Татьяна Тронина.

Роза прощальных ветров

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Вы очень добры, – сев на табурет, серьезно сказал незнакомец и опять убрал волосы со лба. – Ей-богу, мне очень стыдно, что я доставил вам столько хлопот.

– Да ладно... – вяло ответила Роза. – Все равно мне уже спать расхотелось.

Она тоже села за стол, напротив него.

– Так вы знакомый Ахрамковых? – спросила она.

– Да, приходилось с ними пересекаться. В основном с Кириллом... Наша контора работала с их конторой.

– Понятно.

Вода вскипела, и Роза заварила чай.

Они сидели молча, глядя в черное окно, – там, вдали, за пустырем, качался фонарь. Роза поднесла кружку к губам.

– Вы неправильно чай пьете, – вдруг сказал незнакомец. – Надо вынуть пакетик.

– Зачем? Пусть еще настоится.

– Лучше не будет. Весь вкус обратно в пакетик уйдет. Сначала выйдет, а потом снова уйдет. Это факт!

– Серьезно? – удивилась Роза.

– Я вас уверяю.

Она вытянула за нитку пакетик из кружки, швырнула его прямо в раковину.

– Ешьте печенье...

Ночной гость безо всякого удовольствия захрустел печеньем, потом сморщился.

– Что, плохо? – со злорадным сочувствием спросила Роза.

– Очень, – честно ответил тот.

– И по какому поводу пили?

Он не ответил, посмотрел на нее как-то странно – в глубине светло-карих глаз плеснулась тоска.

– Я вам так и не представился, – через некоторое время, словно с усилием, произнес он. – Константин Георгиевич Неволин. А вы – Роза?

– Роза Витальевна, – сухо поправила она.

– Очень приятно. Я вам деньги завтра же перешлю.

– Ай, ну перестаньте! – усмехнулась она. – Сто рублей... Ерунда.

– Роза... – повторил он задумчиво. – Необычное имя. Редкое. То есть вполне обычное, но редкое именно для коренных жителей нашей средней полосы. У меня, например, знакомая есть – Роза Хабибуллина. А в вас как будто ничего южного, восточного – нет... Или я ошибаюсь?

– Нет, вы правы, – ничего восточного во мне нет, – равнодушно ответила она. – Я, как вы выразились, «коренная жительница средней полосы»... Мама с папой почему-то не захотели называть меня Леной, Ирой или там Светой. От родительского умиления назвали таким вот цветочным именем. Ничего, я привыкла.

– А к кому вы хотели меня сначала отвести? – с любопытством спросил Неволин, осторожно отхлебывая чай.

– К своему соседу. Сережке Козыреву... Он один живет. Тоже пьянчужка тот еще! И ведь какой хороший человек, и руки у него золотые...

– Кажется, я его видел уже сегодня. Он со мной поздоровался. Такой, в спецовке...

– Он! И ведь совсем недавно дома был... А вы где работаете?

– Я инженер. Окончил МАИ... Очень счастлив тем, что работаю по специальности. А вы?

– Я – бухгалтер. Ну, и домохозяйка ко всему прочему... – ответила Роза и строго спросила: – У вас дети есть, Константин Георгиевич?

– Есть. Сын от первого брака. Иван. Ему четырнадцать лет. Живет с матерью.

– А-а...

Роза уже окончательно уверилась в том, что от незваного гостя никакого подвоха не будет.

Кажется, действительно никакой он не злодей. Обычный пьянчужка, как и Серега Козырев. Инженер. Что-то такое, из советского прошлого...

Не то чтобы ее особенно интересовал чужак – нет, просто Роза всеми силами старалась отвлечься от недавнего сна. Слезы были еще где-то близко, у глаз. Да что ж это такое, почему она никак не может забыть своего прошлого?!

* * *

...Из лепестков некоторых видов роз получают ценный ароматический продукт – эфирное масло (розовое масло). Промышленное использование эфирномасличных роз развито в Болгарии, России, Франции, Турции, Италии и др. странах. В Россию для этой цели была завезена в XIX веке из Болгарии казанлыкская роза.

Роза используется в приготовлении духов, эссенций, также она входит в состав восточных лакомств...

(Из популярной энциклопедии.)

* * *

Кажется, она действительно была неплохой теткой.

Сидела напротив, пила чай, смотрела в окно, о чем-то напряженно все время думала... Наверное, были у нее какие-то неприятности. Или просто характер такой. Сколько же ей лет? Сорок? Сорок пять? Она упомянула о пятом десятке... Смешная. Обычно женщины изо всех сил скрывают свой возраст.

– Скоро Пасха, – вспомнил он почему-то. – Через две недели, да?

– Что? – хозяйка квартиры снова посмотрела на Неволина своим странным, ускользающим взглядом.

– Точно, через две недели. У меня бабка была сильно верующая, все праздники отмечала. Куличи пекла. Вы умеете куличи печь?

Разговор у них получался какой-то дурацкий, но о чем еще можно было говорить с незнакомой теткой?..

– Да.

– Наверное, вы хорошая хозяйка.

– Приходится. Правда, в основном готовлю диетические блюда. У мужа язва. Кашки на воде, протертые супчики, паровые котлеты... Он в общественных местах питаться не может. Если поест в ресторане – с партнерами по бизнесу, – ох как потом мучается!

– Сочувствую вашему мужу.

– Да ну вас! – вдруг сердито сказала она. Неволин смутился – в самом деле, эти слова прозвучали как-то двусмысленно.

А потом он опять вспомнил о Лизе. «Как ты могла?!» – мысленно воззвал он к ней.

– Ненавижу тех, кто пьет, или там наркоманов всяких... – продолжила хозяйка сурово. – Ведь они для чего пьют или колются?

– Для чего? – машинально спросил Неволин.

– Для того, чтобы ускользнуть из реального мира. Здесь скучно, сложно, глупо... А там, в своих грезах, люди видят себя совсем другими. Значительными. Там они совершают подвиги, там ждет их замечательное будущее. А здесь они никто.

– Человек хочет ускользнуть от себя... – согласно вздохнул Неволин. – Трудно смириться, что ты – не эксклюзив, а обычный гомо сапиенс, каких миллионы и миллиарды – было и будет.

«Лиза, если бы ты знала, как мне сейчас больно... Хотела бы ты сама испытать такое, а? Хотела бы? Нет, то-то и оно...»

Неволин увидел на подоконнике колоду карт, потянулся к ней.

– Сыграем? – мрачно спросил он. Спать ему решительно не хотелось.

– Что? – опешила Роза. Глаза у нее были странные – мало того что они косили, еще они были непривычного, какого-то слишком яркого темно-серого цвета. Точно свинец.

– Ну, в подкидного – сыграем? – повторил Неволин, тасуя карты.

Роза захлопала своими странными глазами. То ли она на него, Неволина, сейчас смотрела, то ли еще куда – не поймешь...

– Ладно, сыграем. Просто, на интерес, – нехотя согласилась она. – Вы еще и картежник, ко всему прочему...

В ее голосе Неволин снова уловил осуждение. Но невозмутимо раздал карты и сообщил:

– Пики – козыри... Кто первым будет ходить?

Первую партию они сыграли агрессивно, быстро, точно от этого что-то зависело. Роза осталась «в дураках».

– Еще? – с азартом спросила она. – Ничего, я сейчас отыграюсь!

Вторая партия закончилась с тем же результатом.

Во время третьей Роза жульничала, и Неволин подловил ее на этом. Они сердились, кричали... Потом «в дураках» два раза остался Неволин.

Он играл и все время думал о Лизе, о том, что надо сделать, чтобы она поняла, какую боль причинила ему...

Константин был взрослым, нормальным мужчиной, тридцати шести лет от роду, он почти никогда не страдал от ревности – то ли повода ему не давали его женщины, то ли он сам по себе был таким. Но сейчас, думая о Лизе, он просто сходил с ума... «Чтобы ты, Лиза, почувствовала то же самое! Или... – он вдруг замер с поднятой картой в руке – ...или – чтобы я перестал себя чувствовать «в дураках»?..»

Отомстить. Отомстить Лизе. Боже, как банально!

– Что, съели?.. – торжествующе воскликнула Роза. – А мы вот вам еще одного короля подкинем... Чем теперь бить будете?..

Неволин снова посмотрел на нее. Она была совсем не в его вкусе – он никогда не любил полных. И к тому же ее возраст... Ну, допустим, Роза еще далеко не старуха, но один ее халат из фиолетовой байки чего стоит! Это будет не месть Лизе, а мазохизм какой-то. Месть самому себе.

– Сыграем на желание? – тем не менее вдруг холодно предложил он.

– То есть?

– Проигравший выполняет желание выигравшего.

– Что? – возмутилась Роза. – Мы же просто играем, на интерес!

– На интерес – не интересно. Или боитесь проиграть?

– Я?..

– Да, вы!

– Я – нет... А вдруг вы какую-нибудь глупость от меня захотите? – совсем по-детски, растерянно спросила она и почему-то покраснела.

– Это уж непременно... Но если все-таки выиграете вы?

– Я тогда заставлю залезть вас под стол и кукарекать! Алкоголик несчастный...

– Что ж, у вас есть шанс, Роза.

Она немного подумала, а потом ответила:

– Нет.

И улыбнулась. У нее появлялась ямочка на щеке, когда она улыбалась.

* * *

Роза ветров – график, изображающий режим ветра в данном месте; обычно строится по многолетним данным для месяца, сезона, года. По разным направлениям сторон света проводятся линии, длина которых определяется частотой ветров, затем их концы соединяют.

(Из популярной энциклопедии.)

* * *

Зачем он сказал про желание?

У Розы никаких желаний не было. Она встала из-за стола и ушла к себе.

Но тем не менее его слова почему-то выбили ее из колеи. С чего она взяла, что гость имел в виду именно это? Возможно, он просто шутил...

Но она совсем растерялась. Так растерялась, что даже забыла запереть за собой дверь. Упала на кровать и уставилась в потолок.

Было поздно. Очень поздно.

Но она боялась заснуть, боялась, что снова увидит во сне огромный белый лайнер и на нем, на капитанском мостике... О, как странно мечтать о том, что не сбылось и никогда уже не сбудется, о том, что безвозвратно исчезло больше двадцати лет назад, даже, если быть точнее, – ровно двадцать три года назад.

«Я же не люблю тебя, – мысленно обратилась она к Алику Милютину. – Ты мне не нужен. Я счастлива. Какого черта ты меня преследуешь?.. Ты вообще – умер. Навсегда умер!»

Слезы медленно потекли из глаз Розы.

А потом она услышала, как тихо скрипнула дверь. Роза вся сжалась, сжала кулаки – так, что ногти впились в ладони.

Это был ее гость, Константин Георгиевич Неволин.

Тот еще тип! Не стоило, конечно же, пускать его в дом.

«Все равно я проиграла... – мелькнула предательская мысль. – По жизни проиграла!» Почему она так подумала? Роза медленно разжала кулаки...

В темноте она увидела, как Неволин стянул с себя майку, потом, позвякивая металлической пряжкой на ремне, снял брюки. Надо было возмутиться, закричать, прогнать нахала, но Роза почему-то не могла этого сделать. Вот не могла – и все тут! Она, порядочная женщина, мать семейства, ни разу не изменившая мужу...

Константин лег рядом, положил ей руку на плечо. Потом коснулся пальцами ее лица, словно ловил трепет ее ресниц. Смахнул слезинку со щеки – и даже как будто не удивился тому, что она плачет.

Он молчал, и это было хорошо, потому что если бы Неволин заговорил, Роза непременно прогнала бы его. Он касался ее, изучал – наверное, тоже закрыв глаза, и Роза все ждала, что он в любой момент сам уйдет от нее, и это будет еще хуже – наверное, после такого только и останется, как свихнуться от стыда. Стыда за то, что ты уже не женщина.

Но его ладони не исчезали, все время были рядом, и они не делали ничего такого, что Розе было бы неприятно. Этот Константин Георгиевич никуда не торопился, он был экономен и расчетлив, копил секунды и минуты, был хитер и щедр одновременно.

И в какой-то момент Роза окончательно поняла – Неволин никуда не уйдет. Все начатое будет завершено, и все точки над «i» будут расставлены. Он возьмет, но он и отдаст. Он честный купец.

Из его сомкнутых губ вырвался то ли вздох, то ли тихий стон, и это почему-то ужасно взволновало Розу. Его стон эхом отозвался у нее внутри.

Она все-таки женщина. Она все еще жива!

Роза осторожно, не открывая глаз, осмелилась прикоснуться к нему.

Это было дико и странно – чувствовать рядом с собой совершенно чужого, незнакомого мужчину, тем более после стольких лет замужества. Роза ощущала себя чуть ли не девственницей, таким странным казалось ей происходящее... Она едва не засмеялась.

Тем более что муж Николай, при всех своих прочих достоинствах, таким рвением не отличался. За все годы их брака он превратился в сурового менялу и поднимать курс не собирался. Последние супружеские объятия были месяц назад. Подарок на день рождения...

Она все-таки засмеялась.

В ответ Неволин тоже тихо засмеялся и осторожно укусил ее за плечо.

Он был легкий и сильный, и, не сомневаясь ни в чем, вел за собой Розу – туда, к своей цели. И она покорно и даже радостно шла за ним. Им было, в общем, по пути.

Они дойдут до конечного пункта и, довольные сделкой, расстанутся навсегда.

* * *

Коктейль «Роза» по-французски: 15 мл вишневого бренди, 15 мл сухого вермута, 45 мл джина. Смешать в шейкере со льдом, перелить в бокалы для коктейля и сразу подавать.

(Из кулинарной книги.)

* * *

Неволин осторожно приоткрыл глаза и в первый момент даже не понял, где это он. Голова была тяжелой, ноги – ватными, в горле першило. Ну и прочие симптомы, свидетельствующие о том, что вчера он выпил лишнего.

Солнечные зайчики весело скакали по выцветшим обоям в цветочек.

«Роза!» – по ассоциации прозвенело у него в мозгу. Женщина по имени Роза!

И Лиза...

В первый момент Неволин решительно отказывался верить в то, что произошло вчера, и теперь многие вещи казались ему не такими очевидными.

Во-первых, почему он так обиделся на Лизу? С какой стати ему вздумалось ревновать ее к Куракину? Они же просто шли по улице рядом – зачем же Неволин так психанул?..

Во-вторых, для чего ему понадобилась эта самая Роза, к тому же страшная (если верить вчерашним воспоминаниям), словно смертный грех?! Добрая, конечно, женщина, но вовсе не стоило поэтому залезать к ней в постель...

Неволин осторожно приподнялся на локте, готовясь к самому худшему. Готовясь увидеть эту самую Розу (господи, еще имечко такое, издевательское!).

Она спала на боку, отвернувшись к стене и подложив одну ладонь под щеку. Рыжие волосы лежали на подушке, и в них путались все те же солнечные зайчики, отчего волосы вспыхивали красными искрами. Отчетливо виднелось некоторое количество седых волос. Не так много, но все же! (У Лизы и в помине не было никаких седых волос.)

Неволин чуть-чуть стянул одеяло вниз и увидел круглое розовое плечо. В общем, не особенно противное, но абсолютно чуждое его эстетическим идеалам. Он стянул одеяло еще ниже. Гм... Живот. Живот вовсе не такой выпуклый, как он ожидал увидеть. Она, конечно, пухлая, но талия у нее есть. Определенно.

Далее должен идти жестокий целлюлит. У всех женщин этого возраста и этой комплекции есть целлюлит.

Неволин стянул одеяло еще ниже, мужественно готовясь к самому худшему. Но целлюлита практически не было. Ноги, правда, подкачали... У Лизы ноги вдвое тоньше. Ну, не вдвое, а в полтора раза – это уж точно. И у Лизы такие изящные, тонкие щиколотки – то, что называется породой...

У Розы были розовые пятки. Пятки были определенно хороши – розовые, ровные, идеально круглые и, даже на вид, – мягкие.

* * *

Неволин осторожно перевел дух.

В общем, все было не так уж плохо, как можно было ожидать. Не красавица, но и не чудовище.

Роза во сне фыркнула, почесала нос и быстро повернулась к нему лицом. Неволин податься назад не успел.

Лицо у нее оказалось ровным, круглым, гладким, без явных дефектов и особых морщин. Вчера эта женщина показалось более старой. Но тут ничего удивительного – сон благотворно действует на некоторых женщин. Одни с утра выглядят хуже, чем они есть, другие (их мало, но они все-таки существуют) – лучше. К обеду наступает равенство, а к ужину...

У нее был маленький крепкий нос и едва заметные веснушки на переносице. В общем, ничего.

Тут глаза Неволина скользнули ниже, и он увидел ее грудь.

Во-первых, грудь не была такой большой, как он ожидал. Но и не маленькой. Во-вторых, классической, можно даже сказать – девичьей. Круглая, приятная взгляду. У Лизы, конечно, лучше, но эта тоже ничего...

Неволин ощутил невольное волнение.

Он вспомнил подробности этой ночи и, несмотря на то, что мысленно ругал себя «свиньей», «скотиной» и «идиотом», несмотря на то, что его жгли нестерпимые муки совести, почувствовал... желание повторить.

Эта женщина, Роза то есть, рушила все его представления о женской привлекательности. Все его эстетические принципы!

«Ладно, грудь у нее лучше, чем у Лизы... Нет, даже не лучше, а как это... аппетитней. Да, именно так, аппетитней».

Неволин упорно искал в Розе недостатки, даже вспотел, пока наконец не вспомнил, что она – косоглазая.

И тут Роза открыла глаза.

От неожиданности Неволин даже отпрянул, увидев пред собой этот ускользающий, свинцово-серый, тяжелый, мрачный взгляд.

Она моментально натянула на себя одеяло и тоже отпрянула назад, длинные волосы упали ей на лицо.

– Доброе утро, – растерянно произнес Неволин.

И по выражению ее лица понял, что никакого продолжения не будет.

А также еще то, что это утро она вовсе не считает добрым.

– О господи... – едва слышно пробормотала она. В ее голосе тоже явно читалось раскаяние.

– Роза, я понимаю, ты сейчас обо мне думаешь, что я... – начал он терпеливо, но женщина не дала ему договорить.

– Ничего я не думаю! – торопливо сказала она. – И вообще, разве мы на «ты»?..

– После того, что произошло вчера, мы уже не можем быть на «вы», – резонно возразил он.

Роза помолчала немного.

– Уходи.

– Да-да, конечно...

Он торопливо оделся. Вышел из комнаты, быстро умылся в ванной. «На утренний кофе бесполезно рассчитывать... Впрочем, какой еще кофе!»

Выходя из ванной, Неволин столкнулся с Розой в коридоре.

– Все, я ухожу, ты можешь не беспокоиться, Роза.

– Минутку...

– Да? – обернулся он.

– Я вот что хотела сказать, – нерешительно начала она, кутаясь в фиолетовый халат, который снова превратил ее в тетку. – Я...

Он молчал и терпеливо ждал.

– ...словом, со мной подобного никогда не было. У меня муж, семья, и все такое... – она прерывисто вздохнула. – Сама не понимаю, что со мной случилось! Я бы не хотела, чтобы об этом кто-то узнал.

– Да никто не узнает! – удивленно, даже с некоторым раздражением воскликнул Неволин.

– Тогда прощай.

– Прощай! – серьезно ответил он. У него был порыв – поцеловать ее в щеку, на том месте, как он помнил, появлялась ямочка, когда Роза улыбалась. Но Роза смотрела так уныло, так испуганно и мрачно, что Неволин просто махнул рукой и вышел вон.

На улице было холодно, светило яркое весеннее солнце.

«Какое счастье, что сегодня суббота...» Неволин представил, что было бы, если бы ему сейчас пришлось бежать на работу – с тяжелой головой, отвратительным привкусом во рту, в мятой несвежей одежде... Он отряхнул куртку от засохшей земли, провел ладонью по волосам.

За пустырем, заставленным чередой «ракушек», начиналась дорога. Неволин полчаса ждал автобуса, потом трясся на нем до станции. Долго ехал до Москвы в электричке, наполовину пустой (а в будний день, наверное, не протолкнуться...). Все это напоминало времена ранней юности, когда он довольно часто ночевал в чужих домах, но Неволину, привыкшему к комфорту и давно забывшему, что такое общественный транспорт, все это было теперь весьма неприятно.

Кроме того, он думал о том, как будет оправдываться перед Лизой.

И чувствовал себя чуть ли не преступником.

Потом были метро и троллейбус.

Словом, Неволин прибыл домой во второй половине дня.

Он немного потоптался у двери, а потом нажал на звонок. Лиза распахнула дверь сразу же:

– Ты... Костя, где ты был?!

У нее было такое лицо, что Неволин сразу же забыл о князе Роберте Куракине и своей глупой ревности.

– Лиза, я... – шагнул он вперед.

– Костя, что с тобой? – ее темные глаза моментально наполнились слезами. – Костя, я обзвонила все морги, все больницы... Всех знакомых обзвонила! Я чуть с ума не сошла!

Плача, она убежала в комнату, упала там на диван. Тоненькая, юная, в белой трикотажной пижаме, разрисованной иероглифами. Очень стильной пижаме, кстати сказать, хотя значение иероглифов так и осталось неизвестным...

Неволин поплелся за ней.

– Ахрамковым звонила? – вздохнув, спросил он.

– Кому? – всхлипнув, повернулась она.

– Помнишь Кирилла – бородатый такой?..

– Нет. А может, и помню... – пробормотала Лиза. – Ты у них был, что ли?

– Да, – сказал Костя. (Ложь во спасение!)

– А почему ты мне не позвонил? И почему твой телефон не отвечал? Я бог знает что думала...

– Ахрамковы вчера переезжали, – терпеливо начал разъяснять Неволин, мешая правду и спасительную ложь вместе. – На новую квартиру. Они квартиру купили, еще на уровне котлована. Я им помогал переезжать. Ездил в Камыши. Ну, а потом... потом мы решили немного отметить это событие...

– Немного... – фыркнула Лиза. Слезы на ее глазах высохли. – А что так быстро? В смысле – неужели так быстро построили? Я помню, ты рассказывал, да...

– Сейчас все очень быстро делается. Словом, когда отмечали это событие, я не рассчитал свои силы... – продолжил Неволин покаянный монолог, чувствуя себя подлецом и мерзавцем. – Даже умудрился сотовый посеять...

– Алкоголик! – печально засмеявшись, произнесла Лиза. – Ты просто невозможный человек, Костя!

– Я что, так часто пропадаю? Много пью? Со мной, можно сказать, такое в первый раз случилось! – притворно-обиженно говорил Неволин, а сам думал: «Надо потом позвонить Кириллу, чтобы он, в случае чего, мог подтвердить. Нет, какой я все-таки скотина!»

Он сел рядом и попытался обнять Лизу.

– Фу, иди в душ... – оттолкнула она его. – Такое впечатление, что ты под забором валялся!

Лиза, сама не зная, попала в точку. Но по голосу Неволин понял – она почти простила его.

– Лиза, я тебя очень люблю...

– Иди в душ, я сказала! Да, ты есть хочешь? – крикнула она ему в спину.

– Очень. Очень-очень!

– Ладно, сейчас что-нибудь приготовлю. Горе ты мое луковое...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное