Татьяна Тронина.

Одноклассница.ru

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Так вот. Мама его спросила: «Ну, как там Аленька поживает?» Мы же с Алькой в последних классах неразлейвода были… А Алькин отец ей: «Алевтина стала путаной и ушла из дома!»

– Алька – путана?.. – ахнула Вкроника. – Ни за что не поверила бы…

– Никуся, вспомни, какие тогда времена были! – усмехнулась Женя.

– Но только не Алька…

– Никуся, я давно поняла – в этой жизни может произойти все, что угодно, – сдержанно произнесла Женя Мещерская.

– Послушай… Да, тогда были тяжелые времена. Фильм этот, «Интердевочка», – только и разговоров, что о путанах! Но Алькин отец – такой, как ты его описываешь, слишком правильный и бескомпромиссный… Он мог ошибаться! Ну закрутила Алька роман с каким-нибудь иностранцем, а отец сразу на дочери клеймо поставил: «В Советском Союзе секса нет!»

– Союз к тому времени уже распался, – напомнила Женя. – Ну да неважно… Потом мама еще раз приезжала сюда, но узнала, что Алькин отец умер. Об Альке ничего не известно, в их квартире жили уже другие люди. Вот и вся история. Хочешь – расскажи кому-нибудь, не хочешь – не рассказывай. Самой мне неудобно эти слухи про Альку распространять.

Женя курила, опершись о гардеробную стойку, глядела в сторону.

– Ты из-за Альки так переживаешь? – тихо спросила Вероника.

– Что, заметно? Нет, Никуся, не из-за Альки, – спокойно, даже ласково произнесла Женя. – Я очень нормальный, адекватный человек. Чтобы переживать, мне нужны реальные факты и подтверждения, а Алькина история пока еще ничем не подтверждена…

– Ты бы хотела найти Альку? – негромко спросила Вероника.

– А она – хотела бы меня видеть? Хотя мы с ней никогда не ссорились, просто жизнь нас развела в разные стороны… – Женя медленно выдохнула дым из красиво очерченных ноздрей. – Ладно, иди, Ника, не буду задерживать. Очень рада была тебя видеть…

Вероника попрощалась и вышла из кафе.

Было начало одиннадцатого, но светло как днем. Начало июня… Напротив, через дорогу, – здание родной школы.

– Ника! – сзади хлопнула дверь. Света Шиманская – высокая, крупная, с круглыми черными глазами, с копной буйных кудрей. Двадцать лет назад на уроке физкультуры она стояла первой из девчонок. Ныне – бухгалтер строительной фирмы. – Слушай, ты дай мне свой телефон, я насчет клиники… Очень хочу похудеть!

Вероника протянула Свете визитку.

– Вот спасибочки… Ник! – Света буравила Веронику разгоряченным взглядом, на круглых щеках ее гулял свекольный румянец. Помнится, пробежав стометровку на уроке физкультуры, Света выглядела точно так же…

Вероника поняла, что Свету тоже распирает какая-то тайна.

– Я тебя слушаю.

– Ты в курсе насчет Лильки Рыжовой?

– Ты о чем?

– Держи ухо востро, в свой дом ее не пускай!

– Почему?

– Ох, Ник, ты прям как не от мира сего… Я как услышала, что ты ученый, сразу поняла – тебя надо предупредить.

– Да не томи ты! – сердито засмеялась Вероника.

– Короче – у Лильки с Тарасом в школе был роман.

В последнем классе. Не знала?

– Не-ет…

– Она, когда все за первую любовь чокались, прямо так и буравила тебя ехидным взглядом. Да чего там – буквально с ненавистью таращилась!

– Свет, я не знала, что у Тараса с Лилькой был роман, – честно призналась Вероника. – То есть подозревала, что Лильке нравился Тарас, но… О том, что у них все так серьезно было, – не догадывалась.

– Господи, как хорошо, что я тебя успела предупредить! – Света размашисто перекрестилась, вспугнув стаю голубей, прикорнувших над козырьком. – В общем, ты все поняла. Предупрежден, значит, вооружен!

С этим словами Света снова скрылась за дверью.

«У Тараса с Лилькой… Ну и что? Это было давно. Вот почему он так не хотел снова ее видеть…» – Вероника устало зевнула. Она ничуть не ревновала мужа, хотя открывшийся факт, безусловно, был для нее неожиданностью. Было – и было. После окончания школы Тарас слишком много времени тратил на нее, Веронику. Буквально не отходил… да и потом у Вероники не было поводов его ревновать.

«Такое отвращение испытывают только к бывшим любовницам… – мелькнула у Вероники новая мысль. – Когда Тарас увидел Лильку у нас дома, его буквально перекосило. Наверное, он подумал: „И это крашеное чучело я любил?!“ А Лилька до сих пор забыть не может Тараса – это тоже факт, как сказала бы Женя Мещерская!»

Вероника взмахнула рукой, ловя проезжающее мимо такси.

– Свободны? Направо, до торгового центра, а потом через весь проспект…

Сидя в машине, она закрыла глаза.

«Ребята говорили, что я не изменилась. Даже хвалили, что хорошо выгляжу. Но… как-то слишком вежливо, по-братски, что ли. Я холодная. Я словно мертвая – права Машка… Я ничего не боюсь – не боюсь ходить по улицам поздно вечером, не боюсь ездить в такси… Меня никто не замечает, никто меня не воспринимает как женщину!»

Неожиданно Вероника поняла, что в этом мире никому не нужна, кроме мужа. А Тарас у нее – самый замечательный мужчина на свете. Вот ей повезло! А как он был прав, что отказался регистрироваться на сайте однокашников, не видя ничего интересного во встречах бывших выпускников… Мудрый Тарас.

Лучше не встречаться со своим прошлым. Не обниматься с людьми, с которыми уже ничего не связывает. Не узнавать старых тайн. «Потому что в этом есть что-то некрофилическое, противоестественное… Все равно как эксгумировать труп человека, которого когда-то любил, – „ой, а я хочу еще разок на него посмотреть!“ Поздно. Смотреть уже не на что…»


…Тарас сидел в своем кабинете, разбирал ворох бумаг.

– Ну как банкет?

– Ненавижу банкеты! – мстительно произнесла Вероника. Поцеловала мужа, обняла его крепко-крепко.

– А чего любишь? Или кого? – разнеженно мурлыкнул тот.

– Тебя. Только тебя. Ты – мой единственный… Хочешь – поклянусь? – Она заглянула ему в глаза.

– Я верю… – серьезно ответил Тарас.

– Ладно, не буду тебе мешать…

Ночью Вероника спала скверно. Обрывки сегодняшних разговоров шумели в ушах, перед закрытыми глазами мелькали чьи-то разгоряченные лица.

А потом сон перешел в кошмар. Как будто она – в старинном замке с каменными стенами. Стоит где-то в закутке, а по лестнице спускается некто – старый, лысый, скрюченный, с длинными ногтями на скрюченных руках, в черном балахоне до пят, с черными кругами вокруг глаз.

Когда-то давно Вероника видела черно-белый, еще немой фильм о вампире Носферату – смешно до идиотизма и жутко одновременно… Есть такие фильмы ужасов – сначала вместе со зрителями смеешься в темном кинозале над ужимками ожившего мертвеца, а потом, дома, в одиночестве, вздрагиваешь от каждого шороха, включаешь во всех комнатах свет… Некто из Вероникиного сна был копией этого Носферату.

Носферату ковылял к ней. Тянулся своими скрюченными пальцами, а на лице его дрожала жуткая и вместе с тем идиотская какая-то улыбка…

Утром Вероника долго не могла прийти в себя. «Это мне Черный Канцлер приснился!» – перебирая ассоциативные связи, неожиданно догадалась она.

Потом Вероника достала из стопки бумаг на своем столе старую школьную фотографию. Снова пристально оглядела всех тех, кто был на ней изображен.

Лиля Рыжова смотрела на Тараса. Тарас неотрывно смотрел на Веронику.

Нежная и гордая Алька Головкина высоко вскинула подбородок.

Женя Мещерская прижималась щекой к плечу Сени Мухина. Мухин выглядел чрезвычайно счастливым и довольным – как человек, которому весь мир отвечал взаимной любовью.

Вероника еще раз посмотрела на Клима. Когда-то она слышала, что выражения лиц умерших людей меняются на фото. Правда ли?

Клим был мертв, это не вызывало сомнений. Призрачное, неподвижное лицо с четкими зрачками…

– Прощай, – едва слышно прошептала Вероника. Вспоминать о нем не имело смысла. «Все-таки я не зря пошла на эту встречу выпускников! Теперь я знаю, что Клима нет. Кончилось мое наваждение!» – с облегчением подумала она.

И убрала фото прочь.

* * *

У Жени Мещерской были любящие папа и мама. Они мечтали видеть свою дочь счастливой. Но быть счастливой в разваливающейся стране, где царит хаос, страшно жить и даже продукты по карточкам, – невозможно.

Они решили уехать. Вот доченька сдаст выпускные экзамены – и в путь-дорогу…

– А Сеня? – растерялась Женя.

Надо отдать должное родителям, они великодушно предложили ее ненаглядному Сене ехать с ними.

Но Сеня Мухин этого сделать не мог. Во-первых, у него на тот момент болела мама, Беатриса Генриховна. Разве можно бросить больную маму? Только бессердечный изверг способен на такое! Во-вторых, Сеня не видел себя на Западе. Юноша без языка, без образования – кому он был нужен в чужой стране? А здесь, при всей нестабильности, он мог окончить институт, сделать карьеру…

Он предложил Жене – пусть ее родители едут, а они с ней, с Женей, останутся тут вместе. С Женей и больной мамой…

Но родители Жени были против того, чтобы оставлять дочь в этой страшной стране. Особенно после того, как троюродную Женькину сестру Лию случайно расстреляли возле Белого дома. А на дядю Артура наехали рэкетиры и отрезали у него правое ухо.

Ужас-ужас-ужас…

Жизнь дорожи любви. «Надо ехать, доченька!» Родители были настроены решительно. Квартиру продали, вещи продали… Прочие родственники уже давно покинули страну, первым – дядя Артур, в надежде сделать за кордоном новое, искусственное ухо, затем отбыли безутешные родители Лии, спасая ее младшую сестру – Диану, теперь свою единственную дочь.

…Как безумные, Женя и Семен обнимались в аэропорту.

– Женя! Посадка заканчивается! – нервно звали Женю родители, уже стоя перед линией паспортного контроля. Потом отец подбежал, оторвал дочь от Сени и за руку потащил за собой…

Ледяной холод в сердце. От слез ничего не видно.

Женя сидела у иллюминатора и не верила в то, что больше никогда не увидит своего Сеньку. Такого сладкого и гадкого, вредного и милого. Пижона и зазнайку. Самого красивого мальчика в классе. Сильного и слабого одновременно. Верного и ветреного. Свою первую любовь, своего первого мужчину.

Потом…

А что было потом?

Чужая страна.

Женя немного пришла в себя, снова стала «разумной девочкой». Учила язык, пока родители с нуля пытались выстроить карьеру в чужой стране… Слава богу, здесь было много родственников, они помогли.

Однажды дядя Артур, уже с новым ухом (не отличить от настоящего!), привел в дом Леву. Лева эмигрировал из России давно, еще ребенком. Был на десять лет старше Жени. Очень, очень достойный мужчина. Серьезный и порядочный. С хорошей работой. Только дура могла упустить такой шанс.

Женя дурой не была. Она была очень разумной. Она вышла за Леву, через год у них родился сын. Поскольку Лева был представителем одного очень известного автомобильного концерна, им пришлось ездить по всему миру. Не жизнь, а сказка…

О Сене Женя ничего не знала.

Она старалась не вспоминать о нем. Какой в этом смысл? Она улетала на своем волшебном самолете все дальше и дальше от своего детства, от страны, от Немецкой слободы, где стояла их с Сенькой школа. От своих друзей, от Альки Головкиной, от бандитов, рэкетиров, продуктовых карточек…

Прошло почти восемнадцать лет. И словно гром среди ясного неба: «Женечка, меня переводят в Москву…»

Женя знала, что в России многое поменялось. Уже не так опасно и не так голодно было жить там. Но дело не в опасности, дело в другом…

Как Женя не хотела когда-то уезжать из России, так она теперь не хотела возвращаться туда.

Женя не стала рассказывать мужу о Сене Мухине. Она просто заявила: «Если иного выхода нет, то мы поедем в Москву. Но запомни, Левушка, ты об этом очень пожалеешь. В какой угодно город, в какую угодно страну… Но только не в Москву!»

Лева не отнесся к ее словам с должной серьезностью. Во-первых, его карьера была бы под вопросом, если бы он отказался от командировки (а карьера, деньги – главное, ибо он единственный содержит свою семью!), во-вторых, Женечка всегда была очень разумной, адекватной женщиной. Она справится со своими прежними страхами, и все будет хорошо.

Ну и что получилось?

На третий день в Москве Женя нашла Сеню Мухина. Она забыла все телефоны, помнила только один-единственный – его. Правда, Мухин жил уже в другом месте, но Женя нашла его без проблем.

Нет большего разочарования, чем встретить своего бывшего возлюбленного спустя много лет и убедиться, как безжалостно время… Женя очень сильно надеялась на то, что ее сладкий и гадкий Сенька превратился в лысеющего пузана, перебивающегося от зарплаты к зарплате. Алкоголика. Неудачника. Тогда все было бы в порядке! Или у него была бы семья. Жена, дети, которых он безумно любил бы.

Но…

Сеня Мухин был еще красивее, чем в юности. Еще элегантнее и безупречнее. Цветок. Нарцисс. Король-солнце!

Солнце… Сенька был – как Солнце.

И еще – безумно богат (сколотил себе состояние, играя на бирже в девяностые годы). И холост.

Двухэтажный особняк в самом престижном районе Подмосковья. С лифтом, пол которого представлял аквариум, в котором плавали золотые рыбки. С мамашей, занимающей весь второй этаж. Да-да, Беатриса Генриховна была еще жива, но все так же перманентно болела.

Сеня все делал шикарно и со вкусом – жил, ел, пил, любил… Не человек, а праздник.

И Женька пропала.

Муж узнал об их связи. Евгения могла бы быть поумней, скрывалась бы как-то, что ли… Ко всему прочему у Левы в этот момент тяжело умирала собственная мать. Смерть матери и известие о предательстве жены, так получилось, совпали.

Лева не выгонял жены, не подавал на развод.

Женя, забрав сына, ушла сама – в шикарный особняк Сени Мухина. Она себя ненавидела (предательница!), но ничего изменить не могла. Она так любила Сеню, что не владела собой.

Что было дальше?

Полгода безумной любви. Сын заброшен – один на один с Беатрисой Генриховной.

И тут выясняется, что Сенька вот-вот станет банкротом, его дорогущий дом заложен. Оно и неудивительно – времена королей-солнц давно закончились. Даже странно, что Сеня разорился именно сейчас, а не раньше…

Потом, Сеня требовал к себе исключительного внимания. Он просил, чтобы Женя всегда выглядела безупречно – в сексуальном белье, роскошном пеньюаре, с маникюром и прической, благоухая духами и туманами… Она тоже должна быть женщиной-праздником. А у Жени это не всегда получалось. Она для этого была слишком разумной.

Сеня увлекался легкими наркотиками. Ну так, любил «травку» курить… Любил богемный образ жизни – не спать, ездить по ночной Москве, зависать в модных клубах, общаться с модными людьми… Чем очень сильно отличался от Левушки, для которого долг отца семейства был превыше всего.

Женя не могла разлюбить Сеню. Но в какой-то момент она поняла, что больше не в силах жить с ним. И вместе с сыном сбежала в Германию к родителям. Сама с Сеней объясниться не смогла – заставила мать звонить в Москву, к Сене, и сказать тому, что между ними все кончено.

Мать тогда саркастически заявила Жене: «Я тебя не понимаю, доченька… Иметь такой фантастический секс и быть при этом такой фантастически несчастной?!»

Еще через некоторое время Женя договорилась с мужем, что вернется.

Лева нехотя, но принял ее обратно.

Они снова стали семьей – он, она, их сын.

Формально все восстановилось. Все-таки Лева был потрясающим мужем, хоть и немного скучноватым. Он по-прежнему приходил домой вовремя. Дарил подарки. Поздравлял со всеми праздниками. Вместе они ездили в отпуск… Он даже выполнял свой супружеский долг (!!!).

Но он перестал целовать Женю.

Потому что Лева знал – та все еще любит Сеню Мухина. Такая ситуация длилась уже два года.

Женю не покидало чувство, что все эти двадцать лет она летит в самолете.

Ей хотелось приземлиться наконец. А там – будь что будет.

* * *

Мыши в контрольной группе после инъекций витазиона моментально набирали вес, прекрасно себя чувствовали и великолепно размножались. Восстановительный процесс был настолько стремительным и стабильным, что все сотрудницы лаборатории обмена веществ и метаболизма ликовали.

Побочные действия у витазиона отсутствовали, потомство рождалось без мутаций. И даже больше того – мыши, получившие инъекции этого препарата, словно перестали стареть!

Вероника не преминула похвастаться этим Тарасу.

Но тот отозвался как-то вяло:

– У мышей аппетит прорезался? Отли-ично…

– Тарас, все в порядке? – моментально встревожилась Вероника.

– Да как сказать… Вот, почитай, – Тарас бросил на стол газету.

На второй полосе была статья, озаглавленная – «Хот-дог». В ней критиковали мясные заводы.

"…Да, на многих колбасах есть заманчивая этикетка – «продукт не содержит сои», но является ли отсутствие сои плюсом? Значит ли это, что вместо сои производители кладут в продукт мясо? Ничуть не бывало! Вместо сои идут в ход хрящи и сухожилия, измельченные кости и грубая соединительная ткань…» – читала Вероника.

«Состав продукта из сои тоже вряд ли кого может вдохновить. Вот, например, состав сосисок в полимерной оболочке: 45% – эмульсия, 25% – соевый белок, 15% – птичье мясо, 7% – просто мясо, 5% – мука, крахмал, 3% – вкусовые добавки. Для непосвященных объясняем: эмульсия – это кожа, субпродукты, отходы мясопроизводства – все размолотое и уваренное до состояния светло-серой кашицы…»

Далее в статье перечислялись заводы, которые производят такие малоаппетитные продукты. В их числе был и завод Тараса.

– О господи… – прошептала Вероника и отшвырнула от себя газету. Она прекрасно знала обо всем этом (сама Академия питания занималась подобными исследованиями продуктов), но была уверена, что на предприятии мужа дела обстоят гораздо лучше. Буквально верила – Тарас в колбасу кладет больше мяса! Наивная…

– Что скажешь?

– Это правда?

– Милая моя, а что ты хочешь услышать? Это бизнес! И ты нужна мне… Если бы ты работала у нас…

– Но мои исследования…

– Снова-здорово!

– Нет, – тихо ответила Вероника. – Но я обещаю подумать, Тарасик!

Тарас сморщился и отвернулся от жены:

– Если бы был жив дядя Коля… Он бы заткнул рот этим писакам! Они бы узнали, где раки зимуют…

Дядя Коля, родной и любимый дядя Тараса, умер лет десять назад. Он работал в милиции, дослужился до генерала. Вероника его хорошо помнила – полный немолодой мужчина с пронизывающим взглядом, от которого ей становилось не по себе.

Словно дядя Коля знал все ее тайны. Знал даже о Климе Иноземцеве… Хотя глупости – никто не мог знать, что Веронике нравился Клим.

– Тарас.

– Да?

– Помнишь Андрея Максимовича?

– Это какого?

– Нашего классного руководителя.

– А-а… Ну и что?

– Он у нас химию преподавал, – Вероника улыбнулась, моментально забыв о газетной статье. – Я думаю, что он был замечательным учителем.

– Хороший мужик, да. Но чего это ты вдруг вспомнила о нем?

– Я думаю, что я должна быть благодарной ему. Я ведь – биохимик. Био-ХИМИК. Это он заразил меня любовью к этой науке… «Заразил любовью к науке» – глупо звучит и пошло как-то, но… я не литератор, я других слов не нахожу.

– Ну и что?

– А помнишь, он приносил на уроки всякие колбочки, пробирки, показывал нам и говорил – вот нефть, вот вода из Мертвого моря, вот еще какое-то редкое вещество, вот то, вот это…

– Врал он все, – жестко оборвал Веронику Тарас. – Педагогический прием. Вместо нефти – чернила у него были в пробирке, вместо воды из Мертвого моря – обыкновенная вода из водопроводного крана.

– Я понимаю… Но все равно, он сумел меня заинтересовать!

Тарас с такой болью, с таким раздражением посмотрел вдруг на Веронику, что она моментально опомнилась:

– Тарасик, я просто отвлечь тебя пытаюсь…

Новая идея теперь овладела Вероникой – найти Андрея Максимовича и поблагодарить его. За все то, что он сделал для нее. Но как найти бывшего учителя химии? Из школы он давно ушел, никто из бывших одноклассников не знал, где он сейчас… И вообще, его тоже могло уже не быть в живых!

На следующий день, в обеденный перерыв, находясь на своем рабочем месте, Вероника подключилась к Интернету и набрала в строке поиска имя своего учителя. Выскочило гигантское количество информации, и по большей части бесполезной. Проще в стоге сена иголку найти!

Секунду поколебавшись, Вероника набрала – «Однокашники. ру». Потом ввела пароль.

И обнаружила в своем виртуальном почтовом ящике кучу писем.

Читать их не стала, а сразу же вошла в раздел под названием «Поиск людей». Написала – «Андрей Максимович Мессинов». А что, чем черт не шутит? Максимыч был всегда передовым дядькой, он тоже мог зарегистрироваться на этом суперпопулярном сайте!

Без результата. Выскочило несколько Масиновых, Месиновых и еще одна какая-то Саша Мессинова, тридцати одного года – эффектная брюнетка в пурпурном платье для коктейлей. «Однофамилица, наверное…» – расстроенно подумала Вероника. Стало ясно, что через «Однокашников» она своего учителя не найдет. «Ну и ладно… Ну и не надо!»

От нечего делать Вероника принялась читать письма, адресованные ей.

От Лили Рыжовой: «Ника, как дела? Наши снова решили собраться – десятого числа, там же, в то же время. Приходи и бери Тарасика – слышишь?!!!»

Вероника написала ответ: «Лилечка, сорри! Очень занята, прийти не смогу. Привет всем нашим. Тарас тоже занят…»

От Риты Лымарь: «Никусь, была рада тебя видеть! Пиши…»

От Жени Мещерской: «Вероника, ты в курсе, что наши опять собираются? Приходи!»

Вероника ей ответила: «Нет, не пойду. Если честно, не вижу в этом никакого смысла!»

От Вити Ерохина: «Вероника не знаю что делать попрежниму ищу Алю слышал Женька чтото знает но скрывает!!!»

Вероника ответила: «Витя, я говорила с Женей. Вести об Але Головкиной не самые хорошие, может, лучше и не знать их!»

Ерохин был на сайте, и он немедленно написал Веронике новое письмо: «Вероника меня ничем не напугаешь такое детство у меня теперь железный характер говори!»

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное