Татьяна Устинова.

Там, где нас нет (сборник)

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

Тут взрослые отчего-то засмеялись. Он посмотрел на них, словно спрашивая – что?.. Что вы смеетесь?..

Ему стукнуло шесть лет, и он не умел разбираться в людях, но тут ему показалось, что этим можно верить. Они не продадут его на органы. Наверное.

И еще он замучился один. Сидеть на лестнице было скучно и немного страшно, и он придумывал истории, чтобы как-то себя развлечь. В этих историях он ехал к бабушке в ее королевство – нет, нет, в царство! – и там они знакомились с защитником, про которого рассказывала бабушка, апостолом Павлом. Апостол представлялся ему в скафандре и с бластером, как в телевизоре. Еще там были речка и горка. Бабушка говорила, что это он запомнил, как они в Тамбов ездили, к дяде Пете. Бабушка говорила, это давно было, ты этого помнить не можешь, но он-то помнит!..

И он немного беспокоился, что не успеет вырасти и пойти на работу до того, как его изымут две тетки в шапках, а бабушка говорила, что хуже нет для ребенка, чем в детдоме расти! Вот уже несколько дней прошло, как он без бабушки, а растет он все-таки как-то очень медленно, и картошка у него кончилась, и есть хочется! Бабушка говорила, что он рассудительный, то есть может обо всем рассуждать. И он рассудил, что картошки он все равно нигде не достанет, так чего теперь про нее думать!.. А тетя Маша не догадалась принести. Вообще она была какая-то странная в последнее время, смотрела мутными глазами, гладила его по голове дрожащей рукой, и пахло от нее плохо, каким-то резким, дурным запахом. И ложась спать, Павлик слышал, как наверху, как раз у тети Маши, горланили песни. А они с бабушкой не любят, когда горланят! Они тишину любят.

А вчера на улице, не на этой, а на большой, где магазин, его чуть не побили взрослые мальчишки. Он только собрался попросить сорок шесть рублей семнадцать копеек у какой-то тетеньки с добрым лицом, как они набежали и стали на него кричать, чтоб он проваливал и здесь не побирался, это их территория! А если он хочет тут побираться, то они его отведут к Семке, и Семка назначит дань платить, а так просто нельзя. Так он и остался вчера без молока и батона и сегодня решил, что к магазину не пойдет, где-нибудь еще попросит.

Ему стукнуло шесть, и хотелось есть и отчего-то спать. В последнее время он спал плохо, все прислушивался, не идут ли его изымать, просыпался, вскидывался, смотрел на бабушкину высокую кровать, покрытую полосатым покрывалом – может, она все-таки вернулась из своего царства, ну, как когда-то они вместе возвращались из Тамбова! Но бабушки все не было, и он засыпал опять, держась рукой за деревянный заборчик кровати, которая была ему маловата. Бабушка все собиралась купить ему взрослую, но так и не купила.

...может, пойти с ними? Может, ничего страшного не будет? Ну, просто посидеть у них до вечера! Чего правда на лестнице сидеть?..

– Ну? – спросила Юля и опять поправила на нем шарф. – Надумал?

Мальчишка кивнул.

– Я ненадолго. До вечера.

– Вот и хорошо. Мы пошли.

– Я позвоню, – сказал Волков, и Юля кивнула, не оборачиваясь.

Он глянул на глупую пластмассовую щетку в руке – сколько всего произошло с того момента, как он вытащил эту щетку, чтобы смахивать ею снег со своей машины, как будто целая жизнь прошла! – и кое-как разгреб сугроб на лобовом стекле.

Потом посмотрел вслед удаляющейся Юле, которая вела за руку мальчишку.

Тот что-то ей рассказывал, а она слушала.

– Юль! – крикнул Волков, вдруг забеспокоившись. Она обернулась.

Волков в два шага их догнал.

– Юль, ты только никому не звони и никуда с ним не ходи, – сказал он. – Поняла? А то еще его... изымут!

– Волков, за кого ты меня принимаешь?!

Он исподлобья смотрел на нее – и так ее любил!.. Ну, вот так, что сердце, которым, по слухам, люди и любят, не помещалось у него в груди, набухало, колотилось и распирало ребра – вот-вот лопнет.

Он так ее любил – за этого случайного мальчишку, за птичью лапку, дрожавшую в его руке, за то, что она все сделала так просто и так легко, взяла и повела пацана с собой, как будто хоть что-то в жизни может быть легко и просто!..

Он так ее любил – за то, что ей даже в голову не пришло... сомневаться, а он, Волков, конечно, сомневался бы и ни на что бы не решился, просто потому, что он мужчина, следовательно, должен сначала много думать, и еще неизвестно, что именно придумается!..

Он так ее любил – просто потому что любил, и лучше ее не было и не будет женщины на свете, и он всегда это знал, и радовался, что она досталась именно ему, и пусть это сто раз банально, но им было так хорошо вместе!

Пока не стало плохо...

Хорошо там, где нас нет? Или все же там, где мы есть?..

– Волков, поезжай на свою работу, – сказала Юля дрогнувшим голосом. – Не смотри ты на меня так!

Он кивнул.

– Я никуда не пойду и его не поведу, не беспокойся, – сказала она.

Он кивнул.

– И расследований никаких не затевай.

Он кивнул.

– Волков, ты почему все время киваешь, как покладистая лошадь?

– Ой, а я видел лошадь, – сказал мальчишка, соскучившись стоять, – в Тамбове. Там бочка такая, ее лошадь возит. А в бочке вода. Пока все наливают, лошадь стоит. Это потому что там водопровода нету. Ей можно хлебца дать или морковку. У дяди Пети морковка здоровенная такая! Я лошадь кормил, сам!

Тут он устыдился немного, потому что никакую лошадь он не кормил. Он тогда еще маленький был и боялся, а бабушка над ним смеялась. Он только пони в зоопарке не боялся, но ведь пони не настоящая лошадь! И одета она неправильно – у нее какие-то блестки и шарики кругом, а у настоящей лошади бывает только кожаная сбруя и никаких шариков, вот как!

– Ну, пока. – Юля взяла Волкова за куртку, притянула к себе и поцеловала в губы.

Мальчишка моментально отвернулся. Он терпеть не мог, когда целуются, бабушка говорит, что это неприлично.

Он посмотрел на деревья, на машины и опять быстро взглянул на них. Нет, вроде ничего. Эти взрослые поцеловались как-то приятно, наверное, даже бабушке бы понравилось, и они с тетенькой пошли, а дяденька – Павел! – остался стоять на тротуаре.

– А почему он с нами не идет?

– Ему на работу надо, – очень весело ответила тетенька. Глаза у нее сияли, и щеки были розовые, и вся она была очень красивая и молодая, как из книжки с картинками.

– А вам не надо на работу?

– А меня выгнали.

– Совсем?! – ужаснулся Павлик.

– Совсем, – сказала она беспечно. – Всех выгнали, и меня тоже.

– Тетю Машу выгнали, – подумав, сообщил Павлик и еще раз оглянулся на дяденьку. Тот все стоял, не уходил. – Бабушка говорит, она теперь запьет, потому что ей жить не на что. Бабушка говорит, так всегда бывает. Жить не на что, а пить есть на что.

– Ты об этом не думай, – посоветовала красивая. – Нам пока есть на что жить, потому что это только меня выгнали. А Павла не выгнали.

Так они шли и разговаривали, и Волков все смотрел им вслед, а потом они зашли в калитку и повернули за угол – и он остался один.

Совсем один.

Чепуха какая-то.

Он потряс головой, проверяя, нет ли там скачек и не ударяют ли в гонг – скачек не было, и в гонг не ударяли, – кое-как влез в полутемную, как аквариум, машину и поехал.

Странное дело – все было странным в этот день, – он приехал очень быстро, хотя по радио все время говорили о том, что Москва стоит в километровых пробках и лучше вообще не трогаться с места. Себе дороже.

Он подъехал, пристроил машину за углом и нос к носу столкнулся с Машей Даниловой.

– Ой, здравствуйте, Павел Николаевич. Извините, что опоздала, просто у меня...

Кажется, она так и не придумала, что бы такое соврать с ходу, потому что остановилась и посмотрела на Волкова вопросительно, словно призывая его на помощь.

Что б такое соврать-то?..

– Потому что у вас заболела тетушка, – подсказал Волков, – и вы повезли ей аспирин и капли датского короля.

– Какие... капли? – переспросила высокообразованная Маша.

– Для головы, нет, от головы, – продолжал резвиться не ко времени и без всякой видимой причины развеселившийся начальник. – У вас же заболела тетушка, Маша?

– А вы свою машину прямо за машиной Николая Ивановича поставили, – сообщила Маша нечто такое, что казалось ей более подобающим для столь траурного дня, – во-он, видите?

И она подбородком показала на сугроб, возвышавшийся перед волковским автомобилем.

Волков оглянулся и посмотрел.

– И надо же такому быть! – горестно продолжала Маша. – Ну, никогда, никогда он там ее не ставил, всегда возле входа старался!

Волков немного подумал, вернулся и обошел сугроб со всех сторон. Ничего подозрительного он не обнаружил, хотя толком не знал, что именно может быть подозрительным.

– А вчера почему здесь поставил? – издалека негромко спросил он Машу. – Вы не знаете?

– Нет, утром он вроде ее на место поставил! Потом уезжал куда-то, приехал, а все занято, конечно! Вот ему и пришлось ставить за угол! Я ему говорю: Николай Иванович, пробки жуткие, вы на работу только к полуночи вернетесь, а он рукой махнул и пошел! Господи, – глаза у Маши вдруг налились слезами, – вот ужас-то!

– Да, – согласился Волков.

– И как это можно было так из окна высунуться, чтоб упасть! Подумаешь, сигнализация сработала! Она все время у всех срабатывает! Мой муж тоже среди ночи вскакивает и на балкон несется, если, не дай бог, во дворе какая-нибудь машина запищит! Я ему говорю – и что ты будешь делать?! Среди ночи голый на улицу побежишь тачку спасать?! Да тебя там убьют сорок раз, и машину ты все равно не спасешь! Если уж надумали угнать, значит, угонят, и наплевать на нее. Зря мы, что ли, такие деньги за страховку платим!

– Но Колину иномарку ведь не угнали, – задумчиво сказал Волков.

– Ну, конечно, нет, Павел Николаевич! Небось, кто-нибудь мимо шел и задел, вот она и сработала!..

Волков пошел было к двери в контору, красиво оформленную кое-как пришпиленными флажками и картонной надписью «С Новым годом». В прошлом году были еще шарики, а в этом решили экономить и никаких шариков не купили.

Он пошел было к двери, но вдруг остановился.

Действительно, а сигнализация-то почему сработала? Потому что кто-то проходил мимо и «задел», как выразилась Маша?

Волков вернулся к сугробу, еще раз обошел его со всех сторон, взялся обеими руками за бампер и покачал.

Сугроб послушно качнулся, и с бампера тихо обрушился пласт чистого снега.

Ничего не произошло. Маша в некотором отдалении наблюдала за ним с интересом.

Волков зашел с другой стороны и постучал ботинком по колесу.

Опять ничего.

– Что вы делаете, Павел Николаевич? – громко спросила Маша.

– Собираюсь угнать машину Сиротина, – буркнул Волков себе под нос.

– А зачем?

Он налег на капот – в рукава моментально насыпался снег – и еще покачал тачку взад-вперед. Прохожие на тротуаре приостанавливались и с любопытством посматривали.

Только когда машина раскачалась как следует, под снегом вдруг зажглись огни, что-то хрюкнуло и завыло, очень громко, с переливами, как полицейская сирена.

– Проснулась, – сказал Волков сердито и отошел, отряхивая перчатки.

Повыв секунды три, машина опять полыхнула фарами и успокоилась, как и не было ничего.

Непонятно. Совсем непонятно, как сказал маленький Павлик про «Теоретические основы электротехники»!.. Выходит, кто-то на самом деле пытался угнать машину Сиротина или вскрыть, что ли, чтобы украсть оттуда автомобильную аптечку или карту Московской области?! А больше ничего в ней не было, Волков знал это точно. Осторожный Сиротин, отставной полковник, если бы мог, забирал бы из нее и аккумулятор, но в последние годы это стало как-то совсем неактуально.

Красть машину оживленным вечером в оживленном месте, да еще так, что сигнализация у нее все время срабатывала, – это кем надо быть?! Или и впрямь баловался кто-то?..

Только это странно. Как хотите, но странно!.. В этом районе серых фасадов, тесных тротуарчиков, высоких крылечек старинных «доходных домов», переделанных в учреждения, не было ни кафешек, ни забегаловок, ни дешевых магазинов «джинсовой одежды», да и от метро не близко, минут пятнадцать быстрым ходом! Здесь отродясь не резвились отроки – их принято теперь называть подростки, – не пили пиво, не били стекол, не матерились, не совокуплялись на лавочках, в общем, культурно не отдыхали!..

– Вы говорите, сигнализация несколько раз срабатывала? – подходя, спросил Волков у Маши.

– Вроде да.

– Вы сами слышали?

– Вроде нет.

Волков посмотрел на нее.

– Это что значит? Слышали, но не вы? Вы, но не слышали?

– Нет, нет, Павел Николаевич, я не слышала, то есть, может, и слышала, но не помню! Мне потом кто-то из ребят сказал, что она весь день пищала, его сигнализация!

– А кто сказал, не помните?

Маша честно подумала и ответила, что не помнит.

– А... зачем вы все это проделываете, Павел Николаевич?

Волков пожал плечами и придержал перед Машей тяжелую входную дверь.

– Сам не знаю, – признался он. – Мне все как-то не верится, что Коля погиб так... глупо.

Маша покивала горестно, Волков пропустил ее вперед, к лифту, а сам сунулся в окошечко, за которым помещался охранник, бритый молодой и сонный детина. Их было несколько, и все одинаково бритые, молодые и сонные.

Волков их все время жалел, честное слово, жалел!..

Вот сидят они за стеклом, провожают взглядами входящих. Когда не провожают, играют под столом на телефонных аппаратах в игру под названием «Большие гонки», а может, «Джунгли». Телефоны они держат так, чтобы с этой стороны стекла было не видно, чем именно они заняты в так называемое «рабочее время». У самого продвинутого, умеющего читать, в верхнем ящике стола, застеленном непременной газетой, лежит захватанный детектив, который он читает, кося глазами и прикрывая ящик пузом так, чтобы тоже было не видно.

В их работе нет никакого смысла, ибо в шесть часов их отпускают по домам, и стеклянная будочка пустеет. «Отразить нападение» они не смогут, потому что слишком неповоротливы, тяжеловесны и несообразительны, да и нападать вряд ли кто-то захочет.

В их жизни, казалось Волкову, тоже нет и никогда не будет смысла, потому что, посидев до шести на стуле в будочке на работе, они пересаживаются на поролоновые диваны дома и уставляются в телевизоры, как давеча таращились в «Джунгли» или «Большие гонки».

Самое сильное переживание – футбол по шестому каналу или с тещей поругаться.

Самое жгучее желание – свалить от супруги на рыбалку.

Самое лучшее развлечение – пивко охлажденное, да водочка, да под соленый огурчик и черный хлебушек в гараже у Сереги или у Санька.

И все. Больше никогда и ничего. Больше никуда и ниоткуда. Больше никак – не так и не сяк.

Жизнь уйдет, а они, эти из будочки, даже не догадаются о том, что она была! Не успеют проснуться, умыться, оглянуться по сторонам – может, есть все-таки что-то интересное, жгучее, острое, трагичное, веселое, странное, забавное, любовное!

«Впрочем, – остановил себя Волков, – мало кто знает, зачем живет. Или уж какие-нибудь заумные мудрецы, или, наоборот, дураки.

Вот ты, Волков, знаешь, зачем живешь?..

А Коля Сиротин зачем жил? И зачем погиб?..»

Волков, сунувшись в окошечко к охраннику, оказался очень близко к нему, так что тот даже подался назад.

– Здрасте, – сказал охранник растерянно. В желтых заскорузлых пальцах он крутил телефон, и несло от него перегаром, смешанным с мятным вкусом жвачки «белоснежность и буйство свежести». Буйством несло особенно.

– Камеру так и не исправили? – душевно спросил Волков.

Охранник собрал на лбу складки, и уши у него немного покраснели.

– Чего исправили?

– Камеру починили, спрашиваю? Камеру наблюдения, – пояснил Волков, стараясь быть терпеливым и жалеть охранника, у которого жизнь проходит, а он даже не замечает. – Камера у нас не работала, которая на улицу смотрит. Починили?

Охранник распустил складки на лбу и посмотрел на мониторы, подрагивающие черно-белой картинкой перед самым его носом. Три монитора показывали немое кино, а четвертый был темен и пуст.

– Нет, – сообщил охранник Волкову. – Так и не работает.

Волков кивнул и вылез из окошечка.

Если бы камера работала, можно было бы посмотреть, кто из его сотрудников выходил вчера на улицу под вечер, перед самым происшествием. Впрочем, Волков не знал в точности, пишет камера или так, для «форсу» поставлена. Может, она и не помогла бы!..

– Павел Николаевич!

– А?

Теперь уже охранник до пояса высунулся из будочки – половина его была на воле, а половина за стеклом, синяя форменная рубаха задралась, и мятые брюки лоснились.

– Павел Николаевич, а правду говорят, что с восьмого этажа вчера человек выпал?

Волков кивнул.

– А как оно вышло-то?

Волков пожал плечами.

– И не спасли?

Волков отрицательно покачал головой.

Охранник поторчал еще немного, а потом плюхнулся обратно на продавленный дерматиновый стул. Вид у него был задумчивый.

– Павел Николаевич, а что вы все спрашиваете, смотрите? Или вы... подозреваете что-то? – Маша смотрела на него с любопытством. Ее любопытство отражалась во всех зеркалах, которыми был увешан лифт.

– Подозреваю? – переспросил Волков почти натуральным голосом. – Ничего я не подозреваю. А почему вы вчера сидели так поздно, Маша? Или у вас тоже отчет, как у Ускова?

– Я мужа ждала, – быстро сказала Маша и поправила перед одним из зеркал локон. – Он должен был за мной заехать.

– Заехал?

– Ну да. Конечно.

– Вы... у себя в комнате сидели?

– Конечно. Я не просто так сидела, я работала!

– Да верю я, верю, Маша! Конечно, вы работали!

Лифт дрогнул, останавливаясь, и Волков спросил напоследок:

– И вы никуда не отлучались, и к вам никто не заходил?

Маша пожала плечами. Вид у нее был растерянный.

– Нет, ну, я выходила, конечно! Но... Нет, но какое это имеет значение?! Конечно, ко мне кто-то заходил, днем девочки забегали. Мы чай пошли пить, потом еще Ира Тимофеева заглянула, потом...

– Вечером, – перебил Волков мягко, – когда все это случилось! Вы же допоздна сидели, Маша. К вам кто-нибудь заходил вечером?

– Да никто ко мне не заходил! – крикнула Маша Данилова, и щеки у нее зарделись. – Я должна была работу закончить и мужа ждала, только он все не ехал! А потом уже Николай Иванович разбился, и я... я ничего не помню. А почему вы спрашиваете?! Он же просто упал! Нам милиция так и сказала – упал и все, тем более, что снег вчера пошел и наледь кругом!..

– Что... кругом? – переспросил Волков, и Маша смешалась.

– Вы не волнуйтесь, – сказал он отеческим тоном. – Я спрашиваю, потому что ключи от его машины куда-то делись. Мне их нужно найти. Его сын хотел машину забрать, вы понимаете...

– Понимаю. Конечно, понимаю.

– Ну, может, Коля их вчера где-то обронил. Может, у вас, если к вам заходил.

– Никто ко мне не заходил! Вечером ко мне не заходил ник-то!

– Не кричите, Маша, – попросил Волков. – Вы меня извините. Хотите сигарету? У меня хорошие, настоящие американские.

– Я не курю, Павел Николаевич.

Волков хотел было сказать «Напрасно», но воздержался.

Он так и не понял до конца, удалось ли ему убедить ее в том, что ничего такого он не подозревает.

Конечно, сыщик из него никудышный, это ясно и ежу.

Кажется, сегодня ежу уже было что-то такое ясно, только Волков никак не мог вспомнить, что именно. Что-то было ясно, а потом оказалось, что неясно.

Совсем как с Колиным падением с восьмого этажа. Сначала все было ясно, а потом оказалось, что нет!..

Виталик Камаровский, пыхтя, волоком тащил по коридору коробку, и Волков налетел на него, когда завернул за угол.

– Привет, Виталик.

– Доброе утро, Павел Николаич. – Он разогнулся, лицо у него было красное, и на лбу надулись жилы. – Тяжелая, сил никаких нет! Упрел весь!

И Виталик скинул с плеч куртку, но до конца не снял, так и оставил болтаться на локтях.

– Это что такое?

– Елка, чтоб ей!.. Праздник Новый год! А я елки таскай, больше некому!..

– Хочешь, я потащу, – предложил Волков и прищурился.

Виталик моментально стушевался. Он был неплохой парень, а специалист вообще отменный, но любил пожаловаться на жизнь.

Он жаловался на все – на жену, на поясницу, на Новый год, на пробки, на кризис, зарплату, тещу, на то, что выходных мало, рабочих дней много, а надо балкон покрасить; летом на жару, зимой на холод, на дождь, на солнце и на то, что некогда сыгрануть в бильярд.

Виталик Камаровский был большим любителем бильярда.

Кстати, вчера вечером все трое – Камаровский, Осипов и Рыбалко – как раз играли в бильярд, когда Коля Сиротин упал с восьмого этажа.

Этот самый бильярд Волкову когда-то подарили партнеры. Тащить его домой вместе со всеми причиндалами было решительно невозможно, и пришлось выделять отдельную комнату в офисе, выравнивать там полы, устраивать «мужскую территорию» – с лампами, стойками, разными киями и особой мебелью. Зато таким образом Волков организовал «зону отдыха» для сотрудников, чем очень гордился.

Сотрудники бильярдную тоже очень полюбили и дни рождения и мелкие праздники справляли в основном там. Большие праздники проходили, как правило, в каком-нибудь «приличном заведении» недалеко от метро.

– Виталь, а вы вчера долго играли?

– Да мы ж после работы, Павел Николаич! Мы в рабочее время никогда себе не позволяем!..

«О господи. Я тебя не об этом спрашиваю».

– Я знаю, – добрым голосом сказал Волков, – конечно, после работы. Хотя непонятно, чего вы в офисе все сидели вместо того, чтоб по домам идти!..

– Я с женой поругался, – охотно сообщил Виталик, приготовившись пожаловаться. – Вот, рассудите, Павел Николаич!.. Вот Новый год, да? Вроде праздник, да? И каждый год одно и то же! Каждый год, блин! Она мне говорит – пошли к теще! А чего там у тещи на одиннадцатом этаже всю ночь сидеть?! Это ж глаза на лоб полезут! Я ей говорю, поедем к матери, все-таки загород, снежок там, все дела! А она – нет, и все тут!..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное