Татьяна Веденская.

Девушка с амбициями

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

   – Откровенно говоря, я не понимаю, как проживу здесь даже и три дня. – проговорила я. Паша сказал, что мы должны экономить, так как платить кучу денег просто за право жить в чьей-то чужой квартире – глупо. Уж лучше копить на свою. Я была с ним согласна, но жить в ТАКИХ условиях… Я захотела услышать чей-нибудь родной голос и подошла к старенькому телефонному аппарату. Внезапно он громко и тревожно зазвонил. Я похолодела, как в фильмах – триллерах, осторожно подошла ближе и взяла трубку.
   – Алло? – раздался незнакомый женский голос с той стороны.
   – Да, – выдохнула я.
   – А Пашу можно? – осторожно поинтересовалась женщина. Я удивилась. Мы здесь первый день, я была уверена, что она ошиблась номером.
   – Мелкова? – глупейше переспросила я.
   – Естественно. – Женщина перестала говорить как вежливая незнакомка и включила в голосе сталь.
   – А его нет.
   – Вы Лариса?
   – А вы? – снова переспросила я.
   – А вы не догадываетесь? – почти грубо рявкнула она. Я догадалась.
   – Откуда у вас этот номер?
   – Какая разница? Он вчера дал его родителям, а они мне. Вы в курсе, между прочим, что все наши надеются, что это временное помутнение закончится и он образумится.
   – Не в курсе, – словно конклюдентный аппарат с кофе, отрапортовала я.
   – А вы знаете, что у нас дочь? Она плачет уже две недели.
   – Он сказал, что вам на него наплевать, – пролепетала я. Я вообще не понимала, чего говорить. Первый раз в жизни я разговаривала с абсолютно чужой и безразличной мне женщиной, с которой, как получалось, я не поделила мужчину. К этому разговору я не была готова.
   – Я не знаю, что он вам сказал, но допускаю, что мог наплести все, что угодно. Мы прекрасно жили, у нас прекрасная дочь. Он, конечно, обаятельный парень, но между прочим далеко не главный приз. Что вы в нем нашли?
   – А вы? – решила обороняться наступая, я.
   – Я его люблю, – четко и резко отбрила меня она. Причем мне даже не пришло в голову выкрикнуть: «Ну и что, я тоже». – Я люблю его таким, какой он есть на самом деле, со всеми его недостатками. О которых вы, Лариса, пока даже не знаете.
   – А какие у него недостатки? – поинтересовалась я.
   – Он мечтателен, склонен к идеализации. Его всю жизнь шатает, он не в состоянии довести до конца ни одного дела. Ответственность для него – тайна за семью печатями. Если бы нашу семью пришлось кормить ему, мы бы давно померли с голоду.
   – Вот именно потому, что вы так о нем думаете, он теперь со мной, а не с вами. Вы никогда не давали ему шанса вырасти. Теперь я точно это поняла, – выкрикнула я. Все во мне возмущалось, когда эта…жена говорила о моем Паше, который не побоялся все бросить ради любви ко мне, как о неразумном ребенке.
   – Да у него была тысяча шансов.
Вы влюблены, по-видимому, и не желаете слышать очевидного. Я у вас естественно буду самой плохой. Так вы на полном серьезе решили жить с моим мужем.
   – Он от вас ушел. Он больше не ваш.
   – Ну и ладно, – каким-то отрешенным и немного усталым голосом остановила мой пыл она. – Решили – ваше дело. Я только предупредила из человеколюбия. Я хорошо его знаю, слышала про ваш ПЕЖО. Вы ведь кажется, адвокат?
   – И что? – возмутилась я.
   – Он просто почуял, что с вами ему будет теплее и выгоднее, чем со мной. И конечно, Москва не то что Серпухов.
   – Это просто несправедливо, так говорить.
   – Да бросьте. Ну да жизнь покажет. Однако раз вы такой поворот судьбы мне устроили, то, по крайней мере, отдайте мне машину.
   – Я? – чуть не задохнулась от обалдения я. Она что, требует выкуп за мужа? Мой ПЕЖО?
   – Да не вы, причем тут вы. Вы наслаждайтесь. Пусть Паша отдаст завтра утром ключи моему шоферу Денису. Он знает его.
   – Ключи от чего? – продолжала не понимать я.
   – От Газели. От моей Газели. Окей?
   – Окей, – пролепетала я. Я как-то и забыла про то, что Газель – совместное имущество. Значит, теперь Паша останется и без машины. Что же он будет делать, на что мы будем с ним жить?
   – Алиментов я не прошу, понимаю, что у него ничего нет. И передайте ему, что пока еще я готова некоторое время принять его обратно. Но если мне удастся как-то по другому решить вопрос, потом пусть не плачет.
   – Этого я передавать не буду.
   – Ваше дело. Значит, завтра Денис подъедет к вам на Петровско-Разумовскую за машиной. Счастья желать не буду, просто никакого желания.
   – Мне от вас никаких пожеланий не надо. Машину вашу получите. Все. Не звоните сюда больше, – я швырнула трубку и посмотрела на себя в зеркало. Раскрасневшаяся, возмущенная. Грудь вздымается, волосы растрепались, пугало и только. Не могу ни минуты больше здесь находиться, подумала я и кинулась к двери, схватив ключи. Через час я сидела на кухне у Дашки и со слезами пересказывала события последних дней. Я хотела получить ответ – почему все, что начиналось так красиво, теперь оказывается таким сложным и болезненным.
   – Киска, так всегда и бывает. Мужчины редко приходят в нашу жизнь без паровоза проблем и сложностей. Ты любишь его? – спрашивала она, с беспокойством глядя, как я утираю сопли.
   – Да, люблю, – ответила я, постаравшись вложить в голос максимальную порцию уверенности.
   – Ну и все. Тогда все пройдет и сложится, надо только потерпеть. Он ищет работу?
   – Да.
   – Значит, найдет. И все будет хорошо.
   – Ты правда так думаешь? – как ребенок переспрашивала я ее, собираясь домой, то есть на эту чертову Петровско-Разумовскую.
   – Ну конечно, – улыбалась она, – главное – это любовь.


   Осень как молодой жадный вампир, выпила у природы все соки, обесцветила все вокруг и оставила лысые ветви уныло стенать об утраченной молодости. Никогда раньше я не видела, чтобы листья с деревьев облетали с такой скоростью. Мне показалось, что в этом году не было ни бабьего лета, ни той поры, что называют «очей очарованье». И я стремительно менялась в такт с осенью, словно с меня тоже слетали молодость, очарование, восторженная радость жизни. Я жила с Пашей. Каждое утро я уходила на работу после его поцелуя, каждый вечер он ждал меня назад. Мы спали вместе на старом диване, от которого у меня начала ужасно болеть спина. Он раскладывался из подушек, которые не стыковались меж собой и то создавали бугры, а то и вовсе разъезжались в стороны, оставляя после себя провалы. Паша во сне много вертелся и что-то шептал. Часто по ночам я не могла уснуть и смотрела на этого незнакомца, с которым по необъяснимым причинам теперь делила свою постель. Я думала о чудных превратностях судьбы. Любила ли я его? Этот вопрос интересовал и меня саму, однако я не имела сил честно ответить себе на этот вопрос, особенно когда он был рядом. Только если Дашка или Марго сильно доставали меня, им удавалось меня разговорить.
   – Ты счастлива? – смотрела в мое лицо с беспокойством Зайницкая.
   – Угу, – кивала я, – лучше расскажи о себе.
   – Нет уж, давай о тебе, – вклинивалась Марго. – Потому что ты совершенно не выглядишь счастливой. Расскажи-ка нам, как конкретно ты счастлива.
   – В каких позах и как часто? – ерничала я.
   – И это тоже. Он все такой же принц, каким ты нам его расписала четыре месяца назад? Как у него дела с работой?
   – Хорошо, – лукавила я, – он устроился.
   – Ну слава Богу, а то я уже подумала, что вы всегда будете жить на твои деньги. И где он работает?
   – Ну девочки, что за допрос? – пыталась вывернуться я. Мне совсем не нравились их вопросы, я предпочитала изображать из себя слепо-глухо-немого капитана корабля без руля и ветрил. Но одновременно я этих вопросов искала, я хотела, чтобы если не я, то хоть кто-то вынудит меня на них ответить.
   – Это же простой вопрос, – с садизмом продолжала Марго.
   – Если не хочешь, не отвечай, – адвокатствовала Даша.
   – Извольте. Он работает установщиком кондиционеров в какой-то фирме, о которой я ничего не слышала. И я не могу сказать, что мне это сильно нравится, потому что это по сути просто работа какого-то монтера, а он обещал, что будет дизайнером и я смогу им гордиться.
   – Ну, на все надо время – протянула Дашка, – мой Жорик тоже много чего мне обещал. И ни хрена не исполнил.
   – Ну вот. И я говорю, что не имею права быть в претензии. В конце концов, человек ради меня бросил все. И жену, и дом, и работу.
   – Все? – Скорчила брезгливую морду Маргоша.
   – Да, – уныло кивнула я, ибо груз морального долга перед светлым подвигом Паши ради нашего счастья порядком меня заколебал.
   – Интересно, что же такое он ради тебя бросил? И что такого ради тебя совершил?
   – Ну… вот это вот, – мямлила я. Мне и самой казалось, что во всей истории есть какая-то подстава.
   – Что это? Сменил старую авторитарную жену из Серпухова на молодую красивую любовницу адвоката в Москве. Адвоката на французской машине, к тому же еще и оплачивающую квартиру.
   – Подожди, Марго, он же теперь работает и будет сам платить за квартиру, – попыталась побороться за справедливость Даша.
   – Не будет, – тихонько брякнула я. Обе подруги демонстративно повернулись ко мне всем корпусом и нанесли на лица немой вопрос «как?».
   – А вот так. У него зарплата всего триста долларов, а у него нет зимних вещей. И зубы надо делать. И вообще.
   – Что вообще? Ты помнишь, что он тебе обещал?
   – Тебе Жорик тоже много чего обещал, – повторила я Дашкины слова и вжала голову в плечи. Кажется, сейчас на меня посыплется вся пресловутая правда. Готова ли я к ней? Не уверена.
   – Зачем тебе это надо? – спросила возбужденная Марго.
   – Просто у нас любовь, – вяло отбивалась я. – Просто пока я еще хочу просыпаться рядом с молодым симпатичным мужчиной и заниматься с ним любовью каждый день. И мне пока все равно, что это не мужчина моей мечты. Не всем же жить с дизайнерами.
   – Но ты-то как раз имела право претендовать на лучшее. – Грустно пожала плечами Даша. Мы оплатили счет и пошли к выходу. Я не стала настаивать на том, чтобы завалиться еще куда-то, не стала приглашать их к себе, что непременно сделала бы раньше. Мне двадцать шесть лет и хотя с виду я и вправду могла бы составить пару с каким-нибудь богатым красивым адвокатом, Бог дал мне Пашу и наверное он там наверху знал, что делал. Но вот болтать об этом с подругами мне хотелось все меньше.
   – Где ты была? – словно рикошетом зацепил меня вопрос. Я не успела войти в дом, а он прогремел первым выстрелом. Оказывается, семейная жизнь полна скандалов и сцен. Раньше я об этом не знала. Вернее знала, видела, глядя на Дашку, но никогда не примеривала этого к себе.
   – Я встречалась с Дашкой и Марго.
   – Ты не предупреждала.
   – А должна была? – удивилась я. Кажется, даже мама вот уже лет десять не спрашивает, куда и с кем я хожу.
   – А как же. Я волновался. И вообще, я пришел домой, а тебя нет, еды нет. В квартире пусто и уныло. Это же неправильно, – завозмущался он.
   – Ну, извини, а что я должна была? Сидеть у окошка этого ужасного первого этажа и вязать тебе свитер?
   – А что, неплохо. Но на такое я не претендую. Достаточно просто наличие ужина. Я понимаю, ты никогда не была замужем и ничего не знаешь, но муж, приходя с работы, имеет право надеяться, что его покормят.
   – Мог бы сварить пельмени, – дернулась я.
   – Я всегда могу сварить пельмени, но какая тогда у нас на фиг семья?
   – А я всегда могу сказать, что муж, требующий ужин, должен зарабатывать больше жены. И это совсем не наш случай, – выпалила я и уставилась на него, ожидая следующего хода. Я думала, что он бросится оправдываться. Может быть, скажет, что ему нужно еще немного времени, что скоро ему повысят зарплату, дадут подработку…Я не угадала.
   – Это все твои подруги-феминистки. Нашептывают на ушко гадости. Каждый раз ты от них возвращаешься невыносимая.
   – Я? Это я невыносимая?
   – А кто? Не я же. Я все для тебя делаю. Я не виноват, что не уродился миллионером или адвокатом, как твой Аганесов. Скажи, у вас с ним что-нибудь было?
   – Какое тебе дело? – возмутилась я. Его претензии владеть мною целиком, ничего не оставляя мне в индивидуальное пользование, бесили и пугали меня.
   – Было. – С удовлетворением глядя в мое смущенное лицо, выдохнул он. – Я так и знал. То-то он на меня таким взглядом каждый раз смотрит. Тебе надо сменить работу.
   – А больше мне ничего не надо? А носки тебе не постирать?
   – Что в этом такого? Все жены стирают мужьям носки и не спрашивают при этом, сколько они зарабатывают. Просто ты меня не любишь. И хочешь разрушить все.
   – Неправда, – крикнула я, хотя в целом это была как раз правда.
   – Тебе наплевать на все. Я же вижу, ты от меня ждешь, что я надорвусь и оплачу всю твою жизнь. Заплачу за все и потом буду терпеливо ждать, пока ты нашляешься по подругам и Аганесовым. Я оставил семью, лишился работы, машины. Дочь не хочет меня знать, все для тебя. Чтобы только быть с тобой. А ты не можешь потерпеть, дать мне встать на ноги. Унижаешь мое мужское достоинство, – кричал он. Я посмотрела на часы. Было около часу ночи. Что и говорить, пришла я поздновато. Но если бы он пришел в такое же время, я не стала бы ему плешь проедать. Наверное.
   – Хорошо, успокойся. Я люблю тебя, – устало согласилась я на мировую. Мне, в конце концов, и спать было пора. – Расскажи мне, как ты видишь нашу дальнейшую жизнь.
   – Как я вижу? Я теперь не знаю даже. Я работаю в поте лица, но пока больше трехсот долларов не заработаю. Я их все, конечно, отдам в семью. Но я считаю, что и ты должна заботиться о нашем будущем. Это не так странно, как ты преподносишь. Я приношу в дом свои деньги, ты – свои. Мы вместе решаем, на что их потратить. Так все живут.
   – Я всегда сама решала, на что тратить деньги, – растерянно бормотала я. Аргументов у меня не осталось, он был прав. Например, мои мама и папа именно так и жили, никогда не деля вещи и деньги на твои – мои. Только то были мои родные мамочка и папочка, а мне предлагалось поделить все с любовником, которого я знаю всего ничего, но который декларирует, что у нас семья. Претензии у меня определенно были, но как их озвучить, чтобы самой себе не показаться полнейшей стервой, я не понимала. Поэтому молчала. И кивала. И обещала подумать, чтобы вместе распоряжаться деньгами. И честно целый следующий день об этом думала. И пришла к следующим мыслям на этот счет. Во-первых, если деньги, которые я зарабатываю, не мои и не только для меня, мне гораздо меньше хочется работать. Во-вторых, я не знаю никаких совместных трат, кроме квартиры, на что я готова бы была выделить свои деньги. Но, в-третьих, согласна дать шанс Паше и показать свою готовность создавать настоящую семью. Пусть подавится, зато я буду хорошей девочкой перед собой и перед Богом. За такой подвиг мне обязательно выпишут VIP пропуск в рай.
   Я пришла домой пораньше, ощущая себя то святой Тамарой, то Зоей и Александрой Космодемьянской вместе. Я приготовила еды. Не могу сказать, чтобы очень вкусной, так как делала ее чуть ли не впервые в жизни. И дать какое-либо определенное название блюду, вышедшему из-под моих рук, например «мясо в кляре» или «макароны по-флотски», я не могла. Просто Еда. Ужин из съедобных изначально продуктов. Но эту самую Еду я готовила около двух часов, напрягая свой высокообразованный мозг.
   – Надо же, чем это пахнет? – спросил Павел, когда зашел.
   – Угадай, – дернул черт спросить меня.
   – Ты что, выводила тараканов? – предположил он.
   – Это ужин. Я приготовила ужин, – огорченно сказала я. И добавила, – и тебе его придется съесть. Ха-ха.
   – Смешно. Ну, давай попробуем. – Он осторожно принюхался к содержимому тарелки. – А что это?
   – Еда, – заверила его я. Мне было любопытно. Он откусил кусочек. Потом еще. Потом нацепил на лицо выражение счастья и блаженства. Я расслабилась. Ну не может быть плохим мужчина, который так переносит неприятности.
   – Я решила, что ты прав насчет денег. Мы должны вместе решать, на что их тратить. Ты ведь не виноват, что я пока зарабатываю больше тебя.
   – Ну, слава Богу, значит, ты все-таки любишь меня, – нелогично сделал вывод он. Я кивнула, и мы провели по-настоящему прекрасный вечер. Выбросили Еду, сварили пельмени и долго болтали, целовались и занимались любовью. Мы мечтали о пикниках в подмосковном лесу, о совместных путешествиях по миру, о морских круизах, где под шум мягких соленых волн мы будем засыпать, сплетая руки. Мы мечтали о детях.
   Через пару дней идиллия кончилась. Я отвозила Пашу на работу. С тех пор, как его супруга наговорила мне гадостей и отобрала у него машину, я все чаще по утрам подвозила его до метро, а потом и до работы. Это выходило само собой. В самом деле, глупо было бы ему переться по пробкам в автобусах до метро и толкаться там по переходам. Я делала небольшой крюк и забрасывала его к офису этих самых кондиционеров. Иногда он просил забрать его и вечером, но в основном я не могла. Или могла, но говорила, что не могла. Мне не хватало этих часов, когда я в одиночестве среди кучи железа, набитого людьми могла подумать обо всем, или могла просто в голос подпевать рок-звездам на радио Максимум. Я очень любила ездить одна, как оказалось. И вообще, мне не хватало этой пресловутой личной зоны, пространства, в котором можно побыть с самой собой. Паша почему-то старался заполнить собой любую мою свободную минуту. Он даже в ванну ко мне вламывался через пять минут после того, как я туда заходила. Он садился на краешек ванны и смотрел на меня, разговаривал со мной. Иногда по ночам я ждала, пока он уснет и тихонько выбиралась на кухню, где долго в одиночестве пила чай и смотрела в окно.
   – Что ты тут делаешь одна? Иди ко мне, – командовал он, если просыпался и обнаруживал, что меня нет.
   Так вот, я везла его на работу, он щелкал радиостанциями, потому что совершенно не переносил грузовой роковый Максимум. Я задумалась о своем и не сразу разобрала, что он говорит. А меж тем Павел вещал крайне интересные вещи.
   – У нас дом в Малоярославце. Я там вырос, как ты помнишь. А теперь он покосился и я давно все собираюсь и никак не соберусь его поправить.
   – И что? – выдохнула я.
   – Мы бы могли там летом отдыхать.
   – Я не люблю Малоярославец, ты же знаешь. Там полно родни, которую я не перевариваю и которая не переваривает меня.
   – Ну, дорогая, это же все глупости и детский сад. Все давно выросли и изменились.
   – А тогда на свадьбе у Галки ты был другого мнения, – съязвила я, потому что уже догадывалась, к чему он ведет. Догадывалась и заранее жутко разозлилась.
   – Ну брось. Там прекрасная экология. И если у нас будет ребенок, его будет с кем оставить.
   – Допустим, и что.
   – Да нет, ничего. Просто я говорю, что собираюсь этим заняться, пока не наступили холода.
   – Занимайся, – ледяным голосом проговорила я, злясь на себя, что я не могу принять такой поворот событий.
   – Ты пойми, что я это сделаю для нас.
   – А от меня что надо? – поинтересовалась я.
   – Ну, я готов сам все там делать по выходным. Надо только купить строительные материалы.
   – Какие? На какую сумму?
   – Я не знаю точно. Долларов на четыреста наверное хватит. Там же фундамент надо будет кое-где переливать. И крышу перестелить.
   – Я не дам этих денег.
   – Как это? – опешил он. Или сделал вид, что опешил.
   – Так. Я не собираюсь вкладывать мои деньги в ремонт твоего дома в Малоярославце.
   – Это не мой дом, а наш. И деньги я трачу не твои и не свои, а общие, – заверещал срывающимся голосом он, а мне стало как-то противно и тяжело на душе.
   – Где написано, что это наш дом? Мы с тобой даже не женаты и насколько знаю, ты не разведен и не занимаешься этим вопросом. Так что юридически это только твой дом. Твой и твоей родни. Может, даже и жены, надо посмотреть документы.
   – Зачем ты так.
   – Как? – сощурилась я.
   – Зло. Жестоко.
   – Это же просто правда. Ты разводишь меня на деньги, – выдавила я из себя весь яд и замолчала. Павел сидел с перекошенным лицом и молчал. Потом побледнел и сказал сквозь зубы.
   – Останови машину.
   – Нет проблем, – я затормозила у перекрестка и отвернулась. Мне было больно, я боялась, что никогда больше его не увижу, но из чистого воспитания я дождалась, пока он выйдет из машины и, ни слова больше не сказав, газанула и скрылась в толпе машин. В тишине ехала минут десять, потом дрожащей рукой ткнула в кнопку любимой радиостанции и заревела. На работе я весь день созванивалась с Дашкой, Алинкой и Марго по очереди и вперемешку. Все они хором заверили меня, что я поступила совершенно правильно. А Марго прибавила жестоко:
   – Если я не ошибаюсь насчет твоего Паши, а я редко ошибаюсь в мужиках, то сегодня он обязательно придет домой. Может быть, поздно, очень вероятно, что пьяным, но придет обязательно. Такие не отцепятся, пока все соки не выпьют.
   – Спасибо на добром слове, – промямлила я. Мне было очень плохо. Если бы тогда на свадьбе меня предупредили, что мой ностальгический роман примет такие формы, я бы ни за что не поверила. Или поверила бы и ни за что не стала влезать в такую кашу. Самое ужасное, что Марго оказалась права. Паша пришел под утро совершенно пьяный. Лег рядом и сказал, что я самая ужасная женщина, которую он только знал. Но что он слишком меня любит, чтобы бросить. Не могу сказать, чтобы действительно чувствовала и считала себя ужасной женщиной, но его жертву я приняла. Разговоров о деньгах на ремонт дома он не возобновлял, я не настаивала. Между нами растянулась полоса похожего на вязкий кисель молчаливого перемирия. Словно много лет женатые уставшие друг от друга супруги мы просто возвращались по вечерам по одному и тому же адресу и садились на общий диван перед общим телевизором. Я платила за квартиру, но перестала покупать продукты, предпочитая возобновить традицию питания в маленьких кафе. Он ничего не требовал, но тоже ничего не приносил и не готовил. Я только и ждала, ну когда же этот хлипкий союз осыплется и исчезнет. Однако он держался довольно долго. Пока в конце февраля оказалось, что этот союз необходимо сохранить любой ценой. Я узнала, что жду ребенка.
   – Что? Ты сошла с ума? Почему вы не предохранялись? – заколыхалась Марго.
   – Мы предохранялись. Я не знаю, как так получилось, – уныло объяснялась я.
   – Какой ужас! – округлила глаза Дашка.
   – Ты считаешь? – переспросила я и подумала, считаю ли я сама происходящее ужасом. Не уверена.
   – Ну не знаю. А что, ты хочешь ребенка? – сбавила обороты и поинтересовалась она.
   – Я не уверена. Конечно, Паша – не принц, но он меня любит. Мы прожили с ним вместе целых полгода, я никогда еще ни с кем столько не жила. И мы не опротивели друг другу совсем уж. Просто притираемся.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное