Татьяна Тронина.

Вечеринка мечты

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

Света передернула плечами и насмешливо улыбнулась, глядя в сторону. Она словно не слышала, что обращались именно к ней.

– Света, я же просил тебя повторить пройденный материал! Три раза вызывал твоего отца… – спокойно продолжил Электрон, листая журнал. – Ни на одном дополнительном занятии ты у меня не была, хотя папа твой клятвенно обещал, что ты возьмешься за ум. И к тому же за прошлый триместр у тебя двойка… За первый тройка, а за этот, судя по всему, тоже будет двойка. Разумеется, только в том случае, если ты на этой неделе не исправишь все свои оценки. Ты же не хочешь, чтобы в году у тебя тоже была двойка?

Дело в том, что в школе № 5555 учились не по четвертям, а по триместрам – то есть оценки выставляли три раза в год.

– Конечно, нет, – сказала Света, продолжая насмешливо улыбаться. – Вы мне ее не ставьте, Петр Никифорович. Поставьте троечку.

– И рад бы, да не могу, – сухо сказал Электрон, который действительно никогда и никому не натягивал отметок, даже из жалости.

– Почему? – с мягкой укоризной вздохнула Света.

– Потому что это не в моих принципах, – просто ответил Электрон.

Все, затаив дыхание, слушали этот диалог.

Клава всей душой сочувствовала Свете – но что поделать, если у учителя физики такие принципы? Петр Никифорович действительно никогда не натягивал отметок, но зато давал каждому желающему возможность пересдать материал. На его дополнительных занятиях вечно толпился народ. Туда ходили даже те, кому не надо было ничего пересдавать, а просто подготовиться к институту.

– Вы надо мной издеваетесь, Петр Никифорович.

– Нет, Родченко, и в мыслях такого не было, – серьезно ответил тот. – Почему ты даже учебник в руки не хочешь взять?

– Потому что мне эта физика совершенно не пригодится в жизни. Я собираюсь поступать в юридический, а там другие профильные предметы. И вы что, всерьез думаете, что у любого человека есть способности к физике? А может, у меня гуманитарный склад ума!

– Не спорю, – спокойно ответил Электрон. – Все бывает. Но ведь ты, Света, даже нехочешь понять мой предмет. Поэтому ты не можешь знать, есть ли у тебя к физике способности или нет.

Света небрежно повертела в пальцах свою знаменитую ручку с золотым пером.

– Петр Никифорович, когда я стану юристом, я вас засужу, – тоже спокойно, даже радостно, сообщила Света.

Все невольно ахнули – такого откровенного высказывания никто не ожидал.

– За что? – удивился Электрон.

– За то, что вы несправедливо ко мне придирались.

– Да, я к тебе придираюсь. Но, по-моему, вполне справедливо. Я даю тебе шанс – ты еще можешь исправить свои оценки. Сегодня, в три, у меня дополнительные занятия. Сейчас я продиктую, какие оценки у других, и все недовольные тоже их смогут сегодня исправить.

После того как Электрон зачитал весь список, желающих набралось человек десять. В основном тех, кто собирался переправить тройку на четверку, но руку подняла и Зина Хромова.

Она вместо четверки желала получить пятерку.

«Что это с Зиной? – удивилась Клава. – Она же никогда не была отличницей!»

В самом деле, Зина Хромова, серая мышка, училась всегда посредственно, никаких способностей не проявляла. Сидела на уроках тихо, руки никогда не поднимала, а если ее вызывали к доске, то она стояла возле нее с унылым, потерянным видом, молчала и крошила мел в руках.

Клава настолько привыкла к такому образу одноклассницы, что жажда Зины исправить четверку на пятерку (да еще по такому сложному предмету, как физика!) не могла не удивить ее.

«Собственно, а что я знаю о Зине? Да ничего! Все к ней привыкли, никто ее не замечает, а ведь с ней что-то происходит, определенно…»

– Лена, ты заметила, что Зина в последнее время какая-то не такая? – шепотом обратилась Клава к своей подруге.

– Зинка Хромова? А вообще да! – поразилась и Лена. – У нее теперь одни четверки, а то и пятерки… Этак, глядишь, и в отличницы выбьется!

Когда прозвенел звонок, все стали быстро собираться – этот урок был последним.

– Свобода! – радостно загудел Руслан Медведев, когда Электрон наконец покинул класс. – Аверин, погнали в буфет? Есть хочу – умираю!

– Медведь! – возмутилась Люся Липкина. – А как же пища духовная?

– Граждане, кто собирается ехать на автобусную экскурсию, попрошу завтра принести денежки! – закричала Даша Суржикова. – Вера Ивановна просила напомнить!

Стоял шум, гам, грохотали отодвигаемые стулья, кто-то оживленно пересказывал сюжет очередной компьютерной игры, Полина Гамова с Анжелой Зориной вдруг запели дуэтом, вернее – заголосили… Словом, всех будоражила свобода (по крайней мере, до завтрашнего дня), и потому никто, кроме Клавы, не заметил, как Света Родченко повернулась к Зине и негромко произнесла:

– Ты что, самая умная у нас? Отличницей решила стать?

Видимо, не только Клава с Леной обнаружили перемены, произошедшие с Хромовой.

– Разве тебя это волнует? – пожала плечами Зина.

– Я, Зина, тебя не жду. Если ты явишься ко мне на вечеринку, тебе дверь не откроют.

– Да ради бога… – устало ответила Зина, перекинула через плечо старенький матерчатый рюкзак и вышла из класса.

«Света – мировая девчонка, но зачем она так с Зиной? – расстроилась Клава. – Хотя в принципе и так было ясно, что Зина на вечеринку не придет…»

– Клава, я побежала, – тоже сорвалась с места Лена. – В музыкалку опаздываю, а еще надо домой забежать!

– До завтра! – махнула ей рукой Клава.

Потом Клава не торопясь прошла сквозь толпу, в раздевалке натянула на себя плащ.

– Кошкина, не забудь деньги на экскурсию сдать! – сердито крикнула ей вслед Даша Суржикова.

На улице сияло солнце и было совсем тепло. Возле булочной Клава остановилась. «Зря я плащ на себя нацепила…» – она принялась стягивать его с себя и в этот момент в зеркальной витрине увидела Свету Родченко под ручку с Денисом Балашовым. Денис учился в параллельном классе.

Он был настолько красив, настолько великолепен, что у Клавы оборвалось сердце. Оно всегда у нее обрывалось, стоило ей только увидеть Балашова…

Она так и застыла – с рюкзаком в одной руке и плащом – в другой. Но Денис со Светой ее не заметили – тем более что Клава стояла к ним спиной.

Они шли и оживленно болтали о чем-то. «Прекрасная пара» – так обычно писали в старинных романах.

Так вот Денис со Светой были прекрасной парой. Она – светловолосая, синеглазая, и он – черноволосый, с длинной челкой, закрывавшей половину лица, с яркими карими глазами. Похож на всех знаменитых киноактеров сразу!

Денис и Света встречались с осени – с тех самых пор, как Света перешла в их школу № 5555. А с кем Денис Балашов, самый красивый юноша школы, должен был еще встречаться? Разумеется, только с самой красивой девушкой школы, то бишь со Светой Родченко!

Они прошли мимо, дурачась и смеясь, счастливые, не замечающие ничего вокруг.

Клава забыла обо всем на свете. Она судорожно натянула на себя плащ обратно, выхватила из кармана сотовый телефон.

– Алло? – отозвалась запыхавшаяся Лена Окоемова. – Слушай, Клав, мне некогда, я в музыкалку бегу…

– Лена, я всего на минутку! Слушай, а как ты смотришь на то, что я у себя тоже устрою вечеринку? – взволнованно произнесла Клава.

– То есть? Ты же устраивала вечеринку недавно…

– Это была не вечеринка, а обычный девичник! И даже не девичник, а детский сад какой-то… А я говорю о настоящей вечеринке! – рассердилась Клава.

– Как у Родченко то есть? – вздохнула в телефоне Лена. – Ну я не знаю… Мне кажется, Светка разозлится на тебя, если ты тоже вздумаешь позвать к себе гостей. Подумает, что ты решила с ней соперничать.

– Ты права… – моментально сникла Клава. – И потом, кто бы ко мне пришел? Ты да Суржикова с Липкиной…

Глава 3
Старшая сестра

Клава повесила плащ на вешалку, зашла в свою комнату и упала не раздеваясь на кровать, поверх покрывала. У нее было ощущение, что жизнь решительно не подчиняется ей. Она не в силах ничего изменить. Ни-че-го.

«И откуда мне в голову пришла эта безумная идея – устроить праздник у себя? Действительно, глупо соревноваться со Светой Родченко. У нее вон стеклянная крыша над головой, пальмы в кадках… И настоящий бассейн! А у меня что? Комната родителей и наша с Ритой комната. Ну и кухня… Все обычное, из экзотики – только аквариум, в котором живет одна-единственная рыбка. Остальные сдохли, потому что мы с Риткой все время спорили, чья очередь кормить несчастных рыбок, а про них самих совсем забыли!»

А чего стоит тот недавний девичник, о котором напомнила сейчас Лена Окоемова? Стыд и позор!

Действительно, тогда пришли все те же лица – Лена да Суржикова с Липкиной. Напились газировки, да так, что пузыри у всех из носа и ушей полезли, перепачкались мороженым, а потом устроили бал-маскарад. Вывалили из шкафа всю одежду и нарядились кто во что горазд. Достали бижутерию, соорудили на голове тюрбаны из платков… Плясали под африканскую музыку и хохотали как сумасшедшие – даже не заметили, как вернулась с работы Рита, старшая сестра. Ох, как она разозлилась, когда увидела, что без спроса пользуются ее вещами (впрочем, справедливости ради, даже если б у нее спросили разрешения, она не позволила бы взять их!).

Рита принялась бегать за ними со шваброй. Визгу, крику! Носились вокруг стола, по коридору, опрокинули стулья, а потом без сил упали на пол и уже не хохотали (сорвали голос), а тихонько повизгивали и икали, когда Рита трясла над ними шваброй и произносила обличительный монолог. Причем, когда до того носились по комнатам, сшибая все подряд, в Ритины волосы воткнулись листики какого-то цветка. Да так удачно, что теперь казалось, будто у Риты выросли зеленые уши.

Это было настолько смешно, что девчонки показывали на Риту пальцами и уже не визжали, а тихонько мычали. Рита ничего не понимала и злилась еще больше. У Суржиковой потом даже живот заболел от хохота…

А у Светы Родченко, наверное, будет настоящая вечеринка – с какими-нибудь вычурными фруктовыми коктейлями, особенными закусками на блюдах, которые будет подносить домработница… И все это на фоне бассейна, пальм и прочих изысканных интерьеров! А гости будут болтать непринужденно на какие-нибудь солидные темы. Или веселиться, отрываясь под музыку, – но опять же красиво, а не так, чтобы потом всех мучила икота и пузырьки от газировки выходили через нос…

Клава, как представила все это, даже тихо заплакала от тоски. Она, как уже говорилось, нисколько не завидовала Свете – просто невыносимо страдала от собственного несовершенства. И от того, что у нее не было возможности и умения организовать красивую вечеринку, которая потом надолго запомнилась бы людям.

К Свете придут все, а кто бы пришел к ней, к Клаве, даже если бы она тоже пригласила весь класс? Только несколько человек, да и то одни девчонки. Ну, может быть, завалился бы еще Руслан Медведев, любитель перекусить… Или зануда Аверин.

А кому, скажите, нужен этот Аверин, если Клава мечтала увидеть у себя Его. Дениса Балашова то есть.

Внезапно дверь распахнулась, и на пороге возникла Рита.

Старшая сестра.

Особа двадцати пяти лет, окончившая в прошлом году институт и теперь работающая в одном из офисов, который она почему-то называла «конторой». При слове «контора» Клава почему-то всегда представляла местный ЖЭК с обшарпанными стенами, колченогими стульями и злющими тетками, которые кричали посетителям, что они «справок не дают» или «приходите завтра, после обеда!».

Рита была на полголовы ниже Клавы, весила на пять килограммов больше, а рыжие волосы пыталась красить в черный цвет, но вместо этого они становились какими-то серо-буро-малиновыми.

– Ты чего это? – неприязненно сказала Рита. – Нет, вы только посмотрите на нее, люди добрые, – лежит на кровати, прямо в одежде, и воет!

– Я не вою, – вытерев слезы, сердито ответила Клава. – Я плачу. И к кому ты обращаешься – тут же никаких людей нет?..

– Это образное выражение, – Рита прошла в комнату, наклонилась над аквариумом, в котором метался меченосец. – Воду надо сменить.

– Пожалуйста, меняй, – великодушно сказала Клава.

– Это ты должна менять, а не я! Я, между прочим, работаю. А ты валяешься без дела… Надо помогать старшим.

Клава была полностью с этим согласна. Старшим надо помогать – папе с мамой, бабушке… Но помогать Рите совершенно не хотелось – настолько та была вредной и сердитой особой.

– Разве ты сейчас работаешь? – Клава скосила глаза на часы. – Сейчас половина четвертого, а ты обычно к семи приходишь. Вот и меняй воду вместо своей работы…

Рита хотела ответить что-то, но вместо этого вдруг швырнула сумочку, которую до того держала в руках, куда-то в угол, плюхнулась на свою кровать и зарыдала, спрятав лицо в ладонях.

Некоторое время Клава смотрела на свою сестру с удивлением. Рита нечасто плакала.

– Рит…

– Отстань от меня!

– Рит, ты чего?

«Может, у нее что-то случилось? С работы, например, выгнали?..» Клава вскочила и села рядом с сестрой. Потом попыталась оторвать ее руки от лица.

– Рит, да в чем дело-то, а?

– Как будто это тебя волнует! – всхлипнула Рита. – Никому я не нужна, все у меня отняли!

– Тебя обокрали? – испугалась Клава.

– Да! У меня отняли все! Детство, комнату, папу с мамой! Все досталось тебе!

– Ах, это…

То была старая песня. Рита до сих пор не могла смириться с тем, что четырнадцать лет назад на свет появилась Клава Кошкина, ее родная сестра.

Если бы никакой Клавы не было, то жизнь Риты была бы гораздо счастливее и лучше. Во-первых, только ее бы любили и баловали родители, а также прочие родственники. Во-вторых, не пришлось бы сейчас делить одну комнату на двоих. В-третьих Клава хоть и не красавица, но негласно считалась в семье гораздо симпатичней старшей сестры. Как будто она, Клава, каким-то образом украла привлекательность у Риты…

Нет, Ритка Кошкина выглядела вполне прилично (если бы не красила волосы), и даже небольшая полнота ее не портила. Но кому понравится в двадцать пять лет быть на полголовы ниже своей младшей сестры! И весить на пять кило больше!!!

– Рит, я не виновата, – мрачно пробубнила Клава, сидя рядом с сестрой. – Правда, а чего ты сегодня так рано пришла?

Рита наконец справилась с рыданиями, опустила руки.

– Отпросилась, – мстительно шмыгнув носом, ответила она. – У этого подлеца и негодяя… Честное слово, убила бы его!

– Кого? – удивилась Клава.

– Аристарха Аристарховича – вот кого!

Аристарх Аристархович Дубровин был Ритиным начальником – это Клава уже знала. И весь год, что Рита работала в «конторе», он постоянно придирался к ней.

– Что на этот раз?

Рита уже окончательно успокоилась.

– «Ах, Маргарита Андреевна, разве вы не знаете, что сырье – это не то же самое, что комплектующие изделия! Сырье – это основа изготавливаемой продукции, а комплектующие – это материалы, поставляемые другими предприятиями! Прошу вас переписать отчет, а не то налоговая нас сожрет», – пропела Рита, видимо подражая голосу этого загадочного Аристарха Аристарховича.

Клава ничего не поняла. Тем не менее сказала:

– Гад какой.

– Вот только не надо изображать сочувствие… – отмахнулась сестра. – На самом деле тебе на меня наплевать.

Они некоторое время сидели молча, глядя в разные стороны. Каждая страдала о своем.

– Света Родченко в следующую пятницу устраивает вечеринку. Как ты думаешь, родители меня отпустят?

– Конечно, отпустят. Они тебе все позволяют… Ну как же, младшая дочка – самая любимая! – фыркнула Рита. – А кто эта Родченко?

– Новенькая. С осени в нашем классе.

– Новенькая? Почему? Откуда она?

– Не знаю, – пожала плечами Клава, и тут ее озарило, что и вправду никто не знает, отчего Света Родченко вздумала сменить школу год назад. – Может, из другого района переехала?

– Спросила бы! – с досадой воскликнула Рита.

«Действительно, почему не спросить?» – подумала Клава.

На следующий день она стала ждать нужного момента, чтобы подойти к Свете. Ей хотелось знать все об однокласснице, которая была для нее образцом для подражания.

Но ничего не получилось – к первому уроку Света опоздала, на следующей перемене пришла директриса и снова просвещала всех насчет общегородского конкурса – как все должны себя вести и как учиться, чтобы школа №5555 получила первое место.

– Странно как… – прошептала Клава Лене Окоемовой. – При Якове Петровиче было все по-другому. Как-то проще, что ли…

– Говорят, отец Светы Родченко обещал привезти оборудование для лингвистического кабинета, – поделилась своими сведениями Лена. – Действительно, у нас будет самая лучшая школа!

– Школа – это не только оборудование и отремонтированный актовый зал, – подумав, возразила Клава.

– А что же тогда?

– Что-то другое… Нет, хорошо, когда все блестит и сияет, но должно быть и еще что-то.

– Учителя. У нас в школе самые лучшие учителя – это все знают! – возмутилась Лена.

– Да. Но все равно, при Стелле все стало как-то иначе… – с сомнением пробормотала Клава.

…На следующей перемене Света убежала из класса. Клава отправилась за ней, но обнаружила, что Родченко болтает с Денисом Балашовым этажом ниже.

Эти двое стояли у окна, рядышком, и снова совершенно не замечали того, что творится вокруг.

Клава сделала вид, что изучает расписание занятий возле учительской, а сама искоса наблюдала за Денисом и Светой…

Как же ей хотелось быть на месте Светы!

Следующим уроком была литература.

– Итак, как мы договаривались, сегодня каждый из вас прочитает свое любимое стихотворение, – начала урок Вера Ивановна. – Аверин!

Глеб Аверин (первый по алфавиту), глядя в окно, холодно и четко прочитал «Я вас любил, любовь еще, быть может…».

Очередь дошла до Светы Родченко.

– Светочка, ну а ты чем нас сегодня осчастливишь? – ласково спросила учительница.

– Вер Иванна, у меня горло болит! – лучезарно улыбнулась Света. Голос при этом у нее был совершенно нормальный.

– Болит? Ну ничего, в следующий раз… – милостиво кивнула учительница. – Хромова!

Зина Хромова вспыхнула, потом побледнела. Вышла к доске и, опустив голову, тихо, неуверенно прочитала стихотворение Есенина. Впрочем, ни разу не сбилась…

– Садись, четыре.

Зина вздрогнула, снова вспыхнула, но, ничего не говоря, скользнула на свое место.

Вера Ивановна сидела над журналом, задумчиво хмуря брови.

– Хромова… – вдруг сказала она. – Послушай, а что ты собираешься делать после следующего, девятого класса?

– Пойду в десятый, – негромко ответила Зина.

– Да? А ты уверена, что осилишь программу? – серьезным, задушевным голосом спросила Вера Ивановна. – Она очень сложная, тяжелая… Не всякий и справится. Надо уметь рассчитывать свои силы, девочка. Конечно, если ты захочешь идти в десятый, никто тебе не откажет – это твое законное право, но… Может быть, учиться в колледже тебе будет проще?

– Я справлюсь, Вера Ивановна, – тихо, но упрямо ответила Зина.

И тут Клава поняла, почему прежние времена ей нравились больше. При Якове Петровиче все ученики были равны. А теперь появились «нужные», вроде Светы, и «ненужные» – такие, как Зина Хромова. Та же самая Вера Ивановна была совершенно обычной, доброй женщиной, это Стелла сделала ее такой. Словно заколдовала!

Света обернулась и насмешливо, презрительно улыбнулась Зине.

И в первый раз Клава вдруг почувствовала неприязнь к Свете Родченко. Ну нельзя так себя вести, в конце концов!

На следующей перемене она решила не подходить к Свете. Какая разница, откуда та взялась, почему переменила школу год назад…

В буфете была очередь.

Лена с Клавой взяли по стакану чаю с бутербродом и втиснулись за последний столик у окна. Все вокруг шумели и галдели, за соседним столом Руслан Медведев очень эмоционально объяснял Аверину, почему «наши промазали» и чего ждать от отборочного матча.

– Можно к вам, девчонки? – Жанна Парщикова поставила на стол поднос и, обернувшись, замахала руками: – Светик, сюда, я нашла свободное местечко!

Цокая шпильками, подошла Света Родченко и, ни на кого не глядя, изящно села на стул.

– Ненавижу… – негромко произнесла Света, отпивая чай из стакана.

– Ладно, Светик, брось, – погладила ее по плечу Парщикова. – Не станет же он идти против Стеллы?

– Еще как станет! – сквозь зубы произнесла Света. Она словно не замечала сидевших рядом Лену с Клавой.

– Ты думаешь? К чему ему конфликтовать с начальством?..

– Он не человек. Он робот, – холодно улыбнулась Света. – У него внутри шестеренки с винтиками.

– Ха-ха-ха! Слушай, Светик, я просто умираю, какая ты остроумная… – засмеялась Жанна Парщикова.

– Меня никто не заставит делать то, что я не хочу, – сказала Света жестко. – Никто и никогда. Я вчера разорвала эту физику в клочья.

– Учебник? Ну ничего, можно новый купить…

– Жанка, ты не поняла – я ее учить не буду. Зачем?

В этот момент к столу подошел Денис Балашов. Сердце у притихшей Клавы замерло, а потом ухнуло куда-то вниз, в район желудка.

Денис вдруг произнес с дружелюбной улыбкой, глядя на Клаву:

– Привет, Рыжая! Как дела?

Клава открыла рот.

Но в следующий момент Денис уже весело болтал со Светой.

Клава закрыла рот.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное