Татьяна Тронина.

Роза прощальных ветров

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Знаю-знаю... И здесь, на ВДНХ, у фонтана «Дружба народов», вы с дедом и познакомились!

Владислав Макарович захохотал:

– Да, были времена! И вот поди ж ты, умели тогда играть... Ни разу не продули наши!

* * *

...Роза и Николай возвращались домой уже далеко за полночь.

– Хорошо, что без Бабенко сегодня едем... – сказала Роза, садясь в машину.

– Чем он тебе так не нравится? – искренне удивился ее муж. – Отличный мужик. Я без него как без рук... Но надо же и ему когда-то отдыхать!

Они ехали через ночную Москву, сияющую рекламой, с подсвеченными фасадами домов, красивую и высокомерную.

– Света мне показалась какой-то грустной, – заметила Роза, глядя в сторону. – По-моему, ей нелегко с Еленой Климовной.

– Ну уж, ты скажешь... Просто мама пытается держать ее в тонусе. Ты Светку совсем распустила. На кого она стала похожа!

– На меня, – невольно улыбнулась Роза.

– Вот именно! – фыркнул Николай. Он вдруг безо всякого перехода вновь впал в привычное недовольно-раздраженное состояние. – И это при всем при том, что ты ей не родная мать!

Роза пожала плечами, продолжая смотреть в сторону.

Слова мужа ничуть ее не задели. Это была чистая правда – не она родила Свету. Николай был вдовцом – жена его, мать Светы, умерла от тяжелой болезни, когда дочери было едва лишь больше года. От Светы никогда не скрывалось, что Роза была ей неродной. Об этом знали абсолютно все. Варвара, старая школьная подруга, с самого начала предрекала Розе всяческие трудности и ужасы. «Это же чужой ребенок! Она тебе рано или поздно даст понять, что ты ей – никто!»

Но именно Свету, как выяснилось в дальнейшем, это волновало меньше всего. Она очень любила Розу, и даже в подростковый период, когда у детей возникает миллион проблем и они испытывают сложности в общении с окружающими, Света никоим образом не дала Розе понять, что она относится к ней как к мачехе. Света обожала отца, хорошо относилась к деду с бабкой, но только с Розой у нее были такие доверительно-трепетные отношения.

Роза опять вспомнила о вчерашнем приключении и невольно покосилась на Николая.

«Собственно, а чего я так переживаю? Обычная интрижка. В жизни каждой женщины должна быть такая интрижка – иначе можно с ума сойти от скуки! Будет хоть что вспомнить перед смертью...» – и она почувствовала, что улыбается.

* * *

Как хороши, как свежи были розы

В моем саду! Как взор прельщали мой!

Как я молил весенние морозы

Не трогать их холодною рукой!

Как я берег, как я лелеял младость

Моих цветов заветных, дорогих;

Казалось мне, в них расцветала радость,

Казалось мне, любовь дышала в них.

Но в мире мне явилась дева рая,

Прелестная, как ангел красоты;

Венка из роз искала молодая —

И я сорвал заветные цветы.

(Иван Петрович Мятлев, поэт XIX в.)

* * *

...Утром Роза съездила на фирму, в которой работала бухгалтером, сдала платежные документы, получила на руки деньги – не особенно большие, но зато собственные.

Потом заглянула в сберкассу и, повинуясь внезапному порыву, сняла всю сумму, которая лежала у нее на книжке.

Все то, что она накопила от сдачи квартиры, от своей работы... Получилась довольно внушительная пачка наличных.

А потом прямиком направилась в салон одного довольно популярного стилиста, на прием к которому она записывалась накануне. Насколько действительно был хорош этот хваленый стилист, Роза не знала, но ей хотелось рискнуть...

– ...дорогие слушатели, поздравляю вас с Днем космонавтики! – болтало радио в машине. – Сегодня двенадцатое апреля. В такой же солнечный день, много-много лет назад – в тысяча девятьсот шестьдесят первом году – корабль «Восток» с Юрием Гагариным принялся бороздить просторы вселенной...

Роза слушала радио и мало что понимала. Ей было страшно, и в то же время она чувствовала тот же азарт первооткрывателя, который вторгается в неизведанное пространство. Будь что будет. Отступать уже нельзя.

– ...я бы, знаете, хотела что-то немного поменять в своем этом... имидже, – сказала Роза стилисту, крашеному длинноволосому мужчине в полосатой майке, открывавшей его татуированный торс. Стилист с суровой скорбью разглядывал Розу со всех сторон. – Ну там, волосы немножко подровнять, и вообще...

– Понятно, – сказал стилист жестко. – Только, пожалуйста, прошу вас полностью довериться мне. И не бойтесь – хуже, чем есть, все равно не будет.

Роза подумала: обижаться или нет? А потом плюнула на все – и села в широкое крутящееся кресло.

Ахнула, когда на пол упала первая прядь ее волос, довольно длинная.

– Я же просил – полностью довериться мне!

Роза зажмурилась и больше уже не открывала глаз.

Ее стригли и стригли – долго, очень долго, возили по волосам филировочными ножницами, потом снова стригли («лучше бы уж сразу налысо побрили, что ли! Быстрее бы вышло...»). Потом красили, заворачивая отдельные пряди в фольгу. Потом сзади к голове придвинули какой-то агрегат – не то сушка, не то грелка... Приоткрыв глаз, Роза посмотрела на свое отражение в зеркале, с фиолетовой пеной вместо волос, из которой торчали полоски блестящей фольги («инопланетянка, честное слово! И в открытый космос выходить не надо...»). Вздохнула и снова зажмурилась.

Потом с нее сняли фольгу и долго мыли голову, потом втирали что-то в волосы. Сушили феном. Брызгали чем-то. Снова сушили, вытягивая пряди круглой расческой.

– Ну, теперь смотрите...

Роза открыла глаза. Из зеркала на нее смотрела незнакомая молодая женщина – и вовсе не с фиолетовыми волосами, как можно было предполагать, а с рыжевато-каштановыми, в которых были видны красноватые пряди. И короткими волосы тоже не выглядели – так, чуть выше плеч. Они лежали пышно, слегка закручиваясь вверх. И еще эта челка... Роза невольно прикоснулась ко лбу. Челок она никогда не носила, волосы у нее всегда были одинаковой длины.

– Ваш цвет был слишком жидковат – ни то ни се... – говорил тем временем стилист. – И этот неприятный медный оттенок! Я не стал ничего радикально менять, просто добавил немного цвета и создал объем вот этими прядями. А теперь объясняю, как правильно укладывать прическу, если вы собираетесь делать это самостоятельно...

Роза слушала, открыв глаза, и что-то странное происходило у нее внутри. Она себя не узнавала.

Потом ей сделали макияж – и стилист тоже объяснил, какие цвета ей, Розе, идут, а какие нет, как следует подводить брови, глаза, контур губ...

– У вас хорошие брови, я только чуть-чуть подправил линию, чтобы не было резкого излома. Избегайте ярких румян, вы с ними станете похожи на матрешку. Немного бежевого, персикового – на скулы, и хорошо растушевать...

Потом стал объяснять, как надо правильно одеваться.

И получалось все не то, что носила до того Роза.

– Юбки выбирайте с осторожностью, лучше совсем от них отказаться. К платьям относитесь еще более придирчиво...

– А что же носить? – удивленно спросила Роза.

– Брюки, – категорично заявил стилист. – Только ни в коем случае не зауженные, а прямые или чуть расклешенные книзу! Свитера, рубашки – чуть приталенные, вот такой длины.

– А не слишком ли коротко? Мне кажется, лучше спрятать эту часть тела...

– Ничего подобного! И потом, живот у вас не торчит, не такая уж вы толстушка, чтобы закутываться с ног до головы... Цвета – теплые, охристые, красноватые, можно использовать оливковый и песочный.

– А вот у меня индиго... Я синий люблю, – неуверенно заметила Роза, указав на свое плащ-пальто.

– Синий тоже можно использовать – смилостивился специалист. – Единственное, фасон вашего плаща никуда не годится. Это так называемый «свингер», а вам больше подошел бы «тренч»...

– Что, простите?..

От обилия информации у Розы слегка закружилась голова. Ей были предложены услуги консультанта, который ходил бы с ней по магазинам и помогал выбирать одежду.

– Называется это – релукинг, очень актуальное предложение в сфере услуг...

Но Роза отказалась от услуг специалиста по этому самому релукингу. Ей показалось, что это было бы чересчур.

– Нет, я справлюсь сама!

Весь остаток дня Роза проездила по магазинам в мучительных и сладких поисках одежды. Это напоминало уже охоту с ее интригой – добыча была рядом, но не давалась в руки, за добычей надо было долго идти, выслеживать ее, точно определять цель, не поддаваться панике или чрезмерному азарту, не обращать внимания на отвлекающие моменты в виде советов назойливых продавцов... Хотя, возможно, с помощью консультанта она сэкономила бы время и избежала некоторых ошибок.

Итог был таким – две пары брюк, одни оливкового, другие шоколадного цвета, красновато-оранжевый легкий свитер с рукавами три четверти, светло-коричневая рубашка – чуть приталенная, не длинная, коричневые замшевые туфли на «шпильке». «Шпилек» Роза никогда не носила, боясь, что непременно упадет или застрянет каблуком в какой-нибудь расщелине, но, примерив итальянские туфельки, неожиданно открыла для себя, что они не менее удобны, чем ее домашние тапочки. Можно было, конечно, насчет обуви договориться с мужем, но из опыта Роза знала, что Николай попытается сплавить ей вовсе не то, в чем она нуждалась.

После этого Роза принялась искать этот самый «тренч», но тут обнаружила, что, во-первых, уже глубокий вечер, и, во-вторых, у нее кончились все деньги.

Терзаемая неудовлетворением и незнакомой прежде жаждой продолжить поиск (раньше она не тратила столько времени и сил на покупку одежды), усталая, взбудораженная, Роза вернулась домой, мысленно прикидывая, чего ей еще не хватает.

Выходило – очень многого. Еще надо не забыть о всякой там косметике-парфюмерии (то, что было у Розы, оказывается, никуда не годилось), потом массаж, прочие оздоровительные процедуры...

Она разделась в прихожей, и тут из комнаты вышел Николай.

– Привет, – сказала Роза, совершенно забыв о том, что она подверглась некоторым стилистическим изменениям. – Слушай, дай денег!

Николай ничего не ответил. Поморгал глазами.

– Тарасов, не будь жадиной, дай денег! – жалобно повторила Роза.

Он снова поморгал глазами. Потом, прокашлявшись, выдавил:

– Что это с тобой?

– Где?

– Да вот, с головой...

Роза схватилась за голову.

– А, ты про это... – засмеялась она. – Я подстриглась. Ужасно надоели эти длинные волосы! Ты скажи, мне идет?

– Ну, ничего так, – неуверенно пробормотал Николай. – Живенько...

Он заставил ее повернуться, осмотрел со всех сторон. Особого восторга не выказал, но Роза и не надеялась на подобную реакцию – муж ее, консерватор по складу характера, ко всему новому привыкал с трудом. Главное, не начал с ходу вопить, что она, Роза, страдает ерундой и окончательно себя изуродовала.

– А деньги тебе зачем?

– Коленька – весна! Женщина я или нет?

– Эта весна каждый год случается... А еще лето, осень и зима. Разориться можно! Ты, между прочим, не забывай, что я денег не печатаю, они у меня все в деле... Вот, кстати, в январе закупили партию обуви – тридцать седьмой размер распродан с ходу, за несколько дней, а все остальные до сих пор лежат мертвым грузом. Не берет их народ... Что тут будешь делать!

– Закажи еще партию тридцать седьмого.

– Господи, Роза, я ж тебе сто раз объяснял – так не получится! Можно заказать партию только со всей размерной шкалой и ничего – по отдельности!

– Печально...

– Вот и я говорю! А какое у нас дурацкое законодательство... Покупатель имеет право практически бесплатно менять обувь в магазине! И вообще, нормой считается брак до трех процентов в партии. А куда мне этот брак девать? Снова везти за границу, возвращать на завод-изготовитель?..

Николай долго жаловался на трудности, ворчал, вздыхал, но Роза проявила неожиданную твердость. В конце концов, денег он ей дал, правда, не преминул уколоть:

– Ох, Роза, мы и так в свое время столько денег на тебя потратили... И что в результате? Пшик!

Это было правдой. Денег ухнули уйму... Если бы вовремя не остановились – потратили бы еще в несколько раз больше, и, скорее всего, тоже ничего бы не добились... Но лучше не вспоминать об этом.

Лучше не вспоминать.

Не вспоминать.

...Итак, Роза получила возможность продолжить шопинг.

Найден был тот самый «тренч», куплено практически все то, что требовалось Розе, – ну, по крайней мере, на ближайшее время...

Она, точно бабочка в конце определенного цикла, старательно и упорно пыталась вылезти из кокона, выкарабкаться из него, выцарапаться – для того, чтобы расправить крылья и полететь навстречу солнцу. И кем она будет – блеклой капустницей или радужным махаоном, – уже не имело значения. Главное – измениться. Стать другой.

Возможно, это желание покинуло бы Розу в самом скором времени, но сейчас она радовалась жизни, радовалась тому, что она – женщина. И так приятно было заботиться о себе, гоняться за милыми сердцу тряпками, кряхтеть в суровых руках массажиста, склоняться в задумчивости над витриной с бельем, перебирая пальцами шелк, кружева, атлас, прозрачный гипюр...

Роза в этих хлопотах даже похудела немного – так, не сильно, но все равно ей было приятно ощущать забытую легкость в теле. Ни одна диета, ни одно новомодное лекарство не помогли ей столь эффективно, как это стабильно хорошее настроение...

Отчего у нее было хорошее настроение, Роза пока еще не поняла. В самом деле, ну не оттого же, что она провела ночь с незнакомцем?

* * *

По мотивам элегии И.П. Мятлева другой писатель XIX в. – Иван Сергеевич Тургенев – создал одно из своих знаменитых стихотворений в прозе, в котором говорится о воспоминаниях ушедшей молодости: «Легкий ветер тихо тает и переходит в ночь, в теплом воздухе пахнет липой, а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звезд... ...Я не дерзаю заговорить с нею, но как она мне дорога, как бьется мое сердце! „Как хороши, как свежи были розы...“

(Из учебника русской литературы.)

* * *

– ...да какая разница – где! – с досадой сказал Неволин. – Дался тебе этот Грибоедовский Дворец бракосочетаний! Туда, говорят, очередь на месяц вперед – чтобы только просто документы подать... Я слышал, люди даже ночами дежурят, отмечаться ходят, номерки на ладонях пишут, и все такое прочее.

– Костя, отстань. Свадьба – это очень важное событие в жизни человека. Оно должно запомниться! Некоторые люди к нему готовятся чуть ли не несколько лет! – отмахнулась Лиза, обложенная со всех сторон журналами для невест. – По крайней мере, год, не меньше...

– Зачем?

– Затем, что любая мелочь должна быть продумана.

– Чисто женский подход! – засмеялся Неволин и чмокнул ее в макушку. – Мне, например, безразличны мелочи. Главное – это то, что будет потом. Я, помню, лет пять назад присутствовал на одной совершенно феерической свадьбе, в качестве гостя, разумеется. Красота была неописуемая, все рыдали от восторга и умиления. А через две недели жених с невестой разбежались, причем устроили жуткий скандал с битьем посуды и нецензурной руганью. Соседям пришлось в милицию звонить... Вот вам и романтика бракосочетания!

– Костька, ты что, собираешься тоже посуду бить?.. – Лиза засмеялась и тут же спохватилась: – Кстати, у тебя есть приличные туфли?

– Есть. Я в них к начальству всегда хожу! – с гордостью произнес Неволин.

– Ну-ка, надо проверить...

– Ты серьезно?

– Давай-давай, показывай!

Костя вытащил из самого дальнего уголка галошницы свои парадные туфли, несколько запылившиеся. Лиза придирчиво оглядела их.

– Костя, это кошмар...

– Что?

– Такие мысы сейчас уже никто не носит! А вот здесь кожа потрескалась... Все, ничего не хочу знать – тебе нужны новые ботинки! Да, и костюм. Но за костюмом мы поедем вместе в следующие выходные.

Лиза дала Неволину ценные указания, какие туфли и где именно он должен купить, объяснила, где находится ближайший обувной центр, и выгнала жениха из дома, заявив при этом строго:

– ...и не вздумай возвращаться без туфель!

Неволин сел в машину и скрепя сердце отправился в этот самый центр. Народу там было – не протолкнуться. И вообще – Неволин ненавидел магазины...

Он походил немного по рядам, ничего подходящего при всем многообразии выбора не нашел, наткнулся на втором этаже на кафе и засел там. «Передохну немного и пойду дальше искать...» – мужественно решил он.

Сидя с чашкой кофе у окна, за которым бурлил проспект, он опять вернулся мысленно к тому дню. «Сколько с тех пор прошло? Неделя, две?.. Дней десять – это уж точно! Ну и что? Надо выкинуть всё из головы. Обязательно. Я поступил глупо».

У той женщины были рыжие волосы и белая, бело-розовая, точно мрамор, кожа. Там в одном месте, где шея переходит в плечо, кожа пахла молочной сладковатой свежестью, как обычно пахнет от сломанных цветов или только что сорванных с грядки овощей. «Ну и что?»

Еще у нее были розовые круглые пятки и грудь классической формы.

Венера на старинных картинах.

Хотя нет, она – Роза. Нелепое, немного провинциальное имя. Хотя, собственно, почему же нелепое?

Неволин потер виски.

Женщина по имени Роза не шла у него из головы. Чем-то она его зацепила. Кроме пяток, груди и белой кожи у нее была еще ямочка на щеке. Которая появлялась при улыбке. Неужели все дело в этой ямочке?

«У нее глаза неприятные. Такой мрачный, тяжелый взгляд! И этот дефект зрения... Смотрит то ли на тебя, то ли куда-то в сторону. Бр-р!» – Неволин старался думать о Розе плохо (иначе как ее выкинуть из головы?), но чем дальше, тем сильнее ему хотелось вновь увидеть ее. Хотя бы для того, чтобы убедиться, насколько она нехороша.

Он посмотрел на часы. «В принципе, пробок в данный момент не должно быть, доеду за час. А то и быстрее! Повод? Повод – вернуть сто рублей. Прекрасный повод!»

Он отодвинул чашку с недопитым кофе, бегом спустился по лестнице и выскочил из обувного центра. «Туфли потом куплю, на неделе...»

Выехал со стоянки и помчался из города. Адрес известный: Камыши, Тихая аллея, дом два. О том, что Розы может там не быть, Неволин старался не думать.

До Камышей он действительно добрался очень легко. Как только увидел указатель с названием города, сердце его забилось стремительно – от непонятного, глупого волнения. Тем не менее он почти не сомневался в том, что стоит ему снова увидеть Розу, как обязательно разочаруется в ней. Потому что память склонна идеализировать прошлое. Пусть даже такое недавнее...

По пыльной, еще не отмытой после зимы дороге с едва различимой разделительной полосой Неволин свернул в сторону ее дома.

Кусты в палисаднике готовы были вот-вот зазеленеть – от набухших почек их ветви казались гуще, плотней, точно закутанные в зеленовато-серую дымку.

Неволин вышел из машины, перешагнул через низенький забор.

Где-то в отдалении, запертая в доме, голосила истеричная Киса...

Неволин нажал на звонок. Потом постучал в окно. Потом снова стал давить на звонок, хотя было ясно – Розы нет.

Так трудно почему-то было с этим смириться...

Неволин снова залез в машину и поехал обратно. Он чувствовал странную тоску и досаду – так часто бывает, когда не получаешь того, чего ждешь слишком самонадеянно.

Неволин доехал до окраины Камышей, а потом резко развернулся, не обращая внимания на возмущенные гудки.

Он постучал в следующую дверь. Тут жила старуха с собакой Кисой. Но никто не отозвался, лишь Киса продолжала лаять.

– Вы кого ищете? – На соседнее крыльцо вышла дама с роскошными волосами. Это была мать легкомысленной девицы Анжелы – Неволин ее уже видел.

Но дама его не узнала – наверное, трудно было признать в нем того пьянчужку, едва сидевшего на скамейке в палисаднике.

В открытых окнах за спиной дамы было слышно, как бубнит телевизор.

– Мне бы Розу...

– Розы нет.

– Я знаю, что ее нет. А как ее можно найти? – Неволин перешагнул через забор, поближе к даме. – Вы не подскажете?

– А зачем? – подозрительно спросила та.

– Я насчет квартиры... – легко соврал Неволин. – Она ведь квартиру сдает? Мне Ахрамковы ее очень рекомендовали.

– А-а, все ясно, – протянула дама. – Да, Роза собиралась сдавать квартиру...

– Телефончик ее не дадите?

– Ну, я не знаю... – задумалась дама и почесала переносицу огненно-алым длинным ногтем. – Да ладно, чего уж там! Дам номер ее мобильного. Диктую...

Неволин быстро ввел номер Розы в свой телефон. Пока он нажимал кнопки, дама с поощрительным интересом рассматривала его с ног до головы.

– Что, это вы тут собираетесь жить?

– Ага.

– Один?

– Один.

– Ну-ну... – игриво погрозила та пальцем. Потом обернулась и закричала в распахнутое окно: – Анжела, выключи эту гадость! Немедленно, я сказала... – она обернулась к Неволину и снова расплылась в улыбке. – Черт знает что показывают, а дети эту дрянь смотрят! Я бы всех их, кто телевидением заведует, поубивала.

– И не говорите...

Он сел в машину и отъехал от дома подальше. Достал сотовый, нажал на кнопку. «Абонент временно недоступен...» – отозвался бесстрастный голос.

– Тьфу ты!

Неволин вернулся в Москву. Был уже пятый час, Лиза, наверное, давно ждала его. Но из какого-то странного упрямства Неволин снова набрал номер Розы. «Если не дозвонюсь, то у Ахрамковых уточню ее координаты... В самом деле, они должны знать!» – озарило его. Но на этот раз связь была.

– Алло! – отозвался полузабытый, смутно знакомый голос.

– Роза?

– Да, это я. А кто говорит?

– Роза, это я...

– Кто – «я»? – удивленно спросила она.

– Костя.

– Какой еще Костя... Костя? – Она вдруг внезапно сбилась, и Неволин понял – узнала. Вспомнила. – Ты?.. Но зачем?

– Ты где сейчас? Ты занята?

– Да. То есть нет...

– Ты дома? – нетерпеливо спросил он.

– Я неподалеку от Лубянки... В центре. Улица Мясницкая... – не сразу ответила она. Наверное, искала глазами вывеску с названием улицы. – Тут рядом магазин такой красивый, в виде китайской пагоды...

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное