Татьяна Луганцева.

Корона вампирской империи

(страница 3 из 22)

скачать книгу бесплатно

Челюсть у Яны отвисла.

– Как это? С этого момента поподробнее…

– Я – инвалид первой группы по заболеванию легочной системы. Я – астматик, приступы болезни уже еле снимаются гормональными таблетками, а обострения – уколами. Началась астма у меня еще в детском доме и усугубилась на нервной почве в пору моей «счастливой» семейной жизни. А сейчас я совсем загибаюсь, без лекарств ни дня не могу прожить, есть не могу половины продуктов, на все возникают приступы аллергии. Что характерно, организм принимает морепродукты, осетрину, красную и черную икру, то есть все то, что мне не по карману, – грустно улыбнулась Ника. – Работать я не могу, инвалидность не позволяет, все время задыхаюсь, да и кто меня возьмет? Я больше буду находиться на больничном… Сама иногда беру надомную работу или хожу убирать небольшие квартиры… О том, чтобы кто-то взял меня замуж, не может быть и речи. Кому нужна больная жена? Я живу на свою пенсию по инвалидности, добрая половина которой уходит на лекарства, правда, некоторые мне дают бесплатно. Иногда мне помогает продуктами общество инвалидов «Вера и надежда», а я потом раздаю их соседям, потому что сама есть эти продукты не могу. Вот все… что я могла вам рассказать.

– Корона… – снова напомнила Яна, уже точно зная, что пришла по адресу.

– Ах да! Тетя Лида, которая лежит в комнате, является моей соседкой, очень милая женщина. Она недавно пережила инсульт, и ей нужны дорогостоящие лекарства. Врачи так и сказали, если хотите выжить, вам потребуется такая-то сумма денег. А откуда она возьмет такие большие деньги? Сын у нее пьющий, обычный рабочий, других родственников нет. Вот я и отнесла в ломбард свою корону, жалко, конечно, но разве она не стоит жизни хорошего человека?

Яна с минуту переваривала полученную информацию.

– Интересный ты человек, Ника. Сама загибаешься – наплевать на это, единственное, что было ценного, корону, отдала во спасение соседки. Почему ты себе на эти деньги не купила какую-нибудь путевку в санаторий? Полечилась бы…

– Зачем? Мне ничто не поможет…

– Понятно, мне достался тяжелый случай – депрессия.

Ника заулыбалась.

– Вы узнали все, что хотели?

– Пожалуй, все… правда, я еще хотела бы поговорить с твоим лечащим врачом.

– Зачем? – искренне удивилась темноволосая девушка.

– Надо.

– Это Татьяна Игоревна – участковый терапевт нашей районной поликлиники.

– Она сейчас работает?

– Сегодня четное число? Да, она вечером принимает.

– Адрес поликлиники, – Яна была лаконична.

– Яна Карловна…

– Яна, я еще не так стара, – напомнила Яна.

– Да вы молоды и красивы, – смутилась Ника.

– Многие так считают, – поправила Яна челку.

– Яна, зачем тебе это все надо? Тебе больше заняться нечем? – внезапно перешла на «ты» Ника, выключая чайник.

– Ты знаешь, мне и ответить тебе нечего! Считай это капризом богатой чудачки, но я еще ни разу не отступала от своего правила, раз пообещала, значит, сделаю.

– Но мне ничего не надо.

– Это нужно мне! Ты же сама сказала, что мне заняться нечем.

Все решено, едем в поликлинику!

– Я не могу оставить тетю Лиду, да и белье у меня… Татьяна Игоревна не любит, когда ее тревожат лишний раз, а льготные рецепты она мне уже выписала в этом месяце, – растерялась Ника от такого натиска Яны.

– Хорошо, я съезжу одна, так сказать, побеспокою твою Татьяну Игоревну. «Жди меня, и я вернусь»!

Яна встала и двумя семимильными шагами пересекла прихожую.

– Ты забыла корону, я не могу принять… – засеменила за ней Ника.

Яна обронила только одну фразу:

– Не нервируй меня, – и скрылась за дверью.


Яна, впервые очутившаяся в обычной районной поликлинике, пришла в шок. Все коридоры были набиты старушками с медицинскими карточками, по толщине больше напоминавшими тома энциклопедических справочников, и старичками с палочками. У окна регистратуры шла какая-то бойня, две старушки страшно ругались и дрались своими карточками, пытаясь хватить друг друга по голове. Остальные пенсионеры безучастно стояли в очереди.

– Что дают? – присоединилась к очереди Яна.

– Талоны к невропатологу, – ответила ей одна бабулька, обмахиваясь страховым полисом.

– А мне нужно к участковому терапевту, – сказала Яна.

– Там живая очередь, – охотно объяснили ей, – только к специалистам запись.

Яна пошла к кабинету, переваривая полученную информацию о том, что участковый терапевт специалистом не являлся, а это уже настораживало.

Через некоторое время Яна поняла, что в поликлинику бабульки идут, как на праздник, не столько ради врачей, сколько ради возможности пообщаться друг с другом, поговорить о своих проблемах. В определенном возрасте проблемы у всех людей одинаковые – неблагодарные дети, неправильно воспитанные внуки, старческие болезни… Видимо, своим домашним они уже надоели с разговорами, а сверстники и выслушают, и дадут совет, и поделятся своим горем. Доброе слово иногда лучше лечит, чем медикаменты. Яна на своих высоченных каблуках поднялась на третий этаж к кабинету участкового терапевта Татьяны Игоревны Лазаренко. Перед кабинетом восседала все та же публика. Яна заняла «живую» очередь к доктору и погрузилась в томительное ожидание. Несмотря на то что народу было много, очередь продвигалась быстро, так как из кабинета врача люди вылетали, словно пробки из шампанского.

– Не в настроении, – шептались бабушки, – выписывает рецепты, и все. Даже давление не измеряет.

– А вы с чем к Татьяне Игоревне? – спросила Яну одна пациентка в белом платке.

– Я? – встрепенулась Яна, – я это… с астмой.

– Да, это тяжелая болезнь, – кивнула головой собеседница, – а я вот мучаюсь отложением солей и давлением. Совсем житья нет, особенно по утрам и в душную погоду. А когда дождь идет, суставы…

Яна полчаса слушала лекцию о тяжелой жизни при больных суставах и с тоской поглядывала на табличку, где было написано, что медработники, инвалиды и участники войны могут войти вне очереди. Совесть не позволяла ей воспользоваться правом медработника и войти вперед бабулек. Правда, несколько дедков, гремя медалями, протискивались вне очереди. Они вызывали на себя сразу же волну негодования.

– Я тоже всю войну работала! Ну, нет медалей, так что, я не заслужила к врачу без очереди войти? Да я пятерых родила! – возмутилась одна пожилая дама в берете.

Когда же наконец Яна вошла в кабинет врача, она была неприятно поражена. Татьяна Игоревна почему-то напоминала бульдога. Большая, грузная, в не первой свежести криво застегнутом халате, она сидела за столом и что-то писала. Ни о какой дружелюбной улыбке не могло быть и речи.

– Здравствуйте, – сказала Яна.

Шариковая ручка в полном кулаке врача продолжала шуршать в тишине.

– Ну? – выдала терапевт, не поднимая густо накрашенных век.

– Я по поводу Вероники Игоревны Журавлевой.

– Ну? – повторила доктор, беря из рук Яны страховой полис и заполняя статистический талон о том, что она провела прием и вполне заслуживает заработной платы.

– Я бы хотела знать, что с ней?

– С кем?

– С Вероникой Игоревной Журавлевой.

– Кто это?

– Ваша пациентка.

– А вы кто? – все-таки подняла веки Татьяна Игоревна, и Яна пожалела, что не обвела себя меловым магическим кругом от нечисти, как герой повести Гоголя «Вий».

– Яна Цветкова…

– Так какого черта вы мне пудрите мозги? – Взгляд участкового терапевта был злым, тяжелым, уставшим и ненавидящим все человечество сразу.

– Я не пудрю мозги, я интересуюсь ее состоянием, – осторожно сказала Яна, подумав: за что государство повышает им зарплату? Явно не за хорошую медицинскую помощь.

– А кто она вам? – рявкнула терапевт.

– А какая разница?

– А я сейчас охрану позову! – стукнула ручкой по столу доктор.

– Нам охрана расскажет о заболевании Вероники? – удивилась Яна.

– Хватит испытывать мое терпение, я веду прием! Вы видели, сколько народа в коридоре?! А я на приеме одна, без медсестры, и каждой бабке по десять рецептов надо выписать! Не морочьте мне голову!

– Послушайте, Татьяна Игоревна, я сама медик, поговорите со мной, как коллега с коллегой.

– Медик? – презрительным взглядом терапевт окинула высокую фигуру Яны.

– Я – директор стоматологического центра, – пояснила Яна.

– Понятно! Стоматолог! Да еще и директор! У вас куры денег не клюют, так вы думаете, что все так живут?! Знаете, сколько я получаю? Медик!! Зажрались там у себя в платных!

Яна поняла свою главную оплошность в разговоре с этим врачом. Она достала из кармана тысячу рублей и положила перед ней.

– Возьмите, пожалуйста, за беспокойство.

Денежная купюра мгновенно исчезла в кармане халата Татьяны Игоревны, она даже просветлела с лица.

– Так о ком вы спрашиваете? О Нике? Конечно, знаю ее… такая молодая… инвалид… да я ее сама на комиссию посылала. Я заботилась о том, чтобы ей назначили пенсию по инвалидности и давали лекарства бесплатно. Она и за рецептами ко мне раз в месяц заходит.

– А чем вы ее лечите? – спросила Яна.

– Лечим? – переспросила Татьяна Игоревна, и по ее лицу Яна поняла, что зря она это спросила.

– Ну… выписываю ей таблетки…

– А острые приступы удушья чем купируете? – продолжала допытываться Яна.

– А я не «Скорая помощь», острые приступы они купируют.

– Она где-нибудь обследовалась?

– Нет… а зачем? Диагноз поставлен верно, инвалидность государством дана, я рецепты выписываю.

– Я это уже поняла, – задумалась Яна, – в принципе, я узнала все, что хотела.

– Чтобы лечиться у хороших специалистов, профильных по астме, нужны деньги, – сказала в спину Яне Татьяна Игоревна, – а раньше вашего спонсорского участия не наблюдалось. Если будет что-то нужно, заходите еще, можете без очереди, а то совсем одолели эти пенсионеры, нормальному, работающему человеку на прием не попасть.

«Какой ужас, – думала Яна, выходя из кабинета, – какое лечение у нее могла получить Ника? Да она и за деньги ничего сказать не может. Она так говорит о пенсионерах, чувствуется, что испытывает удовлетворение, если у нее на участке кто-нибудь умирает. Но она все равно не найдет душевного равновесия, такие люди всегда чем-нибудь недовольны. Не понимаю, зачем с трудом поступать в медицинский институт, учиться там семь лет, чтобы потом настолько ненавидеть больных и свою работу?»

– Ну что, милая, полечила астму-то? – спросила Яну старушка в платке.

– Да, все нормально… – рассеянно ответила она и приложила палец к губам: – Тише!

Яна достала из своей сумочки красную помаду и написала на белой двери под табличкой «Татьяна Игоревна Лазаренко – терапевт»: «Осторожно – злая собака!»

Яна быстро пошла по коридору под ропот и смешки за спиной.

Глава 4

– Ну, Олег Петрович? Скажете мне хоть что-нибудь хорошее? – спросила Яна у розовощекого, лысого мужчины в бирюзовом медицинском костюме и шапочке такого же цвета.

Олег Петрович был директором крупного медицинского центра и хорошим знакомым Яны, так как пути руководителей клиник иногда пересекались на собраниях и конференциях. Сегодня утром Яна привела к ним в клинику Нику для полного обследования. Девушка боязливо ходила по просторным, светлым коридорам с приветливым медицинским персоналом. Ее обследовали на самом современном оборудовании, напоили чаем и отвели в комнату отдыха.

Олег Петрович потянулся, разминая руки, привычка хирургов.

– Что тебе сказать, Яночка. Результаты некоторых анализов будут готовы только через несколько дней, но по предварительным данным могу сказать следующее. Астма у твоей Вероники запущенная, уже полностью посаженная на сильную медикаментозную зависимость. Аллергический фактор является ведущим. Ею надо заниматься и заниматься, и думаю, что тогда вполне реально можно помочь. Заболевание в тяжелых случаях действительно смертельное, но угрозы жизни Вероники пока не вижу. Кто ей вбил в голову, что она умирает, я не знаю.

– Всегда найдутся «добрые» люди, – согласилась Яна.

– Меня беспокоит другое, – потер переносицу Олег Петрович, – у этой девушки тяжелейшая депрессия. Она полностью смирилась со своим положением, со своей болезнью, она совершенно не хочет бороться за жизнь.

– Может быть, ей не для кого жить? – предположила Яна.

– Хотя бы ради себя самой. Нике нужен хороший психолог и психоневролог, – посоветовал Олег Петрович.

– Это я беру на себя, – звякнула браслетами на руке Яна, поправляя хвост из длинных волос, – вы мне скажите, ей можно менять климат? Может быть, поехать в санаторий?

– Это ей не запрещено, а еще бы ей не помешала встряска, чтобы вывести из угнетенного состояния, – сказал доктор.

– Это я ей обещаю! – встала Яна. – Сколько я вам должна?

– Опомнитесь, Яна, свои люди, сочтемся!

– Спасибо!

– Яна, а что вы делаете сегодня вечером? – спросил розовощекий Олег Петрович, озорно улыбаясь.

– Собираюсь к путешествию по Румынии, – ответила она.

– Зачем вам это надо? – удивился Олег Петрович.

– У меня там назначено свидание с Дракулой, – ответила она.

– Сдаюсь! – поднял он руки вверх. – С таким соперником у меня нет шансов.


Последующие несколько дней Яна полностью посвятила разработке плана спасения Ники, совсем забыв о своей основной работе. Она не бросала слов на ветер. Заграничный паспорт для девушки был оформлен за максимально короткий срок, были закуплены для нее самые современные и дорогие лекарства по рекомендации Олега Петровича. После всех приготовлений Ника была поставлена перед фактом: они летят в Румынию.

– Зачем? – Она задала тот же вопрос, что и Олег Петрович.

– Карпаты, чистый горный воздух, соляные шахты для лечения бронхиальной астмы и, кроме того, развлечения, – спокойно пояснила Яна.

– Я и так благодарна тебе за все, что ты для меня сделала, Яна, но Румыния… это перебор. Поезжай отдыхать без меня, спасибо тебе за все.

– Разговорчики в строю! – рявкнула Яна. – Ты будешь сопровождать меня в этой поездке. Встряска!

– Что?

– Ничего… это я о своем…

– Я никогда не была за границей… – прошептала Ника.

– Вот, надо когда-нибудь начинать! – авторитетно заявила Яна. – Улетаем завтра.

– А тетя Лида? – спросила Ника.

– Тетю Лиду я определяю на несколько дней в частный пансион для пожилых людей с надлежащим питанием, уходом и лечением.

– В дом престарелых? – ужаснулась Ника.

– Ты почувствовала разницу между государственной поликлиникой и частной?

– Небо и земля, – подтвердила Ника.

– Так и с твоим якобы домом престарелых то же самое. Тетя Лида еще не захочет выходить оттуда. Она отдохнет там, как в санатории, и встанет на ноги после инсульта, будь уверена!

– Яна, я ощущаю себя балластом, который висит на тебе мертвым грузом, – сказала Ника, опуская черные глаза вниз.

– Вот видишь! А должна ощущать себя человеком, жен-щи-ной, а за меня не беспокойся. Мы с мужем всегда принимали участие в благотворительных акциях. Помочь тебе мне ничего не стоит, и не бери лишнего в голову. Потом, я лечу туда не ради тебя, вернее, не только ради тебя, у меня там назначена встреча, а ты будешь всего лишь меня сопровождать и заодно выздоравливать.

– Румыния… – прошептала Ника.

– Да, выбор страны не ахти, но мне именно там надо встретиться с одним человеком, – объяснила Яна.


До приземления в Бухаресте оставался еще целый час, Яна извелась на своем месте в салоне бизнес-класса. Она постоянно требовала стюардессу и капризничала, то ей хотелось пить, то выпить, то она просила лично ей объяснить, как пользоваться спасательным жилетом…

– Сейчас нам жилеты не нужны, мы не летим над водой, – терпеливо объясняла стюардесса.

– Я не понимаю, вам трудно успокоить меня и показать жилет? У самих-то, наверное, для себя и парашюты припрятаны?

– Что вы такое говорите? На самолете ни у кого нет парашюта.

– Очень плохо! – запаниковала Яна.

Разговаривала она громко, движения были резкими и размашистыми. Ника, сидевшая рядом, наоборот, вела себя как мышка.

– Яна, ты боишься летать самолетом? – спросила она.

– А как ты догадалась? Я с ума схожу в самолете, несу всякий бред, чтобы погасить как-то страх в себе или хоть приглушить его слегка. Бедная стюардесса, она уже зеленеет, когда проходит мимо меня. Когда же этот полет закончится?! Я не доживу до Бухареста!

– Яна, возьми себя в руки, выпей коньяка и успокоишься. Я слышала, что это помогает, – предложила Ника.

– Чтобы мне помочь, мне надо дать наркоз… а ты выпьешь со мной? – вцепилась Яна холодными пальцами в руку Ники.

– Мне нельзя, алкоголь может спровоцировать приступ, – отказалась Ника.

– Эх, скучная ты собеседница, то есть собутыльница!

Когда самолет все-таки приземлился, Яна была уже изрядно нагружена коньяком и еле передвигалась.

– Простите меня, девочки, в воздухе я не человек, – напоследок сказала она стюардессам, извиняясь, и пошла в сопровождении Ники к трапу. Она думала, что Карл пришлет кого-нибудь встретить их и отвезти на место. Но князь явился собственной персоной с букетом цветов. Они увидели друг друга сразу же, так как оба выделялись из толпы. Между ними снова проскочила не искра, а целая молния, в эпицентр которой и попала Ника.

– Кто этот красивый мужчина, смотрящий на тебя такими глазами? – спросила она у Яны, когда они приближались к Карлу, причем Яна заметно нетвердой походкой.

– Это мой друг, на встречу с которым мы и прилетели.

– Здравствуй, – нежно обнял ее Карл, поддерживая за талию, – перелет был легкий?

– Мой перелет всегда тяжелый, – ответила она ему. – Ника, знакомься, это князь Карл Штольберг, а это Ника, моя подруга.

Карл поцеловал руку оробевшей девушке. Она машинально полезла рукой в карман за ингалятором и вдохнула струю лекарства.

– Она астматик, – выдала ценную информацию Яна и взяла курс на выход из аэропорта. – Здравствуй, страна дремучих лесов, полнолуния в Карпатах, чесночных гирлянд и осиновых колов! Вот я и прибыла, чем ты меня сможешь порадовать? – озвучила она загадочную фразу и была усажена в джип черного цвета. – А пьяные могут ехать в машине? – внезапно забеспокоилась она.

– Ты же не за рулем.

– Я рядом с рул… тьфу, то есть с рулем.

– Мы куда сейчас поедем? – спросила Ника.

– Да, куда? – напряглась Яна.

– В гостиницу моего друга, которая называется «Костел Дракулы».

– Куда? – переспросила Яна.

– Она так называется.

– Друг – шутник?

– Он очень хороший психолог и бизнесмен, – пояснил Карл.

– Психолог? – нахмурилась Яна. – Это такие нудные люди, которые пытаются все разложить по полочкам? Которые всему хотят дать объяснение и присвоить свой ярлык?

– Вацлав не такой, вот увидишь, – заверил ее Карл, сосредоточенно глядя на дорогу.

Яна засмотрелась на его профиль.

– А ты стал еще красивее, – сказала она, еле ворочая языком.

– Ты тоже, – улыбнулся он ей, – хотя я уже и не знаю, хорошо ли это? Мне тут открыли глаза, что если бы у меня не имелось ноги или руки, а еще лучше – была бы обожжена половина лица, ты бы пожалела калеку и обязательно бы согласилась выйти за меня замуж.

– Какая чушь! – фыркнула Яна. – Хотя…

– Не скажи… вот у твоего бывшего мужа шрам на лице… что-то в этих словах романистки есть…

– А зачем я приехала? – нахмурилась Яна. – Я же не хочу становиться этой… княгиней.

– Роди мне наследника, и я свой титул передам ему.

Яна начала икать, тогда Карл протянул ей пакет с соком, который она выпила мгновенно, вытираясь потом рукавом светлой джинсовой куртки.

– Все-таки мне надо реже летать самолетом.

По дороге Яну совсем развезло, и как ее вносили в отель с таким экзотическим названием, она уже помнила плохо.

Глава 5

Яна сидела в салоне самолета, как всегда, в сильном напряжении. За окном проносились мрак высоты и ужаса, сизо-багровые облака, зарево заката и звезды, причем все вместе. В проходе между рядами показалась стюардесса необъятных размеров, что тоже было странно, и, улыбаясь, произнесла металлическим голосом:

– Уважаемые дамы и господа, у меня для вас две новости – хорошая и плохая. Наш самолет терпит крушение – это плохая новость. Хорошая новость заключается в том, что мы падаем в речку, следовательно, нам понадобятся надувные жилеты безопасности, а то они совсем запылились оттого, что никогда никому не были нужны, а мы уже устали всякий раз объяснять, как ими пользоваться! Наконец-таки наш рассказ будут слушать с особым вниманием!

Яна самая первая нацепила на себя жилет, наглухо застегнула его, а Карл, сидящий рядом, достал из-под сиденья складную удочку.

– А это зачем? – спросила она у него.

– Как зачем? Ты не слышала? Мы падаем в речку, может быть, там есть рыба! Я хочу порыбачить! – безмятежно посмотрел он на нее в предвкушении рыбалки.

Яна открыла глаза, и ее взгляд уперся в потолок. То, что этот нелепый сюжет в ее воспаленном сознании был сном, ей понравилось, а то, что потолок был огненно-красного цвета, ее насторожило. Она протерла глаза, нет, потолок оставался такого же цвета. Она лежала на старинной кровати, стены все были также огненно-красного цвета, мебель в этой комнате была сделана из почти черного дуба, такой цветовой контраст производил странное впечатление. Напротив Яны на стене висела картина, где был изображен какой-то мужчина с длинными волосами и длинными клыками, он, по всей видимости, завтракал, с вожделением вонзая клыки в шею молодой женщины, висевшей у него в руках безвольной тряпкой. На нежной шейке женщины красовались аккуратненькие дырочки от укуса, а по бледным губам мужчины стекали тоненькие струйки крови.

«Жизнеутверждающий сюжет, милое местечко, – подумала Яна, – все-таки я допилась в самолете… до белой, вернее, красной горячки».

Она перевела взгляд на свою сумку на колесиках, признала в ней свою кладь и решила переодеться. Яна облачилась в короткую зеленую юбку и футболку с героями из диснеевских мультфильмов и вышла из комнаты. Коридор был очень длинный, широкий, с высоким потолком. По полу пролегала красная ковровая дорожка, на стенах были развешаны картины с не менее устрашающими сюжетами, чем в комнате Яны. Она прошла длинный коридор, никого не встретив, спустилась по широкой деревянной лестнице на первый этаж. В огороженной низкими парапетами зоне с горшками живых цветов тоже устрашающего красного цвета стояло несколько круглых столиков под красными скатертями. Там сидели люди и завтракали. Яна зевнула и подошла к столику, за которым расположились Карл, Ника и молодой человек весьма приятной наружности – слегка смуглая кожа, выразительные, светлые глаза, неправильные черты лица, улыбчивый рот и густые, подстриженные в полудлинную стрижку волосы. Яна обратила внимание, что в этом зале темновато, высокие арочные окна были задрапированы тяжелыми бордовыми занавесями из бархата с черными кистями по краю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное