Тесс Герритсен.

Смертницы

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Пока я слышала только одно имя. Доктора.

– Какого?

Она замолчала, удивленная его бурной реакцией.

– Доктор Тэм. С ее сотового звонили на радиостанцию.

Дин повернулся и взглянул на больницу:

– О господи!

– А в чем дело?

– Я не могу найти Джейн. Ее нет среди пациентов, эвакуированных с этажа.

– Когда она попала в больницу?

– Сегодня утром, после того как у нее отошли воды. – Габриэль посмотрел на Мауру. – Ее принимала доктор Тэм.

Маура уставилась на него, вдруг вспомнив то, что слышала в трейлере. Доктора Тэм в последний раз видели, когда она направлялась в отделение диагностической визуализации к своей пациентке.

«Джейн. Доктор как раз спускалась к Джейн».

– Думаю, вам лучше пойти со мной, – сказала Маура.

8

«Я приезжаю в больницу рожать. Кажется, вместо ребенка я получу пулю в голову».

Джейн сидела на диване, зажатая между доктором Тэм с одной стороны и чернокожим санитаром с другой. Она чувствовала, как он дрожит, а его кожа в этом помещении с кондиционированным воздухом была холодной и влажной. Доктор Тэм казалась совершенно спокойной, ее лицо напоминало каменную маску. На другом диване съежилась администратор, а рядом с ней тихо плакала медсестра. Никто не смел вымолвить ни слова; единственным источником звука был работающий телевизор. Джейн огляделась, изучая именные таблички на халатах медперсонала. «Мак». «Доменика». «Гленна». «Доктор Тэм». Потом посмотрела на больничный браслет, болтавшийся у нее на запястье. «Риццоли Джейн». «Как мы все хорошо подготовлены для морга. Никаких проблем с установлением личности». Она представила, как завтра утром жители Бостона раскроют свои газеты и увидят те же имена, набранные жирным шрифтом на первой странице: «Жертвы захвата заложников в больнице». Читатели скользнут взглядом по имени «Риццоли Джейн» и тут же устремятся к страничке спортивных новостей.

Неужели так все и закончится? По глупости. Просто потому, что оказалась не в том месте и не в то время. «Эй, стойте! – захотелось ей крикнуть. – Я беременная! В кино никто не стреляет в беременных заложников!»

Но это не кино, и она не может предугадать, что выкинет эта сумасшедшая с пистолетом. Так Джейн мысленно окрестила ее: Сумасшедшая. А как еще можно назвать женщину, которая расхаживает взад-вперед, размахивая пистолетом? Лишь иногда женщина останавливалась, вглядываясь в экран телевизора, настроенного на Шестой канал. Там шел прямой репортаж с места событий. «Смотри, мама, я тоже попала в ящик, – подумала Джейн. – Одна из счастливчиков, оказавшихся в заложниках. Похоже на реалити-шоу „Остаться в живых“, только с пулями.

И настоящей кровью».

Она заметила, что на руке Сумасшедшей болтается такой же браслет, как у нее. Может, сбежала из психиатрического отделения? Попробуй заставь такую послушно сидеть в инвалидной коляске. Женщина была босой, а под больничной сорочкой выделялась ее округлая попка. У нее были длинные ноги, мускулистые бедра и роскошная грива черных волос.

Одень ее в сексуальный кожаный прикид, и будет вылитая Зена – Королева воинов.

– Я хочу пи?сать, – заныл господин Бодин.

Сумасшедшая даже не удостоила его взглядом.

– Эй! Кто-нибудь слышит меня? Я же сказал, что хочу пи?сать!

«О господи, ну и писай себе, старикан, – подумала Риццоли. – Прямо в кресло. Не раздражай того, кто вооружен».

На телеэкране появилась блондинка-журналистка. Зоя Фосси вела репортаж с Олбани-стрит.

– До сих пор нам неизвестно, сколько заложников находится в больнице. Полиция оцепила все здание. К настоящему моменту известно об одной жертве, это охранник, которого застрелили, когда он пытался связать пациентку…

Сумасшедшая остановилась, уставившись на экран. Одной ногой она наступила на медицинскую карту, валявшуюся на полу. Только тогда Джейн обратила внимание на имя, выведенное на титульном листе:

«Риццоли Джейн».

Репортаж окончился, и Сумасшедшая возобновила свое хождение по комнате, периодически наступая на медицинскую карту. Это была карта Джейн; возможно, доктор Тэм взяла ее с собой, направляясь в диагностическое отделение. Сейчас ее безжалостно топтали босые ноги Сумасшедшей. Ей достаточно было нагнуться, поднять карту и, перевернув первую страницу, прочитать информацию о пациентке. Имя, дату рождения, семейное положение, номер страхового полиса.

И род занятий. «Детектив. Отдел по расследованию убийств. Бостонское управление полиции».

«Здание блокировано спецподразделением бостонской полиции, – подумала Джейн. – Когда она узнает, что я тоже коп…»

Ей не хотелось развивать эту мысль, она понимала, куда заведут логические рассуждения. Она вновь посмотрела на свою руку, на именной браслет пациента: «Риццоли Джейн». Если бы удалось незаметно снять его, засунуть между подушками дивана, тогда Сумасшедшая не узнает, с кем имеет дело. Да, пожалуй, стоит избавиться от опасного браслета. Тогда она станет обыкновенной беременной пациенткой. Не полисменшей, не источником угрозы.

Она просунула палец под браслет и потянула, но безрезультатно. Она потянула сильнее, но браслет отказывался покидать запястье. Из чего он сделан, черт возьми? Из титана, что ли? Ну да, разумеется, он должен быть прочным. Иначе такие стариканы, как господин Бодин, начнут безымянными свободно расхаживать по коридорам. Стиснув зубы, она вновь уперлась пальцем в непокорный пластик. Придется, наверное, грызть, подумала она. Когда Сумасшедшая отвернется, можно будет…

Джейн замерла. Женщина стояла прямо напротив нее, и босая нога вновь оказалась на медицинской карте Риццоли. Джейн медленно подняла голову и посмотрела в лицо женщины. До сих пор она избегала смотреть на нее, боялась привлекать к себе внимание. Теперь, к своему ужасу, она видела, что женщина сосредоточилась на ней, только на ней, – и вдруг ощутила себя одинокой газелью, которую хищник избрал своей добычей. Женщина и в самом деле была похожа на пантеру – длинноногая и грациозная, с черными волосами, блестящими, как шкура пантеры. Ее голубые глаза горели как два прожектора, и Джейн оказалась словно бы в круге света.

– Вот что они делают, – сказала женщина, разглядывая бирку Джейн. – Вешают на вас ярлыки. Как в концлагере. – Она показала свой браслет, на котором значилось имя: «Доу Джейн». «Как оригинально тебя назвали, – подумала Джейн, и ей захотелось рассмеяться. – Меня захватила в заложники Джейн Доу. Джейн против Джейн. Настоящая против вымышленной. Разве в больнице не знали, кого принимают?» Судя по нескольким произнесенным фразам, женщина была явно не американкой. Похоже, из Восточной Европы. Возможно, русская.

Женщина сорвала со своей руки браслет и швырнула его в сторону. Потом схватила руку Джейн и резко дернула браслет. Он разорвался.

– Вот так. Больше никаких ярлыков, – произнесла она. И взглянула на браслет Джейн. – Риццоли. Итальянская фамилия.

– Да. – Джейн не спускала глаз с лица женщины, избегая смотреть на медицинскую карту. Незнакомка восприняла ее прямой взгляд как знак некоего союза между ними. До сих пор Сумасшедшая не обмолвилась и словом ни с кем из них. Теперь она заговорила.

«Это хорошо, – подумала Джейн. – Уже какая-то попытка разговора. Постарайся установить с ней контакт, наладить отношения. Стань ее другом. Она ведь не убьет друга, правда?»

Женщина посмотрела на огромный живот Джейн.

– У меня первый ребенок, – пояснила Риццоли.

Женщина взглянула на настенные часы. Она чего-то ждала. Считала минуты.

Джейн решила завязать разговор.

– Как… как вас зовут? – рискнула спросить она.

– А что?

– Просто хотела узнать. – «Хотя бы чтоб перестать называть тебя Сумасшедшей».

– Какая разница, как меня зовут. Я уже покойница. – Женщина взглянула на Риццоли. – Как и вы.

Джейн посмотрела в горящие глаза незнакомки, и ей вдруг стало страшно. «Что, если это правда? Что, если мы и впрямь уже покойники и все это происходит в аду?»

– Пожалуйста, – пробормотала администратор. – Пожалуйста, отпустите нас. Зачем мы вам? Просто откройте дверь, и мы выйдем.

Женщина вновь принялась расхаживать взад-вперед, периодически наступая на медицинскую карту.

– Думаете, они оставят вас в живых? После того как вы были со мной? Все, кто рядом со мной, умирают.

– О чем она говорит? – прошептала доктор Тэм.

«Да у нее паранойя, – подумала Джейн. – Мания преследования».

Женщина вдруг остановилась и устремила взгляд на медицинскую карту, валявшуюся у нее под ногами.

«Не открывай. Пожалуйста, не открывай ее».

Женщина подняла с пола карту и принялась разглядывать обложку.

«Отвлеки ее сейчас же!»

– Простите, – начала Джейн, – мне действительно… очень нужно в туалет. Понимаете, беременность… – Она показала на дверь туалета. – Пожалуйста, можно мне выйти?

Женщина швырнула карту на журнальный столик, так что Джейн уже было не дотянуться до нее.

– Только дверь не запирайте.

– Не буду. Обещаю.

– Идите.

Доктор Тэм тронула Джейн за руку:

– Вам помочь? Хотите, я пойду с вами?

– Нет. Все нормально, – ответила Джейн и неуверенно поднялась с дивана. Ей ужасно хотелось прихватить со столика свою карту, но Сумасшедшая не спускала с нее глаз.

Она прошла в туалет, включила свет и закрыла дверь. Испытала внезапное облегчение от того, что оказалась одна и не под дулом пистолета.

«А можно ведь запереть дверь. И остаться здесь, дождаться, когда все это кончится».

Но она подумала о докторе Тэм, санитаре, Гленне и Доменике, оставшихся в комнате. «Если я разозлю Сумасшедшую, им достанется. А я буду малодушной, если стану прятаться за закрытой дверью».

Она сходила в туалет и вымыла руки. Сделала несколько глотков воды, поскольку не знала, когда еще представится возможность попить. Вытирая мокрый подбородок, она оглядела туалетную комнату в поисках предмета, который можно было бы использовать в качестве оружия, но не увидела ничего, кроме бумажных полотенец, мыльного дозатора и мусорной корзины из нержавейки.

Дверь вдруг распахнулась. Она обернулась и встретилась взглядом с Сумасшедшей. «Она не доверяет мне. Конечно, не доверяет».

– Я закончила, – сказала Джейн. – Выхожу. – Она покинула туалетную комнату и вернулась к дивану. Краем глаза она заметила, что ее карта все еще лежит на журнальном столике.

– Чего мы ждем? – поинтересовалась Джейн.

Женщина в упор посмотрела на нее. И произнесла спокойно:

– Конца.

Джейн содрогнулась. И в то же время почувствовала, как напрягся ее живот, словно пальцы в кулаке. Она задержала дыхание, когда схватка стала болезненной и на лбу выступила испарина. Пять секунд. Десять. Боль медленно отступила, и она откинулась на спинку дивана, задышала глубже.

Доктор Тэм нахмурилась:

– Вам плохо?

Джейн сглотнула:

– Кажется, я рожаю.


– Там полицейский? – переспросил капитан Хейдер.

– Эта информация ни в коем случае не должна просочиться, – сказал Габриэль. – Никто не должен знать ее профессию. Если преступница узнает, что среди заложников есть коп… – Габриэль глубоко вздохнул и тихо произнес: – Короче, прессе ни слова. Это все.

Лерой Стилман кивнул.

– Мы этого не допустим. После того, что случилось с охранником… – Он замолчал. – Нужно держать это в строжайшей тайне.

– То, что там полицейский, нам на пользу, – заметил Хейдер.

– Простите? – Маура была изумлена, что Хейдер посмел заявить такое в присутствии Габриэля.

– У детектива Риццоли есть голова на плечах. И она умеет обращаться с оружием. От нее во многом зависит исход этой операции.

– Ко всему прочему, она на девятом месяце беременности и должна родить с минуты на минуту. Каких действий вы от нее ждете?

– Я просто хочу сказать, что у нее есть инстинкт полицейского. А это уже хорошо.

– Сейчас я хочу, чтобы моя жена следовала только одному инстинкту – инстинкту самосохранения, – возразил Габриэль. – Мне нужно получить ее живой и невредимой. Так что не рассчитывайте на ее геройство. Лучше думайте, как вызволить ее оттуда, черт возьми!

– Мы сделаем все возможное, чтобы обезопасить вашу жену, агент Дин, – заверил его Стилман. – Обещаю вам.

– Кто эта женщина?

– Мы все еще пытаемся установить ее личность.

– Чего она хочет?

– Может быть, агент Дин и доктор Айлз покинут трейлер и дадут нам возможность спокойно работать? – вмешался Хейдер.

– Нет, пусть остаются, – возразил Стилман. – Ему нужно знать, что происходит. Это естественно. – Он взглянул на Габриэля. – Сейчас мы пытаемся тянуть время, чтобы дать ей возможность успокоиться и вступить в переговоры. Пока никто не пострадал, можно подождать.

Габриэль кивнул:

– Все правильно. Никаких штурмов, никаких выстрелов. Они все должны остаться в живых.

– Капитан, у нас есть список! – воскликнул Имертон. – Имена до сих пор не обнаруженных сотрудников и пациентов.

Стилман выхватил из принтера страницу и пробежал глазами список.

– Она там? – спросил Габриэль.

После паузы Стилман кивнул.

– Боюсь, что да. – Он протянул список Хейдеру. – Шесть имен. Эту же цифру назвала преступница, когда звонила на радио. Она сказала, что у нее шестеро заложников. – Он не решился произнести то, что прозвучало вслед за этим: «И пуль хватит на всех».

– Кто видел этот список? – спросил Габриэль.

– Администратор больницы, – ответил Хейдер. – И тот, кто помогал составлять его.

– Прежде чем его увидит кто-нибудь еще, вычеркните мою жену.

– Это просто имена. Никто не знает…

– Любой репортер за десять секунд выяснит, что Джейн служит в полиции.

– Он прав, – подтвердила Маура. – Все репортеры криминальной хроники знают это имя.

– Убери ее имя из списка, Марк, – попросил Стилман. – Пока его никто не увидел.

– А как же наши ребята из группы захвата? Если они ворвутся внутрь, им нужно знать, кто там находится. Сколько людей спасать.

– Если вы хорошо поработаете, – заметил Габриэль, – никакой группы захвата не потребуется. Нужно уговорить эту женщину выйти.

– Пока нам не слишком-то везет по части переговоров, верно? – Хейдер взглянул на Стилмана. – Наша девушка отказывается даже здороваться.

– Прошло всего лишь три часа, – сказал Стилман. – Нужно дать ей время.

– А что будет через шесть часов? Через двенадцать? – Хейдер перевел взгляд на Габриэля. – Ваша жена может родить в любую минуту.

– Думаете, я забыл об этом? – огрызнулся Габриэль. – Там не только моя жена, но и ребенок. Возможно, рядом с ними доктор Тэм, но, если роды будут сложными, у них ведь нет ни оборудования, ни операционной. Да, я хочу, чтобы все это закончилось как можно скорее. Но если вы собираетесь устроить кровавую баню, тогда лучше не торопиться.

– Все будет зависеть от нее. Только она может решить, что будет дальше.

– Тогда не заставляйте ее действовать раньше, чем она хочет. У вас есть переговорщик. Используйте его. И держите свою группу захвата как можно дальше от моей жены. – Габриэль развернулся и вышел из трейлера.

Маура догнала его уже возле дверей больницы. Ей пришлось дважды окликнуть его, прежде чем он наконец остановился и обернулся.

– Если они напортачат, – сказал он, – если ворвутся туда слишком рано…

– Вы же слышали, что сказал Стилман. Он хочет действовать медленно и осторожно, так же, как вы.

Габриэль уставился на трио спецназовцев, стоявших у входа в больницу.

– Посмотрите на этих ребят. Они уже рвутся в бой. Я знаю, что это такое, сам участвовал в таких операциях. Знаю, как это мучительно – ждать, пока тянутся переговоры. Они просто хотят быстрее сделать свое дело, то, чему они обучены. Им не терпится нажать на спусковой крючок.

– Стилман думает, что ему удастся выманить ее.

Габриэль посмотрел на Мауру:

– Вы были с этой женщиной. Станет ли она его слушать?

– Не знаю. По правде говоря, нам о ней ничего не известно.

– Я слышал, спасатели вытащили ее из воды. И привезли в морг.

Маура кивнула:

– По всем признакам это утопленница. Ее вытащили из залива Хингем.

– Кто нашел ее?

– Какие-то ребята из уэймаутского яхт-клуба. Бостонские копы уже работают по этому делу.

– Но они не знают про Джейн.

– Пока нет. – «Для них это важно, – подумала Маура, – знать, что одна из заложниц служит в полиции. Если нужно спасать своих, это меняет дело».

– Что это за яхт-клуб? – спросил Габриэль.

9

Мила

На окнах решетки. Сегодня с утра мороз, и стекло затянуто хрустальной паутиной. За окном деревья, много деревьев, и я понятия не имею, что скрывается за ними. Я знаю только эту комнату и этот дом, который стал нашей вселенной с той самой ночи, когда нас привезли сюда в том фургоне. За окном на солнце мерцает иней. Это красивый лес, и я представляю себе, что гуляю среди деревьев. Под ногами хрустят листья, искрятся обледеневшие ветки. Прохладно и чисто, как в раю.

А в этом доме ад.

Я вижу, какой след он оставил на лицах девушек, которые сейчас спят на грязных койках. Я слышу муку в их беспокойных стонах, жалобных всхлипах. Нас в этой комнате шестеро. Алена здесь дольше всех, и на ее щеке безобразный синяк – сувенир, оставленный клиентом-садистом. Однако Алена иногда все-таки оказывает сопротивление. Она единственная из нас, кто это делает, единственная, кого им не удается сломить, несмотря на наркотики и прочие инъекции. Несмотря на побои.

Я слышу, как во двор заезжает машина, и с ужасом жду, что раздастся звонок в дверь. Это как удар током. Девочки разом просыпаются от этого звука и вскакивают, прижимая к груди одеяла. Мы знаем, что будет дальше. Поворачивается ключ в замке, и дверь в комнату распахивается.

На пороге появляется Мамаша, похожая на жирную повариху, которая отбирает овцу на заклание. Она, как всегда, хладнокровно оглядывает свое стадо, и ее изъеденное оспинами лицо не выражает никаких эмоций. Ее взгляд скользит по девушкам, а потом перескакивает к окну, где стою я.

– Ты, – говорит она по-русски. – Им хочется новенькую.

Я смотрю на девушек. Но вижу в их глазах лишь облегчение оттого, что на этот раз не они выбраны жертвами.

– Чего ты ждешь? – спрашивает Мамаша.

У меня холодеют руки, и я чувствую, как к горлу подступает тошнота.

– Я… мне что-то нездоровится. И у меня там еще не зажили раны…

– Всего неделю здесь, и уже все болит? – Мамаша фыркает. – Ничего, привыкнешь.

Девушки смотрят в пол или на свои руки, но только не на меня. Они избегают моего взгляда. Только Алена глядит на меня, и в ее глазах я вижу жалость.

Я робко плетусь следом за Мамашей. Я уже знаю, что сопротивление наказуемо, а у меня еще не зажили синяки с прошлого раза, когда я пыталась дать отпор. Мамаша указывает мне на комнату в дальнем конце коридора.

– Там на кровати платье. Надень его.

Я захожу в комнату, и Мамаша закрывает за мной дверь. Окно выходит прямо во двор, где стоит голубая машина. На этом окне тоже решетки. Я смотрю на широкую медную кровать и вижу перед собой не предмет мебели, а приспособление для пыток. Я беру платье. Оно белое, как будто кукольное, с кружевной оборкой. Я сразу понимаю, что это значит, и тошнота усиливается от страха. Когда тебя просят играть ребенка, предупреждала меня Алена, это значит, что от тебя ждут испуга. Им нужно, чтобы ты кричала. А лучше всего, если ты будешь истекать кровью.

Я не хочу надевать это платье, но боюсь ослушаться. Когда за дверью раздается звук приближающихся шагов, я уже одета и готова к испытанию. Открывается дверь, и заходят двое мужчин. Некоторое время они оглядывают меня, и я надеюсь на их разочарование. Надеюсь, они решат: я слишком худа или некрасива, развернутся и уйдут. Но они закрывают за собой дверь и надвигаются на меня, словно голодные волки.

Нужно забыться. Так учила меня Алена. Забыться, чтобы не чувствовать боли. Это я и пытаюсь сделать, пока мужчины сдирают с меня кукольное платье, а их грубые руки смыкаются на моих запястьях, заставляя меня корчиться от боли. Моя боль – вот за что они заплатили, и они не получат удовлетворения, пока я не закричу, пока мое лицо не покроется испариной и слезами. «Ах, Аня, как тебе повезло, что ты умерла!»

Когда все кончено и я возвращаюсь в нашу темницу, Алена подсаживается на мою койку и гладит меня по волосам.

– Сейчас тебе нужно поесть, – говорит она.

Я трясу головой.

– Я хочу только одного – умереть.

– Если ты умрешь, значит они победили. Мы не можем позволить им победить.

– Они и так уже победили. – Я поворачиваюсь на бок и подтягиваю колени к груди, превращаясь в тугой комок, чтобы укрыться от всего и вся. – Они уже победили…

– Мила, посмотри на меня. Ты думаешь, я сдалась? Думаешь, я уже умерла?

Я вытираю слезы.

– Я не такая сильная, как ты.

– Это не сила. Это ненависть. Вот что заставляет меня жить. – Она наклоняется ближе, и ее длинные волосы спадают каскадом черного шелка. То, что я вижу в ее глазах, пугает меня. В ее глазах горит огонь; она не в своем уме. Вот так Алена и живет – на наркотиках и безумии.

Дверь снова открывается, и мы все съеживаемся под взглядом Мамаши. Она указывает пальцем на одну из девушек.

– Ты, Катя. Твоя очередь.

Катя просто смотрит на нее и не двигается.

В два шага Мамаша пересекает комнату и бьет Катю в ухо.

– Иди! – приказывает она, и Катя, пошатываясь, выходит из комнаты.

Мамаша запирает дверь.

– Не забывай, Мила, – шепчет Алена. – Не забывай, что заставляет тебя жить.

Я смотрю в ее глаза и вижу ненависть.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное