шею ему сломаешь! – второй голос был более властным и жестким.

– А-э… – недовольно хмыкнул первый.

Его резко швырнули. Падая, Он ударился затылком о твердое и текучее. Это был песок.

– Наши подобрали его у Чертова Камня. Почти рядом с ямой, где а_зарды свалили раненых и мертвых Хотоаги. Весь песок там пропитался кровью на локоть.

Звуки слов одновременно перемежались рычанием, словно у этого существа было не только два языка, но и два горла.

– Хорхош его случайно заметил. Он не знал, забирать его или на месте приколоть. Безоружный, голый. Чужой… Но Хорхош не чувствовал отбива и отдал решение тебе.

– Хорхош правильно сделал, что привез его сюда. – после короткого молчания задумчиво ответил второй голос. – Но… Я тоже не чую отбива.

– Вообще-то и я, – смущенно прокаркал первый, что был назван Шуратом.

Он окончательно опомнился, но продолжал лежать неподвижно. Глаза обрывками выхватывали окружающий мир и никак не могли сложить эту раздробленную мозаику. Висело небо – огромное, давящее, черно-синее, с острыми шипами незнакомых огромных звезд…

– Просыпайся! – снова рявкнул голос, и что-то плоское с силой шлепнуло по груди. Раздался металлический звон. – Джаммш! Если он не проснется, я его заколю прямо тут, как жирного уилиса.

– Зачем, если мы оба не чувствуем отбива?

– Да? – рык Шурата обогатился множеством неожиданных оттенков. – Думаешь, у меня расклеились пластины? Глянь на его латнир, Саудрак! Эй, огня сюда!

Послышался тяжелый топот, мир окрасился прерывистым желтым светом. Сильные руки бесцеремонным рывком перевернули Его – так грубо, что Он черпнул ртом песка.

– Великая Мать! – охнул третий голос. – Так не бывает…

– Хэх, – хмыкнул Шурат, – а я о чем!

Повисла гнетущая пауза. Он физически ощутил сгущающееся вокруг Него напряжение. Бешено сжал веки, пытаясь вспомнить, как Он здесь оказался, что это за окружение? Кто Он сам?!

Какой-то однообразный звук, похожий на бормотание или глухое пение, доносился от сидящих у костров. Память была бездарно пуста, ее словно убили. Ее вырезали, оставив лишь опустошенную раковину тела.

– Слишком много непонятного. – Голос Саудрака был не более мелодичным чем падение каменных блоков. – Тангр гол, безоружен и безроден. Так не бывает.

– Ему один путь – по тропинке в Лес Предков.

– Хотел бы я знать, чьих предков…

Вспышка ярости ослепила и подбросила Его. Он рывком перевернулся, выплевывая песок. И стиснул зубы от боли в запястьях.

– А ну, успокойся! – у Его горла тут же материализовались два темно-блестящих лезвия, в которых насмешливо плясали кривые отблески огня.

«Шиташ, – тут же возникло в мозгу название причудливого клинка. Оно было похоже на свист рассекаемого воздуха. – Удачное название для меча».

Двое чужаков рядом с Ним держали в руках обнаженные клинки, у третьего был длинный пылающий факел. Свет пламени обострял их черты и придавал им оттенок дикости.

Склонившиеся над Ним тени были мускулистыми существами с чуть сплюснутой головой, накрытой изящно изогнутым шлемом не то из кости, не то из толстой кожи. Из-под шлема глядели два больших раскосых глаза на вытянутом лице. Руки темными поленьями тянулись от мощных плечей, их поверхность была защищена тускло блестящей плитчатой броней с металлическими накладками на предплечье. Горло Его царапали широкие, в руку длиной, железные шиташи. Еще Он заметил на небе маленькую красноватую луну. Она показалась ему сморщенным огрызком.

– Как ты попал к Чертову Камню… чужак? – последнее слово было словно выплюнуто.

Ему все же удалось заставить шевелиться свой двойной язык:

– Не знаю…

Он услышал свой голос – такой же низкий и вибрирующий рык как у остальных. И еще Он осознал, что умирает от жажды.

– Пить!..

– Каково твое имя и каков твой род? – рявкнули в ответ.

По голосу Он понял, что это Шурат, и теперь смог его увидеть. Здоровенный абориген с угловатой темной мордой и яростными глазами.

– Какого ты клана? Откуда? – сыпались новые вопросы.

Что-то щелкнуло в мозгу, как сухая вспышка, и Он вспомнил свое имя.

– Дар, – сказал Он и пожевал в губах это странное имя, которое никак не выговаривалось Его ртом, Его чудовищными двумя языками: – Да-ар…

Он снова пошарил в памяти в поисках ответов на остальные вопросы. Но убитая память не возвращалась.

– Дальше?..

– Я не помню ничего… Я не помню… кто я…

– Приехали! – злобно буркнул Шурат. – Долго придумывал эту херню?

– Остынь, Шурат! – Звук крошащихся булыжников показался бы сладкой музыкой в сравнении с низким голосом Саудрака. – Не забывай, где мы его нашли.

Теперь Дар увидел и второго: Саудрак был чуть ниже, но вдвое более широким в плечах. Безапелляционность в рыке давала некоторое впечатление о его полномочиях.

Саудрак обернулся к Дару:

– Как давно ты видел а_зардов в последний раз?

– Что такое «а_зардов»?

Шурат, придерживавший Его за плечо, ослабил свою хватку. Его глаза взбешенно сузились.

– Он придуривается, элитар!

Лезвие меча теснее прижалось к горлу.

– Да-ар не имя для тангра, тем более твоего возраста.

– Откуда он взялся? – подал голос третий, стоящий с факелом. – Что а_зардов не знает? Рехнулся со страху?

Последний вопрос был адресован Саудраку и Шурату, но Дар оценил его справедливость. Эта мысль посетила уже и Его самого. Эти кургузые фигуры, звенящие мечи, двойные языки, какие-то «а_зарды»… Он бредит или спит. Скорее бредит, потому что такое не приснится!

На некоторое время они отошли, оставив Его в покое. Дар лежал со связанными руками и пытался оценить ситуацию. Уверенность, что Он был другим раньше, не покидала Его. Он никогда не слышал их скрежещущих и рычащих голосов. Даже луну эту не видел!

Но кто же Он тогда?

Почему не может вспомнить?

На вершинах холмов существа, называющие себя танграми, перебегали легкими быстрыми тенями. Отсветы костров на одеждах и лицах придавали им экзотический и дикий вид. Двуногие и двурукие, они выглядели как будто нормально для Его глаза, однако фасон одежды – или что там у них – был странным. В профиль все казалось нормальным, если не обращать внимания на чуть горбатую спину. Но анфас зрелище оказалось непривычным: начиная от плеч, вниз шло округлое утолщение, словно жесткие крылья жука – толстые, но плоские. Головы существ были уплощены в профиль, с изящной накладкой своеобразного шлема, весьма сочетавшейся с «крыльями». Шлем плавно изгибался над бровями, прикрывая всю голову и переходя в витую поверхность на затылке. Все эти роговые украшения были классно сработаны и давали ощущение прочности и защищенности. С каких, интересно, животных они снимали кость такого размера?

Края шлема порой поблескивали металлическими наклепками, опасно заостренными, но также не лишенными изящества. На кожаных поясах позвякивало оружие: широкий клинок с одной стороны, и что-то продолговатое, как деревянная труба, с другой. Одежда состояла из обрезанных до колен шортов и рубахи с большой накладкой из жеской толстой кожи на груди.

Передышка была короткой. Громко топая и сопя, тангры принесли еще одного аборигена. Этот был стар и изранен. Повязки на его руках, ногах и голове почернели от ссохшейся крови. Он замер рядом с Даром и долго молчал. Шурат и Саудрак выжидающе на него смотрели, не выказывая нетерпения. Старик не шевелился, но словно принюхивался или прислушивался к чему-то. Взглянув внимательнее, Дар понял, что тот слеп. Лицо его было жестоко изуродовано, развороченные глазные впадины уже запеклись кровяной коркой. Его наверное волокли по земле, потому что в ноздри забилась трава. С трудом двинув разбитыми губами, старик наконец заскрипел:

– Это не тангр Хотоаги или Хуурадана… хых… хых… Здесь нет друга… хых… Убейте его!

Стало слышно, как жестоко заскрипела сталь, вытягиваемая Шуратом из ножен. Дар почувствовал, как ледяное бешенство вскипело в Нем:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное