Татьяна Гармаш-Роффе.

Вечная молодость с аукциона

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

А Кис уже стоял рядом, глупо сияя улыбкой, и глупо говорил «бонжур» – это все, что он знает по-французски!

– Это ваш мужчина? – не сводя влажного взгляда с Алеши, кокетливо спросила Натали, явно в последний раз перед атакой.

– Нет, – отрезала Александра. – Не мой. Просто знакомый.

Кис метнул на нее удивленный взгляд: какая муха…

Натали поползла с табурета бедрами вперед к Алексею, почти обтираясь о его брюки.

– Я так хочу знакомить русский мужчина, это так экзотик, одна подруга бил в Петербурге и говориль, что русский мужчина очень хорошо. Ви танцевать?

Кис не успел опомниться, как Натали забросила ему голые руки на плечи и закачала бедрами по весьма пикантной траектории, касаясь каждый раз брюк Алексея. Танцуя, она отвела Алексея на некоторое расстояние от Александры, но до ее слуха долетели слова:

– Я хочу русский мужчина знать, мне нужно мужчина на вечер, завтра вечер, потому что мой мужчина нет, а я имею билет на два персон. Вы не говорить по-французски? О, это так экзотик… Я не знаю все говорить по-русски, вы говорить англе? Уи, это шарман…

Поймав взгляд Александры – если бы он мог материализоваться, то от бедной Натали осталась бы уже кучка пепла, – Алексей мстительно улыбнулся и взял француженку покрепче за талию, положив руку на голую, открытую вырезом платья разгоряченную спину. Ответный жест последовал незамедлительно: об Алексея терлись уже не только бедра Натали, но и ее грудь.

Александра отвернулась к стойке бара. Неожиданно за ее спиной раздался голос Натали. На этот раз она говорила по-французски.

– Альёша мне сказал, что ты говоришь по-французски? Это очень хорошо, а то я по-русски не очень сильна… Ты не сердишься? Ведь это не твой мужчина, да, ты сказала: «Простый знакомий?»

– А если бы был мой, это бы что-нибудь изменило?

– Ты бы выцарапала мне глаза, нет? Если не твой, тогда проще. И глаза целее! – рассмеялась она весело. – Так он твой или не твой?

– Не мой, – зло ответила Александра, глядя на то, как Кис с самым невозмутимым видом устраивался на соседнем табурете. Ей даже показалось, что он кивнул одобрительно, услышав ее ответ.

– Такой интересный мужчина, между прочим, неужто ты прошла мимо? И тело у него такое крепкое, я прощупала, знаешь, такое хорошее, здоровое тело… – Она мечтательно закрыла глаза. – Как ты думаешь, я ему понравилась?

– Нет сомнения, – прошипела Александра и спрыгнула с табурета.

Раньше ей казалась симпатичной эта манера французов быстро переходить на «ты», но сейчас она ее бесила. И Натали ее бесила, и Кис, который так… Так… Так себя нагло вел!

– Постой, – ухватила ее за руку Натали, – я хочу тебя тоже познакомить с одним мужчиной! – Натали крепко держала запястье Александры и пыталась ее подтолкнуть обратно к табурету. – У Луи нет подружки, он недавно расстался, и он тоже мечтает познакомиться с русской! Подожди меня, он в ресторане, я сейчас за ним схожу! Подождешь?

Александра кивнула в надежде, что хоть ненадолго избавится от Натали, а за это время она что-нибудь придумает, она позовет Реми – и они пойдут домой… Они устали, они хотят спать, уже поздний час… А с Алешей она разберется потом.

Она не станет опускаться до выяснения отношений, нет – она просто должна понять, почему он так себя ведет…

«Бог мой, да это же так просто! – вдруг осенило ее. – Это ведь из-за разговоров с Реми! Насчет свободы и прочего… Он ведь неспроста про замужество спросил – все ноги, множественные, как у бледной лангусты, растут оттуда, из этого разговора!»

– Да вот он, Луи, смотри, он идет к нам!

Натали соскользнула с табурета и бросилась к вошедшему. Ухватив его за руку, она подтащила его к Александре. Мужчина улыбался до ушей, с откровенным любопытством разглядывая русскую под трескотню Натали.

– Вот, Луи, это Александра, видишь, какая красивая женщина? Она свободна, это Алексей, он просто ее знакомый, так что ты можешь смело пригласить ее танцевать…

Фантастика. Ненаучная фантастика: как ловко и быстро эта девица перестроила и пристроила всех! Чтобы, так сказать, никому обидно не было…

– Я еще не знаю, хочет ли этого дама? – любезно проговорил Луи, изучая ее глазами, как гурман изучает завлекательное меню. – Если она желает танцевать, то я к ее услугам, – и Луи протянул руку приглашающим жестом. Ей оставалось только опереться на нее, спрыгнуть с табурета и уплыть в объятиях незнакомого француза под музыку на глазах у Алексея…

Кис сидел отчего-то довольный и нахально посматривал на нее, всем своим видом говоря: ах, нас, значит, ничто не связывает? Ну-ну, давай, вот я и посмотрю, как тебе это понравится!

Александра решительно оперлась на руку Луи и соскользнула с табурета.


Неизвестно, чем бы их игры закончились, если бы в этот момент перед ними не возник встревоженный Реми.

…Во время праздника Пьера Кардена в замке маркиза де Сада произошел несчастный случай, – как только что передали в новостях по телевизору. – Один из гостей великого кутюрье, известный адвокат, упал со скалы. До выяснения обстоятельств проишествия полиция вынуждена задержать гостей знаменитого модельера, так что «театральный разъезд» будет отложен на неопределенное время…

Натали и Луи вслушивались с любопытством в разговор троих, где Кису взволнованно переводили то по-русски, то по-английски, явно забыв об их существовании.

– Надо туда ехать, – заявил Реми, и троица направилась к выходу, не попрощавшись.

– Какие они нелюбезные, эти русские, – пожала им вслед плечами Натали. – Правда, Луи?

– Дело в том, – объяснял Реми по дороге, – что замок представляет собой самые настоящие руины, совершенно непригодные для жизни. На месте, на расчищенных площадках для гостей, были завезены столы для банкета и кресла для просмотра спектакля, установлены туалетные комнаты, возведена сцена – но ночевать в замке никак невозможно. Посему ближе к утру гости должны так или иначе убыть восвояси: приезжие – в гостиницы, местные – по домам.

Ксюша рассчитывала вернуться в Париж после полудня. Дорога занимает примерно восемь часов, а празднества планировались как минимум до трех ночи. Кто-то уехал бы наверняка раньше, кто-то засиделся бы и позже, но директор по кастингу, взявшийся за извоз новоиспеченной Евы, не мог покинуть замок раньше четырех, а то и пяти – так он ей сказал. Теперь же там всех задержали на неопределенный срок.

– Я туда еду, – сообщил Реми. – Вы со мной?

– Мы банально разминемся с Ксюшей, – высказался Кис. – Опрос гостей закончится, и она поедет в Париж. А мы в обратном направлении – в Прованс. Это глупо!

Был час ночи с копейками, по Москве – три, Александра устала и хотела спать. Если бы не эта Натали – вернее, не возникшая двусмысленная игра с Алешей, она бы давно уже почивала… Но ей показалось, что Реми встревожен не на шутку.

– Ты чего-то опасаешься?

Он ответил не сразу. И лицо его совсем не нравилось Александре.

– Мне тоже не хочется проводить ночь без сна, выбрасывать деньги на бензин и платежи за авторут[5]5
  Скоростная автотрасса (фр.).


[Закрыть]
… Но я предпочитаю разминуться с Ксюшей и проездить без толку туда и обратно… Потому что если ей понадобится моя помощь, то я хотел бы быть рядом. Она никогда не сталкивалась с полицией, а ее простодушное любопытство в сочетании с наивностью может наделать бед!

Александра умилилась. В этот момент Реми, с его мужественным подбородком и вдруг подернувшимися металлическим налетом синими глазами, напоминал супергероя из суперфильма о суперменах.

– Ты думаешь, что несчастный случай может оказаться… – сообразил Алексей.

– Сам знаешь, как развивается следствие: упал – или столкнули? И, если у полиции окажутся хоть малейшие сомнения, их оттуда просто так не выпустят, несмотря на громкие имена. А у Ксюши к тому же никакого имени нет… Если что, я хочу быть на месте.

– У нее нет мобильного? – удивилась Александра. – Ты не можешь с ней связаться?

Реми глянул на нее снисходительно:

– Разумеется, есть. Но уехала Ксюша вчера утром, и сегодня днем она меня предупредила, что у нее садятся батарейки: твоя сестричка, как тебе известно, общительна, любит поболтать по телефону, заряда ей едва хватает на день. А питание она, конечно, забыла дома. Да и сомнительно, чтобы в развалинах нечаянно могла оказаться розетка под каким-нибудь камнем пятисотлетней давности… Короче, вы располагайтесь на ночлег, а я поехал. У меня еще восемь часов дороги впереди.

– Ты что, Реми, – сказала Александра, против воли зевнув уже только при мысли о «ночлеге», – мы едем с тобой! Правда, Алеша?

– Ага, – сказал Кис. – Трех мушкетеров – вернее, двух мушкетеров и одну мушкетершу – просят пройти на выход с вещами. Алле, вперед!

– А я в машине посплю, – пробормотала Александра, которая не очень понимала, отчего так беспокоится Реми. Ну не Ксюша же столкнула адвоката, верно? Так что ей может грозить?

Два бравых супермена, вернее, два частных сыщика в отличие от Саши прекрасно понимали, что в любой полиции любого города мира человеку могут грозить самые неожиданные вещи. И, главное, самые неприятные.

Они только молча переглянулись.

– Возьми подушку с дивана, – ласково сказал Реми, – тебе так спать будет удобнее в машине, Алекс…

Когда Реми звал ее «Алекс», Саша чувствовала себя немного в мужском роде, но не возражала: так французы называют сокращенно всех Александров и Александр. А со своим уставом в чужой монастырь, как известно…

Прованс

Замок маркиза де Сада находился в деревушке Ла Кост, в сорока километрах от Авиньона, знаменитого своими театральными фестивалями и Папским дворцом. Александра сразу же угнездилась на заднем сиденье и мгновенно заснула, Кис задремал уже после выезда из Парижа, на скоростной трассе. Впрочем, ненадолго. Проснулся и потребовал сменить Реми за рулем.

– Ты дорог не знаешь, – категорически отмел предложение Реми. – Заедем не туда, время потеряем…

Кис с доводом согласился, но больше не спал: не столько из чувства солидарности, сколько с практической целью изучить карты. По скоростной автотрассе ехать было легко: хорошо подсвеченные панно вовремя указывали нужные направления, дорога была почти пустой, и они ехали со скоростью сто восемьдесят. Разрешенная – сто тридцать, но дорожная жандармерия (читай ГАИ) по ночам тоже обычно спит, если нет специальных рейдов по отлову нарушителей, – вот и хорошо. Есть, правда, радары, но Реми знал, где они расположены, и вовремя сбрасывал скорость. Если дело так и дальше пойдет, то они доберутся за семь часов вместо планируемых восьми…

Однако с момента съезда со скоростной автотрассы нужно было не дать маху и точнехонько сворачивать именно на те национальные и департаментальные дороги, которые соответствовали плану. Посему Кис решил оставшуюся часть пути бдить и поработать штурманом.

Им повезло (или Кис постарался, вовремя подсказывая Реми нужные повороты): они ни разу не сбились с дороги. К шато[6]6
  Ch?teau – замок.


[Закрыть]
маркиза де Сада они прибыли около девяти утра.


На выезде из останков замка, у горла единственной дороги, соединявшей развалины с расположившейся у подножия скалы деревней, стоял пост полиции. Худшие предположения Реми оправдались: у полиции имелись подозрения, что падение адвоката со скалы имело криминальный характер. Впрочем, насколько эти подозрения были обоснованными, ему узнать не удалось: провансальские полицейские, несколько враждебно настроенные к парижанам, были немногословны, а никаких дружеско-деловых связей с местной полицией у Реми не имелось.

Все же он сумел выяснить, что практически все гости, дав показания, уже покинули замок и на месте остался только персонал, который полиция придержала, желая первым делом отпустить знаменитостей. Но на попытку Реми узнать подробности (когда отпустили, куда, был ли кто-то из них доставлен в полицейский участок) его любезно послали подальше – а точнее, в тот самый участок. И он с бледным от беспокойства лицом вернулся к машине несолоно хлебавши. Уселся и забарабанил по рулю, пытаясь понять, где теперь искать Ксюшу.

– Я вот что думаю, – бодрым голосом сказал Кис, пытаясь слегка развеять беспокойство Реми, щедро сдобренное ревностью, – Ксюшу задержали, как и всех, для дачи показаний. Ты сказал, что знаменитостей отпустили первыми. А персонал оставили на закуску, верно? Ксюша, как я понимаю, там присутствовала в качестве члена труппы, дававшей спектакль. Следовательно, их пропустили между именитыми гостями и обслугой. Иными словами, она уехала значительно позже, чем предполагала. И в данный момент находится по дороге в Париж! – излишне жизнерадостно закончил Алексей.

Александра, проснувшаяся еще при подъеме на гору, приводила в порядок волосы, глядя в зеркальце переднего пассажирского сиденья. Не сказав ни слова, она кинула последний взгляд в зеркальце и, убедившись, что ночная поездка не нанесла существенного ущерба ее внешности, выбралась из машины и направилась в сторону полицейского поста.

Легкая, чуть небрежная походка; летние белые брюки, загадочным образом не помявшиеся после ночи на заднем сиденье (хитрые какие нынче ткани стали делать!); майка, проказливо открывающая ровно столько, чтобы захотелось увидеть еще больше: Кис смотрел ей вслед, привычно восхищаясь, а лица стоявших на посту мужчин по мере ее приближения освещались сдержанными и заинтересованными улыбками.

Она проговорила с полицейскими двадцать долгих минут, во время которых один из них отлучался, исчезнув за наружной, неплохо сохранившейся стеной замка. По возвращении он что-то объяснил Александре, после чего белые брюки и легкая походка стали удаляться в обратном направлении, а сдержанные и заинтересованные улыбки мужчин на посту – медленно угасать, сменяясь повседневной скукой.

Александра принесла весть неожиданную и крайне странную: Ксюша покинула замок до происшествия. Так что к ней никаких претензий у полиции нет, хотя они бы желали переговорить с мадам Ксенией Деллье, на случай если она заметила что-нибудь подозрительное. «Деллье» – это фамилия Ксюши по мужу.

– Если кто чего и заметил, – прокомментировала Александра, усаживаясь в машину, – так это моя младшенькая: уж больно любопытна, вечно сует свой нос туда, куда совсем не надо…

– Подожди, – нетерпеливо перебил ее Реми, – куда уехала Ксюша? И на чем, если директор по кастингу обещал отвезти ее не раньше четырех-пяти утра, а Ксюша покинула замок до происшествия, то есть до часу ночи?

Александра, досадливо помотав головой – сей жест должен был означать раскаяние в своей недальновидности, – снова отправилась к полицейскому посту. Нехитрый сеанс магии женского обаяния повторился по тому же сценарию. Один из полицейских снова отправился в утробу развалин для того, чтобы вынырнуть оттуда через десять минут и протянуть какую-то бумажку Александре.

В ожидании Кис вышел из машины и, пройдя несколько шагов, встал так, чтобы получше видеть то место в крепостной стене, где маячил полицейский мундир: надо полагать, именно оттуда упал человек. Задрав голову (замок стоял на вершине холма, а дорога, где они были вынуждены остановиться, находилась значительно ниже), он с любопытством изучал конфигурацию развалин и горы, вычисляя вероятную траекторию падения тела. Свежий утренний воздух, еще не успевший нагреться, уже прокалывали лучи раскаляющегося южного солнца и чувствительно обжигали непривычную к солнцу бледную московскую кожу. Кис вернулся к машине.

Вернулась и Александра. На этот раз информация была куда более полной, но куда более удручающей: мадам Ксения Деллье, по свидетельствам очевидцев, покинула замок незадолго до происшествия, убыв с неким господином в его машине. У Александры было даже его имя, написанное наспех на клочке бумаги: «мэтр Дидье Леблан, Международная адвокатская контора, Экс-ан-Прованс. Вот именно с этим господином, а вовсе не с директором по кастингу…

– Ты что-нибудь понимаешь, Реми? – спросил Кис в надежде, что друг знает, какой план был у Ксюши, в котором упоминалось имя данного месье…

Если Реми что и понимал, то только одно: Ксюша в очередной раз отправилась за новыми впечатлениями с незнакомым мужчиной!!!

Благородная тревога супергероя из суперфильма сменилась в лице Реми гневом. Вчерашние недоразумения возвращались с фатальным упрямством и никак не хотели их отпустить, вываливая предмет распрей на общий стол, на обозрение, обсуждение и ссоры. Демократическое право свободного перемещения без мужниной визы не желало вписываться в рамки конституции семейной жизни, а конституционный надзор в лице мужчин был решительно глух к диссидентствующему писку демократов в лице женщин и журналисток.

– Все! – сверкнул глазами Реми. – C меня хватит! Я возвращаюсь в Париж! Вы со мной?

– Подожди, Реми, не горячись, – примирительно произнесла Александра. – Подожди. Дай подумать… Что-то тут не то.


…C одной стороны, радоваться надо, что Ксюша не оказалась под прицельным огнем полицейских допросов. C другой стороны, уехала она в неизвестном направлении и с неизвестным человеком. А как же она собиралась вернуться в Париж? Ведь директор по кастингу обещал отвезти ее домой… Незнакомый господин Леблан, международный адвокат, вряд ли взял бы на себя подобные услуги. Только если он сам намеревался ехать в Париж и соблазнил Ксюшу примерно таким текстом: «Я тоже должен ехать в Париж завтра, а пока, если хотите, я мог бы показать вам…»

Далее возможны варианты: город, залив, замки, интересные материалы – короче, что-нибудь такое, от чего Ксюшино сердце начинает биться учащенно. Александре самой было знакомо это сердцебиение, еще как знакомо! Но Ксюша была романтичнее – или, скажем так, она никогда не стыдилась своего восторженного романтизма, тогда как Александра с юных лет его стеснялась и старалась скрыть, припрятать под налетом циничной мудрости…

Иными словами, Ксюша, как всегда, помчалась навстречу приключениям. Проблема же в том, что Ксюша не авантюристка, которая всегда хорошо отдает себе отчет в том, на что идет, – она наивная девочка, которая верит, что если ей предлагают в час ночи показать залив-замок-город, то так оно и есть.

– Реми, – тронула она его за плечо, – я понимаю твои чувства…

«Ого, – насторожился Реми, – надо же, Александра, рьяная защитница своей сестренки при любом раскладе, понимает вдруг его, Реми! Нехорошее начало, нехорошее! Что дальше последует?»

– Но я беспокоюсь…

Естественно, кто бы думал иначе! До эмоций Реми ей дела нет, она за Ксюшу беспокоится! А о чем он беспокоится – так ей начхать! Вот они, сестрички, обе эгоистки, яблоко от яблони…

– Давай рассудим логически, – ласково уговаривала его Александра, отчего Реми злился еще пуще. – Если Ксюша уехала с кем-то, то это может означать только одно: ей предложили показать что-то очень интересное…

– Ночью?! – Реми не сумел сдержать ярости.

– Ты же знаешь, какие-нибудь очередные развалины в лунном свете – Ксюша могла на это купиться… К тому же сейчас лето, светает рано…

Александра не стала говорить о том, что, по некоторым свидетельствам, господин Леблан не отходил от Ксюши весь вечер, начиная с того момента, как она отыграла роль Евы.

– И как же она рассчитывала вернуться в Париж в таком случае?!

– Ну… Возможно, этот Леблан сам собирался ехать утром в Париж и обещал Ксюше отвезти ее… Или она могла решить, что с утра сядет на поезд… На ТЖВ[7]7
  TGV – поезд-экспресс, идущий со скоростью в среднем 300 км/ч (и способный развить скорость до 500 км/час).


[Закрыть]
, к примеру. И будет в Париже в пределах обещанного времени…

– Тогда нам лучше ехать в Париж, что я и предлагаю, – упрямо, но уже поспокойнее заявил Реми.

– Ты прав, конечно, дорогой… – нежно проговорила Александра и вдруг замолчала. Не просто замолчала, а с многоточием, в котором повисло что-то нехорошее, невыносимо тревожное.

– Что?! – не вынес паузы Реми.

– Послушай меня – послушай внимательно, ладно? Ты напрасно ревнуешь ее, Реми. Ксюша любит тебя. И она тебе верна – это аксиома, понимаешь? Лучше бы ты совсем выбросил эти глупости из головы… Я о другом: Ксюшу, несомненно, заманили чем-то очень увлекательным. Но что было на самом деле в голове у этого Леблана? Я волнуюсь, Реми. Я боюсь за нее. Давай попробуем ее найти.

– Как ты себе это представляешь? Мы даже не знаем, куда и за каким чертом ее понесло ночью из замка!

– Телефон.

Кис произнес это веско и строго, как приговор. Реми с Александрой уставились на него в ожидании продолжения.

– Если бы с Ксюшей было все в порядке, она бы уже позвонила тебе, Реми. Потому что в любом цивильном месте полно автоматов.

Он был прав. Он был отвратительно прав, Кис… Реми посмотрел на часы: почти десять утра. Карточки у Ксюши нет, но ее можно купить в любой табачной лавке. Лавки же открываются в шесть-семь утра[8]8
  Как правило, это не просто лавки, а кафе, в которые завсегдатаи ходят завтракать.


[Закрыть]
. Но Ксюша до сих пор не звонила.

– У тебя мобильный включен?

– Включен, – раздраженно ответил Реми и на всякий случай посмотрел на аппарат. – Мой бог, она звонила! У меня запись на автоответчике! Не понимаю, как же так, как я мог не услышать, я ведь его не выключал…

Он суетливо нажал на кнопку и, махнув рукой остальным, чтобы замолчали, стал напряженно вслушиваться в трубку. Прослушав, снова нажал на кнопку и снова прижал ухо к трубке.

– Я ничего не понял… Алекс, послушай! Может, ты лучше разберешь…

– Это Ксюша? – с тревогой спросила Александра, принимая телефон.

– Да. Но я не могу разобрать почти ни слова.

Ксюша говорила по-французски, что естественно, поскольку звонила Реми. Связь была плохой, ее голос постоянно пропадал. «Mon amour, tu n’imagines pas… miracle… amoureuse de ce ch?teau… contes de… beaut?… portable… plus tard»[9]9
  Любимый, ты даже не представляешь… чудо… влюблена в этот замок… волшебная сказка… красота… мобильный… попозже».


[Закрыть]
.

– Как я понимаю, она делится восторгами по поводу замка маркиза… – сделала вывод Александра. – Что-то насчет мобильного… Может, она хотела сказать, что он не работает? Или что батарейки садятся? И потом, слово «попозже» – что позвонит попозже?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное