Надежда Тэффи.

Страшный прыжок

(страница 1 из 1)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Надежда Тэффи
|
|  Страшный прыжок
 -------


   Посвящаю Герману Бангу и прочим авторам рассказов об акробатках, бросившихся с трапеции от несчастной любви


 //-- 1 --// 

   Многие думали, что Ленора не любит его.
   Может быть, считали его, толстого, краснощекого и спокойного, неспособным вызвать нежное чувство в избалованной успехом девушке? Может быть, не знали, что любовь такая птица, которая может свить себе гнездо под любым пнем? Может быть. Но какое нам дело до того, что думали многие?

 //-- 2 --// 

   Каждый вечер сидел он на своем обычном месте в первом ряду кресел.
   Его цилиндр блестел.
   Тихо, под звуки печального вальса, качалась разубранная цветами трапеция.
   Гибкая, стройная, то прямая, как стрела, то круглая, как кольцо, то изогнутая, как не знаю что, кружилась Ленора.
   «Я люблю тебя!» – шептали ее длинные, шуршащие волосы.
   «Я люблю тебя!» – говорили ее напряженно-дрожащие руки.
   «Я люблю тебя!» – кричали ее вытянутые ноги. Вот она скользнула с трапеции и, держась за канат одной рукой, повисла, дрожа и сверкая, как слеза на реснице.

     Amour! Amour!
     Jamais! Toujours! [1 - Любовь! Любовь! Всегда! Каждый день! (фр.)] –

   пели скрипки.

 //-- 3 --// 

   Он вспоминал их первую встречу и ту веточку ландышей, которую он подарил ей в первый вечер. Где хранила Ленора засохший цветок?
   Где?
   Кажется, в комоде.

 //-- 4 --// 

   Четыре года блестел его цилиндр в первом ряду кресел.
   Но вот однажды, в дождливый осенний вечер (о, зачем дождь идет осенью, когда и без того скверная погода!) он не пришел.
   Тихо шуршали волосы Леноры, шуршали, шептали и звали.
   И плакали скрипки:

     Amour! Amour!
     Jamais! Toujours!

 //-- 5 --// 

   Он пришел через два дня.
   Кажется, цилиндр его потускнел немножко. Не знаю.
   Он приходил только пять дней. Затем пропал на две недели.
   Ленора молчала. Никто не слыхал ее жалоб, но все знали, что он изменил и что она все знает.

 //-- 6 --// 

   Она прокралась ночью к его окну и стояла до утра под дождем, градом и снегом (в эту ночь было все зараз) и прислушивалась, как блаженствует он в объятиях ее соперницы.

 //-- 7 --// 

   Она страдала молча, но скрыть страданий не могла, и зрители даже самых отдаленных рядов, куда дети и нижние чины допускаются за двадцать копеек, замечали, как она худеет у них на глазах.
   Директор цирка, разузнав все подробно, решил, что пора дать ей бенефис.
   А скрипки продолжали, как заладили:

     Amour! Amour!
     Jamais! Toujours!

 //-- 8 --// 

   День бенефиса приближался.
Ленора готовилась. Никто не знал, какое упражнение разучивает она, потому что она работала одна и никого в это время к себе не допускала.
   Старый клоун пробовал подслушать, но за дверью было так тихо. Слышались только заглушённые вздохи.
   Так не готовятся к бенефису, но, может быть, так готовятся к смерти?

 //-- 9 --// 

   Старый клоун встретил Ленору у дверей конюшни и вкрадчиво спросил ее, дрессируя слона:
   – Ленора! Отчего не слышно, как вы упражняетесь, готовясь к своему бенефису?
   – Чудак! – ответила она, усмехнувшись. – Вы хотите слышать, как летают по воздуху?
   – Ленора! – умоляюще воскликнул он: – Ленора! Откройте мне, какую штуку вы готовите?
   Она подняла свои побледневшие брови и, жутко отчеканивая, сказала:
   – Головоломную.
   Он долго вспоминал это слово. Какое-то странное дуновение пробежало по воздуху, колыхнуло волосы. Может быть, слон вздохнул?

 //-- 10 --// 

   День бенефиса приближался.
   Уже готова была гигантская афиша, на которой было написано огромными буквами, красными, как кровь, и черными, как смерть:
   «Мадемуазель Ленора, вопреки всяким законам тяготения, перелетит по воздуху через весь цирк.
   Цены бенефисные. Без сетки».
   Последние два слова относились к полету, а не к ценам, и были написаны в конце по ошибке и недосмотру. Но тем мучительнее было производимое ими впечатление, и странно переплетались буквы, красные, как кровь, и черные, как смерть. Без сетки.

 //-- 11 --// 

   Утром, в день бенефиса, директор позвал к себе бледную Ленору и сказал ей:
   – Ленора! Цены я назначил тройные. Сбор в твою пользу. Но если что-нибудь… словом, в случае твоей смерти сбор целиком поступает ко мне.
   И он улыбнулся. Улыбка смерти… Ленора молча кивнула головой и вышла.
   Она надела плащ и, закутав голову в черный платок, пошла на окраину города, к вдове портного, живущей в хорошеньком домике с огородом, приносящим пользу и удовольствие.
   Она недолго пробыла там, и о чем говорила с вдовой портного, неизвестно. Но вышла она с просветленным лицом.

 //-- 12 --// 

   Наступил вечер. Зажгли лампы и фонари. Темная масса народа прихлынула к дверям цирка и стала медленно вливаться в его открытые двери, напоминавшие пасть странного чудовища, у которого внутри светло.
   Поднимали головы, смотрели на красные и черные буквы и улыбались, как нероновские тигры, которым дали понюхать христианина. Волнуясь и торопясь, рассаживались по местам.
   У самой арены толпились репортеры, поздравляли друг друга. Один из них, молоденький новичок, задорно усмехнувшись, сказал странные слова:
   – А я, признаться сказать, уже сдал заметку вперед. Написал, что подробности после.
   Товарищи взглянули на него завистливо.

 //-- 13 --// 

   Началось представление.
   Публика была рассеянна и равнодушна. Ждали последнего номера, обещанного красными и черными буквами. Смертью и кровью.
   Вот вышел любимец публики, старый клоун.
   Но ни одна шутка не удалась ему. Что-то волновало и мучило его, и он не заслужил аплодисментов, несмотря на то, что дважды задел честь мундира околоточного надзирателя.
   Вернувшись в конюшню, он вытащил какой-то черный ящик и стал прилаживать к нему крышку.

 //-- 14 --// 

   Она вышла бледная и спокойная. Прост был ее наряд. На груди, у сердца, была приколота засохшая ветка ландыша. Это было единственным ее украшением. В остальном, повторяю, наряд ее был чрезвычайно прост.
   Скрипки (что им делается!) зарядили свое:

     Amour! Amour!
     Jamais! Toujours!

   Она тихо повела глазами, осматривая толпу. Вздрогнула и замерла.
   В первом ряду, на обычном месте, тускло блестел и переливался цилиндр.
   Она склонила голову.
   – Ave Caesar [2 - Здравствуй, Цезарь! (лат.)]!
   И медленно поднялась наверх, под самый купол цирка.
   Сейчас! Сейчас!
   Зрители вскочили с мест, беспорядочно толпясь у самой арены, боясь пропустить малейшее движение там, наверху.
   Музыка смолкла. Толпа замерла. Чуть слышно скрипели сухие перья репортеров.
   Вот мелкой дробью забил барабан.
   Барабан? К чему барабан? Разве хоронят генерала? И уместен ли барабан на похоронах человека, не имеющего военного чина?…
   Ленора вытянулась, высвободила обе руки, она не держится больше за канат. Она взяла ветку ландышей, приложила ее к губам и бросила вниз. Долетит ли эта легкая сухая ветка до земли, прежде чем…
   Ленора подалась вперед, вытянула руки. Взметнулись на воздух ее длинные волосы… Раздался нечеловеческий крик…

 //-- 15 --// 

   Это кричал толстый господин в цилиндре.

 //-- 16 --// 

   Это кричал толстый господин в цилиндре, которому в толпе отдавили ногу.

 //-- 17 --// 

   На другой день Ленора, получив тройной сбор за бенефис, купила у вдовы портного хорошенький домик с огородом, приносящим пользу и удовольствие.





скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное