Тимур Рымжанов.

Игры чудовищ

(страница 1 из 21)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Тимур Рымжанов
|
|  Игры чудовищ
 -------

   Отрубая чужие головы,
   Не потеряй своей!

   Слепой июльский полдень набрасывал легкую дымку желтого зноя на вялую зелень травы. Дорога пылила под ногами, выпирала бугристой зернью камней. Белые булыжники известняка торчали из охристой глины, словно обветренные старые кости огромных животных. Крепкий упругий ветер сушил горло, щекотал ноздри кисловатым, чуть пряным запахом дубленой кожи, смолой сосен и цветочной пыльцой.
   Суставы ломило, словно перед дождем. Правое плечо болело, чувствовалась какая-то тяжесть. Если попробовать исхитриться снять тугое железо наплечного щитка, то под плотным покровом кольчуги наверняка обнаружится здоровенный синяк. И это при том, что удар пришелся как раз на локтевой щит, ребром которого меня в руку и садануло. Либо удар был запредельной силы, либо сказалось несовершенство конструкции.
   Кожаные штаны с такими же железными пластинами были явным излишеством, пекло казалось просто невыносимым, и все оружие, которое я теперь тащил с собой, не стоило этих мучений. Безумно хотелось пить. Промокшая одежда липла к разгоряченному телу, хотя ветер, проникающий сквозь щели брони, создавал некоторую иллюзию прохлады.
   Меч, болтающийся в плотных ножнах у бедра, стал раздражать. Мне стоило больших усилий, не сбавляя шага, умудриться закрепить его за спиной между лямкой сумки и поясным ремнем. Но и в этом положении он мешал, сковывал движения и натирал лопатку. Кинжал, заткнутый за пояс, давил плоскостью ножен на ушибленный бок и тоже мешал при ходьбе. Одежда вообще была неудобной. За прошедшие два дня она стала невыносимо тесной и грубой, словно усохла. Успокаивала лишь одна мысль, что ночи в этих местах довольно прохладные, кроме того, больших претензий к тугим перевязям, ремням, куртке и кольчуге предъявлять не приходилось. Я с большим удивлением обнаружил, что кольчуга является великолепной подстилкой. Как ни странно, но в ней было очень удобно спать. На вторые сутки изнурительного марш-броска твердый щит плечевого доспеха, используемый вместо подушки, воспринимался естественно. Думаю, вчера я бы уснул даже стоя в заброшенном хлеву на краю жиденького леса.
   Судорожно и болезненно напряженные мышцы наконец-то примирились с тем фактом, что им еще какое-то время придется поработать, но от этого они болели не меньше. Спина вообще одеревенела. Почему-то вот уже на протяжении трех километров, судя по столбам, жутко ныло правое колено и бедро, и я заметно прихрамывал при ходьбе. И это всего лишь за два дня отчаянных, неумелых и стремительных битв. Хотя последнюю схватку я бы не назвал такой уж стремительной.
Возможно, от страха и от недостатка опыта мне она и показалась быстрой, но притаившаяся в пещере тварь явно рассчитывала на более скорую победу, причем над собой.
   Не обманывая себя, скажу, что в последней драке мне просто повезло. Причины такого везения я сейчас уже и не вспомню, но безумный монстр, чем-то напоминающий маленького дракона с крыльями как у летучей мыши, сам напоролся на мой клинок.
   Силы покидали меня быстро, а дорога все не кончалась. Судя по карте, путь предстоял не близкий, думаю, одолеть его до заката мне не удастся. Еще одна ночевка в открытом поле не пугала, над горизонтом ночью поднималась почти полная луна, поэтому подкрасться ко мне незамеченным будет не просто. Но лучше бы найти укрытие. Ну хоть какое-нибудь.
   В незнакомых местах всегда надо быть осмотрительным и терпеливым. По своему небольшому опыту я знал, что не сегодня, так завтра у меня должно открыться второе дыхание. Мой организм, достигнув критической точки в своем затянувшемся стрессе, в конце концов привыкнет к обстановке. Быть может, с возрастом этот срок значительно увеличивается? А может, я просто не в состоянии переносить такие нагрузки?
   Пересохшая губа лопнула в уголке рта. Маленькая кровоточащая ранка защипала, вынуждая меня остановиться. Глупо экономить на себе, что мне стоит открыть фляжку и напиться?! Смочить сиплое горло живительной влагой. Почему я так рьяно экономлю воду?
   Остановиться оказалось не просто. Усталые ноги с трудом подчинились мысленному приказу, как бы не веря, что им наконец-то позволено отдохнуть. После остановки захотелось сесть, но такой роскоши я себе позволить не мог. Путь предстоял длинный. Совершив над собой еще небольшое усилие, я сделал несколько шагов в сторону жиденькой тени высокой сосны, одиноко растущей на откосе дороги.
   Сотни насекомых шумно гудели в траве. Порывистый ветер дергал высокие стебли, и звонкое стрекотание кузнечиков на мгновение прекращалось. В тени дерева было прохладно. Выходить на равнину, опаленную солнцем, не хотелось. Постоянное чувство тревоги понемногу отпускало. Не было желания никуда идти. Усталость накатывала волнами, с каждым разом все сильней. Стать бы камнем, лишенным чувств и эмоций, страхов и опасений, проблем и забот и лежать бы в тени у этой дороги до тех пор, пока я снова не пожелаю стать человеком. Это секундная слабость, это пройдет. Я смогу идти дальше.
   Уловив момент, тело тут же размякло, и я, сам того не замечая, сел. Сознание словно бы на миг затуманилось, и мышцы сдались, не желая преодолевать неестественное напряжение, и я плюхнулся на глиняный откос, несмотря на молчаливый и вялый протест замутненного сознания. Ладно. Посмотрим, какую истерику мышцы мне закатят, когда придет время встать на ноги и продолжить путь.
   Зазвонил мобильный телефон, еле слышно наигрывая подобие популярной мелодии, он мелко вибрировал, истерично требуя к себе внимания. Извлекая его из кармана рубашки через боковую прорезь в кольчуге, я был так неловок, что поцарапал стекло экрана и случайно нажал кнопку отказа. А может быть, это была не случайность? Мир, которому принадлежал этот серебристый аппарат, остался далеко, в трех днях пути от этого места, на расстоянии четырех битв и одной нелепой дуэли. Скажу честно, так далеко в своей жизни я еще не заходил.
   Маленький экран высветил номер Димы, коллеги по работе. Хорошо, что я не стал с ним говорить. Для всего офиса я в отпуске, а где и как он проходит, никого не касается. Возможно, он искал меня в пятницу, ближе к концу дня, чтобы пригласить попить пивка с друзьями или в клуб. Но на него это не похоже, скорее он сам ждет от меня приглашения. Или просто запутался в бумагах и теперь жаждет узнать тайны моих каталогов, в которых кроме меня разбираются только двое, да и те не с первого раза. Но обращаться к ним у Димки духу не хватит, не в том он сейчас положении.
   Мне стало смешно. Вся прежняя жизнь казалась неполноценной, скучной, кастрированной и глупой. Такой мелкой, незначительной, способной поместиться в этот маленький телефонный корпус. Словно и не жил вовсе, а только время тратил. Тянул долгие часы, строил наивные планы, чего-то ждал, не имея на то никаких оснований.
   Сидеть и ждать, пока удача сама придет к тебе в руки, глупо. Нужно идти ей навстречу, искать, верить. А я расслабился, и слабость захватила меня с головой, целиком, всего. Сейчас эти мысли были самым настоящим откровением, но стоит вернуться в город, и тогда я скажу себе, вспоминая об этом, что смертельно устал и тронулся головой, перегрелся на солнце. Что есть во мне кроме слабостей и вредных привычек? Какие сильные стороны? Ответ на этот вопрос я попробую найти здесь, на этой дикой равнине, истрепанной залетным знойным азиатским ветром.
   Если каждый человек на земле будет рождаться удачливым и счастливым, то зачем же он тогда рождается вообще?
   Телефон я отключил. Во всяком случае, до тех пор, пока мне не удастся его зарядить. Если вообще представится такая возможность. Сказать с полной уверенностью о том, что ждет впереди, я не мог. Просто шел по этой земле, как бы открывая новые страницы одну за одной. Причем страницы эти находились внутри меня самого. Внутри моего собственного сознания.
   Раньше я любил играть в компьютерные игры. Таскать при помощи мышки и клавиатуры нарисованных человечков по нарисованным мирам. Ставил их в самые невыносимые и опасные условия, уничтожал, предавал, стирал. Я играл и находил в этом какое-то удовлетворение. Игры быстро наскучили, они были фальшивыми, плоскими, невыразительными, предсказуемыми. Судя по всему, не мне одному они наскучили. Нашелся кто-то, сумевший воплотить выдуманный мир в реальности. Кто был этот человек, не важно. Был он один или целая корпорация, не имеет значения. Но в реальности возникла «игра». Простое и емкое название того, что меня сейчас окружало.
   Об «игре» я узнал два года назад. Тогда она меня не впечатлила. Показалась еще одним телевизионным шоу и не более того. Рано или поздно весь игровой бизнес, в той или иной степени, перекочевывает на телевидение, превращаясь в очередную рекламную ширму.
   Но случилось так, что со временем я вник в суть «игры», даже увлекся, и ждал каждой новой трансляции, или это уже были смонтированные ролики, не знаю, но шоу приковало к себе крепко, как сериал. Одна из бесконечных мыльных опер, где персонажи меняются быстрей, чем ты успеваешь запомнить их имена.
   В реальности, на твердой земле, далеко от крупных городов, были созданы два огромных полигона, напичканных самыми современными технологиями. Первый полигон представлял собой громадный комплекс, нашпигованный разнообразными техническими игрушками. Некая эстафета со множеством ловушек, тупиков и сложных механизмов. Для штурма «лабиринта», так называлась первая версия, созданная там, формировалась команда игроков, вооруженная хорошим стрелковым оружием, правда, пневматическим с пластиковыми капсулами, наполненными краской. Надежной защитой в виде костюмов, снабженных всем необходимым для жизнеобеспечения, и простейшими инструкциями – правилами игры. Перед игроками ставилась цель пройти лабиринт, последовательно перемещаясь с уровня на уровень. Усложненные вариации на тему пейнтбола с интеллектуальной нагрузкой. Задачи ставились трудные, а порой просто невыполнимые для одного человека. Все это снималось множеством видеокамер, монтировалось, а потом представлялось как захватывающее и динамичное шоу с комментариями дикторов, транслируемое по одному из кабельных каналов. Надо сказать, через год популярность «игры» выросла до размеров государственного телевидения, но не это важно. Самое главное было в том, что команды стремительно теряли своих игроков, и для участия в шоу требовались все новые и новые рекруты. Теперь каждый желающий мог легко попасть туда, всего лишь купив путевку в одном из агентств компании. Сумма главного приза выросла многократно и теперь уже измерялась шестью нулями не нашей валюты. Лабиринт перестраивался и трансформировался так, чтобы никто не смог его изучить и получить преимущество. В жерновах этого страшного изобретения перемалывались все. Одной только силы или ловкости было недостаточно. Требовались знания, сообразительность, бесстрашие и терпение и еще множество качеств, о которых принято думать как об отрицательных. За все время существования игры только одной команде удалось дойти до главного приза. Да и то, мне кажется, все было подстроено, чтоб не терять рейтинг, как говорится. «Игрой» увлекались многие. Создавали клубы, спортивные залы, где можно было пройти предварительную подготовку. Фанаты тратили все заработанные средства на то, чтобы снова и снова попасть в «игру», еще бы, такой приз хотел получить каждый.
   Буквально через пять месяцев после открытия шоу «Лабиринт» появилось следующее – «Гиперборея» – мир легенд и сказок, замков и пещер, мечей и магии, драконов и демонов. Интерес к «игре» возобновился с удвоенной силой. Те, кто по тем или иным причинам не мог позволить себе участвовать сам, с удовольствием наблюдали за другими, родственниками, знакомыми и просто удачливыми игроками. В новой игре все было сложней и намного опасней. В ход пошло холодное оружие, луки, копья, мечи и топоры. Огромная равнина, застроенная самыми фантастическими сооружениями, просто кишела злобными тварями, готовыми выбить из игрока последние, так трудно заработанные, очки и проценты жизненных сил. В новой игре появились промежуточные призы, всевозможные поощрения и подарки. Поклонников не убавлялось, так же как и зрителей.
   Я некоторое время пытался следить за всем, что происходит в этом шоу. Наблюдал, записывал. С каждым разом играть становилось все трудней и трудней. Что в первом, техническом «Лабиринте», что в сказочных землях «Гипербореи». Монстры, чудовища – куклы, управляемые операторами, становились сильными и выносливыми, хитрыми и опасными. Совершенствовались они, крепли ряды игроков. Слабые рекруты вываливались на первом же этапе. Разумеется, у них всегда был шанс вернуться в игру снова, но это не гарантировало, что им повезет. Количество попыток ограничивалось только стоимостью путевки и сроком ее действия. При желании ее можно было продлить на любой срок, но уже совсем по другой цене.
   Я давно поймал себя на мысли, что так же, как и все эти люди, хочу оказаться в «игре». Технически сложный лабиринт привлекал меня в меньшей степени, нежели открытые просторы сказочных земель. Мне хотелось попробовать взять в руки меч, который я прежде видел только на картинках, щит, надеть доспехи и врезать всем по первое число.
   Что ж, сказано – сделано. Вот я здесь. На мне доспехи, тесные и тяжелые. У меня меч, от махания которым уже на второй день образовались мозоли. Я грязный, уставший, но почему-то счастливый.
   Начало первого уровня, как теперь стало ясно, было просто курортом. Большой гостиничный комплекс, стилизованный под сказочный мир. Бары, кафе, танцевальные площадки, спортивные залы. Словно загородный оздоровительный санаторий, где есть все для активного отдыха. Конные прогулки, бассейн и возможность наслаждаться жизнью, не слишком напрягаясь, не утруждая себя чрезмерной физической нагрузкой.
   Так выглядел первый этап. Разумеется, играть можно и в нем, но это скучно. Там я не стал задерживаться. Во-первых, все, кто там находился, были намного младше или же старше меня. Сверстники, обремененные детьми, женами и коротким отпуском, уходили на более высокие уровни либо делали вид, что им все равно. А во-вторых, мой отпуск тоже был небезграничный, а увидеть хотелось многое.
   Сюжет игры был примерным и только рекомендательным. Предлагалось на выбор несколько сценариев, заданий, после выполнения которых человек может выиграть определенный бонус, приз и деньги. Отражая нападение монстра или на дуэли игрок может быть ранен и даже погибнуть. Не в буквальном смысле, конечно же. Простая с виду, стилизованная под рыцарскую амуниция была просто нашпигована датчиками и сложной электроникой. Приборы четко фиксировали силу и точность ударов, наносимых друг другу, сигнализируя цветом на индикаторе, вставленном в изящный браслет каждого игрока. Зеленый цвет – игрок здоров и полон сил. Желтый – легкоранен, оранжевый – сильно потрепан, красный в сопровождении звукового сигнала – мертв. За ночь отдыха после ранения индикатор восстанавливался до нормального, зеленого, но это вовсе не означало, что человек годен к очередному подвигу. Под доспехами был легкий костюм с множеством тонких трубок, наполненных липкой красной жидкостью. В момент сильного удара промежуточные звенья трубочек, соединенные с датчиками на доспехах, срабатывали, выпуская содержимое наружу. В лучшем случае это бутафорское кровотечение можно было остановить при помощи обычного бинта. Минут через сорок трубка прекращала «кровоточить», и клапан закрывался. Разумеется, такие эффекты были предусмотрены для телевизионных записей и для того, чтобы игрок не увлекался, продолжая битву уже «мертвым». Мне все эти сложности казались лишними, но со стороны поединок становился просто как настоящий. Когда игрок пропускал колющий или любой другой сильный удар, то шлем изнутри забрызгивался искусственной кровью, охлаждая пыл. Мне даже довелось увидеть, как неподготовленный зритель побледнел при виде этого спецэффекта.
   На первом этапе все казалось довольно простым. Оставаться там можно было сколько угодно, ибо все услуги были оплачены. Валютой служили «золото» и «серебро», монеты, желтые и белые фишки, которые можно было обменять на реальные деньги в любой момент в соотношении один к десяти. По условиям игры на первом уровне каждому давалось не больше ста монет, независимо от стоимости путевки и социального положения игрока. Полная уравниловка. Этого вполне хватало, чтобы в течение недели ни в чем себе не отказывать. Остальные деньги приходилось зарабатывать уже на поле. Если это не удавалось, новую сотню можно было получить, но уже совсем по другому курсу, более грабительскому. «Убитый» игрок, или рьяный пацифист, возвращался к первому уровню, начиная все сначала.
   Деньги были как средством платежа, так и суммой набранных очков. После успешного выполнения каждого задания игрок получал медальон, который тоже обменивался на деньги и служил пропуском на следующий уровень. С первого на второй, со второго на третий, и так до последнего, двенадцатого уровня. Чужой медальон можно было выиграть в любой азартной игре или на дуэли, что, впрочем, нисколько не уменьшало его ценность. Его можно было украсть, отобрать и даже найти на дороге в пыли. Последовательность прохождения уровней можно было откровенно проигнорировать, но только обладая завышенной самооценкой. Состязания между игроками на первом уровне велись постоянно, и днем и ночью. Запрета на дуэли не было, только правила поединков, что тоже добавляло свой интерес.
   Проходить игру можно было командой или поодиночке, не имело значения. В помощь совсем немощным и неазартным новичкам нанимался проводник, дорогой и не очень, на выбор. Надежный инструктор, словно экскурсовод, доводит вас до третьего уровня «игры» и оставляет на произвол судьбы в самой гуще свирепых тварей. Многие пользовались услугами проводников, облегчая себе путь сквозь этапы. Но компания, создавшая игру, всегда оставляла за собой право решать судьбу больших, стихийно сформировавшихся групп. В принципе число игроков в команде было не ограничено, но само собой получалось, что компания быстро разваливалась, игроки ссорились и истощались финансово. Монстры, хоть и радиоуправляемые, все же были наделены человеческим разумом и интеллектом, несравнимо большим опытом битв и сражений. Они тоже собирались в небольшие армии и просто растаптывали шибко умных.
   Записываться в команду я не стал, хотя и мог. Дрязги коллектива надоели мне и на работе, корчить из себя компанейского парня я не собирался и потому решил идти один.
   Мягко говоря, свои собственные силы я значительно переоценил. Все оказалось не так просто, как по телевизору. Благодаря везению и некоторой осторожности мне удалось набрать на первом уровне около пяти сотен монет, два медальона и хороший меч. Во всяком случае, более удобный, чем та рельса с ручкой, выданная в основном арсенале. Несколько раз я подумывал о том, чтобы перевооружиться и взять себе лук или арбалет, но всякий раз останавливался.
   Ковыряясь в сумке, я нашел шоколадный батончик, который оказался как нельзя кстати. Минимальный запас продуктов у меня был, но тратить его попусту не хотелось. Я не был настолько голоден, да и трапеза в жаркое и душное время суток пользы все равно не принесет.
   Прежде я разжевал батончик. Пересохшее горло с трудом позволило ему протиснуться дальше языка, но пришлось потерпеть: я экономил воду. Неизвестно, когда я смогу пополнить ее запасы. Не наполнять же фляжку водой из реки.
   Как и положено всякой нечисти, все монстры появлялись поздно вечером или ночью. Днем их нужно было вылавливать по пещерам и подвалам заброшенных замков и монастырей. Напичканные хитроумными ловушками, тупиками и ложными метками, эти катакомбы тянулись на многие километры под землей. Была реальная возможность изучить их более основательно, говорили, что там есть много потайных мест с солидными призами, но никто не рисковал забираться так глубоко. А если и забирался, то помалкивал о своем открытии.
   Процеживая теплую воду сквозь зубы, неторопливо глотая, я снова стал изучать карту. Ближайшая деревня, где можно отдохнуть и привести себя в порядок, находилась в десяти километрах к югу от этого места. Это если идти по дороге. Но справа от меня тянулся берег реки, и если двигаться вдоль него, то можно будет срезать пару километров или того больше.
   Заставить себя подняться стоило огромных усилий. Доспехи стали еще тяжелей, сумка врезалась в плечо, а ноги стали ватными и непослушными. С большими усилиями я дошел до обрывистого берега. Наряду с тем, что я морально готовил себя к предстоящему переходу, я еще и подыскивал уютное место для возможного ночлега на тот случай, если изможденное тело устроит бунт и я не смогу его переубедить. Эта двойственность означала только то, что я готов сдаться.
   По всему игровому полю были разбросаны стоянки с местом для костра и каким-то примитивным укрытием. Зря я пожадничал и не взял себе лошадь, это намного облегчило бы мой путь. Проблема в том, что этого древнего и капризного транспорта хватит только на один, следующий, второй уровень игры. Насколько мне известно, весь третий этап придется лезть через пещеры и лошадь мне будет не нужна. Тем более что знающие люди предупредили о конокрадах, снующих здесь повсюду. Под землей и одному тесновато, а уж лошадь тем более не развернется. Оставив ее без присмотра, я рисковал лишиться ее вовсе. Малоприятное занятие болтаться в темноте, да и небезопасное, как мне думается. Не скажу, чтобы мне было страшно, но становилось как-то неприятно только при одной мысли об этом. Хотя, наверное, еще многие мои страхи и фобии вылезут наружу к концу пути. Знать бы только, когда он для меня наступит, этот конец, и смогу ли я до него добраться. Хватит ли терпения.
   От реки веяло прохладой, и меня охватило умиротворение. Я смотрел по сторонам и вниз с обрывистого берега, прислушивался к звукам, вдыхая непривычный для городского человека букет ароматов.
   Пахло тиной, сыростью, мокрым песком, костром и жареным мясом. Не самая нелепая комбинация, но здесь я подобного не ожидал. Маловероятно, что мне это почудилось, более того, чуть дальше, на противоположном берегу, на холме, я увидел замок. Самый обычный замок в натуральную величину, со рвом и башнями, с мостом и зубчатыми стенами. Мне были видны флаги, развевающиеся на тонких древках по углам сторожевых турелей, но разглядеть символику я не мог, только цвет. Если замок так далеко и это не ошибка моего зрения, ибо вижу я замечательно, то запахи не могут доноситься оттуда, тем более что ветер дул с другой стороны. Теплый поток воздуха медленно нес чуть сизоватую дымку как раз над водой, вдоль течения.
   Интересно, но на моей карте этот замок не был указан. Да и среди условных обозначений флаг такого цвета, как на башне, тоже не наблюдался. Сомневаюсь, что это ошибка, просто мне всучили не полную карту, а какие-то жалкие ошметки, хотя я выложил за нее двадцать монет. Ничего, в следующий раз буду умней. С дороги крепость не видно, и если бы я шел прямо, то не заметил бы ее. Мне стало интересно, я даже взбодрился.
   Стараясь не шуметь, я вытащил меч из ножен и двинулся на запах, осторожно переступая валяющиеся повсюду сухие ветки и камни. Медленно, осторожно я пробирался между деревьями вдоль берега.
   Пока рука была свободной, мозоли не беспокоили, но теперь, сжимая чуть влажную и теплую рукоять своего оружия, я чувствовал боль в ладони. Собственно, этого следовало ожидать. На моих руках, не знавших непосильной физической работы, мозоли возникали почти мгновенно от любого усилия, а махать полуторакилограммовым мечом требовало от меня приложения всех сил.
   На берегу потрескивал костер. Над той его частью, где остались только прогоревшие угли, находилась небольшая решетка с выложенными на ней кусочками мяса, скворчащими и душистыми. Я невольно сглотнул слюну, вдохнув аппетитный запах, и постарался уйти подальше в тень, надеясь, что меня не заметят.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное